Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Кейтель Вильгельм Бодевин Иоганн Густав

Кейтель Вильгельм Бодевин Иоганн Густав

Германский военный деятель Кейтель (Keitel) Вильгельм Бодевин Иоганн Густав (22.09.1882, Хельмшероде, Брауншвейг, — 16.10.1946, Нюрнберг), генерал-фельдмаршал (1940). Сын фермера.

Военную службу начал в 1901 году как соискатель офицерского звания (фанен-юнкер) в 46-м артиллерийском полку кайзеровской армии. В 1902 году произведен в офицеры (младший лейтенант). В 1906 году окончил школу артиллерийских инструкторов и получил чин лейтенанта. С 1908 года занимал должность полкового адъютанта, обер-лейтенант (1910). В 1914 году поступил на курсы офицеров Генерального штаба резерва, но из-за начавшейся Первой мировой войны их выпуск был произведен досрочно. Участник Первой мировой войны на Западном фронте. Осенью 1914 года был ранен, капитан (октябрь 1914 года). По излечении вернулся в свой 46-й артиллерийский полк и получил в командование артиллерийскую батарею (ноябрь 1914 года). В марте 1915 года назначен на должность офицера Генерального штаба при штабе 15-го армейского резервного корпуса, затем (с 1917) — при штабе 199-й пехотной дивизии. С декабря 1917 года начальник оперативного отдела штаба корпуса морской пехоты во Фландрии. Войну закончил в чине капитана. Награжден Железным крестом 2-й и 1-й степени.

После поражения Германии в Первой мировой войне и демобилизации кайзеровской армии оставлен служить в рейхсвере — армии Веймарской республики (1919). В 1919 году служил в штабе Добровольческого корпуса на германо-польской границе, затем был инструктором в кавалерийском училище в Ганновере (1920—1923) и офицером штаба 6-го артиллерийского полка (1923—1925), майор (1923). В 1925 году переведен в Организационное управление Военного министерства (под этим и несколькими другими управлениями тогда скрывался засекреченный Генеральный штаб, иметь который Германии было запрещено Версальским мирным договором 1919 года). За 2 года работы в Военном министерстве Кейтель сблизился с В. фон Бломбергом, В. фон Фричем, В. фон Браухичем и другими будущими руководителями вермахта, что впоследствии сыграло немаловажную роль в его продвижении по службе. Зарекомендовал себя надежным и основательным штабным работником. В 1927—1929 годах командовал дивизионом в 6-м артиллерийском полку (обязательная 2-годичная стажировка для офицеров Генерального штаба). В 1929 году вернулся в Военное министерство и был назначен начальником Организационного управления, подполковник (1929). В 1931 году в составе военной делегации рейхсвера посетил Советский Союз. Вместе с ним в составе этой делегации находился и Браухич. В том же году произведен в полковники. Среди работников Военного министерства Кейтель выделялся большой работоспособностью, граничившей с фанатизмом, что довело его до полного изнеможения и инфаркта, осложненного пневмонией (1932).

Приход нацистов к власти (январь 1933 года) встретил на одном из горных курортов в Судетах, где проходил курс реабилитации после госпиталя. Будучи аполитичным служакой, Кейтель отнесся к этому событию с полным безразличием. Дело в том, что правительства в Веймарской республике менялись довольно часто, но в государстве оставалось все по-прежнему, и уж во всяком случае на положении дел в армии это ни коим образом не влияло, все шло своим чередом. Так что беспокоиться в отношении очередной смены кабинета министров было нечего.

Вернувшись к исполнению своих служебных обязанностей, Кейтель в июле 1933 года познакомился с новым рейхсканцлером А. Гитлером и сразу же сделался его горячим сторонником. Программа Гитлера, направленная на восстановление военной мощи Германии, Кейтеля полностью устраивала. Вскоре Кейтель был выдвинут на должность заместителя (по пехоте) командира 3-й пехотной дивизии, дислоцированной в Берлине и его окрестностях (1933). Этой дивизией тогда командовал генерал В. фон Фрич, старый знакомый Кейтеля. В начале 1934 года его сменил генерал Э. фон Вицлебен. В июле 1934 года Кейтель назначен командиром вновь сформированной 12-й пехотной дивизии (Шверин) и произведен в генерал-майоры. Но в это время у него умирает отец, и Кейтель, унаследовав родовую ферму, принимает решение выйти в отставку и заняться сельским хозяйством. Когда рапорт Кейтеля об отставке лег на стол главнокомандующего армией Фрича, тот вызвал его к себе и уговорил остаться на военной службе, пообещав ему блестящую карьеру и предложив на выбор любую из вновь формируемых дивизий. Перед такой перспективой Кейтель не устоял и дал согласие на назначение командиром 22-й пехотной дивизии (Бремен). Эта дивизия входила в состав 6-го военного округа, которым тогда командовал генерал Г. фон Клюге.

1 октября 1935 года по рекомендации Фрича военный министр Бломберг назначил Кейтеля начальником Военного управления Военного министерства (основная структурная часть министерства). На этом посту Кейтель заменил генерала В. фон Рейхенау, который по существу являлся заместителем военного министра и четвертым по значению лицом в германском военном руководстве. В столь стремительном продвижении Кейтеля по службе, начавшемся с приходом к власти нацистов, решающую роль сыграло покровительство военного министра В. фон Бломберга, с которым он был знаком еще со времен Первой мировой войны, и главнокомандующего армией В. фон Фрича. В 1936 году Кейтель получил чин генерал-лейтенанта, а в 1937 году был произведен в генералы артиллерии.

Заняв ключевую должность в Военном министерстве, Кейтель предпринял активные усилия по реорганизации управления вооруженными силами, преследуя цель объединить руководство всеми родами войск и видами вооруженных сил в единой структуре. Однако против этого резко выступили главнокомандующий сухопутными войсками Фрич, главнокомандующий ВМФ Редер и особенно главнокомандующий ВВС Г. Геринг, усмотревшие в затее Кейтеля ущемление своих прерогатив. Преодолеть их сопротивление Кейтелю не удалось, тем более что соответствующей поддержки от военного министра он не получил. Отношения Кейтеля с Бломбергом, несмотря на их давнее знакомство, оставались чисто служебными, даже после того, как они породнились (сын Кейтеля женился на дочери Бломберга). Беспрекословно повинуясь своему начальнику, Кейтель заслужил репутацию марионетки военного министра. Но, видимо, не все так просто было в их взаимоотношениях. После того как Бломберг в январе 1938 года попал в неприятную историю из-за женитьбы на бывшей проститутке, Кейтель и пальцем не пошевелил, чтобы хоть как-то защитить своего начальника и родственника. Более того, то ли по недомыслию, то ли преднамеренно (это до сих пор остается загадкой), он способствовал падению своего шефа. Когда в его распоряжении оказались компрометирующие материалы на жену Бломберга, поступившие из полиции, то он не нашел ничего лучшего, как передать их злейшему врагу фельдмаршала Г. Герингу, хотя вручивший ему досье на фрау Бломберг шеф берлинской полиции (он хотел передать его лично Бломбергу, но того на месте не оказалось, и он обратился с этим деликатным вопросом к заместителю министра Кейтелю, надеясь, что тот передаст досье по назначению), заметив колебания Кейтеля, весьма прозрачно намекнул ему на возможность уничтожения компромата. Получив досье, Геринг воспользовался им, чтобы свалить военного министра, на чье место он уже давно претендовал. Когда Гитлер прощался с уволенным в отставку фельдмаршалом Бломбергом, то спросил его — кто мог бы после него возглавить вооруженные силы. Тот затруднился с ответом. Тогда фюрер поинтересовался — кто был у него заместителем. «Кейтель, — последовал ответ, — но о том, чтобы его использовать, не может быть и речи, поскольку он всего лишь тот, кто управляет моей канцелярией». «Вот такой человек мне и нужен!» — радостно воскликнул Гитлер и в тот же день (27 января 1938 года) подписал приказ о назначении Кейтеля на вновь учреждаемый пост начальника штаба верховного главнокомандования вооруженными силами — Oberkommando der Wermacht (ОКВ). 4 февраля 1938 года была произведена реорганизация руководства вооруженными силами (вермахтом). Пост верховного главнокомандующего занял сам Гитлер. При нем создавался рабочий орган — ОКВ, возглавляемый Кейтелем. Однако ОКВ, как показало дальнейшее развитие событий, так никогда и не стал верховным руководящим органом вооруженных сил, а превратился в типичную военную канцелярию Гитлера. Кейтель довольно быстро смирился с этим и никогда не претендовал на большее, хотя иногда поначалу и пытался показать характер. Так, когда через неделю после отставки Бломберга настал черед главнокомандующего сухопутными войсками Фрича и Гитлер хотел назначить на его место генерала Рейхенау, то Кейтель решительно выступил против этого. Возглавив вместе с генералом Г. фон Рундштедтом генеральскую оппозицию, он добился назначения на этот пост своего ставленника генерала В. фон Браухича. Затем он расставил своих выдвиженцев и на ряд других важных должностей. Так, в частности, его брат полковник Б. Кейтель занял пост начальника управления кадров сухопутных войск (ОКХ) и вскоре стал генералом; майор Р. Шмундт стал личным военным адъютантом Гитлера и т. д. Сам Кейтель в 1938 году получил чин генерал-полковника.

Кейтель попытался создать подлинное верховное командование, которому бы подчинялись все виды вооруженных сил, но вновь натолкнулся на упорное сопротивление Геринга и Редера, которые заявили, что будут принимать и исполнять только те приказы, которые исходят лично от фюрера. А Геринг так открытым текстом и заявил Кейтелю, что ему все равно, кто подписывает приказ от имени фюрера — генерал-полковник или ефрейтор, для него имеет значение только личная подпись Гитлера, а на все остальное он «плевал».

С началом Второй мировой войны вся оперативная работа сосредоточилась в Генеральном штабе сухопутных войск (ОКХ). Единственной операцией, которая была спланирована и проведена ОКВ, стала операция по захвату Дании и Норвегии весной 1940 года. Под влиянием Браухича и начальника Генерального штаба сухопутных войск генерала Ф. Гальдера Кейтель выступил против начала Французской кампании зимой 1939/40 годов, что привело Гитлера в неописуемый гнев. Потеряв над собой контроль, фюрер обвинил Кейтеля в том, что он якобы вступил в генеральский заговор, направленный против него, верховного главнокомандующего. Не ожидавший такой бурной реакции со стороны Гитлера, Кейтель тут же подал в отставку, но получил отказ. «Не надо принимать все так близко к сердцу», — примирительно заявил отошедший от приступа ярости Гитлер. После этого случая Кейтель дал себе зарок — никогда больше не оспаривать решений своего фюрера. Но начало Французской кампании под давлением генералитета все же было перенесено на весну 1940 года. После ее победоносного завершения Кейтель по поручению Гитлера провел переговоры о капитуляции Франции. Акт капитуляции был подписан на том же самом месте и в том же самом вагоне, в котором в ноябре 1918 года французский маршал Фош от имени победителей продиктовал свои условия поверженной Германии. Теперь возглавляемая Адольфом Гитлером Германия взяла реванш за то унижение, которому подверглась 21 год назад. И даже более того. Как известно, в 1918 году Германия не была оккупирована войсками Антанты и знамена победителей не были водружены над поставленным на колени Берлином. Теперь же, летом 1940 года, положение было совершенно иным — большая часть Франции была оккупирована немецкими войсками, над поверженным Парижем победно развевалось знамя со свастикой, а остатки наголову разгромленных британских дивизий едва унесли ноги в метрополию. Триумф германского оружия был полный. А унизительная для французов процедура капитуляции была мастерски проведена посланцем Гитлера Вильгельмом Кейтелем. Позор Германии 21-летней давности был отмщен. Гитлер и его генералы были в восторге. Германия ликовала. Кейтель был награжден Рыцарским крестом. 19 июля 1940 года в числе 12 других высших военачальников Третьего рейха Кейтель получил из рук Гитлера фельдмаршальский жезл.

Летом 1940 года вместе с рядом других высших военачальников Кейтель выступил против войны с Советским Союзом. И снова пришедший в страшную ярость Гитлер устроил ему бурный разнос. Глубоко оскорбленный фельдмаршал предложил фюреру подыскать себе другого начальника штаба ОКВ, на чье мнение он мог бы целиком и полностью положиться. Гитлер окончательно вышел из себя, в бешенстве прокричав, что ни о какой отставке не может быть и речи. «Кейтель не уйдет со своего поста, — кричал верховный главнокомандующий, — до тех пор, пока фюрер в нем нуждается!»

С началом войны против СССР руководство боевыми операциями на Восточном фронте, как было до этого и в Польше, и во Франции, и на Балканах, возглавил Генеральный штаб сухопутных войск, а за ОКВ осталось лишь руководство второстепенными театрами военных действий. К таковым в 1941 году относился лишь Североафриканский ТВД, где Э. Роммель не особенно считался с мнением ОКВ. Но сказать, что Кейтель не имел отношения к ходу вооруженной борьбы на Восточном фронте, нельзя. Под его руководством был разработан и издан ряд директив и приказов, в соответствии с которыми немецко-фашистские войска в ходе Второй мировой войны в массовом порядке совершали военные преступления и преступления против человечности везде, куда только ступал сапог немецкого солдата. В частности, он санкционировал массовый террор, безнаказанное уничтожение военнопленных и гражданского населения на оккупированных территориях Советского Союза. В мае 1941 года Кейтель подписал печально знаменитый приказ «О комиссарах», согласно которому немецким солдатам вменялось в обязанность расстреливать на месте без всякого суда и следствия захваченных в плен политработников Красной Армии. В июле 1941 года подписал приказ, наделявший рейхсфюрера СС Г. Гиммлера неограниченными полномочиями в проведении «расовой программы» на Востоке. Что такое «расовая программа», весь мир узнал осенью 1939 года, когда за подписями Гитлера и Кейтеля вышла директива, в которой армии и войскам СС в Польше предписывалось уничтожить всех евреев, интеллектуалов, священников и аристократов.

В сентябре 1942 года Кейтель снова попал в опалу к Гитлеру за что, что посмел заступиться за фельдмаршала Листа. Эта опала продолжалась несколько месяцев, когда фюрер даже не подавал руки своему главному военному советнику.

В декабре 1942 года Кейтель подписал приказ, в котором войскам разрешалось использовать любые средства и методы действий в борьбе против партизан, если только это будет способствовать успехам германской армии. При этом особо подчеркивалось, что даже для женщин и детей не должно допускаться никаких исключений. «Любое проявление жалости является преступлением против народа Германии», — гласил приказ. Кейтель поставил свою подпись и под пресловутым приказом Гитлера «Мрак и туман», в соответствии с которым немецко-фашистским войскам предписывалось проводить политику устрашения на оккупированных территориях. Пытаясь затем оправдать на Международном военном трибунале в Нюрнберге свое соучастие в этом военном преступлении, Кейтель смог лишь заявить: «Такова была воля фюрера». Он также одобрил решение нацистского руководства, призвавшего население Германии расправляться на месте с захваченными в плен летчиками союзников, добавив при этом: «Я против судебной процедуры, она не срабатывает». Кейтель не возражал Гитлеру и тогда, когда гестапо бросало за решетку или же расстреливало без суда и следствия немецких генералов только за то, что они не сумели выполнить заведомо невыполнимые приказы. Подпись Кейтеля стоит также на приказе, в котором предписывалось немедленно уничтожать «коммандос» союзников, захваченных в немецком тылу. Безоговорочно поддержал приказ Гитлера — «Стоять до последнего». Благодаря этому ему удалось сохранить свою должность, но для немецкой армии это обернулось целым рядом катастроф (под Сталинградом, в Северной Африке, Крыму, на Правобережной Украине, в Белоруссии, Прибалтике, Нормандии, Восточной Пруссии и др.).

В критические моменты, когда Гитлеру приходилось сталкиваться в спорах с командующими группами армий, он, как правило, исчерпав все свои доводы, обращался за поддержкой к начальнику штаба ОКВ, будучи уверен, что тот всегда придет ему на помощь. Располагая такой поддержкой, Гитлер обычно выигрывал любой спор… и проигрывал на полях сражений.

Во время покушения 20 июля 1944 года Кейтель стоял рядом с Гитлером. Едва придя в себя после взрыва, он сразу же бросился к Гитлеру с криком: «Мой фюрер, вы живы!», а затем чуть ли не на себе дотащил его до медчасти. После этого Кейтель заслужил особое расположение своего фюрера. Принял решительные и жесткие меры по подавлению заговора, многие из участников которого были арестованы по его приказанию.

Был членом военного суда («суда чести»), который уволил из армии 11 генералов и 44 офицера, в той или иной мере замешанных в заговоре или просто знавших о нем. Один из инициаторов самоубийства особо ненавистного ему фельдмаршала Э. Роммеля, которому был предложен выбор между добровольным уходом из жизни или военным судом с заранее предрешенным исходом и, кроме того, заключением в концлагерь семьи. Роммель выбрал первое.

Когда войска союзников вступили в Германию, Кейтель издал приказ, подписанный также и Гиммлером, в соответствии с которым города, являвшиеся важными транспортными узлами, должны были удерживаться войсками до последнего человека. Любой командир, не сумевший выполнить этот приказ, подлежал расстрелу.

Во время битвы за Берлин решил остаться в столице вместе с Гитлером и разделить его судьбу, но фюрер приказал ОКВ покинуть город, чтобы организовать подход резервов на помощь берлинскому гарнизону. Выполнить это последнее поручение своего фюрера Кейтелю не удалось.

После самоубийства Гитлера его преемник К. Дениц сместил Кейтеля с должности начальника, штаба ОКВ, назначив на этот пост его заместителя генерал-полковника А. Йодля. Но Кейтель, хотя и без должности, оставался при ставке нового главы государства. Он был там единственным из гитлеровских фельдмаршалов.

8 мая 1945 года по поручению Деница возглавил германскую делегацию, подписавшую в Берлине акт о капитуляции Германии. Вместе с ним этот документ подписали генерал-адмирал Г. фон Фридебург (от ВМФ) и генерал-полковник Г. Штумпф (от ВВС).

12 мая 1945 года Кейтель был арестован в Фленсбурге, где располагались ставка и правительство Деница, американскими властями.

В числе других главных военных преступников предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге. Свою защиту построил на том, что лишь выполнял приказы Гитлера и никогда не принимал самостоятельных решений. Сохранил свою верность Гитлеру и, в отличие от многих других подсудимых, не пытался юлить и уходить от ответственности, перекладывая вину на других, на вопросы суда отвечал четко и честно. Был признан виновным во многочисленных военных, преступлениях, а также в тягчайших преступлениях против мира и человечности и приговорен к высшей мере наказания — смертной казни через повешение. Никаких смягчающих обстоятельств в отношении него суд не нашел. Просьба Кейтеля как человека военного о замене ему виселицы расстрелом была отклонена. Казнен по приговору суда в ночь на 16 октября 1946 года в нюрнбергской тюрьме. Пока шел Нюрнбергский процесс, Кейтель писал в тюрьме свои мемуары, в которых пытался обелить себя. Однако завершить их он не успел.

* * *

Как и все гитлеровские фельдмаршалы, Кейтель был кадровым офицером кайзеровской армии, начавшим военную службу еще задолго до Первой мировой войны. Прошел ее всю с начала и до конца, занимая различные штабные и командные должности. После поражения Германии в Первой мировой войне и ликвидации кайзеровской армии в числе немногих ее офицеров продолжал службу в рейхсвере. Несмотря на то, что продвижение по службе в 100-тысячном рейхсвере было очень медленным, Кейтель все же сумел сделать в армии Веймарской республики довольно успешную военную карьеру. Всего за 10 лет он прошел путь от скромного инструктора верховой езды в кавалерийском училище до начальника ведущего управления Военного министерства.

К моменту прихода Гитлера к власти Кейтель имел чин полковника, а уже через год стал генералом, а еще через 6 лет, не проведя ни одной военной операции и не выиграв ни одного сражения, — генерал-фельдмаршалом. Карьера феноменальная для человека, весь командный опыт которого в боевой обстановке состоял всего лишь из 4-месячного командования артиллерийской батареей, да и то в годы Первой мировой войны. Правда, справедливости ради следует отметить, что сам Кейтель никогда не считал себя достойным занимаемой должности — начальника штаба ОКВ. В этой связи необходимо обратиться к его мемуарам, которые, несмотря на всю их предвзятость, все же представляют определенный интерес. Так вот в них автор делает одно из весьма любопытных замечаний: «Ну почему генералы, столь яростно клеймившие меня как бессловесную и некомпетентную личность, послушную пешку, не сумели отстранить меня от дел? Ведь это было совсем несложно для личностей, умеющих за себя постоять. Причина заключалась в том, что ни один из них не хотел оказаться на моем месте, поскольку все они понимали, что любой, оказавшийся в моем положении, рано или поздно обречен превратиться в такую же пешку, как и я». В этом Кейтель, безусловно, был прав. Несмотря на всеобщую ненависть со стороны окружающих и их горячее желание видеть его смещенным, никто из генералов и фельдмаршалов не хотел бы оказаться на его месте. Только лишь такой посредственный и раболепный человек, каким был Кейтель, мог так долго (более 7 лет) продержаться при Гитлере в этой должности.

Кейтель связал свою судьбу с нацистами только после прихода их к власти и с тех пор служил им уже не за страх, а за совесть. Слыл ярым нацистом, хотя формально в НСДАП не состоял. «В глубине души я был верным оруженосцем Адольфа Гитлера, — признался он на одном из допросов после войны, — и по своим политическим убеждениям я находился на стороне национал-социализма». Кейтель слепо повиновался Гитлеру и был одним из наиболее приближенных к нему лиц, он искренне верил в гениальность и непогрешимость своего фюрера. Только через него к Гитлеру поступали все доклады с мест. За долгие годы службы Кейтель выработал в себе привычку беспрекословно повиноваться любому начальству. Послушание и угодничество у него сочетались с довольно посредственным умом. Отсутствие особых дарований он с лихвой компенсировал завидным трудолюбием, и зачастую это ему удавалось. Работал он до изнеможения и при этом много курил. Расплачиваться за это ему приходилось своим здоровьем — общее расстройство нервной системы и целый букет других болезней неоднократно подводили его с давних пор.

В то же время Кейтель был наделен большим честолюбием, но отнюдь не талантом. Обладая известной долей природной проницательности, он, однако, был лишен глубины ума и необходимых для крупного военачальника выдающихся качеств. Как весьма образно выразился один из западных историков, — доведись Кейтелю служить под началом генерала Ганса фон Секта (в 1920—1926 годах командующий рейхсвером), вряд ли бы ему удалось подняться выше майора.

Высокий, крупный, подтянутый, с резко выраженными чертами лица, Кейтель выглядел весьма импозантно. Внешне он производил впечатление как бы эталонного воина — пруссака, носителя непобедимого и несгибаемого прусского духа. Но это была, так сказать, внешняя картинка. Характер же его далеко не соответствовал внешнему виду. Ему не хватало твердости. По существу, это был человек, отличительной чертой которого являлась поразительная бесхарактерность. В своем пресмыкательстве перед Гитлером он дошел до того, что любое критическое замечание в адрес обожаемого им фюрера, от кого бы оно ни исходило, означало в его глазах отступничество, граничившее с государственной изменой. И не случайно уважаемый в прошлом в армейской среде Кейтель со временем превратился в одиозную, презираемую многими личность. Даже генералы за глаза называли его не иначе как «Лакейтель» или «Кивающий осел». В то же время Кейтель, несмотря на свое, казалось бы, очень высокое положение в военной иерархии Третьего рейха, практически не имел никакого влияния на Гитлера при принятии им стратегических решений, не говоря уже о военно-политических. Когда один из военачальников однажды поинтересовался у него, как складываются отношения между Гитлером и ОКВ, то Кейтель раздраженно буркнул в ответ: «Понятия не имею. Мне он ничего не говорит. Да он плюет на меня!»

Когда-то неплохой штабной работник, прилежный генштабист, способный военный администратор, Кейтель при Гитлере превратился в самого заурядного военного чиновника, послушного исполнителя воли фашистского диктатора и соучастника всех его преступлений. Но подчиненная роль Кейтеля отнюдь не смягчает его вины. Как констатировал Нюрнбергский трибунал: «Приказы свыше, даже для солдата, не могут считаться смягчающим обстоятельством, когда были совершены сознательно и безжалостно преступления столь ужасающие, как эти». Именно исходя из этих критериев, суд наций в Нюрнберге и воздал должное деятельности фельдмаршала Вильгельма Кейтеля в годы Второй мировой войны. Его приговор был суров, но справедлив. Свой жизненный путь этот гитлеровский фельдмаршал завершил позорно — на виселице. Такова была цена, которую ему пришлось заплатить за свое угодничество перед Гитлером. У Кейтеля были трое сыновей офицеров, которые также принимали участие во Второй мировой войне. Младший из них 22-летний лейтенант Г. Кейтель погиб в 1941 году на Восточном фронте.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.171. Запросов К БД/Cache: 0 / 0