Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Манштейн Эрих Фридрих Левински фон

Манштейн Эрих Фридрих Левински фон

Германский военный деятель Манштейн (Manstein) Эрих Фридрих Левински фон (24.11.1887, Берлин, — 10.06.1973, Иршенхаузен, Бавария), генерал-фельдмаршал (1942). Сын генерала Эриха фон Левински, племянник генерал-фельдмаршала П. фон Гинденбурга. Был усыновлен бездетным родственником генералом Г. фон Манштейном (приемная мать приходилась ему родной теткой по матери) и принял его фамилию.

По своему происхождению принадлежал к знатному роду прусских аристократов, военная профессия у которых считалась семейной традицией. Окончил кадетский корпус. Военную службу начал в 1906 году юнкером элитного 3-го гвардейского пехотного полка. В 1907 году произведен в офицеры. В 1914 году с отличием окончил Военную академию и был назначен адъютантом 2-го гвардейского резервного пехотного полка.

Участник Первой мировой войны. С началом ее вместе со своим полком сражался на Западном фронте, а затем на Восточном фронте (в Восточной Пруссии и Польше) под начальством своего дяди Гинденбурга. В ноябре 1914 года тяжело ранен и вернулся в строй только летом 1915 года, офицер штаба армейской группы, затем — 12-й армии на Восточном фронте (1915—1916), офицер Генерального штаба при штабе 2-й армии, затем 1-й армии на Западном фронте (1916), начальник оперативного отдела штаба 4-й кавалерийской дивизии на Восточном фронте (1917).

С мая 1918 года снова на Западном фронте — начальник оперативного отдела штаба 213-й пехотной дивизии. Войну закончил в чине капитана. За боевые заслуги в годы войны награжден несколькими орденами, в том числе Железным крестом 2-й и 1-й степени. В 1919 году служил в штабе пограничной группы «Юг» (Силезия). После демобилизации кайзеровской армии оставлен служить в рейхсвере, занимал различные штабные должности. В 19211924 годах командир пехотной роты, затем снова на штабной работе, а с 1929 года — в Военном министерстве. В 1931 году в составе военной делегации посетил СССР. В 1931—1933 годах командир пехотного батальона (обязательная 2-годичная стажировка для офицеров Генерального штаба), полковник (1933).

В 1934 году назначен начальником штаба 3-й пехотной дивизии и одновременно начальником штаба 3-го военного округа (Берлин). В том же году навлек на себя гнев нацистов, выступив против дискриминации военнослужащих-евреев. Однако благодаря покровительству генерала В. фон Фрича (главнокомандующий сухопутными войсками) никаких мер к Манштейну принято не было, несмотря на требование военного министра генерала В. фон Бломберга и генерала В. фон Рейхенау (представитель нацистской партии в Военном министерстве) наказать его по всей строгости. В 1935 году назначен начальником оперативного управления Генерального штаба, генерал-майор (1936). С 1937 года 1-й генерал-квартирмейстер Генерального штаба (1-й заместитель начальника Генерального штаба).

Во время «генеральской чистки» (февраль 1938 года) снят с должности (из-за своего демарша в 1934 году по «еврейскому вопросу» Манштейн оказался в «черном списке» у Гитлера). Однако уволить его из армии военное руководство вермахта тогда не решилось — Манштейн имел репутацию одного из наиболее талантливых генштабистов германской армии. Поэтому в отношении его решили ограничиться «почетной ссылкой», назначив командиром 18-й пехотной дивизии в Лигнице (Силезия). Но уже в сентябре 1938 года он был назначен начальником штаба 12-й армии (генерал В. фон Лееб). Участвовал в оккупации Судетской области и Чехословакии.

В апреле 1939 года произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба главнокомандующего на Востоке генерала Г. фон Рундштедта. Принимал активное участие в разработке плана войны против Польши. Во время Польской кампании 1939 года занимал должность начальника штаба группы армий «Юг» (Рундштедт).

В начале 1940 года, будучи начальником штаба группы армий «А» (Рундштедт) на Западном фронте, вместо ранее разработанного Генштабом плана войны против Франции (план «Гельб») предложил свой, принципиально отличавшийся от прежнего. План Манштейна предусматривал нанесение главного удара не правым флангом, через Бельгию, как планировалось Генштабом, а в центре, через Арденны. При этом он предлагал создать на направлении главного удара мощную танковую группировку. Вмешательство Манштейна в оперативно-стратегическое планирование главнокомандующего сухопутными войсками и Генерального штаба вызвало бурную реакцию со стороны последних. Его план был с ходу отвергнут, а Браухич и Гальдер добились смещения Манштейна с занимаемой должности. В феврале 1940 года он был назначен командиром вновь формируемого 38-го армейского корпуса (Штеттин). Но тут случилось непредвиденное — идею Манштейна одобрил Гитлер, и она легла в основу нового плана войны. Однако во Французской кампании 1941 года Манштейн принял участие лишь на ее завершающем этапе. Но награды, которыми Гитлер осыпал своих генералов за победу над Францией, не обошли Манштейна стороной — он был награжден Рыцарским крестом и получил чин генерала пехоты (1 июня 1940 года). Так были оценены его заслуги в Польской 1939 года и Французской 1940 года кампаниях.

После разгрома Франции корпус Манштейна был оставлен там в составе оккупационных войск. В феврале 1941 года Манштейн назначен командиром 56-го моторизованного корпуса (8-я тд, 3-я мд, 3-я мд СС и 250-я пд).

С началом войны против Советского Союза он вошел в состав 4-й танковой группы (генерал Э. Гепнер) группы армий «Север» (генерал-фельдмаршал В. фон Лееб). После вторжения немецко-фашистских войск на территорию Советского Союза Манштейн действовал умело и стремительно. За 5 дней его моторизованный корпус совершил бросок на 250 км и захватил плацдарм на р. Западная Двина в районе Даугавпилса. Затем последовал новый бросок к озеру Ильмень. Но там, в районе Сольцы (14—18 июля 1941 года) корпус Манштейна подвергся контрудару советских войск и потерпел поражение. В последующем Манштейн успешно действовал в районе Демянска, а также в полосе между озером Ильмень и Чудским озером, отражая контрудары советских войск. 13 сентября 1941 года назначен командующим 11-й армией (30-й, 54-й ак, 44-й гск и 1-я мд СС), наступавшей на крымском направлении. Кроме того, в оперативном подчинении Манштейна находилась 3-я румынская армия.

В конце октября 1941 войска, возглавляемые Манштейном, прорвали оборону советских войск на Перекопском перешейке и ворвались в Крым. Находившиеся там советские войска были разгромлены, потеряв только пленными до 100 тыс. человек. Но захватить с ходу Севастополь Манштейну не удалось.

В октябре 1941 года войска левого фланга 11-й армии во взаимодействии с 1-й танковой армией генерала Э. фон Клейста разгромили северо-западнее Бердянска советские 9-ю и 18-ю армии. Здесь немецкие войска взяли в плен в общей сложности 65 тыс. человек, захватили или уничтожили свыше 200 танков и около 700 орудий. В январе 1942 года Манштейн был произведен в генерал-полковники. В мае 1942 года он одержал новую крупную победу, наголову разгромив войска советского Крымского фронта и овладев Керченским полуостровом. Советские войска потеряли там около 170 тыс. человек только пленными, свыше 250 танков и до 1100 орудий. Осада Севастополя войсками Манштейна продолжалась более 8 месяцев. Только 3 июля 1942 года его удалось взять штурмом. В плен было захвачено до 90 тыс. человек.

За свои громкие победы в Крыму и взятие Севастополя Манштейн был произведен в генерал-фельдмаршалы (1 июля 1942 года). После завоевания Крыма 11-я армия была переброшена в состав группы армий «Север» для нанесения решающего удара по Ленинграду.

Поручив Манштейну общее руководство боевыми действиями немецко-фашистских войск под Ленинградом, Гитлер не сомневался, что победитель Севастополя покорит и Ленинград. Но новоиспеченный фельдмаршал не оправдал его надежд. Советские войска упредили противника, перейдя в конце августа 1942 года в контрнаступление на северо-западном направлении. Вместо штурма Ленинграда войскам Манштейна пришлось отражать удары Красной Армии. С большим трудом им все же удалось сдержать мощный натиск русских. В конце этого сражения погиб сын Манштейна, лейтенант 51-го танкового полка. Потрясенный тяжелой утратой Манштейн сразу же после похорон уехал в отпуск, в Германию.

Через несколько дней после его возвращения на фронт приходит известие об окружении 6-й армии в районе Сталинграда. Спасать ее Гитлер поручил Манштейну. С этой целью в срочном порядке создается новая группа армий «Дон», которую возглавил Манштейн (ноябрь 1942 года). Но предпринятая им в декабре 1942 года попытка деблокировать 6-ю армию закончилась неудачей. Затем войска Манштейна были разбиты Красной Армией в боях на Дону. Лишь с большим трудом Манштейну удалось удержать Ростов и не допустить полного разгрома всего южного крыла германского Восточного фронта (группировка численностью около 900 тыс. человек). 13 февраля 1943 года группа армий «Дон» была переименована в группу армий «Юг». В феврале — марте 1943 года Манштейн провел успешное контрнаступление на харьковском направлении, отбросив советские войска за р. Северский Донец и овладев Харьковом, за что был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому кресту (12 марта 1943 года). Однако крупное наступление, предпринятое Манштейном летом 1943 года на курском направлении, закончилось полным провалом. Перехватить стратегическую инициативу у Красной Армии не удалось.

Потерпев поражение в битве на Курской дуге, войска группы армий «Юг» были вынуждены под ударами советских войск начать отступление к Днепру.

3 сентября 1943 года Манштейн, поддержанный генерал-фельдмаршалом Г. фон Клюге, предложил Гитлеру провести коренную реорганизацию высшего военного руководства вермахта — учредить пост главнокомандующего Восточным фронтом, упразднить ОКВ и передать руководство всеми фронтами Генеральному штабу сухопутных войск, а также провести ряд других мероприятий этого же плана, т. е. по существу предполагалось отстранить Гитлера от руководства боевыми операциями германской армии. Но Гитлер наотрез отказался даже обсуждать этот вопрос.

С большим трудом Манштейну удалось осенью 1943 года остановить мощное наступление Красной Армии на Днепре и западнее его. В октябре 1943 года в результате успешно проведенного контрудара в районе Кривого Рога Манштейну удалось нанести серьезное поражение выдвинувшейся далеко вперед одной группировке советских войск.

Но в конце декабря 1943 года Красная Армия перешла в общее наступление на Правобережной Украине. Фронт обороны немецко-фашистских войск затрещал по всем швам. Удары советских войск следовали один за другим, взламывая оборону противника то на одном, то на другом направлении.

В начале января 1944 года Манштейн обратился к Гитлеру с просьбой разрешить ему отвести все южное крыло Восточного фронта на новый оборонительный рубеж, но получил отказ.

Вскоре крупная группировка немецко-фашистских войск (2 армейских корпуса и корпусная группа 8-й армии) — всего 10 дивизий и одна бригада общей численностью 80 тыс. человек, 1600 орудий и минометов, до 230 танков и штурмовых орудий, все еще продолжавшая удерживать свои позиции на Днепре, оказалась в Корсунь-Шевченковском котле, но Гитлер запретил ей прорыв из окружения. Попытка деблокировать ее закончилась неудачей. И тогда Манштейн проигнорировал приказ Гитлера и разрешил остаткам окруженной группировки идти на прорыв. Но было уже поздно. К этому времени корсунь-шевченковская группировка противника была уже почти полностью уничтожена советскими войсками. Вырваться из окружения 17 февраля удалось лишь ее остаткам (до 7 тыс. человек).

19 марта Манштейн потребовал от Гитлера предоставить ему свободу действий при проведении боевых операций, но вновь получил отказ. 23 марта в окружение попала 1-я танковая армия (генерал Г. Хубе), которой Гитлер также запретил отступать. 25 марта Манштейн, пригрозив отставкой, потребовал от фюрера отмены этого приказа и добился своего (6 апреля 1-я танковая армия вышла из окружения).

К концу марта 1944 года южное крыло германского Восточного фронта было расколото войсками Красной Армии на две части. Одна из них (группа армий «А») отброшена за р. Днестр, а вторая (возглавляемая Манштейном группа армий «Юг») — в Западную Украину.

30 марта Гитлер вызвал Манштейна в свою ставку, наградил его мечами к Рыцарскому кресту и отстранил от командования группой армий «Юг». Прощаясь с фельдмаршалом, фюрер сказал ему, что если он, Гитлер, задумает крупное наступление, то обязательно поручить возглавить его Манштейну.

Зачисленный в резерв ОКВ, Манштейн так до конца войны и не получил никакого назначения. Впрочем, время от времени фюрер продолжал оказывать ему знаки внимания (пожаловал крупное поместье и т. п.).

В последние дни войны Манштейн был арестован английскими войсками и в 1949 году предстал перед английским военным судом в Гамбурге, приговорившим его за военные преступления к 18 годам тюремного заключения. Подтвердился незыблемый опыт истории: победители всегда правы, и они диктуют свою волю побежденным. Ведь недаром еще в Древнем Риме существовал такой афоризм: «Vae victis» (Горе побежденным).

Однако приговор, вынесенный Манштейну, вызвал недовольство на Западе, где посчитали его не только с лишком суровым, но и несправедливым. Под давлением консервативных кругов английские власти сначала сократили Манштейну срок до 12 лет, а в 1952 году и вовсе освободили его от наказания (условно, по состоянию здоровья). В 1953 году все обвинения с Манштейна были сняты. В дальнейшем несколько лет он состоял военным советником при правительстве ФРГ, принимал участие в создании бундесвера. Автор мемуаров «Утерянные победы» (1955), в которых всю вину на поражение Германии во Второй мировой войне возлагает на Гитлера, обвиняя его в бездарности и военном дилетантстве. В то же время он всячески выгораживает германский Генеральный штаб и генералитет, а заодно стремится обелить и себя, списывая вину за свои военные поражения на Гитлера и всякого рода роковые случайности, пытается принизить советское военное искусство и боевое мастерство советских полководцев. Перу Манштейна принадлежит также книга воспоминаний «Из жизни солдата. 1887—1939» (1958), где он повествует о событиях своей жизни и военной службы до начала Второй мировой войны. Был почетным членом ряда ветеранских военных организаций ФРГ.

* * *

По мнению ряда западных историков и военных специалистов, Манштейн принадлежит к числу наиболее выдающихся полководцев Третьего рейха. За ним прочно утвердилась репутация «лучшего оперативного ума германского Генерального штаба». Не подвергая сомнению военные дарования Манштейна, нам все же представляется, что славословия западных историков в его адрес являются заведомо преувеличенными. В доказательство данного утверждения обратимся к фактам. Да, Манштейн одержал немало побед (в Прибалтике, Приазовье, в Крыму, под Харьковом в начале 1943 году и др.), но немало потерпел и поражений, которые уж никак не украшают «выдающегося» полководца. При этом необходимо сделать следующее уточнение. Если все его победы носили, так сказать, локальный характер и не оказали решающего влияния на ход вооруженной борьбы на советско-германском фронте, то, наоборот, те грандиозные сражения, которые оказали решающее влияние на ход и исход не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны (Сталинградская и Курская битвы, битва за Днепр, сражения на Правобережной Украине), Манштейном были проиграны. Он потерпел в ходе их сокрушительные поражения. Так о какой тут гениальности может идти речь? Мешал Гитлер? Возможно. Но почему же тогда Манштейн так долго терпел произвол диктатора-дилетанта, каковым он считал Гитлера? Ведь были же фельдмаршалы в том же Третьем рейхе, которые не желали мириться с таким положением и предпочли отставку сделке с совестью. Почему Манштейн не последовал их примеру? Нет, он довел дело до того, пока Гитлер, окончательно разочаровавшись в способностях своего полностью обанкротившегося военачальника, сам не отказался от его услуг.

Польскую кампанию 1939 года Манштейн провел начальником штаба группы армий и неплохо проявил себя в этой должности. Затем он предложил довольно оригинальный и, несомненно, блестящий по замыслу план кампании против Франции, который привлек внимание Гитлера, получил его одобрение и лег в основу стратегического плана Французской кампании 1940 года. Но сам Манштейн как командир армейского корпуса принял участие в этой кампании лишь на ее завершающем этапе, и ничем особенным себя не проявил.

С началом войны против Советского Союза в 1941 году Манштейн командовал моторизованным корпусом, действовал умело, инициативно и решительно, с боями прошел более 600 км, но зарвался и в итоге потерпел под Сольцами тяжелое поражение.

Звездным часом для Манштейна явилась Крымская операция 1941—1942 годов, которую он провел в роли командующего 11-й армией. Да, здесь он действительно добился впечатляющих успехов. Но эти победы были одержаны им на второстепенном направлении, т. к. основные события в то время происходили сначала под Москвой, а затем под Харьковом и Ростовом.

Прибывший в конце лета 1942 года под Ленинград «покоритель Крыма» поставленную перед ним Гитлером задачу — взять Ленинград и соединиться с финскими войсками, выполнить не смог.

Очередное поручение Гитлера — вызволить из окружения под Сталинградом 6-ю армию — Манштейн также выполнить не сумел. Более того, возглавляемая им группа армий «Дон» (здесь Манштейн впервые выступил в роли командующего группой армий) потерпела тяжелое поражение. Правда, в феврале-марте 1943 года благодаря довольно искусно проведенному контрнаступлению на харьковском направлении ему удалось несколько поправить свой изрядно поблекший имидж полководца.

Но на этом все победы Манштейна закончились. Дальше последовала непрерывная череда поражений — на Курской дуге, под Харьковом и Богодуховом, Ахтыркой и Киевом, Житомиром и Корсунь-Шевченковским, Уманью и Проскуровом, Ровно и Луцком, в предгорьях Карпат и на Волыни. В районе Корсунь-Шевченковский Красная Армия устроила войскам Манштейна «новый Сталинград».

В конце концов терпение Гитлера лопнуло, и он отправил Манштейна в отставку. Свое боевое поприще Манштейн закончил битым полководцем. Надо сказать, что Манштейн оставил свою службу Гитлеру без особого сожаления. Обладая проницательным, аналитическим умом, он уже, по всей вероятности, пришел к выводу о неизбежности для гитлеровской Германии трагического финала и не замедлил во время умыть руки. В пользу данного предложения говорит такой факт: видимо, предвидя неизбежность своей отставки, Манштейн уже с конца лета 1943 года намеренно пошел на обострение отношений с верховным главнокомандующим А. Гитлером. Эта игра ва-банк нашла свое отражение прежде всего в неоднократных требованиях Манштейна, высказываемых в весьма категоричной форме, учредить пост главнокомандующего Восточным фронтом. Должность главкома была заветной мечтой Манштейна. В этом стремлении его поддерживали и многие генералы вермахта, даже старший из фельдмаршалов — Рундштедт. В таких настойчивых демаршах Манштейна Гитлер не без оснований усматривал намерение верхушки генералитета отстранить его от руководства боевыми операциями германской армии, с чем согласиться он никак не мог, поскольку это означало для него потерю контроля над армией. Манштейн становился для фюрера опасным человеком, и он стал искать удобного момента, чтобы избавиться от него.

Решающее столкновение Манштейна с Гитлером произошло в начале января 1944 года. Будучи в ставке, Манштейн в присутствии начальника Генштаба подверг сокрушающей критике действия Гитлера на Восточном фронте. Ошеломленный такой бестактностью, фюрер попытался поставить не на шутку разошедшегося фельдмаршала на место, но тот словно закусил удила. Как умудренный знаниями профессор стратегии, он продолжал отчитывать бестолкового ученика, только что провалившего экзамен. Завершил свою речь Манштейн тем, что в очередной раз потребовал назначения главнокомандующего Восточным фронтом (разумеется, имея в виду прежде всего самого себя). В ответ Гитлер заявил, что даже он, фюрер, и то часто не может добиться от фельдмаршалов исполнения всех своих приказов, так неужели Манштейну это удастся лучше? «Да, — отрезал тот, — моим приказам всегда подчиняются!» Такой дерзости Гитлер никак не ожидал и, сухо попрощавшись, быстро закончил аудиенцию. Вопрос с Манштейном для него в принципе был решен, но начавшееся крупное наступление Красной Армии на Правобережной Украине заставило Гитлера временно отложить окончательное решение.

Как и все гитлеровские фельдмаршалы, Манштейн начал свою военную карьеру еще в кайзеровской армии. Окончил академию Генерального штаба накануне Первой мировой войны, на полях сражений которой приобрел большой боевой опыт. Затем долгие годы занимал различные штабные и командные должности в рейхсвере. Но продвижение его по службе шло довольно медленно. К моменту прихода к власти в Германии нацистов (январь 1933 года) Манштейн был всего лишь командиром батальона, имея за плечами 27 лет армейской службы. Его стремительный взлет произошел только в годы Третьего рейха — всего за каких-то 10 лет он прошел путь от подполковника до генерал-фельдмаршал (в кайзеровской армии за такой же срок он «продвинулся» всего лишь от лейтенанта до капитана).

Как и многие другие фельдмаршалы Гитлера, Манштейн по своему социальному происхождению принадлежал к прусской военной касте, представители которой из поколения в поколение поставляли командные кадры для прусской, а затем германской (кайзеровской) армии. Поэтому все кастовые военные традиции, сословные предрассудки, милитаристское мировоззрение, антидемократические убеждения, характер мышления и стиль поведения в полной мере были присущи и Манштейну. Кончено, кроме этих общих свойств, характерных для всего прусского военного сословия, ему, как и любому другому, конкретно взятому человеку, были присущи и свои индивидуальные особенности. К таковым наряду с бесспорным военным талантом Манштейна относились прежде всего его непомерное самомнение, безграничное честолюбие и вызывающее высокомерие, что в ряде случаев приводило к серьезным конфликтам с вышестоящими начальниками. В целом же характер Манштейна далеко не всегда соответствовал его военному таланту.

Как и подавляющее большинство старших и высших офицеров рейхсвера, Манштейн сначала довольно скептически относился к нацистам и даже за свои антинацистские взгляды попал в их «черный список», что едва не стоило ему карьеры. Но затем, как и многие его коллеги, ради своих честолюбивых амбиций он пошел на компромисс с нацистской властью и сделал на службе ей блестящую военную карьеру. От многих других военачальников вермахта Манштейн отличался тем, что иногда позволял себе иметь собственное мнение. Так, он не одобрял и не принимал участия в массовых зверствах, творимых карателями из войск СС на оккупированных его войсками территориях. Но в то же время и не принимал решительных мер по прекращению таких акций, если они имели место. Со временем Манштейн, ранее не замечавшийся в антисемитизме, изменил свою точку зрения и по «еврейскому вопросу». Начиная с 1942 года, он стал требовать от своих подчиненных безжалостного отношения к евреям. Осенью 1943 года во время отступления на Левобережной Украине, Манштейн, выполняя приказ Гитлера, широко применял тактику «выжженной земли».

Нюрнбергский международный военный трибунал после войны квалифицировал такие действия как тяжкое военное преступление.

Другой негативной чертой характера Манштейна являлось его безразличие к судьбе подчиненных. Известен ряд случаев, когда, чтобы сохранить в глазах Гитлера при той или иной неудаче свою репутацию, он проявлял самое заурядное шкурничество, выставляя подчиненных генералов в роли «козлов отпущения». Так было в декабре 1941 года с командиром 42-го армейского корпуса генералом графом Г. фон Шпонеком, который был обвинен в сдаче г. Керчь и оставлении Керченского полуострова, хотя Манштейн прекрасно понимал, что сдержать с одной дивизией натиск двух советских армий этот генерал был не в состоянии. Отстраненный Манштейном от должности Шпонек по приказу Гитлера был арестован, предан военному суду и приговорен к смертной казни. Правда, смертный приговор незадачливому графу заменили заключением в крепости, но в 1944 году все равно казнили. Так вот тогда, в 1941 году, Манштейн и пальцем не пошевелил, чтобы хоть как-то облегчить участь своего бывшего подчиненного. В августе 1943 года точно так же он поступил с командующим оперативной группой генералом В. Кемпфом, который был смещен со своего поста за сдачу Харькова. Манштейну было хорошо известно, что удержать этот город не было никакой возможности, тем не менее он всю вину свалил на своего подчиненного. Весьма двусмысленно Манштейн вел себя и в декабре 1942 года, во время неудачной попытки деблокировать окруженную в Сталинграде 6-ю армию Паулюса. Отлично понимая, что 6-я армия, которой Гитлер запретил прорыв из окружения, обречена, он не предпринял ничего, чтобы изменить сложившуюся ситуацию и добиться отмены абсурдного приказа фюрера. Все свои усилия Манштейн направил на то, чтобы побудить Паулюса нарушить приказ Гитлера и на свою ответственность принять решение на прорыв. Однако Паулюс на это так и не решился, а контрнаступление Манштейна с целью прорвать кольцо окружения 6-й армии извне провалилось. Так что изрядную долю ответственности за постигшую немецко-фашистскую армию катастрофу в Сталинграде наряду с Гитлером и его советниками несет и Манштейн.

Как военачальник Манштейн пользовался большим авторитетом в военных кругах Третьего рейха, хотя их представителей трудно было заподозрить в недооценке собственного «Я». Манштейн отличался от основной массы высших военачальников вермахта более прогрессивными взглядами на характер современных операций и способы их ведения, широтой оперативного кругозора, способностью осуществлять смелый и решительный маневр крупными группировками войск, поразительной невозмутимостью в самых критических ситуациях и быстротой реакции на любые изменения в обстановке. Высоко оценивал военные способности Манштейна и Гитлер. В то же время большая популярность фельдмаршала в военных кругах и его чрезмерная амбициозность вызывали у фюрера немалые опасения, которые особенно усилились после военного заговора в июле 1944 года. Поэтому не исключено, что именно крайняя подозрительность Гитлера, не решившегося вновь вверить командование войсками Манштейну, не позволила 57-летнему фельдмаршалу принять участие в завершающих сражениях Второй мировой войны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.080. Запросов К БД/Cache: 0 / 0