Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Шёрнер Фердинанд

Шёрнер Фердинанд

Германский военный деятель Шернер (Sch?rner) Фердинанд (12.06.1892, Мюнхен, — 6.07.1973, там же), генерал-фельдмаршал (1945). Сын офицера полиции.

Образование получил в Мюнхенском, Лозанском и Гренобльском университетах, получил специальность школьного учителя. Военную службу начал в 1911 году рядовым лейб-гвардии Баварского полка. Отслужив положенный срок и получив звание младшего лейтенанта запаса, уволился из армии (1914). В том же году началась Первая мировая война, и Шернер вернулся в свой полк. Участвовал в боях на Западном и Итальянском фронтах, сражался под Верденом (1916), затем — в Румынии и снова в Италии, где командовал ротой горных стрелков. Особенно отличился при штурме горной крепости Монте-Колонрат, за что был удостоен высшей боевой награды кайзеровской Германии — ордена Pour le Merite (1917). В 1918 году снова на Западном фронте, тяжело ранен в боях под Реймсом. После излечения направлен на Балканский фронт, где его и застал конец войны, которую Шернер закончил в чине обер-лейтенанта. Почти всю Первую мировую войну он провел в горнострелковых частях. В 1919 году вступил в Добровольческий корпус полковника Ф. фон Эппа, в составе которого участвовал в подавлении революции в Баварии и Руре, а также в боях с поляками в Силезии. После роспуска кайзеровской армии переведен на службу в рейхсвер (1919). Служил в 19-м пехотном полку (Мюнхен), командир роты. Симпатизировал нацистскому движению с самого начала его зарождения в Германии. Одновременно состоял членом нескольких националистических организаций. В 1922 году произведен в капитаны. В 1923 году, как это ни парадоксально, принимал участие в подавлении «Пивного путча» нацистов в Мюнхене. В 1924 году вступил в нацистскую партию (НСДАП). В начале 1930-х годов переведен в горно-стрелковые войска (Альпийский корпус), командир батальона, майор (1934). В 1934—1937 годах служил в Генеральном штабе. В 1937 году произведен в подполковники и назначен командиром 98-го горно-стрелкового полка (г. Миттенвальд). Участвовал в аншлюсе Австрии, оккупации Судетской области и Польской кампании 1939 года. Особенно отличился в боях под Львовом, полковник (1939). Затем во главе своего полка сражался в Бельгии и Франции (1940).

В июне 1940 года назначен командиром вновь сформированной 6-й горно-стрелковой дивизии и вскоре произведен в генерал-майоры (1 августа 1940 года). После завершения Французской кампании 1940 года дивизия Шернера была переброшена в Польшу, где входила в состав оккупационных войск. Весной 1941 года принял участие в Балканской кампании.

Дивизия Шернера вела боевые действия в Греции, отличилась при прорыве «линии Метаксаса», овладела г. Лариса и захватила гору Олимп. 27 апреля 1941 года Шернер во взаимодействии со 2-й танковой дивизией занял столицу Греции — Афины, затем участвовал в захвате острова Крит.

За Балканскую кампанию 1941 года награжден Рыцарским крестом. Дивизия Шернера оставалась в Греции до осени 1941 года, когда была переброшена в Заполярье (октябрь 1941 года). На Восточном фронте она вошла в состав горно-стрелкового корпуса «Норвегия» (затем переименован в 19-й горно-стрелковый корпус), действовавшего на мурманском направлении. Особо отличился при отражении наступления советских войск в декабре 1941 года, за что был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром горно-стрелкового корпуса «Норвегия» (15 января 1942 года). В апреле 1942 года снова отбил крупное наступление русских. 1 июня 1942 года получил чин генерала горно-стрелковых войск.

В октябре 1943 года Гитлер неожиданно назначил Шернера командиром 40-го танкового корпуса на Украине, несмотря на то, что тот не имел ни соответствующей подготовки, ни опыта командования танковыми соединениями. Вскоре Шернер возглавил армейскую группу «Никополь», в состав которой, кроме его корпуса, входили еще 3 армейских корпуса. Перед этой группой Гитлер поставил задачу оборонять Никопольский плацдарм на Днепре. Выбор фюрера, видимо, основывался на том, что Шернер к этому времени сумел проявить себя как один из наиболее выдающихся в германской армии организаторов прочной обороны и мастером ведения оборонительных действий. Его 2-летний опыт ведения успешной обороны в суровых условиях Крайнего Севера был высоко оценен верховным командованием вермахта. И Шернер оправдал доверие Гитлера, упорно удерживая Никопольский плацдарм в течение 4 месяцев. Он был оставлен немцами только тогда, когда советские войска обошли его, создав угрозу окружения (февраль 1944 года). Несмотря на исключительно сложные условия обстановки (сильная распутица, мощный натиск советских войск, стремившихся замкнуть кольцо окружения), Шернеру удалось вывести основную массу своих войск из-под удара противника на запад и спасти их от неминуемого гибели. Оборона Никопольского плацдарма принесла Шернеру славу талантливого военачальника. В феврале 1944 года он был назначен начальником штаба национал-социалистского руководства при главном командовании сухопутных войск. Его основная задача на этом посту заключалась в распространении нацистской идеологии среди личного состава сухопутных войск. Однако уже через 1,5 месяца он вступил в конфликт со всемогущим шефом НСДАП М. Борманом и оставил этот пост.

По рекомендации Г. Гиммлера Гитлер произвел Шернера в генерал-полковники и назначил командующим группой армий «А» (7 апреля 1944 года), которая вскоре была переименована в группу армий «Южная Украина». В это время разбитые Красной Армией на Юге Украины немецко-фашистские войска в беспорядке отступали к Днестру. Суровыми мерами новому командующему удалось восстановить порядок в войсках и создать новый фронт обороны по р. Днестр, на котором наступление советских войск было остановлено. Среди принятых Шернером мер был и отданный им приказ, согласно которому части и подразделения, самовольно оставившие свои позиции, подлежали немедленному расстрелу за трусость.

Изолированная советскими войсками в Крыму 17-я полевая армия была обречена. Понимая это, Шернер предложил Гитлеру эвакуировать ее, а Крым оставить, но получил отказ. В мае 1944 года 17-я армия была уничтожена советскими войсками в Крыму. Виновником этого сокрушительного для вермахта разгрома был объявлен командующий 17-й армией. 5 июля 1944 года Шернер сдал командование группой армией «Южная Украина» генералу И. Фриснеру, а сам 25 июля был назначен командующим группой армией «Север» в Прибалтике, где обстановка для немецко-фашистских войск к этому времени сложилась критическая.

Наступавшие советские войска 1-го Прибалтийского фронта достигли побережья Балтийского моря и отсекли находившуюся в Прибалтике группировку немецко-фашистских войск от Восточной Пруссии. В этих условиях Шернеру жесткими мерами удалось удержать фронт в Прибалтике от полного развала. Чтобы сократить ширину фронта обороны, для удержания которого сил у него было явно недостаточно, Шернер предложил Гитлеру оставить Эстонию, но получил отказ. 14 сентября Красная Армия начала наступление в Прибалтике по всему фронту. В считанные дни оборона врага рухнула. Почти вся территория трех прибалтийских республик Советского Союза была освобождена от гитлеровских оккупантов. Остатки группы армий «Север» были заблокированы в Курляндии. В ходе этой оборонительной операции Шернер допустил крупную оперативную ошибку, значительно ускорившую поражение немецко-фашистских войск в Прибалтике. Он проигнорировал предложение начальника Генерального штаба сухопутных войск генерала Г. Гудериана об усилении своего правого фланга и неправильно использовал 3-ю танковую армию, которая перед этим пробила коридор к группе армий «Север» и восстановила ее связь с Восточной Пруссией. В результате в начале октября 1944 года советские войска нанесли мощный удар в районе Клайпеды, разгромили немецкую 3-ю танковую армию и окончательно отсекли группу армий «Север» от основных сил германского Восточного фронта. Правда, все попытки советских войск ликвидировать «Курляндский котел» в конце 1944 были Шернером отражены.

Гитлер высоко оценил заслуги Шернера на Восточном фронте в 1943—1944 годах, наградив его дубовыми листьями и мечами к Рыцарскому кресту, а 1 января 1945 года удостоил высшей боевой награды нацистской Германии— бриллиантов к Рыцарскому кресту. В Третьем рейхе такую награду имели только 27 человек, из них лишь 4 фельдмаршала. Шернер был последним из них.

17 января 1945 года Гитлер назначил своего любимца командующим группой армий «А» в Польше и Словакии. Положение этой группировки немецко-фашистских войск в данный момент было катастрофическим. Оборона ее во многих местах была взломана, и советские войска стремительно развивали успех в глубину. Драконовскими мерами Шернер пытался остановить бегство своих войск. Свирепствовали военно-полевые суды, по приговорам которых были повешены многие десятки солдат и офицеров, не проявившие должной стойкости в боях или бежавшие с фронта. Но все усилия Шернера оказались тщетными. Его попытка удержать Силезию — последнюю военно-промышленную базу Германии после разбитого и разбомбленного союзной авиацией Рура — также окончилась неудачей.

Остатки разгромленных Красной Армией войск Шернера отступили в Чехословакию и Саксонию. Здесь группа армий «Центр» (бывшая группа армий «А») была приведена в порядок и восстановила свою боеспособность. Ее численность возросла до 600 тыс. человек. К началу весны 1945 года это была самая сильная из всех группировок немецко-фашистских войск. Объяснялось это тем, что Гитлер, как и убедивший его в этом Шернер, считал наиболее вероятным нанесение Красной Армией весной 1945 года удара не на Берлин, а на Прагу и Вену. 5 апреля 1945 года Гитлер произвел Шернера в генерал-фельдмаршалы.

16 апреля началась Берлинская операция. Во 2-й половине апреля Шернер предпринял несколько попыток перейти в наступление, чтобы облегчить положение немецко-фашистских войск на берлинском направлении, но изменить общую неблагоприятную для вермахта оперативно-стратегическую обстановку он не смог. Все его достижения свелись лишь к ряду частных успехов.

Своим последним приказом Гитлер назначил Шернера главнокомандующим сухопутными войсками (30 апреля 1945 года), передав ему таким образом свой пост, который занимал с декабря 1941 года. Однако вступить в новую должность Шернеру так и не удалось. В последние дни войны он являлся лишь номинальным главнокомандующим, продолжая командовать своей группой армий.

В конце апреля 1945 года группа армий «Центр» была окружена советскими войсками восточнее Праги. 7 мая, отдав своим войскам приказ прорываться на Запад, который скорее походил на призыв «Спасайся, кто как может!», Шернер оставил их и на легком самолете вылетел в сторону Баварских Альп. До сих пор не ясно, выполнял ли он последнюю волю Гитлера, согласно которой Шернер должен был сформировать на Юге Германии новую армию и возглавить оборону так называемой Альпийской крепости, или же это было самое обычное дезертирство, банальная попытка спасти собственную шкуру. В пользу последней версии говорит и тот факт, что в последние дни войны, как свидетельствуют очевидцы, Шернер совершенно утратил всегда присущие ему боевой дух и решимость, выглядел морально подавленным человеком. Но как бы там ни было, а сотни тысяч солдат и офицеров группы армий «Центр», брошенные своим командующим на произвол судьбы, посчитали бегство Шернера из котла предательством. Добраться до Баварии Шернеру не удалось. В Австрии его самолет совершил вынужденную посадку. Через несколько дней пытавшийся скрыться в сельской местности Шернер был опознан местными жителями и по их информации задержан немецкими военнослужащими, которые передали его американцам (18 мая 1945 года). Вскоре американское командование выдало Шернера советским властям.

В 1952 году за совершенные им военные преступления на территории СССР Шернер был приговорен советским военным трибуналом к 25 годам тюремного заключения. Почти 10 лет провел в тюрьмах и лагерях Советского Союза. В январе 1955 года для отбытия оставшегося срока заключения передан ФРГ, где был сразу же освобожден. В 1957 году западногерманский суд (в Мюнхене) приговорил Шернера к 4,5 годам тюрьмы за казнь по его приказу без суда и следствия одного немецкого солдата, который валялся пьяным у колес своего армейского грузовика. После освобождения проживал в Мюнхене, где и скончался на 82-м году жизни.

* * *

Шернер был предпоследним из германских генералов, получивших во время Второй мировой войны из рук Гитлера фельдмаршальский жезл. Это произошло за месяц с небольшим до капитуляции гитлеровской Германии. Само по себе присвоение Шернеру высшего в германской армии воинского звания именно в этот период выглядело более чем странным. По всей вероятности, оно являлось не более чем очередной прихотью фашистского диктатора, окончательно потерявшего перед своим бесславным концом контроль над собой и своим поступками. Если раньше звание фельдмаршала присваивалось военачальникам, как правило, только за выдающиеся военные заслуги, то в данном конкретном случае все обстояло наоборот. Как командующий группой армий (т. е. фронтом) Шернер не выиграл ни одного сражения, а в течение последних 13 месяцев войны, когда он занимал этот пост, терпел только поражения. Поэтому и веских оснований для производства его в фельдмаршалы вроде бы не имелось, но… такова была воля фюрера, который за 3 дня до своего самоубийства назвал Шернера «единственным человеком, показавшим себя истинным военачальником на всем Восточном фронте». Объяснение этому алогичному феномену, по всей видимости, следует искать в том, что Гитлеру импонировало сочетание в Шернере нацистского фанатизма с крайней жестокостью, его готовность ревностно исполнять любые, даже самые сумасбродные приказы своего фюрера.

Шернер был убежденным фашистом, исповедовавшим идеи нацизма с момента их зарождения в Германии. Он не принадлежал к числу аристократических снобов и рафинированных генштабистов. Будучи выходцем из мелкобуржуазной среды, Шернер питал плохо скрываемую ненависть к высокомерным аристократам из генштаба, всегда смотревших на таких, как он, свысока, с презрением, прикрываемым снисходительностью. Взгляды, убеждения, пристрастия и предрассудки Шернера были хорошо известны Гитлеру, интуитивно ощущавшего свое духовное родство с этим генералом и на этой почве питавшего к нему особое расположение.

Шернер был самым жестоким из гитлеровских фельдмаршалов, беспощадно и с одинаковым рвением вешавшим и расстреливавшим за малейшие нарушения как рядовых, так и офицеров, до полковника включительно. Он с равной безжалостностью обращался как со своими подчиненными, не проявившими должного, по его мнению, боевого духа, так и с русскими, которых он вообще не считал за людей. Те методы войны, которых придерживался при ведении боевых действий на Восточном фронте Шернер, являлись не только безнравственными, но и преступными. Тем не менее они находили полное одобрение со стороны Гитлера, всемерно поощрялись нацистским руководством и оценивались им как наиболее эффективные. Следует отметить, что с помощью своих «методов» Шернеру иногда удавалось временно добиваться определенных результатов, в то время как другие добивались гораздо больших успехов, не опускаясь до такого варварства, которым «прославился» Шернер.

Большая часть военной службы Шернера прошла в горно-стрелковых войсках. Будучи младшим офицером, призванным из запаса, он храбро сражался в рядах альпийских стрелков в годы Первой мировой войны. Затем долгие годы тянул армейскую лямку в рейхсвере, не имея какой-либо особой перспективы сделать хорошую военную карьеру. Такая возможность перед ним открылась только с приходом к власти нацистов. На 23-м году офицерской службы он получает должность командира полка, и за время начавшейся вскоре Второй мировой войны делает феноменальную военную карьеру, пройдя за неполных 6 лет путь от ничем не примечательного, рядового полковника вермахта, каких в германской армии того времени были сотни, до генерал-фельдмаршала германской армии, от командира полка — до главнокомандующего сухопутными войсками Германии.

Как командир полка Шернер отличился во время Польской кампании 1939 года, затем как командир дивизии — в ходе Балканской кампании 1941 года и в Заполярье (конец 1941) во время войны против Советского Союза. В 1942—1943 годах успешно командовал корпусом в суровых условиях Крайнего Севера. Широкую известность приобрел в конце 1943 — начале 1944 годов упорной обороной Никопольского плацдарма на Днепре.

Боевые заслуги в Польше, Греции, Заполярье и на Днепре выдвинули Шернера в число наиболее известных командиров сначала дивизионного, а затем — корпусного и армейского звена германской армии, создали ему репутацию способного и перспективного военачальника, представлявшего более молодое поколение германских генералов. В немалой степени этому способствовали стойкость, мужество и личная храбрость Шернера (неоднократно участвовал даже в рукопашных боях на Крайнем Севере, часто находился на передовой, лично руководил оборонительными боями отдельных подразделений и т. п.), не теряющего присутствия духа в самых критических ситуациях. Но воинские дарования Шернера оказались чрезмерно преувеличенными. Дивизия и корпус — это область тактики, и далеко не каждый командир дивизии или корпуса способен руководить крупными оперативно-стратегическими группировками войск. Примерно то же самое произошло и с Шернером, который, к тому же еще и не имел и высшего военного образования. Выдвинутый на должность командующего группой армий (минуя должность командующего армией и имея лишь небольшой срок командования армейской группой), он ничем особенным себя не проявил, потерпев целый ряд жестоких поражений от Красной Армии (в Крыму, Прибалтике, Польше, Силезии и Чехословакии). Громкую известность на этом поприще Шернеру принесли лишь драконовские меры, при помощи которых он стремился восстановить боеспособность своих разгромленных армий и заставить их любой ценой удерживать занимаемые рубежи. Однако все его усилия оказались тщетными. При этом сам Шернер допустил ряд крупных оперативных просчетов, за которые возглавляемым им войскам пришлось жестоко расплачиваться.

Шернер проявил себя главным образом лишь как военачальник оборонительного плана. Ни одной крупной наступательной операции за все время войны ему провести не довелось. Проводимые же им оборонительные операции почти все в конечном итоге закончились сокрушительным поражением немецко-фашистских войск. Исключением могут служить лишь восстановление Шернером фронта обороны на р. Днестр весной 1944 года и на северной границе Чехословакии весной 1945 года. Но и здесь главная заслуга принадлежала не столько ему, сколько стечению неблагоприятных для советских войск обстоятельств. Исчерпав свои наступательные возможности в результате проведения операций на большую глубину, советские войска сами были вынуждены переходить к обороне на достигнутых рубежах. Так что судить об уровне полководческого мастерства Шернера довольно проблематично. Вместе с тем, объективности ради, нельзя отрицать и такой фактор, что оперативно-стратегическая обстановка, в которой приходилось действовать Шернеру на завершающем этапе войны, была крайне неблагоприятна для немецко-фашистской армии. Значительное численное превосходство советских войск, их высокое боевое мастерство и решительность действий не оставляли противнику почти никаких шансов на благоприятный для него исход оборонительных сражений. К тому же, постоянное вмешательство Гитлера в процесс руководства войсками, его неоднократные отказы санкционировать вполне разумные предложения Шернера, на которых тот в силу своего угодничества перед фюрером, как правило, не настаивал, также оказывали крайне негативное влияние на проведение оборонительных операций групп армий, которые возглавлял Шернер. В таких условиях поражения от Красной Армии терпели и куда более талантливые и многоопытные по сравнению с Шернером гитлеровские полководцы. И, наконец, на боевой репутации Шернера, кроме патологической жестокости, лежит несмываемым пятном его постыдное дезертирство с поста командующего группой армий «Центр» в последние дни войны. Бросив сотни тысяч своих подчиненных, оказавшихся в безвыходном положении, на милость победителей, он совершил тот же самый поступок, за подобные которому в свое время беспощадно покарал очень многих. Этим неблаговидным поступком Шернер окончательно опозорил свое имя и заслужил презрение бывших сослуживцев.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.118. Запросов К БД/Cache: 0 / 0