Глав: 17 | Статей: 53
Оглавление
Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

«…И вам покажется, что там нет немцев»

«…И вам покажется, что там нет немцев»

8 ноября 1942 года союзники начали операцию «Торч» по высадке десанта британских и американских войск в Марокко и Алжире. Целью новой кампании было уничтожить позиции оси в Северной Африке одновременным наступлением с запада и востока. Командование союзников считало, что немцы будут испытывать большие трудности в снабжении войск в случае длительных операций и не смогут за короткое время перебросить в Африку необходимые подкрепления. Особенно с учетом того, что в это время вермахт вел ожесточенные бои в районе Волги и Кавказа.

Однако они просчитались и недооценили внутренних резервов Третьего рейха. Фюрер приказал немедленно начать оккупацию Южной Франции и одновременно высадить десант во французской колонии Тунис, чтобы создать там прочный плацдарм. На Средиземное море в срочном порядке перебрасывались бомбардировочные авиагруппы и другие авиационные подразделения. Однако наиболее впечатляющим и даже удивительным достижением люфтваффе стало увеличение их транспортного флота.

Создание и длительное удержание плацдарма в Тунисе было попросту невозможно без воздушного моста, так как морские коммуникации постоянно подвергались атакам британского флота. В результате количество задействованных на этом театре транспортных самолетов увеличилось с двухсот пяти имевшихся в начале ноября до шестисот семидесяти трех к марту 1943 года.

Уже к исходу 9 ноября в Тунис по воздуху было переправлено 3000 солдат. К 10-му числу эти войска создали плацдарм и оборонительный периметр. А в течение двух недель немецкие подразделения здесь насчитывали уже 11 тысяч человек. По морю в Тунис прибыла тяжелая техника, автомобили, бронетранспортеры и артиллерия, в том числе новые тяжелые танки «Тигр».

Большую роль в создании плацдарма сыграла KGzbV323, оснащенная тяжелыми транспортными самолетами Ме-323 «Гигант». Последние были способны за раз доставить в Африку 14 тонн грузов. Таким образом, общая грузоподъемность авиагруппы из 18 Ме-323 составляла 252 тонны грузов! Вскоре после высадки союзников они перелетели на аэродромы Палермо и Неаполь, откуда начали регулярные полеты в Бизерту. Первоначально «Мессершмитты» перевозили в основном военную технику: 8,8-см зенитные пушки, гаубицы, трактора, грузовики и средние танки. «Конкуренты» Ju-52 в это время доставляли на плацдарм топливо и боеприпасы. 10 ноября 1942 года KGzbV323 понесла первую боевую потерю, когда один ее самолет был уничтожен на земле во время налета бомбардировщиков RAF[71].

Помимо «Гигантов» из Германии и с Восточного фронта вскоре дополнительно прибыли 167 Ju-52/3m. Они поступили во вновь сформированные временные авиагруппы KGrzbV «Витшток», KGrzbV «Франкфурт», KGrzbVS7, KGrzbVS11 и KGrzbVS13. Буквы «S» в обозначениях означали «школа» (Schule), эти подразделения действительно были созданы из самолетов и персонала учебных подразделений. Своих командиров групп и эскадрилий они первый раз встретили, когда они прибыли в район сбора. Хотя эти экипажи отличались смелостью и их боевой дух был очень высок, они, естественно, не имели оперативного опыта и соответствующей квалификации. Именно по этой причине в каждую авиагруппу было включено по одной эскадрилье, состоявшей из опытных летчиков[72].

Однако полетать над теплыми водами Средиземного моря этим импровизированным подразделениям довелось недолго. Согласно русской поговорке, беда, как известно, не приходит одна. 23 ноября 6-я немецкая армия была окружена в Сталинграде, и там тоже потребовалось срочно создавать воздушный мост. Поэтому уже 26 ноября сто пятьдесят вновь прибывших Ju-52 были отправлены в 4-й воздушный флот.

Тем временем возникла еще одна проблема. Армия Роммеля в Ливии так стремительно отступала на запад, что вышла за пределы дальности полетов снабжавших ее Ju-52, летавших с Крита. Вскоре после 20 ноября все авиагруппы в срочном порядке перебазировались в Южную Италию и Сицилию, откуда стали совершать перелеты на аэродромы Габес и Кастель-Бенито, расположенные по обе стороны границы между Тунисом и Ливией.

Между тем попытка союзников с ходу овладеть Тунисом и сбросить немецкие части в море провалилась.

12 декабря немцы предприняли решительное наступление, однако в ходе упорных боев были остановлены. А затем сами немцы перешли в контрнаступление и отбросили противника на исходные позиции. В результате к 26 декабря линия фронта стабилизировалась, а бои приняли позиционный характер. И в этом была немалая заслуга транспортной авиации, и особенно KGzbV323. Союзники были просто потрясены, откуда фактически на пустом месте буквально за считаные дни возникла линия обороны, да еще и с танками, реактивными минометами и зенитными орудиями. У американцев по этому поводу даже возникла поговорка: «Вы можете высадиться на необитаемом острове, и вам покажется, что там нет немцев. Но не успеете вы обойти его, как уже найдете там немецкие позиции».

Надо сказать, что союзники вначале даже не подозревали о существовании у люфтваффе огромных транспортных самолетов, способных перевозить по воздуху даже тяжелые орудия и танки.

Во время перелетов над Средиземным морем «Юнкерсы», как правило, шли без истребительного прикрытия группами по 50–60 машин, чтобы в случае нападения вести сосредоточенный оборонительный огонь. Часто практиковались полеты на малой высоте прямо над водой. Так группа была менее заметна на большом расстоянии и не могла быть перехвачена радарами. Чаще всего подобная тактика позволяла избегать потерь, однако близость авиабаз противника вскоре дала о себе знать.

Транспортники все чаще стали подвергаться нападениям как во время полетов, так и на аэродромах. Так,

9 декабря с аэродрома Кастель-Бенито взлетела группа из 30–35 Ju-52. На борту одного из них, приписанного к транспортной эскадрилье X авиакорпуса, находился бортмеханик Херманн Рахм. «Юнкерсы» взяли курс на аэродром Трапани на Сицилии и летели на высоте около 30 метров в сопровождении двух Bf-110 и двух Ju-88. Между побережьем Туниса и островом Лампедуза группа была внезапно атакована английскими истребителями. По словам Рахма, два или три Ju-52/3m были сбиты, в том числе и тот, в котором находился он сам. Машина загорелась и упала в море. Рахму и пилоту самолета удалось спастись. Через два дня летчиков, плававших на надувном плоту, подобрала британская подводная лодка. В этом отношении экипажам, воевавшим на Средиземном море, было более комфортно, чем их коллегам из 4-го воздушного флота, в те же дни летавшим над заснеженными русскими просторами. Здесь они хотя бы не могли погибнуть от холода.

С момента прибытия на Средиземноморье эскадрилья, в которой служил Рахм, занималась доставкой запчастей, топлива и других предметов снабжения в Эль-Агейлу, в Ливию. Однако все усилия оказались бесполезны, и 16 декабря немецкие войска оставили город. 23 января 1943 года британская 8-я армия захватила Триполи, а 4 февраля достигла границы Туниса.

Отныне вместо двух воздушных мостов действовал только один. Ежедневно около ста самолетов мелкими группами в сопровождении истребителей Bf-109 или Bf-110 пролетали над морем в обоих направлениях. Если в Сталинграде основным аэродромом, принимавшим Ju-52 и их коллег, был Питомник, то здесь таковым на несколько месяцев стали авиабазы Бизерта и Эль-Ауина. После разгрузки в самолеты загружались раненые. Только в отличие от своих коллег из 6-й армии, мучавшихся от холода на заснеженном поле, их носилки лежали на гораздо более теплом коричневом африканском песке…

Немецкие аэродромы периодически подвергались бомбардировкам, нередко приводившим к большим потерям материальной части. Наиболее успешным для союзников, сродни советскому налету на Зверев почти в то же самое время, стал авиаудар по Эль-Ауину 18 января. Сразу 23 Ju-52/Зт были полностью уничтожены, пятнадцать получили сильные повреждения и тринадцать легкие. Напомним, что советским бомбардировщикам удалось уничтожить 11 «Юнкерсов», еще двадцать получили серьезные повреждения. Таким образом, за одни сутки союзники в разных местах на разных континентах лишили транспортную авиацию люфтваффе сразу 70 Ju-52![73]

Впрочем, нередко экипажи «Тетушек Ю» и «Гигантов», несмотря на слабое вооружение, успешно отражали атаки вражеских истребителей. К примеру, в ночь на

13 февраля Ju-52/Зт из KGzbV «Франкфурт» был атакован английским ночным истребителем, который произвел три атаки. Однако бортстрелок сумел сбить его, а транспортник благополучно достиг аэродрома. В другом эпизоде, когда два Ме-323 возвращались в Италию из Туниса, они были атакованы американским дальним истребителем Р-38 «Лайтинг». Однако он был сбит слаженным огнем двоих бортстрелков одного из самолетов. Был также случай, когда один из «Гигантов» встретился над Средиземным морем с американским бомбардировщиком В-26 «Марадер». Последний «не по специальности» решил атаковать монстра, открыв по нему огонь сбоку из всех стволов в стиле линейных морских сражений. Однако, израсходовав весь боезапас, янки так и не смогли причинить транспортнику серьезных повреждений.

Ответственность за воздушный мост в Тунис лежала на Авиационном транспортном командовании «Средиземное море» (Lufttransportf?hrer Mittelmeer), штаб которого находился в Риме. В начале 1943 года его возглавил оберст Рудольф Старк, которого в феврале сменил генерал-майор Ульрих Бухгольц, ранее командовавший KGzbV3 в Южной России[74].

Между тем в феврале боевые действия складывались для немцев успешно. 30 января немецкая 21-я танковая и три итальянские дивизии 5-й танковой армии фон Арнима перешли в наступление и 18 февраля захватили недавно занятую союзниками Сбейтлу. В то же время на юге войска фельдмаршала Роммеля окопались на укрепленной линии Марет. Однако последний считал дальнейшую оборону бессмысленной и 9 марта улетел в ставку Гитлера «Вольфшанце» на Украине, где попытался убедить последнего в необходимости немедленно эвакуировать войска из Африки в Европу. Фюрер, естественно, отказался сделать это. Так же как и в случае со Сталинградом, он считал, что плацдарм в Африке надо оборонять до последней возможности, сковывая там значительные силы противника.

Между тем 2 февраля остатки немецких войск на Волге капитулировали, что позволило высвободить задействованные там силы транспортной авиации и перебросить часть Ju-52 на Средиземное море.

Оглавление книги


Генерация: 0.182. Запросов К БД/Cache: 0 / 0