Глав: 17 | Статей: 53
Оглавление
Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

«Крепость» Тарнополь

«Крепость» Тарнополь

Однако вернемся на Украину. Тем временем немцы снабжали по воздуху и небольшой гарнизон в городе Тарнополь. 26 марта он занял круговую оборону в надежде на скорое деблокирование. Учитывая небольшую численность защитников и отсутствие аэродрома, Морцик решил задействовать здесь только грузовые планеры DFS-230 из Schlepp.Gr. 1 гауптмана Йозефа Фёса.

В данном случае операция проходила в условиях сильного противодействия советской ПВО, особенно зенитной артиллерии. Поэтому все полеты проходили только рано утром и вечером при ограниченной видимости. Если прибавить к этому еще и метели с сильным ветром, становится ясно, что пилоты планеров были поистине отчаянными ребятами! Отцепившись от буксировщиков Не-111, им нужно было преодолеть заградительный огонь зениток, обнаружить небольшую взлетно-посадочную полосу на окраине города, после чего с первого захода приземлиться на ней. Но немцы и в этой ситуации нашли выход. После отцепки от буксира планеры некоторое время кружили в воздухе, а «Хейнкели» тем временем снижались и начинали бомбить позиции зенитных батарей, сбрасывая по одной-две осколочные бомбы. Тем самым бомбардировщики, делавшие по нескольку заходов, заставляли артиллеристов прижаться к земле и отвлекали на себя их огонь. В это время DFS-230 стремительно проскакивали к городу и садились. Но еще хуже было то, что в данном случае даже успешно приземлившихся летчиков некому было вывозить обратно! Так как поблизости попросту не оказалось эвакуационных самолетов Fi-156. Таким образом, доставив окруженным войскам грузы, пилоты получали в руки оружие и присоединялись к ним. Бомбардировщики, сбрасывавшие в «крепость» контейнеры, попутно также несли на внешней подвеске осколочные бомбы, которые предварительно сбрасывали на позиции советских войск вокруг города.

Пока в руках оборонявшихся оставалась посадочная площадка, объем поставок держался на уровне 12–15 тонн в сутки, но, когда она была захвачена, оставалось только сбрасывать грузы на парашютах. Объем поставок сразу снизился до восьми тонн. Впрочем, даже эти грузы чаще всего не попадали по назначению. 1 апреля командующий гарнизоном генерал-майор фон Найндорф сообщил по рации, что в прошлую ночь из 90 сброшенных контейнеров только пять оказались в руках немецких солдат. Остальные попадали на вражеской территории, в озера и болота либо были попросту потеряны среди развалин.

Тем временем советские войска продолжали сжимать кольцо окружения, овладев к 4 апреля большей частью города. А с юго-запада к Тарнополю пробивалась ударная группировка. Зная об отчаянном положении защитников, в ночь на 14 апреля ее части предприняли последнюю отчаянную попытку. Однако она так и не достигла цели. В это же время самолеты Не-111 продолжали, несмотря ни на что, сбрасывать грузы с воздуха. В полдень 15 апреля из котла пришло последнее сообщение о том, что фон Найндорф пал в бою… Последние бои на окраине города стихли через два дня[105]. 2400 солдат и офицеров пополнили список пленных.

Наибольший вклад в снабжение окруженных группировок на сей раз внесла TGr.30 майора Вальтера Хорнунга. С 25 марта по 8 апреля авиагруппа совершила 1285 вылетов, сбросив 11 020 контейнеров общей массой 1670 тонн. Позднее 9 июня Хорнунг за успешное выполнение поставленных задач был награжден Рыцарским крестом.

Тут следует отдельно упомянуть о боевой работе самых больших транспортных самолетов Ме-323 на Восточном фронте. В течение 1943 года I./TG5 гауптмана Зеппа Штангла действовала с аэродромов Ковно, Рига, Бобруйск, Житомир, Киев, Винница, Умань, Кировоград, Проскуров, Николаев. «Гиганты» осуществляли перевозки грузов, доставку подкреплений, вывозили раненых и выполняли множество других заявок. Позднее транспортники долгое время летали в Крым.

Во время интенсивной эксплуатации, особенно в условиях русской зимы, Ме-323 периодически несли потери по разным причинам. К примеру, 23 февраля 1944 года на аэродроме Голта «Гигант» получил повреждения во время аварийной посадки. А 29 февраля транспортник стартовал с грузом бензина, после чего неожиданно взорвался на высоте 100 метров. Проведенное затем расследование показало, что во время ремонта в Варшаве польские рабочие-саботажники подложили в бензобак бомбу с часовым механизмом[106].

Большие потери I./TG5 понесла вследствие плохой погоды на Украине и отступления немецких войск. 8 марта советские войска подошли к аэродрому Умань, на котором находились Ме-323 «C8+CS», «C8+GP» и «С8+ЕР». Из-за плохого состояния летного поля огромные самолеты попросту не могли подняться в воздух, и их пришлось взорвать. Затем по той же причине пришлось бросить, предварительно выведя из строя, «С8+ВВ» 9 марта и еще один «Гигант» 13 марта.

Случались и потери во время боевых вылетов.

18 марта в Одессе потерпел катастрофу Ме-323Е с 70 солдатами на борту, шестьдесят три из которых погибли. В тот же день совершил вынужденную посадку вне аэродрома «Мессершмитт» в 40 километрах юго-восточнее Станислава, в Польше. 22 марта Ме-323Е «C8+BF» из-за пожара двигателя потерпел катастрофу, при этом погибли все находившиеся на борту. 27 марта в Варшаве разбился на взлете «C8+DE». В тот же день Ме-323 «С8+СР» во время посадки в Лемберге столкнулся с другим самолетом. Итог – двое погибших.

Во время операции по снабжению по воздуху 1-й танковой армии были потеряны еще четыре «Гиганта»: 28 марта – «C8+AF», 29 марта – «С8+АР» и 31 марта – «C8+FE». Еще один Ме-323 «C8+CG» на аэродроме Цилистия потерпел аварию во время старта. При этом один человек получил ранение и затем умер в госпитале.

Самолеты несли потери даже в глубоком тылу на территории рейха. 12 апреля на аэродроме Винер-Нойштадт в результате союзной бомбардировки был уничтожен Ме-323Е «C8+GP», а через три дня уже в районе Белграда потерпел катастрофу и получил сильные повреждения (85 процентов) Ме-323 «С8+ВЕ».

14 июня союзники разбомбили аэродром Кечкемет в Венгрии, уничтожив там сразу четыре «Гиганта»: «C8+AF», «C8+EG», «C8+DE» и «С8+СЕ»[107].

Оглавление книги


Генерация: 0.270. Запросов К БД/Cache: 3 / 1