Глав: 17 | Статей: 53
Оглавление
Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Конина от Гиммлера

Конина от Гиммлера

Тем временем на востоке петля стала затягиваться вокруг столицы Венгрии. 19 декабря советские войска, ранее форсировавшие Дунай, перешли в новое наступление и прорвали фронт к юго-западу от Будапешта. Командующий группой армий «Зюд» генерал-оберст Ханс Фриснер предложил отвести часть войск с восточного берега Дуная. Однако начальник Генштаба Гудериан, сославшись на фюрера, запретил любой отход. «Фюрер считает, – сказал он, – что потеря Будапешта в момент успешного немецкого наступления на Западе снизит эффект последнего на 50 процентов», – вспоминал потом Фриснер[119]. Таким образом, Гитлер руководствовался чисто политическими соображениями. Внезапный удар в Арденнах должен был потрясти антигитлеровскую коалицию, а падение Будапешта в этих условиях было бы нежелательным событием. Город следовало оборонять до последней возможности.

24-го числа кольцо окружения вокруг Будапешта замкнулось. При этом в самом огромном городе мало что говорило о грозящей опасности – по улицам ходили трамваи, магазины были открыты, а жители готовились к Рождеству. Население не собиралось превращать свой город в поле боя, но у фюрера было иное мнение.

Руководителем обороны очередной «крепости» был назначен обергруппенфюрер СС Карл Пфеффер-Вильденбрух, который получил приказ сражаться за каждый дом. А командующий группой армий «Зюд» генерал-оберст Фриснер, неоднократно настаивавший на оставлении Будапешта, был отправлен в отставку с формулировкой «фюрер благодарит вас» и заменен генералом Велером, который подобных «пораженческих» предложений больше не выдвигал. В то же время из

Восточной Пруссии в Венгрию срочно перебрасывались подкрепления. Освобождение Будапешта и удержание западной части Венгрии стало для Гитлера главной задачей. При этом, как обычно, фюрер приказал организовать воздушный мост и готовить деблокирующий удар.

Штаб и I./KG4 «Генерал Вефер» в это время базировались на аэродроме Нови Двор в Словакии, а II./KG4 – на аэродроме Вийнер-Нойштадт. Некоторое время оба подразделения простаивали из-за нехватки топлива, но в разгар кризиса в Венгрии им были выделены необходимые запасы из специального «резерва фюрера». 23 декабря «Хейнкели» бомбили позиции советских войск, а в ночь на 25 декабря атаковали переправу через Дунай в районе Дунафёльдвара.

После этого обе группы получили приказ совместно с транспортными авиагруппами II./TG2, III./TG2, воздушно-десантной I./LLG2 и венгерской транспортной эскадрильей[120] осуществлять снабжение 70-тысячного гарнизона по воздуху. Помимо военных в городе находилось гражданское население численностью около 800 тысяч человек. В начале января в Вийнер-Нойштадт прибыла и III./KG4 майора Херберта фон Крузки. Таким образом, эскадра «Генерал Вефер» впервые после операции «Лягушачья икра» в июне 1942 года собралась в полном составе!

Поскольку расстояние до Будапешта было небольшим, а потребности котла явно превышали возможности авиации, летчики работали героически, совершая иногда по два-три вылета за ночь[121].

В ночь на 2 января 1945 года немецкие войска в составе семи танковых и двух моторизованных пехотных дивизий перешли в наступление. Им удалось прорвать фронт на глубину 30 километров и выйти к южным пригородам Будапешта. Однако прорвать кольцо окружения все же не удалось.

Между тем положение в котле резко ухудшилось после того, как 9 января был потерян последний аэродром на окраине города. Отныне, по уже отработанной схеме, снабжение перешло во вторую фазу: сброс контейнеров на парашютах. Содержимое в основном состояло из боеприпасов, одежды и продуктовых пайков. Однако до военных большая часть из них не доходила. Причем по двум причинам. Во-первых, значительная часть контейнеров падала на позиции советских войск. Во-вторых, сброс осуществлялся по ночам, а поиски начинались с утра. Однако часто выяснялось, что часть содержимого к тому времени уже была растащена гражданскими лицами. Войска принимали самые разные меры, вплоть до обозначения районов выброски световыми сигналами. Однако для того, чтобы осуществлять это на постоянной основе, в полуразрушенном городе попросту не хватало топлива.

В результате защитники «крепости» получали в среднем только 36 тонн грузов в сутки, а это было меньше половины от минимальных потребностей, необходимых для обороны.

13 января окруженный гарнизон Будапешта, вынужденный к этому времени оставить восточную часть города, с отчаянием запросил по радио помощи. Гитлер, не считаясь с потерями, тотчас приказал начать новый контрудар с целью деблокирования города. После непродолжительного перерыва утром 18 января немецкая группировка возобновила наступление, теперь в направлении на Секешфехервар, который 22 января был оставлен советскими войсками. Затем немецкие танки даже достигли берега Дуная к югу от Будапешта. Однако прорваться на север к столице так и не удалось.

Ко всем этим неприятностям добавились погодные условия. В середине января в Австрии прошли сильные снегопады, за два дня завалившие аэродром Вийнер-Нойштадт слоем снега толщиной почти в метр. В расчистке взлетно-посадочной полосы длиной 900 метров и шириной 30 метров участвовал не только технический персонал, но и все летчики. Даже офицеры штаба и командир II./KG4 майор Хессе взяли в руки лопаты. После двух суток непрерывной работы вылеты в Будапешт возобновились[122].

Постепенно территория котла сокращалась, а советская противовоздушная оборона вокруг него усиливалась. На пути к цели «Хейнкели» встречали свет десятков прожекторов и сильный заградительный огонь. Точно сбросить груз в таких условиях тоже было непростой задачей.

Впрочем, содержимое контейнеров порой вызывало возмущение и недоумение у защитников Будапешта. К примеру, некоторые из них содержали желтые флажки для обозначения мест падения неразорвавшихся боеприпасов, Железные кресты, которыми следовало награждать защитников[123].

29 января, накануне очередной годовщины прихода нацистов к власти, на город были сброшены специальные «праздничные» контейнеры с пожертвованиями от рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Когда они были открыты, там обнаружились сладости, сигареты и банки с кониной. И это притом, что именно последняя и без того являлась основным рационом защитников Будапешта. Сотни лошадей были съедены, так как их все равно нечем было кормить. На следующий день из котла пришел официальный протест на содержимое «гиммлеровских» контейнеров[124].

Время от времени в Будапешт отправлялись и грузовые планеры. Для их посадки использовалось небольшое поле в западной части города под названием Кровавый луг. Однако из-за расположенных поблизости многоэтажных зданий приземление там было сопряжено с большими опасностями. К примеру, 4 февраля DFS-230 фельдфебеля Георга Филиуса во время посадки врезался в семиэтажный дом. При этом после аварии так и остался торчать в нем. Всего I./LLG2 выпустила в Будапешт 48 планеров.

Последние полеты в «крепость» были совершены 12 февраля, а на следующий день гарнизон капитулировал. В общей сложности за полтора месяца в окруженный город было доставлено примерно 1500 тонн грузов. Потери транспортной авиации составили 44 самолета, в том числе 36 Ju-52/Зт, 7 Не-111 и 1 Ju-87.

Оглавление книги


Генерация: 0.215. Запросов К БД/Cache: 3 / 1