Глав: 17 | Статей: 53
Оглавление
Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Транспортник Bf-109

Транспортник Bf-109

Большие потери транспортных самолетов заставили командование 6-го воздушного флота люфтваффе задуматься над альтернативными способами снабжения «крепости». В итоге в середине марта к работе «воздушного моста» было решено задействовать… одномоторные дневные истребители Bf-109. Это было неслыханное дело, никогда ранее к их помощи еще не прибегали, даже в самых отчаянных ситуациях! «Мессершмитты» имели меньший радиус действий и несли значительно меньшую нагрузку, чем Ju-52 или Не-111. Но зато обладали и значительно большей скоростью и, в случае необходимости, могли постоять за себя.

Ближайшим к Бреслау аэродромом, с которого могли действовать истребители, был Швейдниц. От него до «крепости» было около 50 километров на северо-восток. Там базировалась I./JG52, которой командовал не кто иной, как гауптман Эрих Хартманн, – лучший ас люфтваффе, кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами.

Задачу по снабжению Бреслау получила 2-я эскадрилья, возглавляемая обер-лейтенантом Рудольфом Тренкелем. Это также был опытный ас, имевший на счету к тому времени уже 138 побед. Самолеты его эскадрильи должны были нести по одной «бомбе снабжения» – небольшому грузовому контейнеру, содержавшему боеприпасы и медикаменты. Последние имели парашюты из красного шелка, чтобы на земле их можно было быстрее отыскать.

Тактика действий «Мессершмиттов» во время вылетов на снабжение Бреслау выглядела следующим образом. Эскадрилью Тренкеля на пути к городу прикрывали истребители из других эскадрилий. После сброса «бомб снабжения» уже все «Мессершмитты» наносили штурмовые удары по позициям советских войск или же вели «свободную охоту» в этом районе.

Однако гладко было только в теории, на практике же немецким летчикам пришлось столкнуться с серьезным противником в лице советской зенитной артиллерии. Так, уже 15 марта непосредственно над Бреслау был подбит Bf-109G-14 самого обер-лейтенанта Тренкеля. Пилот получил тяжелое ранение, но смог дотянуть до расположения своих войск и около городка Штрелен, в 35 километрах южнее Бреслау, выпрыгнул на парашюте. Его отправили в госпиталь, и в боях он уже больше не участвовал.

На следующий день из вылета на снабжение Бреслау не вернулся еще один самолет из 2./JG52 – Bf-109G-14. Судьба его пилота фельдфебеля Хайнца Шиндлера осталась неизвестной, и с тех пор он числится пропавшим без вести. Затем 20 марта аналогичная участь постигла другого летчика эскадрильи – фенриха Райнера, чей Bf-109G-14 тоже не вернулся из вылета на снабжение котла.

21 марта к работе воздушного моста присоединилась III./JG52 майора Адольфа Борхерса. На следующий день ее пилоты во главе с командиром группы сбросили на город шесть «бомб снабжения», а затем в ходе «свободной охоты» сбили пять советских самолетов, два из которых были на счету майора Борхерса. При этом зенитным огнем был поврежден BM09G-14. Его пилот совершил вынужденную посадку «на живот» на аэродроме Шёнгартен.

23 марта к Бреслау вылетали истребители I./JG52, сбросившие восемь «бомб снабжения». На следующий день это задание выполнили уже двенадцать «Мессершмиттов» из той же группы.

Надо сказать, что точность бомбометания оставляла желать лучшего. Плотный огонь советских зениток не позволял немецким пилотам долго находиться над городом, выбирая на малой высоте подходящий момент для сброса. Значительная часть контейнеров так и не попала к защитникам Бреслау. Какие-то из них падали на советские позиции, какие-то – на заболоченные и затопленные территории, откуда их было уже невозможно извлечь.

Тем временем «воздушный мост» люфтваффе в Бреслау продолжал действовать. Так, в ночь на 3 апреля самолеты, подходившие поодиночке к городу с разных направлений, доставляли его гарнизону необходимые грузы. Правда, теперь они приземлялись в «крепости» уже в единичных случаях. Большей частью снаряжение, боеприпасы и продовольствие сбрасывались в контейнерах на парашютах.

При этом немецким летчикам приходилось преодолевать плотный, эшелонированный по высоте огонь частей 10-го корпуса ПВО. Советской стороной также использовалась тактика создания на подступах к городу, на вероятных маршрутах полета транспортных самолетов так называемых засад – маневренных подразделений зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов. Для этого из состава корпуса выделили 14 таких подразделений.

По советским данным, в ночь на 3 апреля в районе Бреслау зенитчики сбили пять Ju-52 и один Ju-88. При этом последний самолет, летевший на высоте 700 метров, стал жертвой засады, организованной маневренной группой 4-го зенитно-пулеметного полка.

Тем временем советские войска методично продвигались к центру города. 4 апреля был захвачен аэродром Гандау. Запасная взлетная полоса тоже работала с перебоями, так как постоянно подвергалась артобстрелам.

Последние три «Тетушки Ю», доставившие очередную партию грузов, приземлились на Кайзерштрассе в ночь на 7 апреля. Обратным рейсом они вывезли 52 раненых и два сбитых экипажа. После этого там приземлялись только грузовые планеры и легкие самолеты Fi-156. Последние тоже доставляли в «крепость» грузы, но все же главной задачей была перевозка важных документов и эвакуация пилотов планеров.

После этого снабжение «крепости» чрезвычайно осложнилось. Одновременно из города практически полностью прекратилась и эвакуация раненых, и госпитали оказались переполненными.

Теперь, как это уже много раз бывало в истории гитлеровских «крепостей», наступила последняя фаза – исключительно сброс контейнеров с воздуха. Эту задачу по-прежнему выполняли «Юнкерсы» из TG2 и TG3, а также «Хейнкели» из KG4 «Генерал Вефер». В конце войны эскадра лишь в единичных случаях действовала по своему изначальному профилю.

Так, в середине апреля 7-я эскадрилья гауптмана Карла Гунделаха привлекалась для специальной операции по разрушению советских переправ на Одере в районе Кюстрина. Для этого подразделение перебазировалось на аэродром Ютербог. Вылетая по ночам, «Хейнкели» с малой высоты сбрасывали в реку плавучие мины. Они представляли собой ВМ-1000, оборудованные специальными поплавками. После падения в воду они двигались по течению, а затем взрывались при контакте с мостом.

Последний вылет к Бреслау 30 Не-111 из I. и III./KG4 выполнили 27 апреля[131]. «Юнкерсы» сбрасывали грузы вплоть до ночи на 2 мая. Тогда же в котле приземлились два последних Fi-156, с тем чтобы забрать экипажи глайдеров. Далее полеты прекратились из-за банальной нехватки топлива… 5 мая Бреслау капитулировал.

Этот воздушный мост стал первой крупной операцией такого рода, в которой главную роль сыграли не старые добрые «Тетушки Ю», а именно бомбардировщики «Хейнкель». В общей сложности в Бреслау было выполнено 3200 самолето-вылетов, из которых тысяча пришлась на Ju-52/Зт и 2200 на Не-111. В «крепость» было доставлено 5600 тонн грузов, в том числе 2600 «Юнкерсами» и 3000 «Хейнкелями»[132].

Понятно, что в условиях тотального кризиса у люфтваффе просто не хватало сил, как раньше, сразу на два или три воздушных моста. Приходилось выбирать, так сказать, приоритеты. Поэтому не случайно «воздушный мост», если его вообще можно назвать таковым, в окруженную в апреле в Руре группу армий «Б» выглядел, мягко говоря, скромно. К тому же на Западе союзная авиация полностью господствовала в воздухе, вследствие чего полеты больших групп самолетов и их многочисленные посадки даже в ночное время были попросту невозможны. Гитлер предлагал использовать для снабжения частей фельдмаршала Моделя гидросамолеты, которые могли бы приземляться на водохранилищах и приставать к берегу. Однако до практического воплощения этой идеи не дошло. В результате в котел был выполнен всего 61 самолетовылет, из которых 43 пришлись на Ju-52/Зт и 18 на Не-111 из TGr.30. Было доставлено менее 100 тонн грузов, из которых 76 тонн пришлось на боеприпасы для стрелкового оружия.

Однако даже эти мизерные «достижения» дались большой ценой! Потери составили 15 самолетов, в том числе 11 «Юнкерсов» и 4 «Хейнкеля». В итоге, оставшись без какого-либо снабжения, 18 апреля войска группы армий «Б» капитулировали. Примечательно, что в качестве аэродромов в этой неудачной операции использовались Людвигслуст и Вердер, с которых взлетали транспортники, действовавшие на Восточном фронте. Таким образом, впервые снабжение «крепостей» и котлов на двух фронтах осуществлялось с одних и тех же авиабаз.

Оглавление книги


Генерация: 0.184. Запросов К БД/Cache: 3 / 1