Главная / Библиотека / Как уничтожать террористов. Действия штурмовых групп /
/ ЧАСТЬ II. ПЕРЕД ШТУРМОМ / Глава 7. Радиоперехват разговоров террористов с сообщниками, средства наблюдения и разведки

Глав: 7 | Статей: 29
Оглавление
Политический, религиозный и уголовный терроризм в настоящее время является одной из самых больших угроз в мире. Взрывы, захваты заложников, кораблей и самолетов, убийства и поджоги стали характерны для многих стран, в том числе для России.

Практическую борьбу с террористами ведут формирования специального назначения, В предлагаемой книге систематизированы сведения из открытых публикаций, дающие четкие ответы на вопросы, связанные с действиями штурмовых групп - «ударной части» таких формирований.

Книга предназначена широкому кругу читателей, но в первую очередь сотрудникам спецслужб, журналистам и политикам.

Глава 7. Радиоперехват разговоров террористов с сообщниками, средства наблюдения и разведки

Глава 7. Радиоперехват разговоров террористов с сообщниками, средства наблюдения и разведки

Радиоперехват переговоров

Одновременно с блокированием места теракта, выдвижением снайперов на позиции и первыми попытками наладить переговоры с террористами, необходимо всеми доступными средствами приступить к радиоперехвату. Преступники могут переговариваться по радио со своими сообщниками, оставшимися за внешним кольцом оцепления, со своими руководителями, возможно, отсиживающимися в безопасности далеко от места событий.

Нет надобности говорить о том, как важен перехват переговоров противника. Вспомним, как во время штурма президентского дворца в Грозном Аслан Мосхадов позвонил генералу Рохлину. Штурмовые группы приближались к дворцу, им оставалось пройти не более 100 метров. Масхадов предложил прекратить огонь и вывезти раненых и убитых.

Рохлин сразу согласился:

— Вывозим твоих и моих, а потом меняем всех на всех.

Мосхадов продолжал:

— Давай подождем, пока подойдут депутаты — ваши и наши, священнослужители.

Рохлин, будучи курсе всех переговоров чеченцев, понял, что противник просто хочет потянуть время.

— Тебе конец, — сказал он Мосхадову, — и ты сам это понимаешь... Осталось 100 метров. Сосед с юга перекроет, и ты не уйдешь. Боеприпасов у тебя нет!

— У меня все есть! — закричал Мосхадов.

— Неправда, я слышу все твои переговоры... — парировал Рохлин, — Плохи твои дела!

После этого заявления Мосхадов прекратил разговор.

Несколько лет спустя, там же в Чечне, в результате радиоперехвата был уничтожен террорист № 3 Ризван Читигов. Читигов скрывался в тайнике, который был сооружен в доме его дяди по имени Али. Спецназовцы обыскали дом, но ничего не нашли. В тот же день был перехвачен разговор Читигова, который сообщал, что находится у Али и нуждается в помощи. Спецназовцы снова обыскали дом, опять никого не нашли и, когда уже вышли за порог, услышали шум. Оказалось, что после ухода спецназа Читигов решил выйти из тайника и уронил на пол люк. Когда бойцы вернулись в комнату, их встретил автоматный огонь. Произошел короткий бой, в результате которого Читигов получил семь пуль и погиб.

Во время блокирования захваченного террористами театра на Дубровке, действия спецслужб, осуществлявших радиоперехват, оказались наиболее успешными. Как мы уже говорили, оперативный штаб принял решение немедленно раскодировать мобильные телефоны. Зашифрованный сигнал можно раскодировать, но для этого требуется время и сложная аппаратура. Незакодированный сигнал тоже нелегко расшифровать, но в этом случае нужны значительно более простые приспособления.

Все операторы сотовой связи, в том числе два крупнейших — «Билайн» и «МТС», без возражений немедленно раскодировали сигналы и предоставили свои помещения агентам ФСБ и ФАПСИ (Федеральная служба правительственной связи и информации, которая не только обеспечивала охрану правительственных телефонов, но и занималась электронной контрразведкой).

Многое говорит о том, что спецслужбы просто подключились к аппаратуре, передающей и усиливающей сигнал с мобильных телефонов.

Стоит добавить, что агенты занимались не только подслушиванием разговоров. Требовался еще и перевод — ведь часть разговоров шла на чеченском, арабском и других языках. После освобождения заложников на Дубровке ФСБ опубликовала запись разговоров Бараева с Зелимханом Яндарбиевым, который в то время находился в Чечне.

Интенсивность переговоров в районе театрального центра была очень высокой. Звонили террористы, звонили заложники (пока у них не отобрали мобильные телефоны), звонили толпы журналистов, собравшиеся вокруг театра. Если разговор представлял особый интерес, ФСБ, используя возможности операторов и собственные машины с пеленгаторами, с точностью до нескольких метров определяла местоположение говорившего.

Похоже, что именно таким образом был задержан Заурбек Талхигов. Он затесался в толпу журналистов на улице возле театра и очень подробно рассказывал Мовсару Бараеву о ситуации вокруг здания: о размещении снайперов, бронетранспортеров и воинских частей. Говорят, что спецслужбы запеленговали говорливого чеченца с точностью до нескольких метров.

Большинство сотовых телефонов подали своим владельцам сигнал о том, что аппарат раскодирован и легко прослушивается. На экранах некоторых телефонов появился маленький символ открытой задвижки, на большинстве — восклицательный знак. Трудно сказать, понял ли Бараев значение этих символов — понял ли он, что его телефонные разговоры прослушиваются.

* * *

Законность прослушивания телефонных переговоров, понятное дело, вызывает негативную реакцию со стороны правозащитников.

Однако все познается в сравнении. В демократической Европе еще 1999 году Европарламент принял резолюцию о законном перехвате связи в области новых технологий, которая наложила дополнительные обязательства на провайдеров Интернета и других операторов связи (спутниковые системы связи, кабельные и мобильные телефонные сети).

Резолюция предусматривает право полиции получать от сетевых провайдеров пароли от электронных почтовых ящиков, контактные номера участников конференций и пин-кодов мобильных телефонов. Кроме того, полиция получила возможность определять географическое местоположение владельцев сотовых телефонов, расшифровывать закодированные сообщения (для тех провайдеров, которые предлагают клиентам средства шифрования) и осуществлять перехват сообщений, причем все это — в течение нескольких минут или часов.

В резолюции содержится даже требование к провайдерам Интернета предоставлять возможность отслеживать действия пользователей в разных сетях, а также те услуги, которыми они пользуются. Провайдер должен обеспечивать возможность параллельного «прослушивания», а результирующие данные должны передаваться правоохранительным органам в читаемом формате.

В США существует система радиоэлектронной разведки «Эшелон», которая в состоянии перехватывать информацию по всему миру. Управляет системой Агентство национальной безопасности США, сотрудничающее с аналогичными службами Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии. «Эшелон» представляет собой глобальную сеть перехвата и анализа всех электронных средств связи: телефонной (обычной и сотовой), факсимильной, телексной, интернета и электронной почты. В ее поле зрения находятся также системы кабельной связи, проложенные по морскому дну между континентами.

В «Эшелон» входит около 120 спутников связи, разведки и слежения, часть которых располагается не геостационарных орбитах. Собираемая информация направляется в память самых современных компьютеров, в которых осуществляется ее расшифровка. Она пропускается через так называемые «словари Эшелона» — постоянно обновляемые базы ключевых слов. В них включаются имена людей, названия кораблей, организаций, стран, а также некоторые специальные термины. Ключами служат номера телефонов и факсов, электронные адреса в интернете, принадлежащие частным лицам, бизнесменам, организациям или правительственным службам. Определенный набор ключей дает возможность не только отбирать ценные сведения, но и отсеивать ненужные.

Специальное оборудование «Эшелона» способно автоматически классифицировать и определять тематику поступающей информации. Оно осуществляет весь цикл обработки сообщений — начиная с машинного распознавания устной речи и печатного текста и кончая автоматизированным переводом более чем со 100 языков.

С помощью «Эшелона» велось отслеживание более десятка телефонов, которыми пользовался самый высокопоставленный из сподвижников бен Ладена — Халид Шейх Мухаммед. Полученные данные вместе с агентурной информацией позволил осуществить его захват.

Средства наблюдения и разведки

Мы уже рассказывали об операции израильского спецназа «Сайрет Маткаль» по освобождению заложников в школе города Маалот. Эта операция закончилась неудачей — погибло большинство детей. Одной из причин трагедии стал недостаток разведывательной информации. Бойцы спецназа, штурмовавшие здание школы, не знали точного места расположения террористов.

С тех пор, а операция в Маалоте проводилась в 1974 году, многое изменилось в действиях спецподразделений. Появились и новые средства разведки. Уже в 1980 году во время операции по освобождению иранского посольства в Лондоне бойцы SAS укрепили на стенах здания и на крыше чувствительные микрофоны, позволявшие непрерывно следить за положением внутри посольства. Зная о каждом шаге террористов, можно было планировать и решительную атаку.

Известно, что в 1994 году в Марселе бойцам французской GIGN удалось установить микрофоны на фюзеляже захваченного террористами авиалайнера. Полученная информация, несомненно, способствовала успешному проведению штурма.

Чувствительные микрофоны могут быть помещены в воздуховодах систем кондиционирования и отопления, введены через вентиляционные решетки или небольшие отверстия, специально для этого просверленные в полу, стенах или потолке помещения. В особенно узкие каналы, например, в замочные скважины, можно просунуть трубчатый микрофон. Если на наружных стенах или в самом помещении удастся установить несколько микрофонов, то по силе голосов преступников и заложников можно определить их местоположение. Если группе захвата удается проникнуть в соседнее помещение, можно воспользоваться электронным стетоскопом.

При благоприятных условиях разговоры внутри помещения можно прослушивать через оконное стекло с использованием параболических и лазерных микрофонов.

В наши дни наблюдение за террористами можно вести и с помощью видеосистем. Маленькие оптоволоконные линзы типа тех, что используются в микрохирургии, вводятся в помещение через отверстия малого диаметра или, например, через вентиляционные решетки. Многие группы захвата широко применяют специальные тактические системы видеонаблюдения. Миниатюрная видеокамера закрепляется на раздвижной штанге, благодаря которой ее можно ввести внутрь помещения через дверь или окно. Экран находится непосредственно над ручкой штанги. Такая система позволяет без риска для жизни осмотреть помещение, оценить ситуацию и провести успешный штурм.

Во время операции в театре на Дубровке, как сообщали официальные источники, спецназовцам удалось проникнуть в помещения, непосредственно примыкающие к зрительному залу, пробить стену и установить в отверстии видеокамеры и микрофоны, благодаря которым они могли контролировать действия террористов.

Трудно сказать, правда ли это. Судя по стремительному штурму, похоже на правду — бойцы «Альфы» и «Вымпела» были прекрасно осведомлены о расположении террористов. Но если судить по ошибочной установке на то, что здание будет полностью разрушена от подрыва любого из поясов шахидов, то возникают сомнения в такой «продвинутости» российских спецслужб. Опытный сапер по внешнему виду и размеру основного заряда легко бы определил, что он предназначен вовсе не для разрушения огромной бетонной коробки, а для поражения людей.

* * *

Одним из технических приемов является совмещение снайперского прицела со специальной видеокамерой. В результате руководство операцией видит то же самое, что и снайпер.

Еще одним полезным техническим достижением стал компактный радиолокационный индикатор движения. Устройство, весом всего 7 килограммов и снабженное автономным питанием, способно улавливать перемещения за неметаллическими стенами. Это ценное подспорье в ситуациях, когда расположение террористов и заложников неизвестно. С его помощью можно выяснить, что ждет группу захвата внутри здания, не нанесет ли подрыв стены или двери вреда заложникам.

В США полицейские формирования АТ, агенты ФБР и Секретной службы широко применяют винтовки Remington-700 калибра .308 (7,62 мм) с оптическим прицелом типа Leupold Ultra 3.5X10, или с инфракрасным прицелом Starscope фирмы Litton. Достаточно тяжелая пуля Remington-700, как мы уже говорили, особенно предпочтительна, если приходится стрелять через стекло.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.142. Запросов К БД/Cache: 3 / 1