Главная / Библиотека / Как уничтожать террористов. Действия штурмовых групп /
/ Часть III. ШТУРМ / Глава 4. Проникновение штурмовых групп в наземные транспортные средства

Глав: 7 | Статей: 29
Оглавление
Политический, религиозный и уголовный терроризм в настоящее время является одной из самых больших угроз в мире. Взрывы, захваты заложников, кораблей и самолетов, убийства и поджоги стали характерны для многих стран, в том числе для России.

Практическую борьбу с террористами ведут формирования специального назначения, В предлагаемой книге систематизированы сведения из открытых публикаций, дающие четкие ответы на вопросы, связанные с действиями штурмовых групп - «ударной части» таких формирований.

Книга предназначена широкому кругу читателей, но в первую очередь сотрудникам спецслужб, журналистам и политикам.

Глава 4. Проникновение штурмовых групп в наземные транспортные средства

Глава 4. Проникновение штурмовых групп в наземные транспортные средства

Автобус и автомобиль

В предыдущей главе мы уже рассматривали штурм автобуса, который был подан к воротам тюрьмы по требованию взбунтовавшихся заключенных. Подобный случай нередко встречается в практике АТ-групп. Террористы захватывают заложников в каком-нибудь здании: в общежитии олимпийской деревни, в больнице, в тюрьме, и спустя некоторое время требуют автобусы, чтобы добраться до аэропорта, где их должен ждать самолет, либо до удаленных горных аулов, находящихся под их контролем. Штаб операции оказывается перед выбором: предоставлять или не предоставлять транспортное средство.

В пользу варианта с автобусом штаб выскажется в том случае, если придет к выводу, что при штурме автобуса заложники подвергнуться меньшему риску. Кроме того, если заложников много, то часть их может просто не поместиться в автобус и окажется на свободе. В рассмотренном случае бунта в сухумском следственном изоляторе предоставление автобуса было оправданным, так как тем самым зачинщики бунта отделялись от основной массы заключенных. А в подобных операциях главной задачей обычно является нейтрализация вожаков.

Если принимается решение о предоставлении террористом транспортного средства, то нужно позаботиться о следующем:

Во-первых, марка автобуса или автомобиля, который будет предоставлен террористам, должна быть достаточно распространенной, чтобы группа захвата могла немедленно приступить к отработке штурма на идентичном экземпляре.

Во-вторых, конструкция транспортного средства должна максимально облегчить штурмующим выполнение их задачи. Например, в автобусе или автомобиле не должно быть затемненных стекол, которые лишают снайперов возможности вести наблюдение, а в случае необходимости открыть огонь по преступникам.

В-третьих, транспортное средство должно пройти предварительную подготовку.

Подготовка автобуса, который был предоставлен включенным в сухумском изоляторе, оказалась не совсем удачной. Один из зарядов не сработал, и автобус продолжал двигаться. А как раз самым важным в штурме транспортного средства является его принудительная остановка, причем в нужном месте. В настоящее время у АТ-подразделений имеются специальные блоки дистанционного выключения двигателя, которые можно установить буквально за минуту. С их помощью опытный оператор остановит транспортное средство именно в том месте, где его ждет группа захвата.

Принудительную остановку автобуса можно осуществить путем повреждения тормозной системы или электрооборудования. Как правило, разрыв гидравлической системы ведет к автоматической блокировке задних тормозов, и. соответственно, к остановке автобуса. Остановить машину можно, например, на перекрестке при красном сигнале светофора. Бойцы группы захвата, одетые как обычные прохожие, появляются на пешеходном переходе. Один из них незаметно «ныряет» под автобус и перерезает шланг тормозной системы (Понятно, что для быстрого выполнения этой операции, у него должен быть специальный мощный инструмент). Когда зажигается зеленый свет, автобус не может тронуться с места, что вызывает замешательство преступников. Именно в этот момент группа захвата должна начать штурм.

В зависимости от обстоятельств автобус с преступниками может быть заблокирован грузовиком. Причем второй грузовик должен заблокировать автобус сзади. Что касается группы захвата, то она следует за автобусом с преступниками в закрытом фургоне и мгновенно начать действовать, как только автобус остановится.

Более сложной ситуацией, по сравнению с предоставлением преступникам подготовленного транспортного средства, является захват заложников в обычном городском, туристском или междугородном автобусе.

* * *

14 октября 1995 года в Москве произошел захват автобуса с южнокорейскими туристами. Неудачливый предприниматель из Петропавловска-Камчатского Виктор Сургай, вооруженный пистолетом и взрывным устройством, захватил экскурсионный автобус «Мерседес» прямо под стенами Кремля на Васильевском спуске. Заложниками оказались 26 туристов, водитель и переводчик. Террорист потребовал 10 миллионов долларов США и возможность вылета из Москвы на самолете. Пункт назначения не назывался.

 В случае невыполнения требований преступник угрожал взрывом одного из аэропортов столицы, где, по его словам, находился брат, имеющий мощное взрывное устройство. Переговоры с террористом через водителя автобуса вели сотрудник МВД Ю. Семенов и боец группы «А» капитан И. Мирошниченко. Незамедлительно был создан оперативный штаб во главе с директором ФСБ М. Барсуковым. Кроме высокопоставленных начальников ФСБ, МВД и Минобороны, в штаб вошел мэр Москвы Ю. Лужков. По свидетельству сотрудников «Альфы» это был тот нечастый случай, когда члены штаба работали слаженно и обеспечили успешные действия группы антитеррора.

 Исходя из сложившейся ситуации, сотрудники спецподразделения антитеррора «Альфа» провели рекогносцировку, наметили варианты действий, определили маршруты выдвижения групп захвата, организовали снайперское прикрытие. Кстати сказать, снайперы заняли позиции на кремлевских башнях. Были также сформированы две группы прикрытия.

 С помощью мэра Москвы были найдены необходимые деньги и однотипный автобус. Рассказывает один из сотрудников «Альфы»:

 «При всей мощи ФСБ, ГУВД мы не могли найти однотипный автобус. Подчеркиваю, не похожий, а однотипный. Автобус был непростой — “Мерседес” турецкого производства. А он имеет большие особенности и отличия. Например, там не просто боковые стекла — триплексы стоят мощные. Их трудно разбить. Потом, система открывания дверей совсем другая, непривычная. Словом, особенностей много. Крайне был необходим автобус для тренировки. Команда Лужкова — и над мостом стоит такой же автобус. Более того, Юрий Михайлович разрешил нам потренироваться “по-боевому”, то есть не жалея автобуса. Ну, и мы не подвели».

О террористе практически ничего не было известно. Поначалу предполагалось в ходе переговоров заставить преступника выглянуть в окно и поразить его снайперским огнем с одновременным проведением штурма силами группы захвата. В 20 часов сотрудники групп уже заняли исходные позиции для проведения операции. Однако бандит оказался не так-то прост. Он проявлял максимальную осторожность, прятался за сиденьями автобуса, в оконных проемах не появлялся. Более того, заставил водителя переместить автобус на 20 метров вперед. Все это потребовало внести коррективы в первоначальный план.

Тем временем переговоры с террористом продолжались. Около 22 часов он освободил всех удерживаемых женщин и трех мужчин. Бандит уменьшил сумму требуемых денег до 1 млн. долларов и потребовал радиостанцию для связи со штабом. В 22.30 через водителя автобуса были переданы 470 тысяч долларов с условием освобождения еще нескольких заложников. Через десять минут заложники был и вы пушены на свободу. Он и рассказали, что террорист — мужчина примерно 40 лет, высокого роста, крепкого телосложения, одет в черную кожаную куртку, светлую рубашку и темные брюки. На голове — спортивная шапочка, закрывающая все лицо, с прорезью для глаз. Вооружен пистолетом, предположительно системы Макарова. В левой руке — сумка, в которой, по словам террориста, находится взрывное устройство. Бандит располагается в передней части автобуса, у второго-третьего ряда кресел. Это была важная информация, однако оставалась еще проблема сумки террориста. Действительно ли там было взрывное устройство или преступник блефовал?

Получив первую часть суммы, террорист потребовал предоставить легковую автомашину без водителя и возможность беспрепятственного переезда в аэропорт Домодедово. Одновременно он требовал передать оставшиеся деньги. В ответ на эти требования штаб принял решение предоставить автомобиль и во время пересадки захватить преступника.

В 23.30 к автобусу подогнали автомобиль «Волга». Террорист заставил водителя автобуса осмотреть машину и отказался пересесть в нее. Террористу не понравилось, что «Волга» оснащена радиостанцией. Вскоре вместо «Волги» ему были предоставлены «Жигули». Но террорист не пересел и в эту машину до получения всей суммы денег. Тогда было решено осуществить захват бандита в момент передачи денег.

В 2.00 15 октября группы захвата начали выдвижение на исходные позиции. Следовало действовать с особой осторожностью, ибо стало известно, что, скорее всего, террорист обладает настоящим взрывным устройством. Во время движения автобуса террорист предупредил водителя: «Поедем осторожно, иначе эта штука взорвется». Возможно, преступник продолжал блефовать, но в любом случае возможность взрыва нельзя было сбрасывать со счетов. По словам спецназовцев, с хода действовать было нельзя, поэтому долго просчитывали варианты.

В 2.38 капитан И. Мирошниченко при передаче денег бросил световую гранату в окно автобуса. Взрыв гранаты стал сигналом к штурму. Группа захвата во главе с капитаном Ю. Торшиным через разбитое окно и разблокированную дверь проникла в салон автобуса. Одновременно к левому борту подошла автомашина «ЗИЛ-130» и группа В. Демидкина из кузова машины ворвалась в автобус. Террорист открыл огонь из пистолета. В перестрелке он был убит. Заложники эвакуированы. Деньги возвращены.

* * *

Обратим внимание читателей, что в рассмотренном случае присутствовали все элементы антитеррористической операции, о которых мы говорили ранее: 1) блокирование места события; 2) снайперское прикрытие; 3) образование оперативного штаба; 4) разведка; 5) длительные переговоры с террористом; 6) выполнение некоторых его условий в обмен на выдачу части заложников, 7) тренировка штурма на аналогичном объекте; 8) скрытное выдвижение штурмовых групп — и, наконец, 9) стремительная атака с разных направлений.

Отметим следующий момент: у захваченного автобуса «Мерседес» турецкого производства была «непривычная» для спецназа система открывания дверей. Надо полагать, что эта система достаточно хорошо была изучена бойцами «Альфы», если в момент штурма двери оказались разблокированными. У большинства моделей автобусов пульт управления дверями находится рядом с окном водителя, которое обычно не запирается, чтобы водитель мог воспользоваться пультом, находясь снаружи. В связи с этим, по крайней мере, один из членов группы захвата выдвигается к двери водителя с левой стороны автобуса. Его задача — разблокировать двери, ведущие в салон и контролировать водителя.

Одной из проблем, с которыми приходится сталкиваться при штурме автобуса, являются стекла салона, которые обеспечивают преступникам круговой обзор.

С одной стороны это обстоятельство мешает скрытному выдвижению групп захвата. Но с другой — появляется хорошая возможность решить дело снайперским огнем, особенно если преступник один. Если террористов несколько, то, как мы уже говорили, за каждого из них должны отвечать по два снайпера, и все преступники должны быть уничтожены одновременно. Понятное дело, если преступники начнут прятаться от снайперов за занавесками или за спинами заложников, то такое их поведение значительно упростит группе захвата задачу — скрытно подойти к автобусу.

Спецсредства отвлекающего и шокового действия используются как снаружи, так и внутри автобуса. К случае срабатывания спецсредств в салоне необходимо учитывать, что в замкнутом пространстве эти устройства могут представлять опасность для заложников, в особенности для детей и больных людей. Не исключено, что удастся использовать химические боеприпасы с помощью системы вентиляции автобуса.

Известны различные варианты штурма автобуса, обычно группой от пяти до десяти бойцов. Вот как описывает стандартную схему штурма небольшого автобуса российский спецназовец, скажем так, в неформальной обстановке:

«Стандартная ситуация: перегораживается дорога либо БТРом, либо грузовиком, одновременно идет отстрел передних колес, одновременно подрывы, отвлекающие внимание террористов, плюс по идее подрыв, который разносит двигатель ПАЗику (хотя в принципе на спущенных передних колесах он и так встает).

Первая группа идет — это на водителя, они его через дверь выносят. Вторая группа заходит через переднюю дверь — в ПАЗике передняя дверь открывается ударом. Вторая группа идет через задний запасной выход, вышибая стекло. Плюс блокирующие группы, которые стоят на отсечении спереди и сзади. Стекла выносятся, для этого есть специальная кувалда. Первый номер штурмовой группы — он кувалдой выносит стекло. А кувалда, она специальная, определенной формы, она выносит собой практически все стекло. А в автобусах же стекла — сталинит, он, когда рассыпается, то рассыпается без острых кромок, в крошево. К тому же он утягивает за собой резиновый уплотнитель. Фактически группа залетает в окна, их не касаясь.

Группа пошла, зашла. Террористов, кого постреляли, кого в плен, Остальных положили — и всех на “фильтр”. Вообще, стараются в таком случае террористов мочить — оно безопаснее. Банальная ситуация: вход группы внутрь автобуса — перед ней стоит тело. В руках может быть все, что угодно, от “Калаша” до гранаты. Гораздо проще не ждать его реакцию на команду «лежать!», а прислать ему две «маслины» между глаз, и на этом все закончится. Оно так безопаснее для заложников. Водилу обычно вытаскивают, с ним проще: первый номер открывает дверь, а второй номер водилу выдергивает — при этом, как правило, он делает два кульбита и приземляется четко на спину, дальше расслабляющий под дых...»

А вот как описывает штурм автобуса американским спецназом Лерой Томпсон:

Оптимальное число штурмующих 7—8 человек. Боец № 1 контролирует водителя и находится либо перед автобусом, либо у двери со стороны водителя. Второе предпочтительнее, так как одновременно позволяет открыть переднюю дверь с помощью пульта в кабине водителя. Боец № 2 находится позади автобуса и готовится вывести из строя двигатель. Боец № 3 обеспечивает прикрытие сзади. Как правило, непосредственно в салоне должно оказаться не менее четырех штурмующих: два бойца контролируют пассажиров (№ 4 и № 5), два других (№ 6 и № 7) двигаются по проходу в поисках преступников и оружия. Задача упрощается, если злоумышленники заранее идентифицированы и могут быть узнаны. Хотя и тогда всех пассажиров следует заковать в наручники и вывести из автобуса, чтобы убедиться в отсутствии среди них сообщников преступников.

Первая четверка быстро осматривает пространство под сиденьями, чтобы убедиться, что никто не спрятался там с оружием в руках, и лишь затем пара бойцов начинает двигаться по проходу. Вошедший в салон первым, громко и отчетливо кричит: «Полиция (ФБР и т.д.), всем руки вверх!» Возможно, потребуется сразу удалить из салона водителя и пассажиров с передних сидений, чтобы бойцы в начале салона могли свобод-

Успешные действия «Альфы» и других подразделений спецназа с высоким уровнем подготовки не должны создавать впечатление, что освобождение заложников из автобуса, захваченного даже одним единственным террористом, является не таким уж сложным делом.

В августе 2010 года весь мир был потрясен гибелью восьми заложников от рук террориста, захватившего автобус Маниле, столице Филиппин. Автобус, в котором которого находились 25 человек, захватил 55-летний Роналдо Мендоза — старший инспектор полиции, уволенный в 2008 году в связи с подозрениями в грабеже и вымогательстве. Бывший полицейский, вооруженный винтовкой М-16, требовал от властей восстановить его в должности. В автобусе, захваченном около одного из центральных парков Манилы, находились 22 туриста из Гонконга, а также трое филиппинца — водитель, экскурсовод и фотограф. В ходе переговоров Мендоза согласился освободить 9 заложников.

Уговорить бывшего полицейского сдаться пытался один из его братьев, Грегорио Мендоза, — тоже сотрудник полиции. Затем Грегорио Мендоза был арестован. Полиция заявила, что его не просили принимать участие в переговорах, и что он прошел в огражденную зону с оружием.

После того как в автобусе Роландо Мендоза в прямом эфире по телевидению увидел арест своего брата, он стал вести себя нервно и по радио приказал полицейским отпустить брата, угрожая в противном случае убийством заложников.

Первые выстрелы из автобуса прозвучали около 19:21. Затем автобус тронулся с места. Однако снайперы прострелили шины, и автобус остановился. В 19.30 раздались новые выстрелы. В этот момент водителю удалось выбраться из автобуса и сбежать. По свидетельству выживших заложников Мендоза взбесился после того, как увидел, что его брат и его жена были арестованы. Первым был застрелен в голову Маса Це, которого ранее Мендоза приковал наручниками к рулю. Понимая, что сейчас он начнет убивать остальных заложников, пятеро мужчин бросились на преступника. Однако Мендоза сделал шаг назад и застрелил их до того, как эти пятеро смогли до него добраться. Затем Мендоза продолжил убивать заложников одного за другим, целясь им в головы.

Спецназ полиции начал окружать автобус в 19:37. Полицейские разбили окна автобуса кувалдами и попытались войти в него, однако Мендоза ответил стрельбой. Никто из полицейских не знал об экстренном способе открывания дверей, что помогло бы им сэкономить время и силы. Попытка открыть дверь с помощью троса, привязанному к полицейской машине, закончилась неудачей — трос разорвался. Попытки полиции войти внутрь автобуса длились около часа. Наконец полиции удалось открыть дверь и забросить в автобус четыре канистры со слезоточивым газом. Во время штурма полицейский снайпер, который занял позиции еще днем, зыстрелил Мендозу.

В результате этой операции из 15 заложников, находившихся в автобусе, восемь было убито, семеро — ранены. В автобусе нашли 58 гильз от винтовки М16.

Как считают все специалисты, действия филиппинского спецназа отличались крайним непрофессионализмом. По мнению действующего офицера «Альфы» подполковника Дмитрия К., террориста можно было просто заболтать и, уловив момент, поразить либо нелетальным оружием, либо выстрелом снайпера. Вместо привлечения профессиональных психологов и переговорщиков к автобусу подвели родного брата опального офицера, которого у него же на глазах очень грубо арестовали. Мендоза, находившийся в состоянии крайнего стресса, еще больше возбудился и, возможно, потерял контроль над своими действиями.

Как говорят российские специалисты по борьбе с терроризмом, попытки разбить автобусные стекла молотками вызвали у них только улыбку сожаления. В настоящее время существуют технические средства, которые позволяют мгновенно высадить даже бронированное окно.

Штурм поезда

Штурм поезда, захваченного террористами, редкая задача в практике спецназа разных стран. Террористы прекрасно понимают, что поезд всегда можно остановить в самом удобном месте для группы захвата. Кроме того, для того чтобы захватить и контролировать поезд (особенно вместе с локомотивом) требуется многочисленная группа террористов. Захват одного из вагонов поезда — тоже не лучший вариант, так как к нему группа захвата сможет легко подобраться, например, но крышам других вагонов. И все же в мировой практике борьбы с террором были два захвата поезда. Оба произошли в Нидерландах в 1975 и 1977 годах. И в обоих случаях действовала организация, называющая себя Свободная молодежь Южно-Молукских островов».

Позже, анализируя причины, по которым молукцы выбрали объектом нападения именно поезд, специалисты пришли к выводу: иного и быть не могло. Поезд — это транспортное средство, которое оказалось наиболее знакомым, привычным для молодых террористов. Там, где садятся и взлетают самолеты, — охраняемый аэропорт, там проверка пассажиров и багажа, а на железной дороге ничего подобного нет. В вагон можно, в сущности, пронести все, что угодно, в том числе оружие и боеприпасы.

Протяженность состава поезда диктует некоторые особенности действия АТ-подразделения. Перед штурмом необходимо знать, где именно располагаются террористы. Не исключено, что некоторые из вагонов не будут находиться под их постоянным контролем. Поэтому требуется непрерывно вести сбор разведданных с применением средств прослушивания и видеонаблюдения. Следует также выявить все «мертвые» зоны, недоступные для наблюдения из вагонов. Таких зон вдоль всего состава более чем достаточно: это и пространство под вагонами, и вблизи насыпи, по которой проложены рельсы, и крыши вагонов.

Важную роль могут сыграть снайперы. Поскольку террористы в голове и в хвосте поезда могут не иметь постоянной связи, для их уничтожения не понадобится снайперский залп, как, например, в случае с автобусом. Скорее всего, снайперам представится возможность отстреливать преступников поодиночке, особенно в последние 1—2 минуты перед штурмом. Только надо помнить, что в вагонных окнах стоят особо прочные стекла.

Перед штурмом группа захвата, разумеется, будет тренироваться на аналогичном вагоне. Снайперам тоже следует принять участие в таких тренировках.

В связи с протяженностью состава особенно важным является проникновение в поезд сразу в нескольких точках. Чрезвычайно важно разработать схему действий, которая сведет к минимуму возможность попасть под огонь своих. Например, если «зачистить» предстоит пять вагонов, план должен предусматривать «зачистку» одной группой заднего и соседнего вагонов. Еще одна группа будет «зачищать» два передних вагона, а третья группа возьмет на себя вагон посередине.

В том случае, если в составе поезда есть купейные вагоны, следует помнить, что в таких вагонах применение специальных средств малоэффективно, за исключением случая, когда спецустройство сработает непосредственно в купе, где находятся преступники.

В качестве примера рассмотрим уже упоминавшийся захват поезда в Нидерландах в марте 1977 года. Девять террористов захватили поезд, следовавший из Роттердама в Гренинген, и взяли в заложники 51 человека. Одновременно еще четыре террориста из той же организации «Свободная молодежь Южно-Молуккских островов» ворвались в среднюю школу в окрестностях Бовенсминде. Террористы требовали признать Южно-Молукские острова независимым государством (в этом вопросе Нидерланды должны были повлиять на Индонезию).

Кроме того, они требовали выпустить из тюрем членов своей организации, отбывающих наказание за теракт 1975 года и предоставить самолет «Боинг» в аэропорту Амстердама.

Террористам было хорошо известно, что голландские власти, в отличие, скажем, от израильтян, настроены категорически против силовых действий и пойдут на переговоры. Таки случилось, однако беседы и уговоры доктора психологии Мюльдера, который представлял правительство, ни к чему не привели. Террористы, захватившие поезд, вели себя самоуверенно, угрожали властям и уступать не собирались.

Через несколько дней в захваченной школе произошло массовое пищевое отравление детей. Сложно сказать, было ли это спланированной акцией голландских спецслужб или случайностью, но бандитам пришлось уступить. Из 110 заложников они выпустили 106 человек.

Переговоры затягивались, шли все тяжелее и напряжен нее. В правительстве, наконец, стали склоняться к штурму. К 1977 году Голландия уже создала свое подразделение по борьбе с терроризмом. Но, сформированное всего несколько месяцев назад, это подразделение еще не имело соответствующей подготовки. Ставку решено было сделать на армию.

Проведение операции поручили спецотряду корпуса морской пехоты ВВЕ (Bijzondere Bijstands Eenheid). Кроме подразделения ВВЕ к операции были привлечены боевые пловцы из 7-й голландской группы СБС. С делано это было неспроста. Невдалеке от того места, где находился захваченный поезд, проходили осушительные каналы.

Ночью боевые пловцы по каналам подплыли к поезду, доползли до вагонов и установили специальные подслушивающие устройства. Высокочувствительная аппаратура реагировала на движение людей, а также па металлические предметы. Это дало возможность круглосуточно «слушать» террористов, отслеживать их местонахождение. Кроме того, в ходе своего ночного рейда боевые пловцы установили под вагонами взрывчатку.

Наконец, на 20 день после захвата поезда, было принято решение о штурме. Ночью, используя аппаратуру ночного видения, бойцы ВВЕ скрытно вышли к поезду и заняли исходные позиции. Они уже знали численность террористов и места в вагоне, где те располагались. Время «X» было назначено на 4.50 утра. Сигнал к штурму — пролет шести истребителей голландских ВВС над поездом. Когда «Старфайтеры» с грохотом и ревом низко прошли над вагонами, в поезде возникло замешательство: террористы невольно вскинули головы к потолку, бросились к окнам.

В это время прозвучали взрывы, которые выбили вагонные двери. Бросив светозвуковые гранаты, бойцы группы захвата ворвались в вагоны. В перестрелке погибли двое заложников. Несмотря на команду спецназовцев лежать, эти двое вскочили на ноги и попали под пули. Еще один заложник был ранен, в него успел выстрелить террорист. В ходе штурма бойцы ВВЕ уничтожили шестерых бандитов, трое сдались.

Атака школы в Бовенсминде, которая проводилась одновременно со штурмом поезда, также завершилась успехом. В тот момент, когда «Старфайтеры» громыхали над вагонами, бронетранспортер мощным ударом пробил одну из стен школьного здания. Спецназовцы ворвались внутрь. Четырех террористов удалось захватить врасплох. Трое из них безмятежно спали, четвертый, судя по всему часовой, дремал и не успел среагировать.

Как при штурме поезда, так и школы потерь среди бойцов подразделений специального назначения не было.

Отметим интересный факт. События с захватом поезда, разумеется, были под пристальным вниманием средств массовой информации. Через две недели после захвата разгорелся скандал: журналисты узнали, чем кормят террористов. Меню оказалось весьма разнообразным. Но особенно возмутило газетчиков большое количество сладостей — конфеты, пирожные, торты в избытке поставлялись террористам. Тут же раздались голоса, что власти бездействуют и кормят преступников деликатесами. Журналисты есть журналисты — им бы только раздобыть сенсацию. Между тем специалистам давно известно, что повышенное содержания сахара в крови снижает агрессивность.

С тех пор прошло много лет. Данную операцию изучали несколько поколений бойцов подразделений АТ. Всегда отмечались слаженные действия различных подразделений: авиации (отвлекающий маневр), боевых пловцов (разведка и обеспечение доступа в вагон) и снецподразделения (штурм поезда). На базах спецназа многих стран обязательно есть учебный вагон, на котором отрабатывается техника штурма. Однако громких захватов поездов с тех памятных событий 1977 года пока не случалось.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.255. Запросов К БД/Cache: 0 / 0