Глав: 9 | Статей: 78
Оглавление
В книге представлен широкий перечень охотничьего оружия от копья римского охотника и средневековых стрел, использовавшихся во время охоты на дикого вепря, до применявшегося китобоями гарпунного ружья и винтовок Винчестера. Детально описаны все виды охотничьих сабель, ножей, штыков, луков, арбалетов, ружей и другого оружия от Средневековья до двадцатого столетия. Это исследование будет интересно всем, кто хочет больше узнать об орудиях охоты и о способах их применения.

Средневековые арбалеты

Средневековые арбалеты

Первые арбалеты появились в вооружении европейских армий в IX в. Хотя на гобеленах из Байе не встречаются изображения арбалетов, Гильом де Пуатье, биограф Вильгельма Завоевателя, утверждает, что они составляли часть вооружения нормандской армии в битве при Гастингсе. В поэме, предположительно написанной Ги, епископом Амьена, известной только по не очень хорошего качества копии XX в., где описывается это сражение, также содержатся упоминания о метких арбалетчиках Вильгельма Завоевателя.

В Книге Судного дня (1085-1086) упоминается «Одо-арбалетчик», являвшийся хранителем королевской собственности, находящейся в Йоркшире. Интересное изображение арбалета находим и в рукописи, которая датируется примерно 1086 г. Это каталанская копия «Четырех всадников апокалипсиса» из комментариев испанского монаха Беатуса Ливанского, составленных в VIII в. (сегодня хранится в Кафедральной библиотеке Бурго-де-Осма). На ней изображен всадник с небольшим натянутым арбалетом в руке (рис. 73).

Полагают, что Вильям Руфус был убит в Новом лесу во время охоты именно арбалетным болтом. Правда, до этого времени по-прежнему имелись только несколько упоминаний, указывающих на то, что арбалет рассматривался как оружие, имеющее особое применение. Однако где-то между 1118 и 1148 гг. византийская принцесса Анна Комнина написала «Алексиаду», где описывает арбалеты, показавшиеся ей новым и ужасным оружием: «Варвары используют арбалет (зангр или цагра), это оружие совершенно неизвестно грекам. Чтобы натянуть его, одни используют правую руку, держа его в левой, другие держат тетиву двумя руками. Этот инструмент войны, который стреляет на огромные расстояния, следует натягивать лежа почти на спине, с силой упершись ногами о соответствующие полукружия лука. Взяв тетиву двумя руками, ее натягивают одним рывком, используя всю силу тела.

В средней части арбалета находится желобок в форме цилиндра, разрезанного пополам длиной примерно в половину стрелы, он идет от тетивы к центру лука. В этот желобок кладут различные стрелы перед выстрелом. В основном они короткие, но с необычайно толстыми, тяжелыми концами. Во время выстрела тетива толкает стрелу с такой силой, что ее удар неотразим, она пробивает щит или тяжелый железный нагрудник и, пронзив тело, вылетает с другой стороны, продолжая столь же неотразимый полет.

Известно даже, что стрела такого типа сумела пробить бронзовую статую. Когда ее выпускали в стену очень большого города, ее конец или выходил с наружной стороны, или поглощался стеной и тоже исчезал из вида. Воистину эту стрелу можно назвать дьявольской машиной».



Рис. 73. Конный арбалетчик со взведенным и заряженным арбалетом. Фрагмент из «Четырех всадников апокалипсиса». Кафедральная библиотека, Бурго-де-Осма, Испания

Не только принцесса выступала с критикой арбалетов. В 1139 г. на Втором лютеранском соборе, проводившемся под эгидой папы Иннокентия II (1130-1143), приняли 29-й канон, в котором указывалось, что арбалет является «оружием, противным Господу и непригодным для использования христианином». Однако крестоносцы не испытывали мук совести, применяя арбалеты против неверных, и Ричард I оказался одним из тех военачальников, кто поощрял их использование.

Рассказывают, что он лично убил из арбалета нескольких сарацин во время осады Аскалона и сам пал жертвой арбалетного болта при осаде замка Шалу в Нормандии в 1199 г. Тот факт, что это произошло во Франции, показывает, что к религиозным запретам далеко не всегда прислушивались. Папа Иннокентий III (1198-1216) счел необходимым повторить запрет, но к началу XIII в. повсеместно игнорируется декрет, и вскоре арбалеты получают широкое распространение.

Изучение истории оружия позволяет прийти к выводу, что почти все ограничения, выносимые в связи с запрещением конкретных видов оружия, вводились потому, что они считались новым и смертоносным приспособлением. Нередко так реагировали и на известное оружие, которое неожиданно начинали применять в новой сфере деятельности. Примером последнего случая может служить карманный пистолет, который на протяжении XVI в. считали оружием убийц, или пневматические ружья, считавшиеся в XVIII в. оружием снайпера.

Несмотря на действующий в Европе на протяжении XII в. запрет на использование арбалетов, в их внешнем виде происходили значительные улучшения. Нагляднее всего они отразились в конструкции составных луков. Только один факт мешает принять это предположение: из описаний становится ясно, что большинство европейских арбалетов продолжали изготавливать из дерева. Возможно, усовершенствование арбалетов проходило по пути создания более легкого и надежного спускового механизма.

Неизвестно, какое именно устройство замка или фиксатора тетивы использовалось в упоминавшихся нами первых европейских арбалетах, потому что не сохранилось ни одного полностью укомплектованного экземпляра. Однако из иллюстраций к рукописям XI и XII вв. видно, что у луков имелся длинный нижний рычаг, который нажимался при выстреле. Описание арбалетов приводится и в арабской рукописи «Тафсират», написанной Марди ибн Али аль-Тарсуси около 1180 г. К сожалению, из описаний и рисунков неясно, какой именно спусковой механизм использовался. Как считает Марди, один арбалет натягивался с помощью лаулаба. Но данное слово может означать как рычаг, так и ворот или лебедку.

Приведем описание механизма натягивания арбалета другого типа: «Поместив ногу внутрь лука и зацепив тетиву за поясной крючок, человек тянет его своей спиной до тех пор, пока тетива не доходит до защелки спускового рычага. Подняв рычаг, он закрепляет тетиву специальным поворотным замком, похожим на легкий шкив на железной оси, соединенный с передаточным рычагом, затем, взяв арбалет в руки, вкладывает болт внутрь направляющего желоба. Прицелившись, он нажимает спусковой рычаг, шкив поворачивается, тетива освобождается, болт приводится в движение и вылетает в цель».

Поясним приведенную нами цитату: «шкив» можно интерпретировать как муфту в стволе, «рычаг» означает спусковой крючок. Спусковой механизм устроен по принципу храповика. Вращающаяся на оси муфта была сделана из металла или кости и вставлялась в специальную выемку в верхней части ложа. В его верхней части имелась бороздка, предназначенная для тетивы. Снизу находилась выемка, иногда укреплявшаяся железом, в которую входил конец спускового крючка. Когда спусковой крючок нажимали, муфта поворачивалась и освобождала тетиву, ударявшую по стреле.

В 1893 г. в погребении, раскопанном в Уилтшире, обнаружили скелет человека, захороненного вместе со своим арбалетом, ножом и инструментами. Сохранились только фрагменты арбалета, но в них входит костяная вращающаяся муфта. Могила датируется последними годами пребывания римлян в стране.

Нечто похожее на костяной арбалет обнаружили в крэнноге, или озерном жилище, в Бустоне, неподалеку от озера Килмор в Шотландии. Одновременно с ним нашли монету VI-VII вв. Следовательно, в Северной Европе спусковой механизм на основе вращающейся муфты использовался в арбалетах достаточно давно.

Самыми первыми образцами европейских арбалетов считаются остатки двух деревянных устройств, обнаруженных во время раскопок замка Лилле близ Кристианштадта в Швеции, а также деревянный лук XIV в., хранящийся сегодня в Ландсмузеуме в Цюрихе. В ложах данных арбалетов имеется выемка, вырезанная таким образом, чтобы в ней удерживалась тетива, а также специально высверленное вертикальное отверстие для спускового крючка. Скользящий вверх и вниз колышек цилиндрической формы связывается с нижним рычагом. Когда рычаг поднимается, то колышек выталкивает тетиву из выемки.

Возможно, что именно данная форма арбалетного спускового механизма представлена на изображениях арбалетов в Книге пророка Иезекииля (X в.), о которой шла речь выше, правда, по одной детали сложно судить об этом наверняка. Хотя конструкция «колышек-впадина» позволяла создать простой и дешевый арбалет, на изготовление которого в основном шло дерево, все же очевидно, что он никогда не сравнился бы по популярности с вращающейся муфтой, применявшейся в охотничьих арбалетах.

Однако при определенных условиях, например на борту судна, именно такой арбалет обладал определенными преимуществами. Скорее всего, такой арбалет брали с собой голландские и португальские матросы во время своих первых путешествий вдоль западного побережья Африки в XV в. Их заимствовали и скопировали африканские племена, которые до этого использовали похожие по конструкции луки для охоты. Об этом мы еще поговорим.

В начале ХХ в. скандинавские китобои продолжали использовать такие арбалеты для метания гарпунов. Они представляли собой достаточно грубое, полностью изготовленное из дерева оружие длиной примерно в 4 фута и достаточно мощное, чтобы метать гарпун. Его натягивали воротом с деревянным рычагом и стреляли деревянным болтом, заканчивавшимся железным копьем, иногда напоминавшим миниатюрный гарпун.

В 1368 г. мамелюкский лучник Тайбуга упоминает различные национальные типы арбалетов. К тому времени у франков был ярх, у магрибцев – лакша, персы и турки использовали занбурак, а мамелюки – бандук. К сожалению, как и многие древние авторы, он не описывает их устройство. Поэтому у нас нет оснований для предположения, что в их конструкции преобладал какой-то один тип спускового механизма. Остается неясным другое: почему арбалеты стали так популярны во время Крестовых походов. Очевидно, что возвращавшиеся на родину французские и английские рыцари привозили с собой не только образцы арбалетов, но и людей, обученных обращению с ними.

Свой вклад в распространение этого оружия по всей Европе сыграли и мусульмане, проживавшие в Испании и Сицилии. К началу XIII в. в документах Франции и Англии встречаются многочисленные упоминания об использовании арбалетов. Отмечается, что они изготавливались из дерева, тиса, вяза, а также из рога.

Более интересным предметом изучения являются имена лучников. Говорится, что в 1205 г. Питер, лучник-сарацин, был отправлен к констеблю Нортгемптона (Англия), где ему положили жалованье в 9 фунтов в день. Имена лучников, получавших жалованье и содержание, находившихся на королевской службе, подтверждают их иностранное происхождение: Ламберт Кассельский, Жерар де ла Бар, Питер Лиможский, Никола из Лима, Джон ле Грон, Гильом и Питер де Озей, Роже де Гайа, Андре де Памплон, Люс Испанец, Филипп Бретонец.

Заметим, что французские, испанские и сарацинские изготовители арбалетов ревностно относились к своей профессии, в течение многих лет методика изготовления некоторых разновидностей луков, особенно тех, что состояли из нескольких частей, тщательно охранялась, являясь профессиональным секретом.

Сопровождавшие процесс изготовления тайны и загадки привели к тому, что обыватели верили, будто луки изготавливались из фаллоса слонов. В конце XV в. король Рене Анжуйский послал арбалет необычной конструкции маркизу дю Плесси. В сопроводительном письме говорилось, что его изготовил один сарацин из Барселоны, отказавшийся передать свое мастерство христианам.

Тщательное изучение конструкции арбалетов XV в. позволило выявить сложную методику их изготовления. Оказалось, что сердцевина лука состояла из слоя китовой кости, на которую с каждой стороны наклеивались полосы из тиса. Все изделие покрывалось обмоткой, изготовленной из сухожилий, пропитанных животным клеем. После высыхания лук приобретал слегка подковообразную форму. Выступавшие части лука защищались изогнутыми кусками рога, остальное закрывалось слоем древесной коры. Поскольку конструкция лука была неизвестна, а сверху он был закрыт, то создавалось впечатление, что он целиком изготавливался из рога. Отсюда и общее название периода бытования такого типа луков – «роговой».

Хотя и очевидно, что рог не использовался как одна из основных составляющих арбалетов, описанных нами выше, все же он относился к тем компонентам, которые применяли для усиления упругости внутренней части арбалетов, точно так же, как и для той же самой части ручных луков. Так, в 1240 г. лондонские шерифы получили указание обеспечить констебля Тауэра сухожилиями, рогом и клеем для создания арбалетов.

В список материалов для создания арбалетов, затребованных Робером д’Артилье из Руана в 1358 г., входят тис, воск, смолистые материалы, колесная мазь, уголь, клей, расщепленные воловьи сухожилия, рог барана и лак. Обратим внимание, что сюда не входила китовая кость. Что касается лака, то он, скорее всего, использовался в качестве покрытия концов лука, заменяя кору.

Другое свидетельство относится к 1226 г., в нем говорится о том, что лучники Генриха III покупали клей и кору, чтобы покрывать королевские арбалеты, но не ясно, какую именно кору они использовали. Сегодня, например, используют кору пробкового дуба. Он в изобилии встречается в разных районах Испании и вполне мог использоваться для этой цели местными изготовителями арбалетов. В документах указывается, что чаще всего в качестве материала для тетивы использовались просмоленные нити.

Однако в больших арбалетах, в которых применялись струнные держатели и другие механизмы, использовали волосы из конских или бычьих хвостов. В 1337 г. Никола Пику и Роберт де Манифилд были специально направлены в районы Кента, Эссекса и Суррея, чтобы достать «как можно больше волос каретных лошадей и других тягловых животных, которые требовались для изготовления тетивы для арбалетов и другого оружия». В качестве достойной замены волос животных рассматривались длинные женские волосы. Так, при осаде Карфагена (146-147 до н. э.) в катапультах защитников применялись волосы рабынь.

Особой проблемой при изготовлении арбалетов была защита всех его частей, а особенно лука и тетивы, от влаги. Набухшая тетива теряла эластичность и натягивалась с большим трудом, а лук мог потерять свою силу. Чтобы избежать попадания влаги, лук защищали с помощью коры и лакового покрытия, а тетиву пропитывали смолой. Хранили арбалет в специальном контейнере, сделанном из холста или кожи. В 1239 г. граф Линкольна, констебль Честера заплатил 5 шиллингов за холст, чтобы сделать чехол для королевского арбалета.

На некоторых охотничьих сценах в «Домовой книге», датируемой примерно 1480 г., изображены такие чехлы, защищающие лук и тетиву (рис. 74). Конкретные примеры находим и в арсенале императора Карла V, а также в серии гравюр, известных как «Иллюстрированная опись», выполненных в 1440 г. Обычно лук арбалета покрывался прямоугольным чехлом с каким-либо рисунком.

Однако на некоторых чехлах не встречается отделка из лака. Когда Людовик Брюггский, или лорд Грютеус, как его именует хронист, посетил Эдуарда IV со специальной миссией от Карла Бургундского, английский король пожаловал его «королевским арбалетом с тетивой из шелка, в бархатном футляре цветов короля, украшенном его гербом и знаками». Во время езды на лошади арбалет переносился на перевязи или наплечном ремне.

Отличительной особенностью арбалета является использование коротких тяжелых стрел, известных под названием болт или кваррел. Они имели длину примерно 30 см и диаметр 15-20 мм. Болты изготавливались из хорошо высушенной древесины, причем выбирались прочные сорта: бук, тис, ясень, дуб или береза, оперение делалось из тонких полосок дерева, кожи, рога и иногда бронзы. В 1659 г. один из гостей, побывавших в Дуврском замке, сообщал, что видел «длинные луки, арбалеты и стрелы к ним с оперением из бронзы».



Рис. 74. Конный арбалетчик с колчаном и подвешенным у пояса арбалетом. Деталь из «Домовой книги» XV в.

В зависимости от боевого или охотничьего назначения к арбалетным стрелам прикреплялись железные головки различной формы. Для военных целей предназначались заостренные головки круглого или квадратного сечения с небольшими гранями.

Для охоты на разную дичь было разработано множество вариантов стрел. Для изготовления арбалетных стрел требовалось достаточное количество дерева и металла. Главным центром данного производства в Англии был замок Бриавель в Дин-Форест, где располагались мастерские и склады. Количество производимой здесь продукции с 1223 по 1293 г., в основном представителями семьи де Мельморт, как полагают некоторые исследователи, составляло почти миллион изделий. Приведенная нами цифра позволяет составить некоторое представление об уровне популярности арбалетов в то время.

Многочисленные упоминания об использовании арбалетов в XIII в. также говорят о том, что использовались несколько разновидностей луков. Обычно упоминают два основных вида материалов, использовавшихся для изготовления луков: дерево и рог. Кроме того, в описаниях проводятся особые различия между луками, натягивавшимися одной или двумя ногами.

Оба типа арбалетов встречаются в литературе Западной Европы, включая и Испанию. Обычно принимается следующее объяснение для этих терминов: натягивавшиеся двумя ногами луки относятся к тем, что описаны принцессой Анной Комниной и Марди, мы их упоминали выше. Они натягивались лучником, помещавшим обе ноги на лук и оттягивавшим веревку назад рукой или с помощью поясных крючков.

Что же касается луков, натягивавшихся одной ногой, то у них к передней части ложа прикреплялось металлическое стремя, на которое стрелок наступал ногой, после чего натягивал тетиву руками. Такое стремя часто упоминается, чтобы выделить арбалет как специальную разновидность оружия. Поэтому такой арбалет называли «баллиста со стременем» или стриподиум (в Англии и Франции), стрево (в Италии) и эстрибера (в Испании). В 1305 г. в Англии цена лука для одной ноги составляла 3 шиллинга 6 пенсов, для двух ног – 5 шиллингов. В «Ценных бумагах казны» Ф. Девона (Лондон, 1837) мы обнаружили отсылку на «арбалеты в три ноги» по цене 8 шиллингов каждый.

Определенную сложность вызывает идентификация средневековых и современных терминов, обозначающих различные механические приспособления, помогавшие натягивать мощные арбалеты. Уже римляне использовали для этого ворот, полиспаст или лебедку, без сомнения, именно о них идет речь, когда в английских и французских документах XIII- XIV вв. употребляются термины arbalet-a-tours или просто de torno.

Образцы ранних лебедок не сохранились, а из иллюстраций того времени можно составить только приблизительное представление об их действии. Более простым приспособлением и, судя по частоте его появления на иллюстрациях, самым популярным из ранних натяжных устройств оказался металлический крючок. Вначале его, возможно, держали в руке, затем прикрепляли к поясу, и именно такая форма встречается на рисунках.

Используя такой крючок, лучник зацеплял за него тетиву арбалета, а затем толкал вниз его ложу. При применении другого способа он наступал ногой в стремя, а затем нагибался, удерживая арбалет за основание, пока тетива не зацепится за крюк. Выпрямляясь, он натягивал тетиву до зацепления за спусковой крючок. Документальным свидетельством именно такого использования луков могут служить иллюстрации, приведенные в «Псалтыри Лютера» примерно 1340 г. и «Псалтыри королевы Марии» начала XIV в. (рис. 75).

На иллюстрациях из Библии Велислава, написанной в Богемии около 1340 г., видно, что солдаты носили крюк на небольшом ремешке, протянутом через прорезь в поясе, чтобы он всегда находился спереди. Трудно подобрать современный термин для поясного крючка, но в некоторых немецких описаниях XIV в. встречается обозначение Ruckambrust, то есть натягиваемый или схватываемый арбалет, возможно, что это был именно лук, натягиваемый с помощью поясного крючка.



Рис. 75. Охотники с деревянными арбалетами. Один стреляет в птицу, сидящую на дереве, другой натягивает лук, поместив ногу в стремя, поясной крючок прикреплен к тетиве. Деталь из «Псалтыри королевы Марии» XV в.

После усовершенствования методики конструирования и с помощью перечисленных нами механических приспособлений арбалет превратился в важнейший вид боевого оружия. В то же время он не очень высоко котировался как оружие для охоты. Средневековый охотник предпочитал догонять свою дичь пешком или на лошади, а загнав зверя, обычно приканчивал его с близкого расстояния с помощью копья или сабли. Заслуживает внимания тот факт, что в изданной в XIV в. «Книге королевских манер» нет ни упоминаний в тексте, ни изображений арбалетов. В относящейся к началу того же столетия рукописи «Псалтырь королевы Марии», где подробно охарактеризована деятельность гончих и использование лука, включено только одно изображение арбалета, который использовался для охоты на сидящую дичь, скажем для отстрела птиц на деревьях.

Оглавление книги


Генерация: 0.042. Запросов К БД/Cache: 0 / 0