Глав: 9 | Статей: 78
Оглавление
В книге представлен широкий перечень охотничьего оружия от копья римского охотника и средневековых стрел, использовавшихся во время охоты на дикого вепря, до применявшегося китобоями гарпунного ружья и винтовок Винчестера. Детально описаны все виды охотничьих сабель, ножей, штыков, луков, арбалетов, ружей и другого оружия от Средневековья до двадцатого столетия. Это исследование будет интересно всем, кто хочет больше узнать об орудиях охоты и о способах их применения.

Арбалеты, стреляющие пулями или камнями

Арбалеты, стреляющие пулями или камнями

Несмотря на мнение Эспинара, к концу XVII в. арбалет практически повсеместно вытесняется охотничьими ружьями. Ему отдают предпочтение прежде всего те, кто охотится на крупную дичь. Для мелкой дичи и некоторых видов птиц сохранился особый тип арбалета, стрелявшего пулями. Он был известен во Франции как arbalete-a-jalet, в Германии как kugelschnepper (пулевой) и по многим особенностям существенно отличался от обычного арбалета. Так, его тетива изготавливалась из двух параллельных веревок, удерживаемых отдельными костяными или деревянными насадками, как и у каменных луков. В середине веревки находился кожаный захват, удерживавший снаряд, в качестве которого использовались камешек, свинцовый или терракотовый катышек, выбираемый в зависимости от пристрастий охотника.

Арбалеты для метания камней упоминаются в Европе с начала XIV в. В одной из первых копий «Книги об охоте» XV в. Гастона де Фуа охотящемуся на серну охотнику сначала советуют в тех местах, где проходят животные, устроить завалы из сена или установить сети. Затем, когда сернам придется подняться на высокие скалы, его помощники «должны бросать в них камни из арбалетов так, чтобы они оставались на местах… или сделать все от них зависящее, чтобы те начали уклоняться от камней и скакать по скалам».

Правда, сохранились только образцы, относящиеся к XVI в. В 1547 г. в Описи арсенала Генриха VIII отмечен «один лук, стрелявший камнями». В 1583 г. Клод Гоше публикует поэму «Удовольствие от охоты», где посвящает несколько строк каменному луку:

И тогда я приближаюсь с арбалетом в руках,Я натягиваю его и ядро в пращу вставляю,Подняв его и прицелившись,Я вижу дрозда или другую птицу.Я нажимаю на рычаг, отпуская тетиву,И лук со страшной силой распрямляется,Выпускает в воздух пулю прямо в поднявшуюся птицу.

Упоминаемый им «страшной силы лук», с помощью которого выпускалась свинцовая пуля, оказывается не чем иным, как катапультой, а не полноценным арбалетом. Тем не менее и каменные арбалеты отличались меткостью попадания. В своей книге «Собрание любопытных фактов» 1682 г. барон Хохберг описывает, как в 1638 г. он наблюдал, как князь Маттео Медичи в Бремене стрелял из каменного лука в мяч, подбрасываемый пажом таким образом, что оба мяча, изготовленные из обожженной глины, разлетелись вдребезги. Каменный арбалет, некогда принадлежавший королеве Франции Екатерине Медичи, сегодня хранится в Музее армии в Париже. Он относится к популярной модели, распространенной в Италии и Франции.

Художник Ян ван дер Страат (1523-1605), известный как Страдан, написал большинство своих лучших работ, когда работал по приглашению герцога Козимо Медичи во Флоренции. Тогда он делал рисунки для гобеленов дворца в Педжо-а-Кайяно. На большинстве рисунков изображены мужчины и женщины, охотящиеся на птиц, кроликов и другую дичь с помощью итальянской разновидности каменных арбалетов.

У этих арбалетов была длинная прямая станина со слегка изогнутой передней частью между луком и стволом. К луку был прикреплен прицел с острием. Сам ствол часто отделывался прекрасной резьбой по дереву с изображениями животных или рыб. Простой шарнирный спусковой механизм приводился в действие длинным крючком, освобождая кожаную пращу. Две веревки легко натягивались руками. Небольшая мощность лука доказывается тем фактом, что на всех рисунках, сделанных Страданом, вооруженным такими луками охотникам приходилось подкрадываться к добыче как можно ближе.

Иногда им приходилось применять специально устроенные укрытия (рис. 83). Часто встречается изображение коровы, покрытой попоной, доходящей до земли, она использовалась как составляющая для прикрытия во время охоты с немецким колесцовым ружьем, сделанным около 1580 г. Скажем, как тот экземпляр, что хранится в лондонском Тауэре.

Другой флорентийский художник Антонио Темпеста (1555-1630) гордился своими изображениями охотников с каменными луками. В книге Дж. Олины «Древности», опубликованной в Риме в 1622 г., напечатана гравюра, на которой изображены охотники, вооруженные каменными луками и подобием сети или сачка с длинной рукояткой, позволявшими охотиться на птиц ночью при свете фонарей.

Олина предполагает, что «используемые для этой цели арбалеты должны были иметь мягкий лук с покрытием, чтобы не производить никакого шума при выпуске стрелы. Следовательно, если кто-то случайно промахивался, то птицы не пугались и не взлетали, и можно было снова попытаться в них выстрелить».

Иными по форме делались немецкие и шведские каменные луки. Об одной из разновидностей, так называемом щелевом арбалете, уже шла речь выше. В стихотворении, выцарапанном на серебряной пластинке ствола, описывается этот тип лука, вероятно с магазинным устройством:

В моем чреве двадцать четыре пули,Я извергаю их одну за другой,Быстро и последовательно,И тот, кто попытается остановить их,Сам получит пулю.

Рис. 83. Охотник, подкрадывающийся к птицам с каменным арбалетом под прикрытием модели коровы (показаны ноги прячущегося человека). Из книги Страдана Venationes (1570)

В большинстве немецких каменных луков имелся стальной прут, выполнявший функции ствола, на который приделывался подвижный рычаг, прижимавшийся зажимом к головке. На шарнирном рычаге поворачивалась коробка с замком, в которую входили складной прицел, крючок и система рычагов, соединявших все это с подобием спускового крючка. Такой прут или рама, удерживающие рычаг и замок, иногда заканчивались деревянной головкой, предназначенной для щеки (фото 79). В более поздних образцах она дополнилась стволом, похожим на ружейный, характерным для конкретного производителя (фото 81).

Отметим, что луки изготавливались разного размера – от игрушечных для детей до больших луков для стрельбы по мишеням. У некоторых имелась съемная платформа или подставка, располагавшаяся в середине лука так, что можно было стрелять и стрелами. Интересный образец комбинированного оружия находится в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Он состоит из карабина с колесцовым замком, ствол которого выполняет функцию станины для каменного арбалета.

В Англии каменный арбалет продолжал оставаться излюбленным охотничьим оружием. На вышитой шпалере XVI в., хранящейся в усадьбе Хардвик-Холл в Дербишире, известной как «Охотник на дичь», изображены два арбалета, предназначенные для охоты на птиц. Один из них является арбалетом с прямым стволом, стрелявшим стрелами, другой можно считать образцом итальянского каменного арбалета. Он представляет собой каменный лук со встроенным клещевым натяжителем, пользовавшийся популярностью именно в Англии.

Изготовленный лондонским оружейником Эндрю Долером примерно в 1695 г. арбалет из коллекции Кинбуша имеет ствол итальянского типа, но действует путем его сгибания. Именно такую разновидность лука и начали усовершенствовать английские изготовители арбалетов в конце XVIII и начале XIX в. Изготовленный Джозефом Эггом примерно в 1820 г. покрытый серебром каменный лук хранится в лондонском Тауэре. У него имеется встроенный рычажный механизм, прикрепленный к обычному ружейному прикладу так, что из него можно было стрелять с плеча. Он также располагал прицелом с отверстием и тонкими проволочками в поле зрения, облегчавшими прицеливание.

В «Сельской охоте» 1807 г. У.В. Даниэль писал об этих луках следующее: «Стрелявшие пулями луки современной и достаточно аккуратной конструкции. Что же касается точности, то она просто удивительна, с их помощью можно сбить мяч, поставленный на кончик ножа. И самое примечательное в том, что это может проделать и абсолютный новичок на расстоянии от 15 до 20 ярдов, причем шары всегда вылетают из него с одинаковой точностью».

В XIX в. арбалеты шире всего использовались в Восточной Англии и Ланкашире. По крайней мере, известно одно исследование, посвященное сторонникам этого вида охоты. Хотя имелись заявления об уникальных выстрелах, сделанных в кроликов и даже большую по размеру дичь, каменные луки продолжали использоваться в основном для охоты на птиц.

В Англии оживили старую итальянскую традицию – охоту на птиц ночью при свете фонаря. В издании 1845 г. Джона Майера «Советы охотникам» приводится следующее описание: «Пусть двое или трое отправятся с фонарями и зажженными свечами, вытянув их в руках, в другой руке несут небольшую сеть наподобие сачка, но меньшую по величине, закрепленную на конце длинного шеста, чтобы сбивать ею птиц, когда они усаживаются на ночлег. Удивившись от прямо бьющего на них света, они не успеют и пошевелиться, как тотчас окажутся сшибленными наземь. В данном случае весьма полезен лук, поскольку он позволяет сбивать птиц, когда они сидят».

Правда, сами охотники не очень ценили стрельбу по сидящей мишени, днем же такой вид стрельбы давал достаточно забавные результаты.

В «Ежедневной книге» Хоуна на 1848 г. появился следующий анекдот: «Некоторое время назад в саду позади здания церковного суда росли несколько больших вязов, где поселились множество грачей, построивших свои гнезда. Обитавший на чердаке юный джентльмен невольно стал их близким соседом и часто забавлялся тем, что стрелял в них из своего арбалета. На противоположной стороне того же сада жил любопытный старичок врач. Он терялся в догадках, видя из окна своего кабинета, как грачи внезапно падали на землю без всяких видимых причин, «сваливаясь гроздями» с веток в полной тишине. Не жалея сил, он тратил свое время на совершенно бесполезные наблюдения. Наконец, собрав, как ему казалось, достаточно сведений, врач снова и снова обдумывал происходящее, пока наконец не пришел к выводу, полностью его устроившему, что совершил великое орнитологическое открытие, ибо, по его мнению, птицы умирали, отдавая жизнь своему потомству в соответствии с принципом «Volito vivus per ora vivum» («Живой долетает до границы жизни»).

Решив, что публикация сведений об этом открытии принесет известность, он написал об этом сообщение в один из журналов. Когда же наконец выяснилась истинная причина столь потрясшего его явления, наш старичок тронулся умом, не вынеся обрушившегося на него потрясения».

В 1849 г. Ричард Эдвард Ходжс получил патент на «усовершенствования в механических приспособлениях». Изготовленный по этому патенту катапультный арбалет внешне походил на ружье, за исключением того, что его ствол был разрезан двумя продольными щелями, через которые проходила эластичная тетива. Ходж описывает его как «сконструированный по подобию обыкновенного арбалета для охоты на дичь, который можно было приспособить и для охоты на оленей, его можно легко переносить на длительные расстояния и стрелять не производя ни шума, ни запаха».

В лондонском Тауэре хранится другая разновидность катапульты Ходжса, имеющая ружейный ствол и жесткий арбалет с эластичной тетивой (фото 84). Однако ни одна из этих катапульт не составила серьезной конкуренции стальным натяжным каменным лукам.

В Италии продолжали применять каменные арбалеты для охоты на самых маленьких птиц, точно так же, как и на рыбу, поскольку использование коротких ружей могло привести к повреждению нежной плоти. В «Иллюстрированной охоте» 1868-1869 гг. приводится изображение ночной охоты в Италии, из него становится ясно, что она проводилась точно таким же образом, как и в XVI в.

Оглавление книги


Генерация: 0.110. Запросов К БД/Cache: 0 / 0