Глав: 9 | Статей: 78
Оглавление
В книге представлен широкий перечень охотничьего оружия от копья римского охотника и средневековых стрел, использовавшихся во время охоты на дикого вепря, до применявшегося китобоями гарпунного ружья и винтовок Винчестера. Детально описаны все виды охотничьих сабель, ножей, штыков, луков, арбалетов, ружей и другого оружия от Средневековья до двадцатого столетия. Это исследование будет интересно всем, кто хочет больше узнать об орудиях охоты и о способах их применения.

Пневматические ружья

Пневматические ружья

О движущей силе сжатого воздуха знали еще древнеегипетские ученые. Разработанный в Александрии примерно в 250 г. до н. э. камнеметатель Ктезибия действовал при помощи сжатого воздуха. Однако только в эпоху Возрождения начали изготавливать первые пневматические ружья. В своей записной книжке 1500-1510 гг. Леонардо да Винчи описывает устройство пневматического, или духового, ружья с медным поршнем в стволе, которое «стреляло с поразительной силой».

Как отмечает Фелдхаус, Ганс Лобзингер из Нюрнберга в 1550 г. передал на хранение магистратам города описание нескольких изобретений, среди которых было воздушное ружье. Хотя отдельные детали утрачены, сохранилась информация о самом факте передачи. В 1591 г. в «Чудесах природы» Дж.В. Порт приводит описание воздушного оружия, но его устройство трудно понять. Первые изображения пневматического ружья находим у Риво де Флюранса («Основы артиллерии», 1607). Полагают, что это ружье изготовил французский оружейник Марин де Буржуа, оно стреляло на расстояние до 400 ярдов.

Встречаются и образцы ружей, изготовленные до этого времени. Один из них, относящийся к концу XVI в., сегодня находится в Венском музее искусств. Пневматическое ружье специально сконструировано таким образом, чтобы походило на ружье с колесцовым замком. Оружие того же времени, хранящееся в Ливрусткаммере в Стокгольме, полностью покрыто бархатом, не позволяющим составить представление о находящемся под ним механизме.

В обоих типах отмеченных нами охотничьих ружей во внутренний цилиндр помещался поршень с пружиной, отводившийся назад при взведении курка. Благодаря давлению на пусковой крючок поршень освобождался и, двигаясь вперед, направлял сжатый воздух в ствол. Такая разновидность оружия известна как воздушное пружинное ружье. Его мощность была достаточно ограниченной.

Существовала и другая группа воздушных ружей, которые, очевидно, не развивались до начала XVII столетия, пуля в них выбрасывалась сжатым воздухом, находившимся в резервуаре, спрятанном в прикладе. Перед стрельбой его нагнетали туда специальным насосом. Данный вид оружия оказался самым маломощным из всех воздушных ружей и в основном использовался для стрельбы внутри помещений. Поэтому мы не станем его рассматривать.

После изображения воздушного ружья не прекращались попытки, направленные на создание не просто игрушки, а механизма, способного заменить огнестрельные ружья. Изготовителю воздушных ружей удавалось добиться достаточной мощности, чтобы сделать свое изделие конкурентоспособным зарядам с порохом и более эффективным. Оно оказывалось практически бесшумным и не распугивало дичь.

Кроме того, в нем отсутствовал запальный фитиль и от него не появлялся дымок от запала, пугающий птиц и животных, на которых только нацеливался охотник. Замок не приходилось тщательно охранять от погодных условий, и практически не случались осечки. При выстреле не возникало ни облако дыма, ни расхождение по времени между наведением на цель и собственно выстрелом. Так что весь процесс стрельбы оказывался энергоемким, пользуясь современной технологией.

Хотя воздушное ружье и становилось по определению более дорогим ружьем, все же экономия на стоимости пороха вскоре нивелировала разницу в цене. Оставалось только разработать воздушное ружье, которое могло бы сжимать воздух более сильно, чем простое «пружинное ружье».

В течение всего XVI в. проводились многочисленные эксперименты, в частности, создали шарообразные резервуары и другие подходящие контейнеры для сжатого воздуха. К концу столетия количество, как говорится, перешло в качество: успешно проведенные эксперименты повлияли на решимость оружейников начать производить ружье с воздушным резервуаром, обладавшим определенной степенью надежности.

Скажем, ружье Марина де Буржуа 1607 г. имело резервуар в прикладе, куда нагнетался воздух. 13 марта 1625 г. английский путешественник, побывавший в Риме, описывает похожее ружье: «Вчера мне довелось познакомиться с новым изобретением, созданным одним инженером, уроженцем Урбино. Это аркебуза, или ружье, из которого стреляют не с помощью запального фитиля, а под действием воздуха. Это оружие легко заряжается воздухом и стреляет прямо по курсу, затем можно надеть на него другой ствол и, зарядив пулей, выстрелить с помощью запала. Когда под рукой нет припасов, то стреляют воздухом.

Итак, речь идет именно о том, как можно стрелять воздухом. После того как воздух нагнетают внутрь приклада и затем резко выпускают через ствол, он проталкивает вперед пулю с такой силой, что она проникает практически через любую поверхность, причем весьма точно. Вчера мне довелось увидеть белку, сбитую таким образом с дерева, причем она находилась достаточно высоко.

Известны только три подобных изделия, и все предназначены для высоких лиц, два отправили в Испанию, а третье осталось у нас в стране. Сам приклад и все оружие в целом сделаны из бронзы общим весом в 4 фунта, длиной же оно примерно в 6 ладоней. Оружие настолько бесшумно, что во время стрельбы звери не распугиваются.

Если держать руку перед стволом, когда его разряжают и в нем не находится пуля, то ничего не почувствуешь, кроме дуновения ветра. Если зарядить ружье воздухом, оно сохранит свои свойства и из него можно стрелять в течение 24 часов. Но если сохранять воздух дольше, то он исчезнет через невидимые отверстия, и тогда стрельба из него будет сопровождаться большим шумом, кроме того, едва ли удастся выпустить более одной пули» [1] .

В большинстве воздушных ружей XVII в., которые заряжались с помощью помпы, стрельба производилась из двух стволов, сначала из одного, потом из другого. Внутренняя трубка изготавливалась в виде цилиндра, пространство между частями использовалось для того, чтобы загнать туда воздух с помощью насоса, встроенного в приклад ружья.

Упомянем два первых воздушных ружья, сходных по конструкции, оба датируются 1644 г. и подписаны Гансом Коблером из Китзинга (рядом с Вюрцбургом в Германии), сегодня они хранятся в Ливрусткаммере в Стокгольме. Еще одно ружье данного типа, изготовленное Иоганном Коком из Кельна в 1654 г. и хранящееся в Скоклостере в Швеции, отличается любопытной охотничьей сценкой, выгравированной на замке.

[1] Добавим к сказанному, что полностью изготовленное из меди ружье сегодня находится в Музее Питта Риверса в Оксфорде.



Рис. 127. Гравировка на прикладе пневматического ружья, изготовленного Иоганном Коком из Кёльна, датируется 1654 г. Находящийся слева охотник накачивает воздух насосом, прикрепленным к нижней части приклада

Приведем описание этого рисунка. На задней стороне показаны охотники, нападающие на зверя с помощью копий, другой охотник занят тем, что наполняет свое воздушное ружье. Он держит его подняв вверх дуло, рукоятка насоса упирается в землю. Около ног охотника разместили двух зайцев и лисицу как подтверждение его охотничьей доблести (рис. 127).

Скорее всего, постоянный процесс усовершенствования воздушного ружья объяснялся тем, что его хотели использовать для охоты на птиц и небольших животных. Во второй половине века внешний вид ружья снова удалось улучшить. Если верить высказываниям Гая, то окажется, что ему удалось познакомиться с воздушным ружьем, выстрелом из которого пробивалась дверь толщиной в два пальца, находившаяся на расстоянии 30 шагов.

Примерно в то же самое время усовершенствовали и механику воздушного ружья. В первых помповых ружьях воздух из резервуара выходил, когда нажимали на спусковой крючок и открывался клапан. В 1644 г. М. Мерсенн из Парижа приводит чертеж помпового ружья, в котором с помощью одного заряда сжатого воздуха оказывалось возможным произвести несколько выстрелов.

В английском переводе книги Мерсенна, опубликованной в 1648 г., Джон Уилкинсон указывает на мощность «этого искусного изобретения в виде воздушного ружья», а также говорит о том, как «с помощью свинцовой пули, выпущенной из одного из этих ружей в каменную стену на расстоянии в 24 шага от стреляющего, удалось пробить небольшую дырку». Правда, он выражает сомнение, что кому-то удастся «с помощью того же самого воздушного заряда выпустить несколько стрел или пуль одну за другой».

Однако в 1653-1655 гг. Джордж Фехр из Дрездена провел ряд опытов с ружьями и пистолями, осуществив именно такую операцию. Вскоре многим удалось повторить то же самое. Любопытной особенностью ружей Фехра оказался спусковой крючок в виде львиной головы. Хранящееся в Историческом музее в Вене пневматическое ружье, изготовленное Леонардом Гинднером (Гюнтером), также имеет крючок в виде головы льва. В 1655 г. в памфлете, направленном против Оливера Кромвеля, сообщалось, что он «купил в Уртрехте воздушное ружье, которое стреляет пулей на расстояние в 150 шагов, причем семь раз без остановки, заряжаясь только воздухом».

Насосное ружье со ствольным резервуаром продолжало пользоваться популярностью вплоть до XVIII в. В 1694 и 1702 гг. Джон Шоу, придворный оружейник Вильяма III, представил подробные счета за починку королевских охотничьих ружей. В них отмечались следующие моменты:

«За регулировку и починку духового ружья, давшего осечку, пайка ствола в нескольких местах – 10 ф.

Установка и починка духового ружья, изготовление поршней, постановка новой кожи и пайка ствола – 10 ф.».

На основании приведенных выше расценок легко догадаться, что основные сложности были связаны с тем, чтобы обеспечивать герметичность ствольных резервуаров. Самые качественные из всех ружей данного типа изготовлены Иоганном Готфридом Колбе, работавшим в Лондоне с 1730 по 1740 г. для Георга II. У них серебряный инкрустированный ствольный резервуар с насосом, спрятанным в украшенном серебром ореховом прикладе. Тому же самому оружейнику приписывают изобретение магазинного зарядного устройства.

Хотя одного воздушного заряда оказывалось достаточно для производства ряда выстрелов, все же оставалась проблема введения пули в ствол через дуло или через отверстие в казенной части. Добавление магазина позволяло быстро зарядить ствол, неожиданно превратив пневматическое ружье в явно смертоносное оружие.

В английских энциклопедиях появились чертежи магазинных пневматических ружей Колбе, правда, сохранилось только несколько экземпляров. Во всяком случае, более простое ружье с магазинной и порционной подачей удалось изобрести в 1779 г. австрийскому оружейнику Бартоломео Джирардони. Имя мастера также пишется как Джирардо, Жирардони.

У его ружья был съемный металлический приклад, действующий как воздушный резервуар, так что несколько запасных прикладов всегда держались наготове. Заряженные сжатым воздухом, они использовались по мере необходимости. Замковый механизм оказался точным и простым, шаровые пули содержались в трубчатом магазине, расположенном вдоль ствола, и подавались с помощью скользящего блока казенной части.

Заряжаясь с казенной части, ствол оказывался удобным для проделывания нарезов. Требовалось порядка 500- 600 качаний ручной помпы, чтобы заполнить один резервуар, из которого обычно производились 30 эффективных выстрелов, соответственно 10 на 150 ярдов, 10 на 120 и 10 на 100 ярдов. По мере того как падало давление, радиус действия уменьшался.

Хотя пневматические ружья Джирардони оказались востребованными, прежде всего в быстродействовавших стрелковых подразделениях австрийской армии, многие превосходные охотничьи ружья изготовили по тому же самому принципу такие мастера, как Контринер и Фрувирт из Вены и Штауденмейер из Лондона.

Изделия Джирардони имели определенные недостатки, прежде всего тяжелый громоздкий приклад в виде конуса. Поэтому для охотников, предпочитавших удобные деревянные приклады, разработали пневматическое ружье с воздушным резервуаром в форме железной или медной сферы, прикреплявшейся под стволом или сверху. Такая разновидность помпового ружья, скорее всего, появилась в Европе в начале XIX столетия. Обычно ссылаются на изобретение доктора Томаса Эллиса из Дублина, однако встречаются и более ранние образцы. Как правило, пневматическое ружье не оснащали магазином, потому что конструкция получалась слишком сложной. Впрочем, нельзя говорить о неудобствах, поскольку многие охотники предпочитали каждый раз заряжать стволы, проявленная осторожность позволяла добиваться большей точности и силы действия.

Пневматические ружья с шарами упоминаются в охотничьей книге 1779 г., где утверждается, что обычно требовалось 300 ходов поршня, чтобы заполнить шар сжатым воздухом, такого заряда оказывалось достаточно для производства 20-24 выстрелов. Для первых шести выстрелов хватало мощности, чтобы поразить оленя на расстоянии в 70 или 80 шагов. Стремясь изменить мощность и, следовательно, радиус действия, полагалось устроить клапан таким образом, чтобы больший объем воздуха проходил в ствол для каждого последующего выстрела.

Часто к ружью приделывали счетное устройство, чтобы охотник смог стрелять с меньшим напряжением. В 1905 г. воздушное ружье из коллекции замка Пфаффроде в Саксонии тщательно испытали на правительственном экспериментальном полигоне в Неймансвальде. Для этого во время отдельных выстрелов свинцовый 9,5-миллиметровый шар заворачивали в тонкую бумагу. Оказалось, что он пробивал доску толщиной 3 см на расстоянии 35 м. Тогда сделали вывод, что крупную дичь можно было убить на расстоянии вплоть до 100 шагов.

В XVII и XVIII вв. только состоятельные охотники могли позволить себе приобрести пневматическое ружье, не только из-за его высокой стоимости, но и благодаря законодательным ограничениям. Так, английские власти опасались, что они действуют слишком тихо, поэтому могли использоваться в подрывных целях, их запрещали время от времени или ограничивали продажу ружей определенным группам населения. Поэтому пневматические ружья достаточно долго продолжали оставаться не более чем любопытной новинкой.

В 1700 г. ландграф Карл Гессенский исследовал несколько пневматических ружей, изготовленных Дж.В. Гюнтером в Базеле. Согласно описаниям, из одного можно было стрелять на расстоянии в 400 шагов, второе, имевшее механизм для заряжания, производило 12 выстрелов на расстояние в 100 шагов. Сообщают, что Гюнтер потребовал 100 золотых пистолей за последнюю новинку. Для того времени это считалось достаточно солидной суммой. Тогда ландграф удовлетворился покупкой хорошего простого ружья, производившего за один раз один выстрел.

Его преемник Людовик VIII Гессенский (1691 – 1768) оказался, возможно, самым яростным сторонником охоты с пневматическим ружьем. Его арсенал в Кранингштейне включал и двенадцать пневматических ружей, заряжавшихся с казенной части, имевших калибр в 13-14 мм (приблизительно 0,55 дюйма). Они в основном использовались при охоте на крупную дичь. В 1747 г. на его сумке с этими пневматическими ружьями появились 22 отметки о застреленных оленях, а в 1749 г. ему удалось убить более сотни диких кабанов.

Кроме того, Людовик VIII Гессенский являлся обладателем ряда гладкоствольных пневматических ружей калибра 9,7 мм (0,38 дюйма) для мелкой дичи и стрельбы по мишеням. Они относились к резервуарному типу, насос располагался в прикладе. Отмечаются также три других ружья, которые можно было использовать как пневматические или как обычные огнестрельные ружья, заряжавшиеся порохом.

Не менее яростным защитником пневматических ружей был английский полковник Томас Торнтон. Согласно «Таймс» от 29 октября 1801 г., он показал себя более искусным охотником, представив коллегам из Северной Англии оружие, с помощью которого выиграл пари. Суть заключалась в следующем: Торнтон прославился тем, что за условное время с помощью пневматического ружья ему удалось убить больше дичи, чем другим охотникам из своих двуствольных ружей.

В 1802 г., во время путешествия по Франции, Торнтон демонстрировал свое пневматическое ружье на Версальской оружейной фабрике, где прострелил дырку в 1 дюйм в центре предоставленной ему мишени на расстоянии в 93 ярда. Из того же небольшого ружья Торнтон застрелил небольшого дикого кабана, попав ему прямо в сердце с дистанции примерно в 50 ярдов.

Сам он описывает, как стрелял в самца косули, когда охотился с гончими: «Пуля раздробила плечо, наткнувшись на кость, повернулась и вышла через кожу у шеи. Думаю, что мой поступок можно посчитать необычным, однако я однажды уже стрелял в оленя из того же самого ружья, в Торнвилле. Я выстрелил, когда олень собирался перепрыгнуть через изгородь, пуля вошла в область плеча как раз напротив сердца, повернулась в желудке между кожей и внутренностями и вышла снаружи у коленного сухожилия».

Возможно, именно Торнтон оказался одним из последних охотников, использовавших пневматические ружья только для охоты. Неясно, почему баллонные или ствольные резервуары постоянно разрывались, зависело ли это от качества изделий или превышения давления. В любом случае случившееся приводило к неприятным последствиям. В ряде случаев ошибался в подсчетах человек, некоторые баллоны требовали для полной зарядки 800 качаний и самовзрывались в случае «передозировки».

Рассказывая в «Современном стрелке» (Лондон, 1842) о том, что испытывали многие охотники, капитан Лейси сообщает следующее: «Однажды я приобрел пневматическое ружье, которое, как и большинство моих ружей, практически сразу же было пущено в оборот. Я привык днем отстреливать из него грачей и кроликов, по ночам гасить свечи на расстоянии в 20 ярдов, и оно отличалось точностью попадания. Сколько раз приходилось мне и моим пяти или шести приятелям по очереди качать воздух в эти баллоны, сделанные из железа, гораздо более опасные, чем те, что сделаны из бронзы, потому что при превышении давления железные баллоны разлетаются на куски, в то время как бронзовые начинают пропускать воздух около ниппеля, через который выходит воздух, хлюпая маслом, пока мы не падаем от усталости. К счастью, с нами не случалось ничего подобного.



Рис. 128. Владелец пневматического ружья, использующий отдельный насос, чтобы зарядить свое ружье, одновременно его напарник стреляет в птиц, сидящих на дереве. Из книги Т. Дейе «Старый охотник» (1850)

После того как я владел ружьем в течение длительного времени и оно стало как бы частью меня самого, я получил сообщение, что близкий ко мне преданный слуга получил смертельную рану, наполняя один из этих медных шаров воздухом для ружья своего хозяина. Болт клапана вылетел как пуля и пробил тело бедняги. Короче, устройство этих ружей, как бы научно они ни были разработаны, ненадежно, и, следовательно, даже самые тщательные меры безопасности не обеспечивают их безопасности.



Рис. 129. Объявление о продаже пневматических ружей из Каталога 1876 г. Джеймса Боуна из Питсбурга. Пенсильвания

Я тотчас навсегда распрощался с пневматическими ружьями и больше не использую их».

Уже в начале 1768 г. делались попытки использовать силу пороха для зарядки воздушного резервуара. В Турине М. Марти изготовил ружье, где сжатый воздух получался путем взрыва 2 унций пороха в бронзовом цилиндре. Как сообщали с помощью полученного таким образом заряда воздуха, из ружья производилось до 18 выстрелов на 60 шагов.

Правда, к середине XIX в. воздушное оружие предназначали для выполнения только легкой работы. Как только рынки Америки и Европы начали заполонять дешевые пружинные ружья, изготовленные из белой жести, называвшиеся «ромашками», «глобусом», «бесподобными», воздушное ружье с резервуаром перестают использовать. Только отдельные личности продолжают считать его серьезным оружием.

Во времена Виктории и Эдуарда получает распространение прогулочная трость, являющаяся одновременно и воздушным ружьем. Обычно такие воздушные трубки снабжались помпой, упором для ног, формой для пули и другими мелкими аксессуарами. Изготовители предлагали сменные приклады, различные по форме, нарезные или гладкие стволы. Разнообразное оружие поставлялось вместе с гарпунами, так что охотник мог выстрелить в двигавшуюся мишень, например рыбу, и, если ему повезло, вытащить добычу на берег.

В опубликованном в 1850 г. памфлете Е.М. Рейли дает следующий совет будущему охотнику по поводу его экипировки: «Гарпуны с перьями и прочными ободками, не более 60-го калибра по 9 шиллингов за дюжину.

Шипы различной формы от 6 шиллингов за дюжину.

Гарпуны большого размера разные, в том числе с шипами на концах, по разумной цене.

Не рекомендуется заказывать много шипов или стальных наконечников любого рода для гарпунов. Скорость, с которой они двигаются, при ударе о твердую поверхность, например дерево, часто расщепляет его на куски, хотя сам шип и не повреждается. Поэтому четырех шипов (разветвленных, по 1 шиллингу каждый) вполне достаточно для десяти гарпунов».

В 1936 г. итальянский механик Антонио Норди разработал воздушное ружье, которое могло стрелять небольшими гарпунами.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 0 / 0