Глав: 29 | Статей: 1852
Оглавление
Энциклопедия Ричарда Эрнеста и Тревора Невитта Дюпюи – всеобъемлющее справочное издание, отображающее эволюцию военного искусства от Античности до наших дней. В одном томе собран и систематизирован богатейший материал: колоссальный объем архивных документов, редкие карты, сводки статистических данных, выдержки из научных трудов и детальные описания величайших сражений.

Для удобства пользования энциклопедией история человечества условно разделена на двадцать две главы, каждая из которых посвящена временному периоду с 4-го тысячелетия до нашей эры до конца XX века. Очерки, предваряющие главы, содержат сведения о принципах тактики и стратегии того или иного периода, особенностях вооружения, развитии военно-теоретической мысли и выдающихся военачальниках эпохи. Энциклопедия содержит два указателя: упомянутых в тексте имен, а также войн и значимых вооруженных конфликтов. Все это поможет читателю воссоздать и воспринять историческое полотно в целом, разобраться в причинах той или иной войны, проследить ее течение и оценить действия полководцев.
Ричард Эрнест Дюпюиi / Тревор Невитт Дюпюиi / Е. Кацi / Александр Анваерi / Олег Власовi / Литагент Центрполиграфi

Эволюция военного искусства

Этот период, положивший начало Реформации, широкому и сложному по социальному содержанию и составу участников общественно-политическому движению, принявшему религиозную форму борьбы против католической церкви, стал решающим в мировой истории – процессы, протекавшие в Европе в XVI в., оказали огромное влияние на развитие государственного устройства, экономики, культуры и военной мысли.

К этому времени и мощные пушки, сделавшие многочисленные пробоины в стенах рыцарских замков, возвестили феодалам, что вместе с порохом пришел конец их власти. Богатели промышленники и торговцы, падала мощь землевладельцев, требовали расширения своих прав и участия в управлении государством «буржуа» – новые богачи из простонародья.

Свой вклад в развитие военного искусства этого периода внесли страны Востока. Наибольшие возможности для развития военных традиций сложились в Восточной Азии, в частности в Китае, где в распоряжении военачальника, кроме практичных, детально разработанных военных трактатов, было многолюдное воинство, широчайший выбор вооружения, мощная производственная база, да еще и отряды кочевых федератов, готовых за добычу или из страха кары геройствовать во имя интересов очередного императора.

Надежные доспехи – панцири из связанных меж собой пластинок стали или из кожаных и стеганых сложнокроеных полотнищ, наборные шлемы с пластинчатыми бармицами, набедренники и наколенники, стоячие боевые воротники – варьировались в бесконечном количестве модификаций. Не менее разнообразны были мечи, сабли, копья, топоры, амбарды и глефы. В Китае продолжала развиваться традиция бронирования коня.

Япония, получив изначальный импульс из Кореи и Китая, культивировала все, касающееся оружия. Японцы выработали совершенно оригинальные формы. Особенно больших успехов достигли они в производстве клинков, которые еще в VIII в. начали изготовлять дамасским способом: в качестве одного из металлических компонентов использовали куски высокоуглеродистой стали – булата.

Свою роль сыграли, конечно, снаряжение и вооружение степных наездников – монголов, сохранивших все достоинства кочевых воинств, – скорость передвижения, маневренность в походе и на поле боя, традицию членения войска и выделения резервов, приемы ложных отступлений с заманиванием в засаду. Дисциплина придавала вековым приемам безупречное исполнение, а полномочия и авторитет полководца настолько усилили мощь войска, что под копытами монгольских коней очень скоро оказалось полмира.

Что касается защитного вооружения, то помимо круглых щитов всадников для создания полевых укреплений применялись большие прямоугольные щиты с подпоркой, заимствованные, вероятно, у китайцев. У них же монголы заимствовали и великолепную метательную технику, состоявшую из огромных и мощных луков, арбалетов и других орудий. Под монгольским влиянием изменились западноевропейские доспехи – сталь облегала каждую часть тела рыцаря.

Все эти новшества привели к появлению в Европе XVI в. высококвалифицированной пехоты – лучников, арбалетчиков и алебардщиков, пикинеров. Именно такая пехота оказалась способной громить рыцарские построения, как, например, швейцарские пехотинцы, первыми научившиеся строиться в плотные каре и дружно орудовать алебардами и пиками. Монголы, а также арабы донесли до Европы порох, сила которого использовалась в пушках, изрыгавших куски металла и камни. Предвестниками перемен в военном деле Европы стали отряды наемных воинов, профессионально владевших пикой и мечом, носивших с легкостью сплошной стальной доспех и пользовавшихся громовым оружием – ружьями, а позднее и пистолетами.

Свой вклад в развитие военного дела внесла и Турция. Хотя ударной силой османского войска по-прежнему были тяжеловооруженные всадники, основу армии составляли пешие стрелки и сабельщики – янычары. Примерно в середине XVI в. всадник имел на вооружении щит из толстой кожи, длинное (более 4 м) копье, саблю, клевец и пару пистолетов. Эффективность такой конницы в бою была столь велика, что она послужила прототипом формирования двух родов конницы – улан и гусар Европы.

Среди наиболее заметных явлений в развитии оперативных граней военного дела следует отметить перемены в стратегии и тактике ведения военно-морских действий, которые оставались относительно неизменными на протяжении почти 2000 лет. В течение этого отрезка времени контроль морских просторов осуществлялся прибрежными гребными флотами, не способными совершать длительные плавания в открытое море.

В рассматриваемый период происходит переход от гребного флота к парусному, который завершился в середине XVII в., причем с XIV в. парусные корабли начали оснащаться артиллерией.

Стратегия нарождавшихся колониальных империй (Испания, Португалия, позднее Англия, Франция, Голландия) повысила роль военно-морского флота в войнах, изменила характер его действий и возложила на флот выполнение самостоятельных задач по нарушению коммуникаций противника и обороне своих морских путей.

Создаются постоянные военно-морские флоты, которые становятся важным военным средством осуществления внешней политики государства. Дальнейшее развитие корабельной артиллерии, использование ее в качестве главного оружия в морских сражениях внесли коренные изменения в боевой состав, организационную структуру флота и его тактику. Начала устанавливаться классификация кораблей, определялись их задачи.

Складывалась боевая организация флота. Корабли стали объединяться в эскадры под единым командованием флагмана. Ведение боевых действий крупными силами флотов неоднородного состава повысило требования к управлению эскадрой в морских сражениях, исход которых в значительно большей степени, чем прежде, начал определяться искусством флагмана – командира эскадры.

Основной тактической формой ведения морского боя эскадрами флотов стала линейная тактика, предусматривавшая маневрирование кораблей в линии баталии (кильватерной колонне). Такая тактика обеспечивала наиболее эффективное использование артиллерии, установленной на линейных кораблях (линкорах) вдоль бортов в несколько рядов. Таран применялся все реже, хотя абордаж сохранялся на всем протяжении существования парусных флотов.

Вооруженные силы практиковали также занятие военно-морских баз и побережья противника совместными действиями армии и флота, применяя неожиданные формы маневра: охват флангов, прорезание строя, окружение и абордаж.

Эффективность корабельной артиллерии определялась увеличением дальности стрельбы, убойной и разрушительной силой ядра, меткостью огня, что вступало в противоречие с линейной тактикой боевого использования флота.

Новая форма – маневренная тактика ведения морского боя, – предусматривающая самостоятельность в проведении маневра отдельных кораблей, нашла свое применение лишь в конце XVIII в., поскольку необходимо было заняться строительством кораблей новой конструкции.

А пока на флотах Европы применялись фрегаты – суда с большой осадкой, способные нести артиллерию крупного калибра и не требовавшие многочисленного экипажа. Использовались бомбардирские корабли, канонерские лодки, бригантины, различавшиеся величиной, числом артиллерийских орудий, их калибром и количеством мачт.

Неудивительно, что наибольшую известность в рассматриваемый нами период получили адмиралы, а не генералы, хотя их компетентность и умение вести сухопутные действия были достаточно высокими.

Выдающимися из числа новаторов военно-морского дела назовем португальца Афонсу ди Албукерки (Афонсу д’Албукерки) и корейца Ли Сун Сина.

Афонсу д’Албукерки, основатель португальской империи в Индии, Южной и Юго-Восточной Азии, вице-король Индии, адмирал португальской флотилии, захватил важные порты в разных частях света для контроля над морскими торговыми путями, стремясь обеспечить монополию португальской торговли с индийскими государствами при помощи установления господства на море и ликвидации местного судоходства. Спектр его побед весьма широк. За 10 лет он сумел завоевать порт Ормуз в Персидском заливе, Аден на Аравийском полуострове, порт Кочин (Коччи) на Аравийском море, а также Малакку – порт в Малайзии, территорию в составе Индии – Гоа, к югу от нее все Малабарское побережье Индостана и многие другие территории, что объясняется талантом владения военно-морской стратегией.

Корейский военный деятель Ли Сун Сии, герой Имдинской войны, заслуживает более подробного сообщения. Будучи назначен командующим флотом в 46 лет, он, предвидя неизбежность войны с японцами, подготовил флот, введя в строй усовершенствованные военные бронированные корабли – «черепахи», отличавшиеся высокими боевыми качествами. В ходе Имдинской войны корейский флот под командованием Ли Сун Сина разгромил японский флот в 4 сражениях и сорвал план комбинированного наступления сухопутных и морских сил японских войск. Вскоре из-за придворных интриг Ли Сун Сии был отстранен от командования флотом, но во время нового нашествия японцев на Корею был восстановлен в должности, и под его командованием корейский флот снова нанес сильное поражение японскому флоту. Ли Сун Сии погиб в последнем бою в бухте Норян, приведшем к полному поражению японских захватчиков.

Весьма интересна судьба Хайреддина Барбароссы, сына гончара, морского пирата и флотоводца. Использовав борьбу алжирского населения против испанских колонизаторов, Хайреддин вместе со своим братом Аруджем захватил власть в Алжире. После смерти своего брата он, стремясь удержать власть, обратился за помощью к турецкому султану Селиму I и отдал Алжир под сюзеренитет Турции, получив титул паши. Затем он вел борьбу с испанцами, племенами Кабилии и хафсидами, а спустя чуть более 10 лет он становится главным адмиралом турецкого флота и во время венециано-турецкой войны разгромил наголову при Превезе флот европейской коалиции под командованием Андреа Дорна, генуэзского адмирала и государственного деятеля. Аристократического происхождения, Дориа в период итальянских войн ставил своей целью отстоять независимость Генуи и первоначально рассчитывал на содействие Франции. Он даже служил французскому королю Франциску I. Затем, изменив ориентацию, перешел на службу к Карлу V, с помощью испано-имперских войн освободил Геную от французских войск, добился от императора восстановления Генуэзской республики, стал ее фактическим правителем, после чего генуэзский флот под его командованием одерживал одну победу за другой, однако не сумел одолеть Хайреддина Барбароссу, который вскоре нанес под Алжиром поражение и войскам Карла V.

Примечательна и судьба Фрэнсиса Дрейка, английского мореплавателя, одного из «пиратов королевы Елизаветы».

Сэр Фрэнсис Дрейк, ставший в возрасте 48 лет вице-адмиралом, являлся активнейшим участником англо-испанской колониальной борьбы, участвовал в морской экспедиции с целью захвата судов испанских работорговцев, грабежа испанских владений в Вест-Индии. В 1577 г. он с целью ограбления Тихоокеанского побережья испанских владений в Америке с эскадрой из 5 судов отплыл из Плимута, прошел через Магелланов пролив, впервые обследовал западное побережье Северной Америки до 48° северной широты, пересек Тихий океан, прошел мимо Молуккских островов и в 1880 г. с громадной добычей вернулся в Плимут, совершив таким образом второе (после Магеллана) кругосветное путешествие. В 1587 г. внезапным налетом на Кадис Дрейк уничтожил подготовлявшиеся для нападения на Англию корабли Непобедимой армады. В 1588 г. он фактически командовал английским флотом при разгроме Непобедимой армады. Сэр Фрэнсис Дрейк умер во время очередной грабительской экспедиции, начавшейся в 1595 г.

Славу в сухопутных битвах делили турки-османы и испанцы. Наиболее выдающимися из них были османский султан Селим I и его сын Сулейман Великолепный, испанцы Гонсало де Кордова и Эрнандо Кортес и уроженец Италии герцог Александр Фарнезе, бывший с 1578 г. наместником испанского короля в Нидерландах.

Мориц Оранский (Нассауский) заслуживает особого упоминания, поскольку был выдающимся полководцем и военным реформатором. Государственный деятель и полководец Республики Соединенных провинций (Нидерланды), сын Вильгельма I Оранского, статхаудер провинций Голландия, Зеландия и Западная Фрисландия (с 1585), с 1590 г. – Утрехта и Оверэйсела, с 1591 г. – Гельдерна, а с 1621 г. и Гронингена, Мориц Оранский с 1590 г., являясь главнокомандующим, последовательно проводил реформы в армии. Он ввел единообразное обучение войск, строгую военную дисциплину, заложил основы новой линейной тактики, усовершенствовал тактику обороны и осады крепостей (в области фортификации был предшественником военного инженера, маршала Франции, маркиза Себастьяна Ле Претра де Вобана). Им были созданы легкая артиллерия и новый вид кавалерии – рейтары.

Оглавление книги


Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 0 / 0