Глав: 29 | Статей: 29
Оглавление
Эти небесные гиганты прожили недолгую, но яркую жизнь. Эти колоссы были гордостью СССР, визитной карточкой молодой советской цивилизации. В 1930-е годы многие страны пытались строить огромные самолеты, но наибольшего успеха добились отечественные авиаконструкторы. Такие великаны, как шестимоторные ТБ-4 и К-7, восьмимоторный «Максим Горький» и двенадцатимоторный Г-1, до сих пор поражают воображение. Армады этих воздушных Левиафанов должны были при необходимости засыпать бомбами и залить ядовитой химией любого противника, а затем доставить в его тыл десанты с танками, автотранспортом, артиллерией — такова была стратегическая концепция советских ВВС в начале 1930-х годов.

Почему эти планы так и остались на бумаге? Отчего век самолетов-гигантов оказался так недолог? Почему они не оправдали возлагавшихся на них надежд и не сыграл и сколько-нибудь заметной роли во Второй мировой войне?

Новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти вопросы.

Стратегия и тактика

Стратегия и тактика

Задачами стратегической авиации тогда считались: разрушение крупных политических и военных объектов противника (включая заражение их отравляющими веществами), бомбардировка его баз и флота в море и, в духе времени, «выполнение специальных политических заданий», что расшифровывалось как «организация или поддержка восстаний и содействие партизанским отрядам в глубоком тылу противника». Как уже говорилось, обязательной для всех типов тяжелых бомбардировщиков являлась возможность использования их для транспортных перевозок (в том числе для «доставки грузов в районы восстания в расположении противника») и высадки воздушных десантов. При этом предусматривалась наружная подвеска громоздкой техники, включая танки.

Создание армады тяжелых бомбардировщиков отчасти компенсировало слабость советского военно-морского флота. Применение над морем «сухопутных гигантов» должно было создать эффект, который сейчас любят называть «асимметричным ответом». Тяжелые бомбардировщики могли нести бомбы больших калибров, способные нанести существенный ущерб даже крупному бронированному кораблю класса линкора. Кроме того, в арсенал их вооружения намеревались включить авиационные морские мины и высотные торпеды, сбрасываемые с парашютами.

Как же собирались решать эти задачи? Подход к тактике действий тяжелых бомбардировщиков постепенно менялся. «Муромцы» в Первую мировую войну летали на боевые задания поодиночке, реже парами. Лишь в августе 1917 г. их задействовали группами — три-пять бомбардировщиков. Максимальное количество машин, направлявшихся одновременно на одну цель, — семь. Летали только днем при хорошей видимости.

«Голиафы» и ЮГ-1 на учениях применяли примерно также. Добавились только ночные полеты одиночными самолетами или парами для разведки и бомбометания. Навигационное оборудование это уже позволяло. Например, на ФГ-62 имелся даже пеленгатор — примитивный радиокомпас. Взлет и посадка ночью обеспечивалась подсветкой летного поля прожекторами, маркировкой его керосиновыми лампами «Летучая мышь» и установленными на самолетах фарами и ракетодержателями. Последние представляли собой кронштейны для пиротехнических факелов. Они поджигались электрозапалом, а после сгорания сбрасывались. Света получалось много, но горел факел недолго. Для облегчения навигации в темноте на маршруте иногда жгли костры, расположенные определенным образом, или выкладывали геометрические фигуры из керосиновых ламп. Например, равнобедренный треугольник позволял показать не только место, но и направление. Основание треугольника часто обозначали цветом, надевая на лампы окрашенные стекла.

А вот с появлением на вооружении ВВС РККА ТБ-1 подход изменился. Упор при обучении стали делать на групповые действия: сначала отрядом, а затем всей эскадрильей, в которой по штату имелось 12 бомбардировщиков. Стоявшие на ТБ-1 немецкие оптические прицелы Герц Fl 110 позволяли эффективно осуществлять бомбометание с малых и средних высот. Полет и заход на цель выполнялся в строю. Плотный строй позволял организовать взаимное прикрытие от атак истребителей. Все стрелки могли сосредоточить огонь на наиболее опасном противнике. Командир отряда вел подчиненных клином, пеленгом или колонной. Эскадрилья обычно строилась колонной клиньев. Бомбометание группа проводила «по ведущему»: штурманы ведомых самолетов дожидались, пока у лидера оторвется первая бомба, и дружно дергали за ручки механических бомбосбрасывателей (электрических еще не существовало).

Такой подход отчасти был вынужденным. Во-первых, хотя предусматривалась установка «Герца» на каждом самолете, реально его нес лишь примерно каждый четвертый бомбардировщик. Прицелы покупали на валюту, которую старались всемерно экономить, и их постоянно не хватало. У нас выпуск копии «Герца» под названием ОПБ-1 начался с 1931 г., но в небольших количествах. Обязательно их монтировали лишь на командирских машинах. Тем, кому «Герца» не досталось, оставалось надеяться на примитивный прицел-визир векторного типа, с которым более-менее точно можно было бомбить только в плоскости ветра и с небольших высот.

Во-вторых, бурный рост численности ВВС привел к тому, что значительная доля пилотов и штурманов только- только закончила школы и имела очень небольшой налет. В тяжелобомбардировочную авиацию отбирали лучших, но и они нередко оказывались выпускниками в лучшем случае позапрошлого года. Ставка на групповое применение бомбардировщиков позволяла отчасти скомпенсировать оба указанных выше недостатка и обеспечить достаточную эффективность боевого применения тяжелых самолетов.

ТБ-1 стал действовать совместно с «крейсерами». Первый отечественный «крейсер» Р-6 был немного поменьше и полегче ТБ-1, что обеспечило ему небольшое превосходство в летных данных. А вот усиления вооружения не получилось. Самолет нес пять пулеметов ДА (при шести у бомбардировщика), но с увеличенным боезапасом. Кроме того, у Р-6 обеспечили оборону вниз-назад. Из фюзеляжа вручную выдвигалась вниз башня со шкворневой пулеметной установкой. Бомбовая нагрузка была незначительной — меньше 100 кг. «Крейсера» должны были охранять строй бомбардировщиков, окаймляя его со всех сторон.

ТБ-1 стал и первым отечественным самолетом-авианосцем. На его крыльях устанавливали два истребителя И-4. Радиус действия у них при взлете с земли был гораздо меньше, чем у бомбардировщика; сопровождать его по всему маршруту в дальнем рейде они бы не смогли. А вот при старте с самолета-носителя («авиаматки», как тогда говорили) И-4 мог вступить в бой в любом месте. Конечно, истребители брали с собой вместо бомбовой нагрузки. Несущие их ТБ-1 выполняли функции охранения, своего рода «эскортный авианосец».

Дальнейшее развитие тактика тяжелобомбардировочной авиации получила после принятия на вооружение четырехмоторных ТБ-3. Масштабы операций значительно увеличились. На учениях на условную цель летали уже не эскадрильями, а бригадами или даже появившимися авиационными корпусами (по две бригады каждый). Рекорд был поставлен на маневрах 1936 г.: в налете на Ленинград «красные» задействовали одновременно три корпуса, двигавшиеся на город колоннами бригад. Бригады теперь имели по четыре эскадрильи тяжелых бомбардировщиков (в общей сложности 49 самолетов), эскадрилью Р-6 (12 машин) и эскадрилью истребителей И-5 (31 самолет). Последние обеспечивали прикрытие аэродромов и сопровождение бомбардировщиков на первом этапе, до проникновения в глубокий тыл противника. Прорыв через линию фронта с имеющейся там системой ПВО увязывался с войсковой авиацией. Легкие бомбардировщики и штурмовики обстреливали, бомбили и поливали ядовитой химией позиции зенитчиков, блокировали аэродромы истребителей врага.



Так ТБ-3 ходили на парадах, так они должны были действовать и в настоящем бою — колонной звеньев.

Тактика бомбометания, по сути, оставалась прежней. Прицеливался только штурман ведущего бомбардировщика, а остальные повторяли действия лидера, удерживаясь в плотном строю. Установка на ТБ-3 более точного немецкого прицела «Герц-Бойков» (у нас скопированного как ОПБ-2), позволявшего заходить на цель в произвольной плоскости относительно ветра, расширила возможности для бомбометания. Таких прицелов постоянно не хватало, и их ставили далеко не на все самолеты. Поэтому в большинстве случаев по старинке продолжали использовать заход с одного направления с одним лидером. Но строй был немного другим. Применение больших масс самолетов вынудило позаботиться о безопасности, не поступаясь вместе с тем обороноспособностью. Клинья эскадрилий эшелонировались по высоте, колонны бригад строились уступом. В целом получалось нечто похожее на знаменитую «коробку», применявшуюся американцами при налетах на Германию во время Второй мировой войны.

Но уже стали пробовать организовывать «звездные» налеты. Группы бомбардировщиков шли на цель по разным маршрутам и атаковали ее с разных сторон. Это требовало хорошей подготовки штурманов и тщательной отработки плана операции по времени, чтобы обеспечить необходимую синхронность действий. Для обмана противника планировалось нанесение небольшими силами отвлекающих ударов.

На ТБ-3 бомбовое вооружение постепенно электрифицировали, механические сбрасыватели оставили как запасные. Это сильно облегчило жизнь штурманам. Нажал кнопку — и поехали! Электробомбосбрасыватели позволяли сбрасывать бомбы залпом, сериями с заданными интервалами (очень удобно, например, при атаке на автоколонну или железнодорожный состав), в определенной последовательности из разных кассет и с разных бомбодержателей.

На маршруте группы ТБ-3 должны были использовать для обороны собственную огневую мощь, а также придаваемые им «крейсера». Судя по штату бригады, прикрытие обеспечивалось из расчета один к четырем. Но Р-6 даже после модернизации уже отставал по скорости от последних модификаций ТБ-3. Требовался новый тип «крейсера». У ТБ-3 также существовали авианесущие модификации; большая грузоподъемность позволяла четырехмоторной машине нести одновременно до пяти истребителей.

Прорыв через завесу аэростатов заграждения возлагался на «тральщики». Это были самолеты с защитными фермами и перерезающими устройствами. Они ловили тросы и перерубали их; по расчищенному «фарватеру» предстояло двигаться бомбардировщикам.

Для перспективных бомбардировщиков-гигантов просматривались разные варианты боевого применения. Их намеревались использовать в первую очередь днем, большими группами, «максимальным количеством сил на максимальную глубину». Базироваться они должны были в 250 — 500 км от линии фронта. Такое удаление обеспечивало гарантию того, что аэродромы не подвергнутся первому удару авиации противника, тяжелых бомбардировщиков не имевшего. Сразу после начала войны бомбовозы-гиганты должны были наносить дневные и ночные удары по ключевым объектам в глубоком тылу противника. Задачи ставились грандиозные: сорвать мобилизацию и сосредоточение войск у границы, дезорганизовать тыл, выведя из строя заводы (в первую очередь, авиационные, артиллерийские и химические) и разрушив коммуникации (железнодорожные узлы, морские и речные порты-, мосты), лишить врага запасов, топлива, энергии и средств связи (разбомбить базы, склады, нефтепромыслы, шахты, электростанции и радиостанции), уничтожить вражеский флот! Предписывалось «нарушить хозяйственно-экономическую структуру и, прежде всего, военное производство противника». Одной из важнейших задач считалось установление господства в воздухе (вспомните Дуэ) путем мощных ударов по аэродромам, ремонтным мастерским, складам горючего и боеприпасов. С безопасных площадок вдали от фронта гигантские бомбовозы должны были совершать рейды в глубокий тыл противника днем и ночью группами с прикрытием «крейсеров».

Не исключено, что наши командармы собирались бить первыми — уж очень много внимания уделяли обеспечению внезапности нанесения массированных авиационных ударов.

Немаловажной составляющей операций полагали агитационную деятельность — сброс листовок, способных поднять рабочих и крестьян по ту сторону границы на забастовки, демонстрации или даже восстание. А вот тогда в тыл противника восставшим предписывалось сбрасывать оружие, боеприпасы и военных инструкгоров, а также целые воздушно-десантные части (в том числе механизированные и моторизованные) для поддержки.

Но основным все-таки считалось нанесение ударов бомбами и отравляющими веществами. В архивах сохранились прикидки налетов на цели в Польше с участием до полусотни гигантских машин одновременно. При бомбовой нагрузке в среднем около 15 т это должно было дать суммарный боевой груз в 750 т. Для сравнения: во время сильнейшего налета немецкой авиации на Лондон в ночь с 15 на 16 октября 1940 г. сбросили 583 т бомб плюс 177 кассет с мелкими зажигательными боеприпасами. В знаменитом ударе по Ковентри в ночь на 14 ноября того же года немцы использовали немногим более 500 т бомб, практически полностью разрушив город.

Для повышения эффективности бомбометания намеревались оснащать все самолеты системой «Шутка». Это устройство, разработанное в Остехбюро, по радиокоманде включало электробомбосбрасыватели на всех самолетах группы. Не надо было вглядываться вперед: пошли бомбы у лидера или нет. Все машины бомбили синхронно, управляемые штурманом головного бомбардировщика. «Шутку» после испытаний получили три эскадрильи ТБ-3. На супербомбовозах ее применение считали обязательным.

К цели тяжелые бомбардировщики должны были следовать в сопровождении одноместных истребителей (при небольшом расстоянии) или «крейсеров» (к более далеким объектам). В планах фигурировали «тяжелые крейсера» — большие четырехмоторные машины, несущие мощное стрелковое, артиллерийское, ракетное, бомбовое и химическое вооружение. Возможно было использование для прикрытия бомбовозов и летающих авианосцев. Но обороноспособность гигантов, утыканных со всех сторон пушками и пулеметами, оценивалась настолько высоко, что предусматривались и дальние рейды без эскорта, как в группе, так и поодиночке. Один ТБ-6 по разрушительной мощи равнялся целой эскадрилье двухмоторных бомбардировщиков. Ночью собирались летать без прикрытия, мелкими группами или одиночными самолетами, атакуя площадные цели.

Впереди строя тяжелых бомбардировщиков могли идти машины, вооруженные пушками большого калибра. Пользуясь преимуществом стрельбы сверху, они были способны обстреливать позиции зенитной артиллерии, не входя в зону эффективной стрельбы зенитчиков. На эти же самолеты возлагалась функция «расчистки» воздушного пространства от идущих навстречу истребителей противника. Например, «объект Г-52» — доработанный ТБ-3 — мог «плюнуть» вперед картечью или шрапнелью из трех 76-мм пушек одновременно, поражая значительную часть передней полусферы. Один залп мог сразу «смахнуть» звено истребителей. Такое оружие годилось и для уничтожения аэростатов заграждения. На некоторых «крейсерах» планировали смонтировать подвижные или неподвижные реактивные системы залпового огня либо автоматические безоткатные пушки, способные делать то же самое.

Хорошо защищенные средствами ПВО объекты могли поражаться издалека крылатыми и бескрылыми ракетами, план-торпедами (радиоуправляемыми планерами), самолетами-снарядами различных типов и телемеханическими (радиоуправляемыми) самолетами. Предлагалось также нести на летающих авианосцах небольшие маневренные одномоторные бомбардировщики или ракетоносцы, способные прорваться там, где не пройдет неуклюжая гигантская машина.

Радиус действия бомбовозов намеревались увеличить с помощью дозаправки топливом в воздухе. Для этого в глубине строя должны были следовать самолеты-топливозаправщики или, как их называли в 30-х годах, «бензиноносцы» или «бензиновозы», переоборудованные из тяжелых бомбардировщиков или пассажирских лайнеров. Как и у современных летающих танкеров, в фюзеляже у них размещались дополнительные топливные баки и мощные насосы для быстрой перекачки горючего. Вот только способ контакта заправляемого самолета и заправщика был весьма примитивен — шланг ловили руками техники или стрелки. Впрочем, эксперименты показали, что при сравнительно небольших скоростях полета этот вариант был вполне жизнеспособен.

Над морем гигантские бомбардировщики должны были восполнить слабость советского флота, который по сравнению с флотом царским значительно «усох». Небольшое количество крупных боевых кораблей ограничивало его возможности оборонительными действиями у побережья. Огромный самолет мог иметь радиус действия, позволяющий ему уйти очень далеко от берега. Там предполагался поиск кораблей противника и атака на них. Интересно, что ни в одном документе нет упоминаний об использовании тяжелых бомбардировщиков против подводных лодок; везде речь идет только о надводных кораблях.

Против них собирались применять фугасные и бронебойные бомбы крупного калибра, а также высотные авиационные торпеды, сбрасываемые с парашютами.

В духе представлений того времени считали, что специальные самолеты-торпедоносцы проектировать нецелесообразно, их надо модифицировать из массовых типов машин сухопутной авиации.

В «Требованиях к типам самолетов ВВС РККА», утвержденных Реввоенсоветом в январе 1930 г., говорилось: «...является необходимым и возможным... для дальнего торпедоносца объединить его с тяжелым бомбардировщиком».

Медлительность полета супербомбовозов при использовании высотных торпед считалась явным плюсом. Дело в том, что при слишком большой скорости носителя в момент сброса парашют при раскрытии лопался, а без него удар о воду превращал грозное оружие в бесполезную железяку. При нормальном спуске после приводнения парашютная система отделялась, торпеда начинала описывать круги или входила в спираль. Вероятность попадания в борт корабля была небольшой, но обладающий огромной грузоподъемностью бомбардировщик мог накидать немало торпед. С каждой из них процент возможной удачи возрастал, особенно если целью являлась группа кораблей или конвой транспортов с охранением.

Самолеты могли нести и авиационные якорные мины, также сбрасывавшиеся с парашютами. У нас их именовали ВОМИЗА — «воздушная мина заграждения». Даже появился термин «вомизометание». Один гигант с грузоподъемностью в 10 т неожиданно для противника мог выставить банку из десяти мин МАВ-1 (ВОМИЗА-100) или восьми более мощных МАВ-2 (ВОМИЗА-250). Существовала также теория «динамического вомизометания», говорившая о том, что возможен сброс мин прямо перед идущим кораблем. Крупный корабль, обладающий огромной инерцией, не может сразу остановиться или круто повернуть. Это было на руку воздушным постановщикам мин. Чем больше мин будет сброшено одновременно, тем больше вероятность поражения. Точность сброса повышалась применением специальных прицелов, учитывающих снос мины или торпеды, опускающейся на парашютах, ветром.

Торпеды и мины собирались использовать и для ограничения маневра сил противника, не пуская их в определенных направлениях. Самолеты в этом случае выполняли бы роль «загонщиков», подставляя вражескую эскадру под огонь наших кораблей, береговых батарей или атаки торпедных катеров, эсминцев или подводных лодок.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.119. Запросов К БД/Cache: 3 / 0