Главная / Библиотека / Рыцари. Полная иллюстрированная энциклопедия /
/ Глава 6. Рыцарский замок / 6.7. Замки и их элементы как символ власти и господства

Глав: 7 | Статей: 23
Оглавление
Сияющие доспехи и тяжелые копья-лэнсы, грозные мечи и гордые гербы. Земля содрогалась от поступи их боевых коней. Неотразимый удар рыцарской конницы сокрушал любого врага. Семь столетий они господствовали на поле боя. Каждый рыцарь стоил сотни ополченцев. Каждый давал клятву быть egregius (доблестным) и strenuus (воинственным). Каждый проходил Benedictio novi militis (обряд посвящения): «Во имя Божие, Святого Михаила и Святого Георгия посвящаю тебя в рыцари. Будь благочестив, смел и благороден» – и обязался хранить верность своему предназначению до самой смерти.

Эта книга – самая полная энциклопедия военного искусства рыцарей, их вооружения, тактики и боевой подготовки. Колоссальный объем информации. Всё о зарождении, расцвете и упадке латной конницы. Анализ ключевых сражений рыцарской эпохи. Более 500 иллюстраций.

6.7. Замки и их элементы как символ власти и господства

6.7. Замки и их элементы как символ власти и господства

Средневековый замок – это символ силы и власти. В манускриптах того времени при описании замков в первую очередь рассказывают о башнях. Также широко применяются изображения замковых башен на гербах и печатях, где башня служила архитектурной афишей и являлась важным элементом претензий на силу и господство. Образ башни соответствовал идеальному представлению о средневековом замке: мощное, возвышающееся, неприступное строение лучше всего демонстрировало превосходство, силу и неприкосновенность рыцаря-феодала. Также башня являлась символом принадлежности к благородному сословию. Высота, размеры, даже качество стен башни – все эти параметры непосредственно влияли на символическое значение. Примером может служить башнеподобное привратное строение в замке Зальцбург в Нижней Франконии. Владелец замка, архиепископ Вюрцбурга, приказал возвести башнеподобное привратное строение как самое высокое здание в замке, а для придания более мощного вида стены здания строились из камней выпуклой формы. Этим архиепископ не только подчеркнул свой высокий ранг вне замка, но и свое положение по отношению к другим его обитателям. В замке Мюнценберг в Гессене стоят два паласа и две высокие башни романского и готического периодов. Эти строения являются примерами высокого искусства каменотесов. Паласы богато украшены орнаментом. К концу XIII века замок Мюнценберг перешел к роду Фалкенштейн. Новые владельцы не стали, как обычно, перестраивать старые постройки, возведенные еще в XII веке, а рядом с ними возвели новые. Этим они еще больше подчеркнули свое богатство и положение в обществе.

Ворота замка также имели большое символическое значение. Даже в наше время, если хотят архитектурно подчеркнуть благосостояние хозяев загородного дома, их ворота делают большими, помпезными, с различными украшениями. Такие ворота дают представление посетителю, в чьи владения он вступает и сколь скромен его общественный статус по сравнению со статусом хозяина. Вход был тогда и остается сегодня в значительной степени визитной карточкой хозяина дома. Примером такого входа может служить архитектура зальцбургской привратной башни. Сознательное пренебрежение оборонительными элементами служило епископу символом силы, который должен был демонстрировать всем, как мало он кого-либо боится. Общественный и политический статус давал ему достаточную защиту, и он мог себе позволить сознательно отказаться от оборонительных элементов.

Для эпохи Средневековья символическое содержание многих архитектурных элементов было важнее их практической ценности.

Каких размеров мог достигать замок как символ статуса и притязаний на власть, впечатляюще иллюстрирует пример средневекового замка Куси – каменный образ мощи и мании величия. Гигантский замковый ансамбль всего за пять лет, между 1225 и 1230 годами, был возведен перед воротами Парижа, посреди Пикардии, Энгерраном III, сиром де Куси. Пройдя через вытянутый форбург, являвшийся импозантной частью городских укреплений, вы оказывались перед донжоном. Уже фронтальная сторона должна была произвести сильное впечатление, если не шокировать. Здесь за рвом, посреди щитовой стены, стояла действительно огромная круглая башня 30 метров в диаметре, высотой более 50 метров, толщина стен башни достигала 7 метров. Только лишь четыре угловые башни имели диаметр 18–23 метра и высоту 35 метров – больше, чем главные башни большинства замков того времени! В центре замка находилось роскошное парадное здание размером с большую церквь, а также кухня и замковая церковь. Даже в своих архитектурных деталях и внутреннем оформлении замок-гигант демонстрировал невероятную роскошь – здесь все было гигантским.

От донжона замка Куси, в котором проживал хозяин замка со своей семьей, в настоящее время остался, к сожалению, лишь холм. Потому что 27 марта 1917 года немецкие саперы с помощью 28 тонн динамита в бессмысленном военном акте взорвали этот шедевр средневековой архитектуры.

Замок Куси, кроме переделок и расширений при Энгерране VII в 1380 году, являлся творением одного человека, который хотел архитектурно заявить свои претензии на французскую корону и создал каменное свидетельство мании величия: Энгерран III де Куси (1191–1242), как кум императора Оттона IV, имел шансы на регентство. Господа де Куси в XII–XIII веках были одной из богатейших и влиятельнейших семей Франции; сам Энгерран III хотел создать новые масштабы в строительстве, превосходящие все существовавшее до сих пор, затмить даже такие королевские постройки, как Лувр, и обозначить таким образом свое особое положение в королевстве. Его тщеславная, властолюбивая сущность заставляла его, однако, думать и о предстоящих столкновениях и, несмотря на стремление к подчеркнутой роскоши, создать в высшей степени обороноспособное сооружение.

Вот как описывает замок Куси известный французский архитектор, историк, реставратор и знаток искусства Виолле-ле-Дюк (1814–1879) в своем труде о средствах ведения войны в Средние века: «Где-то около 1220 г. Энгерран III де Куси построил прекрасный донжон, который сохранился до наших дней (имеется в виду XIX в.). Этот донжон является самым большим, самым завершенным донжоном из всех известных нам. Система его оборонительных сооружений самая сильная из всех и к тому же легко объяснимая. Так, с плацдарма, или нижнего двора, в котором располагались хозяйственные постройки, вход в замок шел по мосту, по обоим бокам которого стояли караульные помещения. Во время войны этот мост можно было легко разрушить, поскольку он покоился на отдельных столбах. Донжон и защищавшая его основание стена возвышались над нижним двором и рвом, кроме того, с них были хорошо видны внутренняя поверхность стен замка и весь замок. Башни были построены одновременно с донжоном, как и часовня. Верхние сооружения ворот и большие залы были перестроены в начале XV века.

Если замок попадал в руки врага, гарнизон запирался в донжоне, куда можно было попасть через единственную дверь, к которой вел подъемный мост. От защитной стены замок отделял ров. Вход первого этажа донжона перекрывался опускающейся решеткой, двумя дверями и железным брусом. Справа широкая лестница вела на второй этаж; слева расположен коридор, по которому можно было пройти в гардероб. Свет на первый этаж проникал через немногие узкие окошки, расположенные на большой высоте от пола, и, возможно, через смотровое отверстие на вершине свода, которое, вероятно, повторялось на всех других этажах до самой крыши. Оно было сделано для передачи приказов, сбрасывания метательных снарядов и доступа воздуха в башню.

В одной из 11 ниш, окружавших зал, расположен широкий и очень глубокий колодец. Во второй нише от него находился камин. Арки свода, сейчас разрушенного, от которого остались одни пяты, опирались на красивые капители и консоли в виде согнутых фигур. План второго этажа очень похож на план первого.

Под подоконником одного из окон имелся шкаф, из которого можно было проникнуть в проход в толщине стены, который вел к дверце для вылазок. С нее опускался подъемный мост на парапет стены, и солдаты из донжона попадали прямо на него. Третий этаж имеет замечательное сооружение – большой зал, окруженный галереей, которая проходит на высоте трех метров над полом этого зала. Деревянные балконы, следы которых хорошо сохранились, позволяли собираться в нем большому числу людей. Сюда приходил весь гарнизон замка, чтобы получить приказания. Благодаря галерее и балконам в этой огромной ротонде донжона могло разместиться от 1200 до 1500 человек, а слова командира, стоявшего в центре зала, были хорошо слышны всем. Поднявшись по винтовой лестнице, мы оказываемся на боевой площадке. Своды нижнего этажа покрывали каменные плиты, которые образовывали наклонную платформу. По ней шел крытый переход, с которого можно было без препятствий попасть на парапет. Канавки для стока дождевой воды, аккуратно вписанные в пяты арок, перекрывавших галерею четвертого этажа, свидетельствуют о том, что этот этаж никогда не имел крыши. Во время войны на каменных консолях, встроенных в толщу стены ниже парапета, устанавливались двухэтажные хорды. Здесь мы впервые встречаемся с переходом от деревянных хорд к каменным машикулям.

Для такого мощного замка деревянные хорды, покоящиеся на выступающих над стеной балках, вероятно, уже не подходили из-за своей уязвимости. Деревянные хорды, опирающиеся на каменные консоли, имел не только донжон, но и башни замка Куси.

Но не только оборонительные средства замка Куси привлекают внимание архитектора и историка – в донжоне этого замка сохранились фрагменты скульптур исключительной красоты, а повсюду видны остатки цветного орнамента, очень простого, но выполненного с большим мастерством. Следует упомянуть также некоторые интересные факты, связанные с сооружением этой огромной крепости. Все вещи, которые можно отнести к предметам общего пользования (например, скамьи, ступеньки лестниц, подоконники верхних окон), имеют такие большие размеры, словно они были рассчитаны не на простых людей, а на гигантов. Так, высота скамей составляет 60 см, ступеней – от 30 до 40 см, а высота подоконников – 106,7 см. Да и все материалы, использовавшиеся во время строительства, тоже имеют гигантские размеры – перемычки дверей имеют размер не менее двух кубических метров, а каменные блоки – 70 см в высоту.

Донжон замка Куси сооружался следующим образом: от его основания вдоль стен шел спиральный помост, который продлевался по мере того, как росли стены. Этот помост представлял собой наклонную дорогу, по которой вкатывали наверх крупные камни. До сих пор в стене видим квадратные отверстия, куда вставлялись поперечные балки этого помоста и скобы, которыми они крепились. Эти отверстия расположены на равных промежутках по всей окружности огромной башни. Трудно было придумать более простое и удачное сооружение для быстрого строительства такого огромного донжона, позволившее избежать лишних затрат. Эта башня имеет внешний диаметр не менее 100 футов и высоту от днища рва до основания сливной плиты, которая венчала украшенный карниз наверху – 200 футов. В наши дни (имеется в виду XIX в.) своды двух этажей обвалились, а верхней сливной плиты, украшенной четырьмя башенками, больше нет. Об этой плите и башенках упоминает в своей книге «О самых замечательных зданиях Франции» Дюрсо. На верхних парапетах и на дне рва сохранились остатки сливной плиты, но от башенок не осталось никаких следов.

Вся каменная кладка донжона Куси была скреплена цепью деревянных плит площадью от 45 до 71 кв. сантиметра, которая спрятана в толще стен согласно традиции, еще существовавшей в XII веке. Поверх свода первого этажа эти плиты были связаны с системой радиальных балок, также сделанных из дерева.

Донжон замка Куси строился словно бы для гигантов, и внешний вид этой башни вполне гармонировал с его мощью – это было подходящее место для владельца замка Энгеррана III де Куси, который был крупнейшей фигурой Франции эпохи феодализма. Напомним, что после того, как этот героический персонаж разорил епархию Реймса и Лана, а Реймский капитул пожаловался королю Филиппу II Августу на его жестокость и на тот разгром, который Энгерран III де Куси учинил на его землях, последовал знаменитый ответ: «Могу только молить Бога о том, чтобы сеньор Энгерран III де Куси оставил вас в покое». Во время правления Людовика XI сеньор де Куси по богатству и влиянию стал равен королю. Он был владельцем Монмирая, Уазы, Кревкера, Ла-Ферте-Окуля и земель вокруг Конфе-ан-Бри. Кроме того, он был графом Руасси, виконтом Мо и комендантом Камбре. Его всегда окружала свита из 50 рыцарей, которые были независимы от вассалов, служивших в его войске. Эти 50 рыцарей со своими слугами составляли своего рода личную гвардию численностью примерно пятьсот человек. В XIII веке такая дружина и такой замок, как Куси, делали Энгеррана III де Куси равным по могуществу своему сюзерену. Но хотя лишь немногим вассалам короля позволялось занимать такое высокое положение или владеть такими огромными богатствами и пользоваться таким влиянием, все они в той или иной степени мечтали сохранить свою независимость от короны и вели непрерывную борьбу с обществом, которое уже стремилось к объединению под властью монарха. Все эти вассалы сооружали замки – любой, даже самый захудалый сеньор, мечтал иметь свое гнездо, свое укрепленное убежище и своих людей; во время войны он не всегда был на стороне своего сюзерена-короля – в зависимости от того, где он надеялся получить больше почестей и денег или, быть может, удовлетворить свою личную месть».


Донжон замка Куси в разрезе. Реконструкция XIX в.

Кстати, масштабы замка Куси есть с чем сопоставить. То, что доведено здесь до предела, знать перенимала с уменьшением размеров для своих резиденций: чем дороже был замок, тем больше, как правило, были социальные претензии его господина. Это доказывается одной только разницей между династическими замками и замками мелкой знати, которые можно сравнить с разницей между современной виллой и серийным домом.

Подытоживая все вышеизложенное, можно сказать, что в эпоху Средневековья замки играли важную роль, а осады фортификационных укреплений – замков и крепостей – представляли собой заметную часть практически любой военной кампании. Осады происходили чаще, чем сражения в поле. Приходилось осаждать как примитивные палисады, так и настоящие крепости (в условиях осадной войны города-крепости представляли собой была серьезные препятствия, чем отдельные замки). И хотя битвы приносили полководцам больше славы, они представляли собой более опасную игру, в которой можно было потерять всех воинов. Поэтому осмотрительные полководцы с большой неохотой вступали в открытый бой, решаясь на него лишь в случае очевидного успеха. Осада замков была совсем другим делом. Замок контролировал обширные территории, прилегающие к нему. В замках находились военные отряды, которые делали оттуда вылазки. Если вторгшийся противник оставлял замок в тылу, то он подвергался риску получить удар сзади, а также ставил под угрозу свои линии коммуникаций. Кроме того, замки часто располагались на реках или дорогах, обычно на перекрестках. Поэтому обойти замки можно было, лишь сделав большой крюк, что неизбежно затягивало кампанию и вообще ставило ее успех под сомнение.

Чтобы взять под контроль покоренную территорию, требовалось взять под контроль и все замки. Летописцы сообщают, что Вильгельму Завоевателю удалось легко захватить Англию, лишь выиграв битву при Гастингсе и только потому, что в Англии отсутствовала развитая система замков. Однако замки не только придавали королевствам устойчивость. Они также служили убежищем для мятежных вассалов и рыцарей-разбойников. Часто хозяева замков использовали слабость центральной власти для того, чтобы усилить свое влияние.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 0 / 0