Главная / Библиотека / Бронетранспортер БТР-152 /
/ Производство и модернизация

Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Летом 1946 года ЗИС получил техническое задание на колесный трехосный бронетранспортер «объект 140» с полной массой до 8,5 т, способный перевозить десант из 15—20 человек, защищенный противопульной броней и вооруженный одним станковым пулеметом. Конструкторы ЗИСа, перегруженные работами по освоению новых моделей, тем не менее, взялись за это специальное задание. Оно вполне просматривалось логически и даже исторически, если вспомнить довоенные работы ЗИСа по тяжелым трехосным бронеавтомобилям БА-5, и особенно БА-11.

Работа над машиной «140» началась в ноябре 1946 года в сравнительно небольшом спецотделе КЭО ЗИС под руководством главного конструктора завода кандидата технических наук Б.М.Фиттермана (1910—1991). По своим более поздним признаниям, он любил такие необычные и сложные, но очень интересные задания, а за годы войны приобрел и опыт их решения, участвуя в создании разнообразной боевой техники: пистолетов-пулеметов, минометов, бронетранспортеров и артиллерийских тягачей.

Проектируемый БТР получил заводское обозначение ЗИС-152, его шасси— ЗИС-123, бронекорпус, установка вооружения, система связи — ЗИС-100. В шасси была заложена классическая трехосная схема.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Производство и модернизация

Производство и модернизация

Производство ЗИС-152 началось в июле 1950-го. До конца года было изготовлено 600 плановых машин: с рациями— 301 (из них две с лебедками), без раций —299 (с лебедками — тоже две). Насыщение мотопехоты Советской Армии, заждавшейся собственных бронетранспортеров, и их освоение шли быстро, подтверждением чему стало участие большого количества новых машин в параде 7 ноября 1951 года. Похоже, это произвело должное впечатление — пехота предстала перед зрителями в новом, гораздо более высоком и грозном качестве[* Поступили БТР-152 и в бронетанковые части — как машины сопровождения и технического обслуживания на поле боя.].

В 1951 — 1952 годах продолжались заводские и межведомственные испытания по результатам внесенных в конструкцию машины изменений — слабые места еще оставались. В районе г. Конаково была организована специальная испытательная база лаборатории "152".

К 1953 году БТР-152 стал основной бронемашиной пехотных и мотомеханизированных соединений армии, ее подлинной "рабочей лошадью". Всего их по 1955 год включительно было выпущено 4923 единицы: с рацией — 3333, без рации-1590; пик производства пришелся на 1954 год—996 единиц (все с рацией). Базовый БТР-152 оказался очень удобным для создания целого ряда модификаций различного назначения, что значительно расширяло сферу его боевого применения.

В 1952 году началось производство зенитного (ЗТПУ-2) БТР-152А. До конца года войска получили 200 таких машин, а всего по 1955 год —719. На шасси "123В" (с шинами регулируемого давления) эта же установка выпускалась под маркой БТР-152Е в 1955— 1957 годах (160 машин).

С 1951 года велись интенсивные работы по установке на БТР более мощного средства борьбы с низколетящими целями — счетверенной зенитной установки ЗТПУ-4 из крупнокалиберных 14,5-мм пулеметов КПВ с боезапасом 2000 патронов. Задача оказалась более сложной, чем предполагалось: в связи с увеличенной энергией отдачи требовалось значительно повысить жесткость крепления опорных параллелограммов установки на постаменте, надо было разместить боевой расчет из 5 человек (наводчик и 4 заряжающих), да и стрелять им стало бы намного труднее — увеличились усилия на по-прежнему ручных приводах наведения, усложнилось удержание цели в поле зрения прицела. Пришлось вводить достаточно тяжелый и трудоемкий в изготовлении электромеханический привод наведения установки. Сначала он питался от двух танковых аккумуляторов 6-СТ-128 (на размещение более мощных 6-СТЭН-140М не хватало места), заряжаемых от маломощного генератора, приводимого мотоциклетным двигателем К-125 (4,5 л.с.), который, однако, не обеспечивал положительного баланса электропитания приводов и аккумуляторов — их емкости хватало всего на 50 минут работы. Систему переделали на питание от двух танковых генераторов Г-73 (по 1,5 кВт), приводимых от основного двигателя через коробку отбора мощности. Электроприводы стали более работоспособными, что позволило сократить расчет до трех человек.



Колонна боевых машин на учениях. Зима 1957 года. Тяговые свойства БТР-152 позволяли ему буксировать артиллерийские системы калибром до 100 мм различных типов (в данном случае — 57-мм пушку ЗИС-2)

В 1952 году построили два опытных образца ЗИС-152Д, но до большой серии их не довели — в 1954 году изготовили всего две машины установочной партии. В 1955 году доработанная ЗТПУ-4 на шасси БТР-152Д вновь проходила полигонные испытания и снова неудачно: были отмечены плохая устойчивость при стрельбе, перегруженность и низкая живучесть ходовой части. В десантном отделении не удавалось разместить запасные коробки с патронами. На этом все дальнейшие работы по ЗТПУ-4 на базе БТР-152 были прекращены как бесперспективные.

В январе 1953 года построили опытные образцы ЗИС-152Б ("объект 140Б")— подвижного пункта управления артиллерией с бронекорпусом увеличенной высоты и без вооружения. Впоследствии изделие было трансформировано в подвижный командный пункт и машину связи с мощной рацией Р118, которая выпускалась под индексом БТР-152С в 1955—1959 годах (всего —272 машины), но уже на новом шасси "123В". Ее общая высота увеличилась до 2820 мм. Осенью 1956-го на этом же шасси "123В" построили машину управления ЗИЛ-152И, корпус которой имел высокую надстройку с четырьмя боковыми фонарями (пулестойкими "триплексами"), закрытую бронекрышей. Внутри были оборудованы рабочие места операторов со средствами связи. Имелись системы вентиляции и обогрева на стоянке: две электропечи напряжением 220 В (питание — от постороннего источника) и печь с трубой, работавшая на твердом топливе. В 1957 году ЗИЛ-152И готовился к мелкосерийному производству; впоследствии оно было продолжено на Брянском автозаводе (БАЗ).

После освоения массового производства ЗИС-152, решив неотложные задачи по его конструкторской и технологической доводке, с 1953 года взялись за более радикальные усовершенствования, фактически — за коренную модернизацию. В апреле 1952 года ведущим конструктором по "объекту 140" был назначен Н.И.Орлов.

В ноябре 1953 года после формальной ликвидации спецбюро ЗИС по вооружению (существовало с 1943 года) он стал начальником особого "Бюро внешних заказов", призванного вести все перспективные работы по БТР и их модификациям, а также конструкторское сопровождение серийного производства. Для повышения статуса данного бюро одновременно Н.И.Орлов получил должность заместителя главного конструктора завода по спецпроизводству.

Модернизацию БТР-152 начали с ходовой части. Причины: недостаточная проходимость по слабым грунтам и тяжелому бездорожью, отсутствие у шин пулестойкости, невысокая прочность мостов и низкая долговечность подвески, особенно задней. Этой работе чрезвычайно содействовали освоение в 1952 году производства и опыт эксплуатации в инженерных частях плавающих трехосных автомобилей ЗИС-485, оборудованных деформируемыми тонкостенными шинами большого диаметра и поперечного сечения (11,00—18") с регулируемым внутренним давлением и большим объемом воздуха в них. Собственно, без таких шин со сниженным до 0,5 кгс/см? давлением ЗИС-485 и не мог бы столь успешно преодолевать топкий прибрежный грунт при выходе из воды. Как потом определили испытатели, причем впервые в нашей стране, эти шины, по сравнению с обычными, давали разительное повышение проходимости именно по бездорожью — болоту, глубокому снегу, сыпучему песку, густой грязи. Свободная сила тяги на крюке также резко возрастала (на снегу —в 2,4 раза). Повышалась и плавность хода по неровным дорогам и выбоинам, соответственно — и среднетехническая скорость движения. В то время проходимость ЗИС-485 была лучшей среди всех отечественных автомобилей, в большинстве случаев вплотную приближаясь к гусеничным машинам.

Тем не менее, создалась парадоксальная ситуация — на одном заводе одновременно производились созданные родственными КБ три образца трехосных автомобилей приблизительно одного весового класса, выполненные по единой компоновочной схеме, с общими силовым агрегатом и трансмиссией, но с принципиально разной конструкцией колесных движителей и поставляемые разным заказчикам. И хотя мотострелковым войскам тоже требовались машины со сверхвысокой проходимостью и подвижностью, они упорно не хотели со своим ЗИС-151 подтянуться к лидирующему с большим отрывом по этим параметрам ЗИС-485, поступавшему в инженерные войска. Зато "танкисты" не только не возражали воспользоваться положительным опытом "485", но и, как заказчики, всячески содействовали этому. Заводские энтузиасты начали подобные проработки еще осенью 1952 года, взяв для установки на модернизированный ЗИС-152 мосты и централизованную систему регулирования давления воздуха в шинах с внешним подводом от ЗИС-485, но с новыми восьмислойными шинами И-111 увеличенного размера (12,00—18"), к тому времени созданными в НИИШПе по плану совершенствования колесных движителей плавающих машин.



Н. И. Орлов, ведущий конструктор по "объекту 140" в 1952 —1963 гг.


Бронетранспортер БТР-152В с централизованной системой регулирования давления воздуха в шинах с внешним подводом.

В середине 1953 года был построен первый опытный бронетранспортер с "подкачкой" — ЗИС-152В ("объект 140В"). Для сохранения тягового баланса передаточное число главных передач пришлось увеличить до 7,6 (пары шестерен — от ГАЗ-63). К сожалению, при эксплуатации это приводило к перегрузке и выкрашиванию ("питтингу") ведущей пятизубой конической шестерни, так как реализуемый момент на полуосях значительно возрос. Подвод воздуха к шинам по шлангам через наружные шарнирные головки, еще как- то терпимый на "485", которому обычно не приходилось передвигаться по лесистой местности, становился острой проблемой на БТР — головки часто срывались сучьями. Кроме того, их подшипники и уплотнения в грязи быстро выходили из строя. Тем не менее, повышение проходимости было феноменальным и с недостатками конструкции подкачки приходилось мириться. Новая машина преодолевала такое бездорожье, которое до сих пор было доступно только гусеничным транспортерам, да и то не всем.

Зимой 1954 года при показе ЗИС-152В с "подкачкой" на танковом полигоне в Кубинке в присутствии начальника ГБТУ генерала А.М.Сыча машина на сниженном до 0,5 кгс/см? давлении в шинах уверенно проходила через ямы, занесенные снегом, и глубокие снежные заносы там, где дважды терял подвижность пущенный для сравнения прославленный танк Т-34-85. Трудно описать радость заводчан — когда еще такое увидишь! Подобную картину наблюдал и автор этой монографии летом 1961 года при выезде на учения в Ворошиловских лагерях. При пересечении болотистой низины головной танк Т-54А плотно застрял там, где машина сопровождения БТР-152В1 свободно проходила несколько раз в обе стороны, к восторгу студентов "колесников" МВТУ и некоторому смущению "гусеничников" ("Не верили вы, дураки, что колеса перспективнее!"). Танку удалось самостоятельно выйти из болота только с помощью бревна, привязанного к гусеницам.

Обстрел шин пятью пулями калибра 9 мм (10 пробоин) показал, что без подачи воздуха давление в них падало на 0,5 кгс/см? за 3 мин, а при работе компрессора поднималось до 3 кг/см? за 8 мин. И при большем количестве пробоин система была способна сохранять внутреннее давление в камерах или, в крайнем случае, замедлять его снижение на время, достаточное для выполнения задания и выхода машины из боя. На колесных машинах такого раньше не было. Разумеется, это не могло относиться к шинам, разорванным попаданием или взрывом снаряда, что, впрочем, было бы смертельно и для самого БТРа.

На ЗИС-152В были обновлены многие агрегаты и узлы. Двигатель "123В" получил антидетонационную алюминиевую головку блока цилиндров (ситуация в стране с производством алюминия улучшилась), распредвал с измененными фазами и новый двухкамерный карбюратор К-84 со ставшим совершенно необходимым ограничителем оборотов (крутящий момент повысился почти до 35 кгс-м), более совершенный воздухоочиститель, герметизированный картер. Наконец-то был введен столь нужный предпусковой подогреватель (с января 1954 года устанавливался на всех серийных машинах). Возросшее потребление сжатого воздуха привело к установке компрессора повышенной производительности с интенсивным охлаждением цилиндров и головки. Для уменьшения абразивного износа задних концов передних рессор на кронштейнах ввели роликовые опоры (по типу "Интернационала"), что также улучшило их характеристику, сделав ее несколько нелинейной.



Двигатель ЗИС-123В



Вверху: тележка задних мостов вместе с подвеской; внизу — лебедка

Из-за установки новых колес с меньшим диаметром обода пришлось ограничить и размеры колесных тормозов. Это пошло им только на пользу — не потеряв своей эффективности, они стали легче и компактнее, улучшилась их грязезащита, тормозные барабаны стали легкосъемными. Малогабаритная тяговая лебедка применялась уже как штатное оборудование. Машина вооружалась модернизированным пулеметом СГМБ. Боевая масса ее при прежней вместимости, естественно, возросла до 8950 кг (за счет новых шин, лебедки, дополнительного оборудования). Увеличилась и длина —до 6830 мм, и незначительно высота (2050 мм — по корпусу, 2410 мм — по вооружению), колею передних колес расширили до 1742 мм, задних — только до 1720 мм (из компоновочных соображений). Поэтому минимальный радиус поворота несколько возрос—с 10,1 м до 11 м. Главное — заметно увеличился клиренс под мостами (313 мм), что также способствовало повышению проходимости. Показатели профильной проходимости, и до этого неплохие, стали еще лучше: ров —до 0,9 м, стенка — 0,5 м, брод — 1 м, подъем —до 36°. Глубина преодолеваемого снега и болота возросла неизмеримо — до 0,6— 0,8 м, грязь и песок — практически до любой глубины и плотности. Максимальная скорость движения по шоссе немного уменьшилась—до 75 — 78 км/ч.

К середине 1954 года в очередной раз сложилась труднообъяснимая ситуация необъявленного, но, по сути, отчетливого торможения дальнейшего развития автомобилей высокой проходимости с централизованной системой подкачки шин, причем не только со стороны отдельных косных военных чинов, всегда старавшихся иметь машины проще и дешевле, но и ряда конструкторов, явно не видевших особой необходимости в столь революционных преобразованиях. Формально это касалось вездеходов общего назначения, для которых выдвинули теорию необходимости наличия в парке немногочисленных тяговых машин (возможно, и с подкачкой) и основных — транспортных машин, более дешевых, массовых и без ненужной дорогостоящей "экзотики". Такой подход негативно сказывался и на работах по дальнейшему совершенствованию бронетранспортеров. В жарких спорах и взаимных обвинениях терялось дорогое время, а дело заходило в тупик — ни одна из сторон не хотела уступать. Чтобы разрубить этот гордиев узел, было решено провести сравнительные испытания автомобилей с различными конструкциями колесных движителей в экстремальных условиях — на глубоком болоте. Такое нашли на 41-м км Минского шоссе. Человека оно еще держало, но колыхалось под ногами, а вот после прохода машин превращалось в сплошное зеркало воды.

В первых числах июня здесь и состоялся показ новейшей колесной вездеходной техники, на который прибыл первый заместитель министра обороны СССР маршал Г.К.Жуков. Участвовали автомобили ГАЗ-63 и ЗИС-151 (для сравнения), ЗИС-121Г ("Липгартовская трехоска" — с односкатными шинами 9,75—18 без подкачки), ЗИС-121В на односкатных шинах 12,00—18 с подкачкой и новый бронетранспортер ЗИС-152В с такой же колесной системой.



Рабочие места водителя и командира БТР-152В. В центре — блок шинных кранов


БТР-152В

Шел мелкий дождь, болото совсем размокло и стало труднопроходимым. Машины стартовали одновременно и параллельно одна другой. Первым, пройдя от сухого места 3—4 м, естественно, сел на первой же луговине "колун" ЗИС-151. ГАЗ-63, любимец военных, прошел на специально спущенных шинах, как ни странно, всего на несколько метров дальше. Намного дальше прошел ЗИС-121Г, но застрял на неудачно выполненном повороте, который специально спровоцировал сидевший в кабине полковник. Хорошо двигался в разных направлениях на спущенных шинах ЗИС-121В (водитель-заместитель начальника лаборатории "152" Л.П.Дажин), но сильно греб грунт перед собой и из-за этого потом тоже сел в одной из ям. Лучше всех преодолевал болото при давлении в шинах 0,5 кгс/см? ЗИС-152В, главным образом благодаря искусству водителя- испытателя Н.Г.Царева, тонко чувствовавшего машину. Он ни разу не привел ее к потере подвижности, не допуская срыва грунта, вовремя отходил назад и снова продвигался вперед на минимальной "ползучей" скорости. Болотистый покров под машиной угрожающе колыхался, второй проход по колее, тут же заполняемой водой, был невозможен. В заключение прокатили по болоту на ЗИС-152В и Г.К.Жукова, что, видимо, произвело на маршала большое впечатление.

По итогам показа он, досконально во всем разобравшись, сделал предельно жесткие, но правильные выводы: немедленно принять ЗИС-152В на вооружение (вместо БТР-152), прекратить всякую закулисную возню относительно целесообразности снабжения всех армейских полноприводных автомобилей грузоподъемностью 2 т и выше деформируемыми тонкостенными шинами больших сечений с регулируемым внутренним давлением. Г.К.Жуков приказал изготовить к осенним маневрам Белорусского военного округа, на которых сам собирался присутствовать, 20 ЗИС-152В с целью проведения их расширенных войсковых испытаний. Невыполнение этого распоряжения, по словам маршала, приведет к тому, что завод лишится выгодных ему военных заказов, а в отношении руководства будут сделаны соответствующие оргвыводы. Эти распоряжения Поставили все на свои места. Подготовка к производству ЗИС-152В (армейский индекс — БТР-152В) пошла беспрепятственно и в ускоренном темпе. Уже до конца 1954 года была выпущена установочная партия из 20 машин. Массовое производство их, по ряду причин, началось только в октябре 1955-го, зато в нарастающих количествах: до конца года — 294 машины (из них 45 — на экспорт), все с лебедками. Это был первый в мире серийный колесный бронетранспортер со сверхпрофильными шинами регулируемого давления, и в этом безусловный и общепризнанный приоритет СССР. Всего по 1959 год включительно было выпущено 2904 БТР-152В. Одновременно пошли в серию и его модификации: БТР-152Е и БТР-152С (в 1955 году — соответственно 30 и 12 машин).

Новые БТР-152В хорошо встретили в бронетанковых частях и в мотомеханизированных пехотных подразделениях Советской Армии — о такой проходимости и подвижности по бездорожью при возросшей пулестойкости можно было только мечтать. Но всех конструкторов, испытателей, эксплуатационников беспокоила ненадежная и неудобная система внешнего подвода воздуха к шинам. Редкий марш по заросшей пересеченной местности обходился без срыва шарнирных головок со ступиц колес или просто обрыва подводящих шлангов. Замена колес также оставалась достаточно трудоемкой. Об этом все знали, но решение задачи внутреннего подвода воздуха через ступицу колеса линейных безредукторных мостов оказалось непростым, хотя им начали заниматься по инициативе инженера-испытателя В.Б.Лаврентьева еще весной 1953 года. Спроектировали и изготовили достаточно много вариантов, однако каждый из них, кроме заведомо неудачных, не решал задачу в комплексе — всегда находились слабые места: ускоренный износ уплотняющих поверхностей, низкая герметичность соединений, трудность качественного изготовления и монтажа, повышенные потери на трение (расход топлива увеличивался на 5%), высокая себестоимость, долгий (до 20 мин) процесс накачки шин из-за недостаточных проходных сечений. Поиски приемлемых решений продолжались в течение нескольких лет. Принятый в декабре 1955 года план модернизации БТР-152В предусматривал в первую очередь применение внутренней подкачки. Уже в начале следующего года были построены первые образцы ЗИС-152В1 с подводом воздуха к шинам между подшипниками ступиц колес. И хотя были применены еще не окончательные решения (поиск продолжался), машина стала совершенно другой. Параллельно шла отработка системы внутреннего подвода воздуха к шинам для трехосного грузового автомобиля общего назначения ЗИС-151Г —прототипа знаменитого ЗИЛ-157.



БТР-152В в "роли" бронетранспортера гитлеровского вермахта. Фотографии на страницах 17—19 сделаны во время съемок художественного фильма "Отряд специального назначения"


БТР-152В. Открыта левая броневая крышка капота и приоткрыты жалюзи радиаторов


БТР-152В. Машина оборудована лебедкой, бронекрышка которой видна сразу за бампером


БТР-152В. На снимке хорошо просматривается наружная система подвода воздуха к шинам

Окончательно работа над этой системой была завершена только в 1957 году. Она оказалась достаточно технологичной и стала внедряться на машинах "152В1", "485-А", "157".

В балансирные устройства задней подвески вводились более надежные и долговечные подшипники скольжения, не боящиеся ударных нагрузок, к тому же со значительно лучшей грязезащитой, что позволило практически забыть об их существовании. Пошли и на применение более трудоемких в изготовлении и обслуживании (12 новых точек смазки), но износостойких саморегулируемых шарнирных головок задних реактивных тяг. Вернулись к "родным" мостам с шестизубой ведущей шестерней главной передачи, что заставило повысить передаточное число высшей передачи в раздаточной коробке до 1,395. Передаточное число понижающей передачи не удалось пропорционально увеличить. Это несколько снизило тяговые свойства машины. Правда, важный параметр — предельный преодолеваемый подъем практически не уменьшился. Максимальная скорость по шоссе достигала 75,8 км/ч.

Еще раз расширили колею — до 1755 мм передних колес и до 1750 мм — задних, добившись их почти полного совпадения. Естественно, что многие новые агрегаты и детали, первоначально созданные для БТР-152В1, перешли и на однотипный ЗИЛ-157 (шкворневые узлы переднего моста, элементы системы подкачки, тормозов, почти полностью лебедка и др.).

В ноябре 1956 года в Венгрии БТР-152 и БТР-152В получили первую боевую проверку. И хотя в целом свои задачи они решали успешно, потери понесли тоже значительные: в основном от поражения зажигательными средствами открытых бронекорпусов сверху—из окон, с балконов, крыш. "Броники горели как свечки", — вспоминал участник событий в Будапеште. Выводы были сделаны незамедлительные — значительная часть бронетранспортеров, способных вести уличные бои, должна выпускаться только закрытыми сверху, с герметичными бронекрышами, снабженными десантными люками. Такие образцы ЗИЛ-152К (еще с внешней подкачкой) построили уже в начале 1957-го (на ГАЗе — аналогично защищенные БТР-40Б). На "152К" десантное отделение было поднято по высоте на 300 мм и закрывалось 8-мм крышей, приваренной к корпусу, по всей длине которой имелся продольный люк с тремя откидными крышками. Их открытие и фиксацию облегчали упругие сервоэлементы — торсионы. На крыше, как и на бортах, прорезались лючки с заслонками для стрельбы из личного оружия десанта и наблюдения за полем боя. На скатах крыши дополнительно устанавливались пулестойкие смотровые приборы-стеклоблоки "триплекс".



Интерьер десантного отделения "мосфильмовского" БТР-152В. Обращают на себя внимание штатные деревянные сиденья для десанта и прикрученный проволокой к курсовому вертлюжному кронштейну нештатный пулемет MG 34


Крепление запасного колеса: а—установка запасного колеса; б — кронштейн запасного колеса: в, г — установка запасного колеса на кронштейне; 1 — болты крепления запасного колеса; 2 — кронштейн; 3 — ось кронштейна: 4 — рукоятка; 5 — фиксатор кронштейна

В передней части над сидением водителя появился лючок для установки ИК-прибора наблюдения ТВН-2. Он же получил новый, более эффективный смотровой прибор 5Б. Имелись отопление и нагнетающая вентиляция боевого отделения. Десант был сокращен до 13 человек, собственное пулеметное вооружение на части машин отсутствовало. Но в ряде случаев на крыше все же устанавливались четыре кронштейна для крепления станковых пулеметов СГМБ или ПКТ[* Позднее в опытном порядке на нескольких БТР-152К1 смонтировали полноповоротную закрытую башенную установку с пулеметом ПКТ.]. Десант мог брать с собой ручные пулеметы РПК и даже единые ПК. Боевая масса "152К" не возросла, но погрузочная увеличилась на 400 кг. Установка крыши ощутимо снизила уязвимость десанта и машины в целом. Появилась возможность полной герметизации корпуса для безопасного преодоления зараженной радиоактивными и отравляющими веществами местности.

Летом 1957 года министр обороны СССР маршал Г.К.Жуков с представителями Генштаба осмотрел на полигоне БТР-152В — с внешней подкачкой и ЗИЛ-152В1 — с доработанной внутренней системой подвода воздуха к шинам. Вывод был однозначным — поставлять в армию машины только с внутренней подкачкой. Таким образом, Г.К.Жуков еще раз оказал решающее содействие техническому прогрессу в военном автостроении, и переоценить этот шаг невозможно.



БТР-152В1


Бронетранспортер БТР-152В1 на заводском дворе


Крепление пулемета СГМБ на бортовом вертлюге

К концу года внутреннюю подкачку получил и вариант с крышей — БТР-152К1.

Пока шло освоение производства БТР-152В1 и БТР-152К1 (вместе с ЗИЛ-157), расширялись поставки машин "152В" в дружественные армии: в 1955 — 1959 годах — 924 единицы, а в 1957-м —еще и 80 БТР-152Е. Кроме того, поставляли эти машины в экспортном исполнении ("152Э1") и на Ближний Восток, в частности в Египет. Специально для службы в Африке выпускались южные и тропические варианты "152Ю1", "152Т1" —с усиленным охлаждением (без подогревателей) и с электрооборудованием в тропическом исполнении. Для капитального ремонта БТР-152 всех модификаций в г.Николаеве было организовано крупное ремонтное предприятие, работавшее вплоть до 90-х годов.

Доведенный силовой агрегат ЗИС-123В широко применялся и на других армейских объектах. Под маркой ЗИС-561 он с 1954 года устанавливался на мытищинском полубронированном гусеничном тягаче АТ-П, дополнительно снабженный более компактным маслофильтром, приводом тахометра, центробежным ограничителем оборотов, иным приводом распределителя зажигания. Эти изменения, выполненные автозаводцами, отражали специфику применения их двигателя на гусеничной спецмашине. Кроме того, они целесообразно уменьшили (до 0,752) передаточное число пятой передачи КП и ввели блокирующее устройство от самовыключения. В 1958 году на опытных образцах четырехосных плавающих вездеходов ЗИЛ-135Б также устанавливались надежные двигатели ЗИЛ-123В, в то время как экспериментальные, более мощные "Э121А" (123 л.с.) и "Э120ВК" (118 л.с.) работали неудовлетворительно.

В процессе подготовки к производству ЗИЛ-152В1 и ЗИЛ-152К1, ставших самыми удачными, работоспособными, законченными в своем развитии и даже внешне гармоничными модификациями, последовательно продолжалось совершенствование машин текущего производства. Были введены алюминиевые корпуса маслофильтров, распределители с вакуумавтоматами и улучшенными характеристиками, неразъемные более прочные корпуса передних поворотных кулаков, эффективные резиновые уплотнения подшипников карданных шарниров, отопители обитаемых отделений корпусов, более совершенные рации Р-113, ИК-приборы ночного видения, системы обдува ветровых стекол нагретым воздухом, светомаскировочные насадки на фары. Неоднократные попытки облегчить управление "152В", гораздо более тяжелое по сравнению с "152" из-за резко возросших размеров и сцепных свойств шин, не дали положительных результатов. Установка гидроусилителя руля, произведенная в апреле 1958 года и позволявшая увеличить скорости движения по выбитым дорогам (удары уже почти не передавались рукам водителя), приводила к тому, что стали ломаться передняя подвеска с опорными узлами, рулевые кронштейны и тяги, шкворневые узлы и даже балки мостов. Впоследствии это повторилось при попытке внедрения гидроусилителя руля на грузовике ЗИЛ-157Л. Был сделан вывод — установку гидроусилителя необходимо закладывать одновременно с началом проектирования шасси данного автомобиля и учитывать его наличие в расчетах на прочность. В целом же все конструкторские и технологические заготовки по "152-м" машинам, работавшим в тяжелых, чаще всего экстремальных условиях, позже с успехом использовали при совершенствовании обычных трехосных автомобилей ЗИЛ.

В октябре 1958 года, фактически одновременно с ЗИЛ-157, началось массовое производство БТР-152В1. До конца 1959-го, последнего года производства бронетранспортеров на ЗИЛе, их изготовили 611 единиц. Из них в систему КГБ (в основном в погранвойска, где они были очень удобны) передали 556 машин, в МВД — три машины (до этого туда поступали из армии обычные БТР-152). Вариант с крышей — "152К1" пошел в производство несколько позже, в 1959 году. На ЗИЛе их собрали только 245 штук, из которых в систему КГБ и МВД поступило по 30 единиц. Машин управления (командных пунктов и связи) "152С1" в том же году выпустили 65 единиц. Вариант "152В2" (1960 год) — с однодисковым сцеплением и КП ЗИЛ-130 существовал лишь в опытных образцах. Развития он не получил. На этом производство бронетранспортеров на ЗИЛе завершилось. Всего здесь в 1950— 1959 годах была выпущена 9901 серийная машина.



БТР-152В1 на учениях. Трех амбразур в борту машины на всех не хватало, поэтому часть пехотинцев вела огонь поверх борта


Прототип бронетранспортера БТР-152К.

Судя по скобам на борту корпуса, предназначенных для крепления тента, эта машина просто переделана из серийного БТР-152В.

По плану специализации автомобильного производства выпуск БТР-152В1 передали на только что образованный Брянский автозавод (БАЗ). Передача техдокументации началась с 1959 года, в мае ее завершили, а уже летом на БАЗе построили из поставленных ЗИЛом агрегатов первые брянские БТРы. С августа 1960 года началось их серийное производство, хотя фактически это была только сборка. Бронекорпуса по-прежнему поставляла Выкса, силовую установку, агрегаты трансмиссий и ходовой части — ЗИЛ. Впоследствии двигатель и КП стали приходить с Кутаисского автозавода (КАЗ), хотя уже не того качества. Кроме БТР-152В1, на БАЗе выпускали за искпючением единичных БТР-152И только модификации "152К1" (с крышей), "152С1" (машина управления) и "152Ю1" (экспорт), но немного — до 70 штук в месяц.



БТР-152К1


Расположение рычагов и педалей управления бронетранспортера БТР-152В1:

1 — педаль управления дроссельной заслонкой карбюратора; 2 — педаль тормоза; 3 — педаль сцепления; 4 — щиток приборов; 5 — кнопка сигнала; 6 — рычаг крана управления давлением воздуха в шинах; 7 — рычаг переключения передач раздаточной коробки; 8 — сопло обдува ветровых стекол; 9 — мотор стеклоочистителя; 10—рычаг включения переднего моста; 11 — рычаг ручного тормоза; 12 — отопитель; 13—рычаг включения коробки отбора мощности; 14 — включатель массы; 15 — блок шинных кранов; 16—рычаг переключения коробки передач; 17 — жалюзи отопителя; 18 — рычаг управления жалюзи радиатора



На учебном поле — бронетранспортеры БТР-152К1. 1966 год

Конструкторские работы по их совершенствованию уже практически не велись, да и особой необходимости в этом не было. Кстати, и руководить ими фактически было некому — Н.И.Орлов в 1963 году ушел главным специалистом в Госкомитет. Оставалось только сопровождение серийного производства, взятое на себя немногочисленными конструкторами БАЗа. Доработки и поставки комплектующих агрегатов отслеживало "Бюро внешних заказов". Созданные еще на ЗИЛе модификации "152В2", "152К2" и "152С2"-с более совершенным двигателем "152ФМ", однодисковым сцеплением, синхронизированной КП и раздаточной коробкой от ЗИЛ-157К делать не стали — машина "сходила". На БАЗе БТРы указанных модификаций производились до конца 1962 года, а последние сдавали еще в начале 1963-го. Всего их там выпустили 2520 единиц. Под конец уже были трудности с реализацией — армия переходила на новый БТР-60П. Выручал экспорт. В частности, удалось "пристроить" крупную партию в Индонезию, Африка была "завоевана" еще раньше. Всего же два завода за 13 лет выпустили 12 421 серийных "152-х" не менее 14 модификаций.



БТР-152К1 форсирует вброд водную преграду


Опытный бронетранспортер БТР-Э152В с равным расположением осей. Управляемыми были колеса переднего и среднего мостов

Оглавление книги


Генерация: 0.291. Запросов К БД/Cache: 0 / 3