Главная / Библиотека / Танки в Гражданской войне /
/ Танки в советско-польской войне

Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
«Мы мирные люди, но наш бронепоезд…» — эти слова из знаменитой песни «Каховка» давно стали «крылатыми». Однако в ожесточенных боях 1920 года за Каховский плацдарм активно участвовали не только бронепоезда и бронемашины, но и танки. А впервые новое «чудо-оружие» появилось в России полутора годами раньше, когда в составе французских экспедиционных войск в Одессе высадились двадцать «Рено» FT-17. Британские Mk.V и Мк.А «Уиппет» поставлялись деникинцам с весны 1919 г. И хотя в условиях маневренной Гражданской войны танки не могли применяться так же массово, как в позиционных сражениях на Западном фронте Первой Мировой, новые боевые машины провели ряд успешных боев в Донбассе и под Царицыным. По воспоминаниям «белых»: «Наше командование не зря придавало этому новому и грозному средству борьбы чрезвычайное значение. Когда первые танки врезались в неприятельское расположение и стали уничтожать красные цепи, разразилась полная паника. Весть о появлении танков быстро разнеслась среди большевистских войск и лишила их всякой сопротивляемости. Ещё издали, завидя танки, большевики немедленно очищали свои позиции и поспешно отходили. Пробивая путь этими чудовищами, наша пехота и конница быстро и без особых потерь очистила Донецкий бассейн…».

Интересна история появления танков у амурских партизан — украденные у американцев во Владивостоке, «Рено» применялись в боях под Читой, а затем и во взятии Волочаевки. Так что другая знаменитая песня Гражданской войны «Разгромили атаманов, разогнали воевод, и на Тихом океане свой закончили поход» имеет отношение и к трофейным «красным» танкам.

В новой книге ведущего историка бронетехники вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении танков всеми участниками Гражданской войны, начиная с января 1919-го и заканчивая операцией против Грузии в 1921 году, а также о послевоенной службе этих машин в Красной Армии и их судьбе вплоть до Великой Победы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.
Максим Коломиецi

Танки в советско-польской войне

Танки в советско-польской войне

Еще в 1917 году после заключения соглашения между президентом Франции Р. Пуанкаре и польским государственным деятелем И. Падеревским во Франции началось формирование польских частей. Их комплектовали военнослужащими польского происхождения из французских и австровенгерских частей, бывшими военнопленными немецкой армии, а также эмигрантами из Северо-Американских Соединенных штатов и других стран. Сначала эти части подчинялись французскому командованию, но в 1918 году они поступили под контроль Польского национального комитета.

К весне 1919 года численность этих вооруженных сил, известных как «армия Халлера» (по имени командующего генерала Ю. Халлера), составляла 70 тысяч человек. Вскоре эти части начали убывать на территорию Польши.



«Рено» FT из состава 1-го танкового полка польской армии на фронте. Лето 1920 года. На фото машины с литой башней и пушкой и клепаной башней и пулеметом (ЯМ).

В числе прочего вооружения, французы передали для новой армии матчасть нескольких рот 505-го полка штурмовой артиллерии, вооруженных танками «Рено» FT. Из них 19 марта началось формирование 1-го танкового полка польской армии.

Причем сначала состав новой части был смешанным французско-польским. Организационно полк включал в себя: штаб, пять танковых рот (1, 2, 3, 6 и 7-я) по 24 «Рено» и ремонтно-транспортную секцию. По состоянию на 17 июня 1919 он насчитывал 839 человек (386 французов и 453 поляка), 120 танков «Рено» FT (72 пушечных и 48 пулеметных), а также 41 автомобиль, трактор, 10 мотоциклов и 10 велосипедов.

Следует сказать, что отношения в полку складывались весьма непросто — нередки были случаи неповиновения польских военнослужащих французским командирам. В августе началась демобилизация французских военнослужащих, что серьезно сказалось на боеспособности полка — польские танкисты еще не успели полностью освоить матчасть. Да и число их было недостаточным для полного укомплектования части. В результате, в октябре 1919 года (к этому времени большинство французов убыли на родину) полк фактически перестал существовать как единая воинская часть. Две роты — 6 и 7-я — в связи с нехваткой кадров расформировали, использовав личный состав для пополнения других рот. Всего к концу 1919 года в полку числилось 32 офицера и 429 солдат.

Еще до окончания всех этих перипетий, в августе 1919 года, 2-я рота танков «Рено» под командованием капитана польской армии Ж. Дюфура (во французской армии он был лейтенантом) убыла на фронт. В ее составе насчитывалось 20 танков, 79 человек, шесть автомобилей и четыре трактора (по другим данным — 24 танка, 116 человек).



Танк «Рено» FT 1-го танкового полка польской армии форсирует водную преграду. 1920 год (ЯМ).

Вечером 27 августа 1919 года танки разгрузились на станции Ясень (20 км от Бобруйска), после чего поступили в распоряжение 2-й Великопольской пехотной дивизии. Для сопровождения боевых машин на поле боя выделили пулеметную и две стрелковые роты, артиллерийский взвод и взвод саперов.

При движении в сторону Бобруйска один «Рено» провалился на мосту через ручей и застрял (потребовалось несколько часов, чтобы его вытащить), но остальные, несмотря на грязную дорогу, прибыли на исходные позиции у населенного пункта Осово.

Атака началась в 6.00 28 августа, но действия танков были не совсем удачными — при форсировании одним взводом речки Волчанка шириной 5 метров (но с болотистыми берегами) четыре машины из пяти застряли, и лишь один «Рено» смог переправиться на другой берег. Красноармейцы встретили его огнем из винтовок и пулеметов, но через несколько минут отступили — один взвод сумел переправиться в другом месте и открыл фланговый огонь по советским позициям. В ходе боя танки проделали проход для пехоты в проволочном заграждении — защищавшая Бобруйск 8-я стрелковая дивизия Красной Армии оборонялись на старых русских позициях Первой мировой войны.

По польским данным, в ходе боя полки контратаковали советские броневики, и огнем пушечных «Рено» один из них был подбит. Однако это не подтверждается советскими документами. 8-ю дивизию Красной Армии поддерживал 10-й автобронеотряд (броневики «Гарфорд» и два «остина»), в документах которого об этом сказано:

«21.08.1919 г., оставив базу на ст. Жлобин, отряд выступил на фронт, где принимал участие в боях в наступлении на г. Слуцк и отступлении из г. Бобруйск, находясь в распоряжении 8-й дивизии».

После боев 31 августа отряд в полном составе (три бронемашины) перебросили в Рогачев. Ни о каких потерях в документах не сказано, так что данные польских источников не верны.

После взятия поляками Бобруйска (29 августа 1919 года) танковая рота находилась в городе, но в сентябре ее передислоцировали в Вильнюс, а оттуда — под Двинск. В это время польские части вели бои за город, пытаясь отбросить части 15-й армии красных на северо-восток.

Рота танков разгрузилась вечером 27 сентября 1919 года, после чего ей пришлось совершить 3-часовой марш на исходные позиции по сложной местности. В результате, два танка застряли, и прибыли уже днем.



Неисправный «Рено» FT цепляют для буксировке к такой же машине. 7-й танковый полк польской армии, советско-польский фронт, 1920 год (ЯМ).

Атака на советские позиции началась в 5.30 28 сентября 1919 года, танки поддерживали свою пехоту огнем, двигаясь за ее боевыми порядками. В ходе боя красные отошли, но поляки не смогли полностью ликвидировать плацдарм на левом берегу Двины.

На следующий день польские атаки возобновились — в 5.30 пехота двинулась вперед при поддержке двух взводов танков «Рено». В результате, 30-й стрелковый полк красных был сбит с позиций и начал беспорядочный отход. Для помощи командование направило бронепоезд № 4 (командир — Я. Федоренко, впоследствии Маршал бронетанковых войск СССР), который не только своим огнем задержал поляков и дал возможность своей пехоте отойти, но и подбил один танк. Экипажу повезло — снаряд попал в моторное отделение, и не разорвался. Машина потеряла ход, но продолжала вести огонь с места.

В боях под Двинском поляки потеряли еще один «Рено». Во время движения у машины засорился карбюратор, и его командир лейтенант Ясинский покинул машину, чтобы устранить неисправность. Это спасло ему жизнь — когда лейтенант поднимал крышку двигателя, в танк попал снаряд с бронепоезда № 4. Машина получила серьезные повреждения, механик-водитель погиб.

В тот же день поляки сбросили части 15-й армии красных с плацдарма на левом берегу, и под Двинском наступило временное затишье. Потери танковой роты составили два «Рено» (оба разбиты огнем бронепоезда № 4), один человек погиб и трое ранены. Это было последнее применение польских танков в 1919 году, и в октябре рота вернулась в Польшу.

Как уже говорилось, к этому времени танковый полк был реорганизован, и укомплектован только поляками. Но при этом его боеспособный состав фактически составлял не более батальона.

Весной 1920 года из Лодзи, где находилась база полка, танковые роты направлялись на фронт для усиления наступающих польских частей. 18 мая убыла 3-я рота (24 «Рено»), 27 мая — 1-я (24 «Рено») и 30 мая — 4-я рота (24 «Рено»).

3-я и 4-я роты убыли на Украину, в состав 3-й польской армии. Однако к этому времени обстановка для поляков здесь складывалась крайне тяжелая — 26 мая 1920 года 1-я Конная Армия красных прорвала фронт, и вышла в тылы противника. В результате перебросок, две роты (3-я и 4-я) 4 июня 1920 года оказались в составе 13-й пехотной дивизии под Казатиным. Но, несмотря на то, что танков было довольно много (48 машин) использовались они поротно и не очень эффективно.



Бронепоезд № 4 под командованием Я. Федоренко на фронте. Осень 1919 года. В боях под Двинском (ныне Даугавпилс. — Прим. автора) бронепоезд уничтожил своим огнем два польских «Рено» FT (РГАКФД).

Следует отметить, что в боях в районе Казатина танки «Рено» применялись в качестве импровизированных бронепоездов — машины устанавливали на железнодорожные платформы, откуда они вели огонь. Так, в ходе контратак поляков на Самгородок

4-я рота использовала таким образом шесть, а 3-я — три «Рено». Это было связано как с дефицитом топлива, так и с сильным износом самих танков.

Однако попытки использовать танки против кавалерии Красной Армии не увенчались успехом — с 6 по 8 июня 1920 года 3-я рота, пытаясь настигнуть конницу, прошла более 80 километров, так и ни разу не выстрелив по противнику, которого просто не удалось найти. В результате такого «ралли» значительное количество машин вышло из строя, и к 15 июня на ходу оставалось лишь шесть штук. Не лучше обстояло дело и в 4-й роте.

Сначала предполагалось танки отвести в тыл, но тяжелая обстановка на фронте не позволила полякам это сделать. 4 июля 1920 года шесть находившихся на ходу «Рено» 4-й роты использовались против частей 1-й Конной Армии в районе Здолбунов (недалеко от Ровно). В ходе боя один танк получил попадание артиллерийского снаряда и сгорел, командир взвода был ранен. В воспоминаниях С. Буденного этот эпизод боя 4 июля 1920 года описан так:

«Солнце уже клонилось к западу, а напряжение боя не угасало. И вдруг стрельба разом оборвалась. Только поглядев в сторону Ровно, я понял, в чем дело.

С севера по шоссе на Здолбунов окутанные облаком пыли и сопровождаемые пехотой шли шесть танков противника. А рядом по железнодорожному пути двигались три бронепоезда. Танки произвели впечатление. Здесь, на польском фронте, конармейцы видели их впервые.

Я приказал Ф.М. Морозову открыть по танкам и бронепоездам артиллерийский огонь и подготовить к контратаке резервную бригаду. А начдиву С.К. Тимошенко послал распоряжение ударить по флангу наступавшего на 11-ю дивизию противника.

Пока я отправлял связного к Тимошенко, Морозов успел вызвать командира комартдива. Подбежал плотный, загорелый запыхавшийся артиллерист и, молодцевато щелкнув каблуками, замер перед начдивом.

— Вот что, — сказал ему Федор Максимович, — покажите Реввоенсовету, как вы умеете стрелять. В общем, танки и бронепоезда надо остановить!

Артиллерист стремглав скатился с высоты. И вот уже на участке между железной и шоссейной дорогами появились батарейцы. Одно из орудий выкатили прямо на насыпь.

Когда противник подошел совсем близко, помощник командира взвода И.В. Лукьянов первым ударил по головному бронепоезду. Снаряд попал в паровоз, и котел взорвался. А в это время старшина 2-й батареи Н.С. Еремин угодил в танк. Тот задымил. Остальные машины развернулись и, грузно покачиваясь, пошли обратно. Вскоре дали задний ход и бронепоезда, оттаскивая подбитый состав».



Личный состав 1-го танкового полка польской армии за обслуживанием боевых машин. 1920 год. Слева виден пушечный «Рено» (на нем осталось французское обозначение в виде пикового туза в круге), справа — пулеметный (ЯМ).

Как видно, командарм Буденный в своих воспоминаниях не слукавил — и количество участвовавших в атаке машин, и количество потерянных, и бронепоезда (с танками на платформах) — все соответствует данным польской стороны.

В тот же день взвод 3-й роты действовал под Бродами, а большая часть танков роты использовалась в качестве бронепоезда, ведя огонь с железнодорожных платформ. В ночь с 4 на 5 июня 1920 года поляки оставили Броды. После этого роты убыли в Лодзь для ремонта. Помимо получивших повреждения, два танка «Рено» под Бродами были захвачены частями 1-й Конной Армии в исправном состоянии.

1-я танковая рота, убывшая на фронт 27 мая 1920 года, направилась в Белоруссию, в состав 1-й польской армии. Больше месяца рота в боях не участвовала. И лишь после начала наступления Красной Армии была выдвинута к фронту. 13 июля 1920 года она вступила в бой у станции Богданов в районе Гродно. При этом танки использовались в качестве бронепоезда, ведя огонь с железнодорожных платформ. Впоследствии до 17 июля этот «бронепоезд» участвовал в боях за Лиду.

В тот же день сюда прибыла 2-я танковая рота (19 «Рено»). Через день роты были брошены в бой за Гродно — здесь советские части прорвали польский фронт. При этом 1-я рота использовалась в качестве «бронепоезда», а машины 2-й отдельными взводами контратаковали наступающую пехоту Красной Армии. Но, несмотря на временный успех, достигнуть перелома не удалось.

В ходе боев за Гродно поляки потеряли пять танков «Рено», которые стали трофеями Красной Армии — три машины были захвачены непосредственно в городе (танки № 1661, 1806 и 3239), и еще две — на станции Снядово. 23 августа 1920 года по приказу начальника бронечастей 4-й армии началась эвакуация трофейных машин:

«Для этой цели у коменданта города было взято 100 человек рабочих, затем, в дополнение к ним, 5-тонный грузовик, но все старания до 5 часов утра 24 августа не увенчались успехом.

Весь день 24 августа был употреблен на попытку поставить на ход наиболее исправный танк, однако ничего не вышло. Наконец, 25 августа, с раннего утра, при помощи 250 человек от коменданта города танки были погружены на платформы и прицеплены к отходящему на Минск эшелону».



Французские инструкторы-танкисты у «Рено» FT. Советско-польский фронт, 1919 год. На танке сохранился французский номер 3259, нанесенный на борту корпуса (ЯМ).

Что касается танков 1-й и 2-й рот, то они еще несколько раз участвовали в боях, прикрывая отход польских частей. Например, 1 августа 1920 года взвод 1-й роты, действуя отдельными танками у Остроленки против частей 3-го кавалерийского корпуса Красной Армии.

В тот же день пять танков установленных на железнодорожные платформы участвовали в обороне Ломжи. В ходе тяжелых боев один «Рено» получил повреждения от артиллерийского огня. Впоследствии танки участвовали в боях под Модлиным, и к 13 августа 1920 года были отведены в Варшаву.

3-я танковая рота была направлена во Львов, куда прибыла в последних числах июля 1920 года. Утром 2 августа танки роты участвовали в контратаке против наступающих частей красных. И хотя атака машин оказалась успешной, польская пехота за ними не пошла — в результате «Рено» вернулись на исходные позиции. В 17.00 атака повторилась (в ней участвовало 10 танков), но, по-прежнему, без особого успеха — части Красной Армии подтянули артиллерию, и отогнали боевые машины огнем.

4 августа танки вновь участвовали в бою, при их поддержке польская пехота оттеснила советские части к берегу реки Серет. Однако дальше успехи закончились — огнем 76,2-мм батареи с другого берега три из пяти «Рено» были подбиты, причем один из них получил серьезные повреждения. После этого все остальные танки вернули во Львов. Действия роты 2–4 августа 1920 года получили высокую оценку польского командования, которое отмечало, что танки оказали серьезную поддержку пехоте 12-й дивизии в боях на реке Серет.



Танк «Рено» FT из состава 1-го танкового полка польской армии. Фото сделано после окончания советско-польской войны 1920 года. Машина имеет собственное имя Anicia, которое скорее всего осталось еще со времени французской службы (ЯМ).

Следует сказать, что во время августовских боев была проведена реорганизация танкового полка. Согласно нового штата, утвержденного 4 августа 1920 года, теперь он состоял из штаба и трех батальонов, в каждом из которых было по две роты танков и взвод бронемашин. Рота состояла из двух взводов по пять танков (еще три машины считались резервными), а также двух транспортных и ремонтного взвода, всего 16 «Рено». Таким образом, батальон насчитывал 32 танка и четыре бронемашины. Однако реорганизацию удалось завершить уже после окончания боевых действий.

13 августа 1920 года началось наступление Западного фронта под командованием М. Тухачевского на Варшаву, до которой оставалось чуть больше 20 километров. К этому времени польское командование собрало все возможные силы и готовилось к контрудару.

Для обороны столицы польское командование решило использовать все имевшиеся на тот момент танковые части. Но из-за сложившийся обстановки, удалось направить на фронт лишь вышедшую из ремонта 4-ю роту и не полностью укомплектованную 5-ю, чуть позже сюда же перебросили 2-ю роту из-под Модлина. Из-за царившей неразберихи массированного использования танков не получилось, и они воевали повзводно и поротно.

В 8.00 15 августа 5 «Рено» 5-й роты поддерживали контратаку Виленского пехотного полка у Радзымина, где советские части прорвали фронт. Сначала атака развивалась успешно, но вскоре она захлебнулась. Танки стали отходить, прикрывая пехоту. От полного разгрома роту спасло лишь то, что у красноармейцев на этом участке не оказалось артиллерии.

На следующий день «Рено» роты вновь участвовали в бою, поддерживая Гродненский пехотный полк. При поддержке танков удалось отбить атаку советской пехоты, которую поддерживали три бронемашины.

16 августа 1920 года по приказу маршала Пилсудского для поддержки 15-й пехотной дивизии, наносившей контрудар на Минск-Мазовецкий, создается подвижная группа под командованием майора Новицкого. В ее состав включили три бронепоезда и все имевшиеся на тот момент танки 2-й, 4-й и 5-й рот. Группа перешла в наступление 17 августа 1920 года. И после тяжелого боя примерно в 14.00 поляки взяли Минск-Мазовецкий. После этого все танки были поставлены на платформы, и использовались как бронепоезда. Следует сказать, что здесь была задействована в основном 2-я рота (около 10 машин), так как 4-я и 5-я подошли позже и в бою практически не участвовали.

18 августа группа прибыла в Варшаву, где часть «Рено» заменили на вышедшие из ремонта. На следующий день группу перебросили на север, под Млаву. Она получила задачу — поддержать пехоту, которая пыталась отрезать пути отхода прорвавшемуся глубоко на запад 3-му кавкорпусу Г. Гая.



Танк «Рено» FT польской армии на учениях по преодолению препятствий. Начало 1920-х годов. На башенке виден бело-красный флажок (ЯМ).

Бои начались 22 августа, и продолжались два дня. В них погиб командир польской подвижной группы майор Новицкий. Здесь танки в основном использовались в качестве бронепоездов, ведя огонь с железнодорожных платформ. Два взвода были разгружены, и участвовали в поддержке контратак своей пехоты. В ходе боев несколько танков получили небольшие повреждения, один человек погиб и несколько ранено.

Последнее боевое использование польских «Рено» на советско-польском фронте произошло 3 сентября 1920 года под Львовом — танки 3-й роты участвовали в нескольких атаках, поддерживая свою пехоту.

Общие потери боевых машин 1-го польского танкового полка в 1919–1920 годах составили: восемь (по другим данным девять) «Рено» безвозвратно потеряны, из них семь захвачены Красной Армией, и 12 получили серьезные повреждения и требовали капитального ремонта.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.223. Запросов К БД/Cache: 3 / 1