Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Космические истребители США

Космические истребители США

Разумеется, помимо дистанционно управляемых спутников-перехватчиков конструкторские бюро противоборствующих сторон разрабатывали пилотируемые орбитальные корабли, которые можно было бы использовать в составе противоракетной и противокосмической обороны.

Один из ранних проектов обитаемого антиспутника разрабатывался фирмами «Хьюз» («Hughes Aircraft Со.») и «Локхид» («Lockheed Aircraft Corp.») с 1958 года

Этот проект предусматривал создание космического летательного аппарата с экипажем, способного нести различные полезные грузы на высотах от 160 до 1600 км и рассчитанного на полет в пределах суток. На орбиту высотой 1600 км он должен был доставлять одного человека и 450 кг груза или экипаж из трех человек. При выводе на более низкие орбиты он смог бы нести значительно больший полезный груз. Максимальный вес аппарата при выводе на орбиту по расчетам составлял 10,2 т, а при обратном входе в атмосферу — 6,8 т.

По своей конструкции 24-метровый антиспутник представлял собой складывающееся стреловидное крыло. Предполагалось, что трехступенчатая ракета-носитель может вывести аппарат на нужную орбиту с отклонением от цели не более чем в 30 км. Дальнейшее сближение с целью должно было производиться либо с помощью автоматической системы управления, либо самим астронавтом. Управляющие силы создаются поворотами двигателя изменяемой тяги, работающего на перекиси водорода и углеводородном топливе. Этот двигатель используется для маневрирования в космосе, сближения с целью, управления полетом при входе в атмосферу и посадке в заданном районе. Повороты аппарата вокруг своих осей выполняются с помощью

12 реактивных сопел, работающих совместно с системой инерциальных маховиков.

Поиск цели астронавт производит с помощью оптического прицела, связанного со счетно-решающим устройством, которое определяет необходимый маневр аппарата. После атаки цели для возвращения в плотные слои атмосферы аппарат ориентируется таким образом, чтобы двигатель затормозил его полет и он стал двигаться по переходной эллиптической орбите, перигей которой находится в пределах атмосферы. Управление на этом этапе осуществляется автоматически и обеспечивает вход в атмосферу по оптимальной траектории.

Изготовление первой модели аппарата намечалось на 1961 год, а создание опытного образца — на 1965 год.

* * *

В октябре 1957 года, менее чем через неделю после того, как советские ракетчики вывели на орбиту первый искусственный спутник Земли, состоялось совещание представителей Национального консультативного совета по аэронавтике (НАКА) и ВВС США, созванное исключительно для обсуждения последствий этого события. В ходе совещания были рассмотрены материалы по космическим проектам ВВС. Особое внимание участники уделили крылатым аппаратам как средству для полета человека в космос.

В результате пришли к решению объединить существовавшие проекты сверхдальнего самолета-разведчика «Brass Bell» (разработка фирмы «Bell Aerosystems Со.»), сверхвысотного бомбардировщика «RoBo» (разработка компаний «Convair Astronautics», «Douglas Aircraft Со.» и «North American Aviation, Inc.») и гиперзвуковой летающей лаборатории «HYWARDS» (разработка научных групп НАКА) в единую программу создания военного космического аппарата, насчитывающую три стадии и названную «Дайнасор» («Dynasoar», от «Dynamic Soaring» — «Разгон и планирование»). В основу этой разработки была положена концепция бомбардировщика-«антипода» Эйгена Зенгера.

21 декабря 1957 года командование ВВС выпустило «Директиву 464Л» («464L») о начале первого этапа в разработке системы «Dynasoar» — создании небольшого одноместного гиперзвукового) ракетоплана.

Главная задача первого этапа состояла в том, чтобы построить экспериментальный летательный аппарат для получения данных о режимах полета на скоростях, значительно превышающих скорость звука. Ожидалось, что будущий аппарат сможет развивать скорость до 5,5 км/с и достигнет высоты более 50 км, используя стартовый ускоритель, подобранный для «Dynasoar». На этом же этапе планировалось оценить перспективы военного применения данной системы.

Вторая стадия предусматривала достижение тех же целей, что и более ранняя программа «Brass Bell». Двухступенчатый стартовый ускоритель разгонял бы аппарат до скорости 6,7 км/с на высоте 106,8 км, после чего ракетоплан должен был планировать на дальность 9250 км. При этом система должна была уметь производить высококачественное фотографирование и радиолокационную разведку, а в случае необходимости — и бомбардировку.

Аппарат, который собирались построить на третьем, заключительном этапе, должен был решать задачи, предусмотренные для сверхвысотного бомбардировщика «RoBo», способного выходить на околоземную орбиту.

К марту 1958 года выделились два основных подхода к решению задач первого этапа новой программы. Первая концепция получила название «Сателлоид».

Сателлоид представляет собой искусственный спутник Земли, снабженный ракетными двигателями. Идея осуществления полета сателлоида состоит в следующем. Составная ракета имеет в качестве последней ступени самолет. С помощью ракеты-носителя самолет доставляется на высоту 200–300 км, где разгоняется до первой космической скорости — 8 км/с. Так как на этих высотах еще имеется воздух, то для того, чтобы сателлоид не сошел с орбиты в результате естественного торможения, он снабжается небольшим ЖРД, который периодически включается, компенсируя потерю скорости.

Концепцию сателлоида выбрали для своих проектов сразу три авиационные фирмы.

Компания «Рипаблик Авиэйшн» («Republic Aviation Corp.») предлагала планер с дельтовидным крылом массой 7258 кг, разгоняемый с помощью трехступенчатого твердотопливного ускорителя и способный нести на борту одну большую ракету класса «космос-земля».

Фирма «Локхид» представила проект ракетоплана аналогичной конструкции массой 2268 кг, однако предложенная в качестве носителя межконтинентальная баллистическая ракета «Atlas» не давала аппарату возможности достичь орбитальной высоты, а значит и глобальной дальности полета.

Фирма «Норт Америкен» («North American Aviation, Inc.») отстаивала проект «Икс-15Б» («Х-15В») — орбитальный двухместный ракетоплан с невозвращаемой ракетой-носителем на ЖРД.

Вторая концепция была основана на схеме высотного полета Эйгена Зенгера, когда ракетоплан «забрасывается» на сравнительно небольшую высоту (порядка 90 км) и летит по нисходящей траектории («затухающая синусоида»), рикошетируя, отталкиваясь от плотных слоев атмосферы.

Эту схему полета предпочли другие шесть авиафирм, участвовавших в конкурсе.

Фирма «Конвэйр» предложила планер с дельтовидным крылом массой 5126 кг, снабженный воздушно-реактивными двигателями посадки.

Проект фирмы «Дуглас» представлял собой планер весом 5897 кг со стреловидным крылом, стартующий с помощью трех модифицированных ступеней баллистических ракет «Минитмен» («Minuteman»), работающих параллельно.

Фирма «МакДоннел» предложила аналогичный проект, но выбрала в качестве носителя модифицированную ракету «Atlas».

Фирма «Нортроп» («Northrop Corp.») предложила планер массой 6441 кг, запускаемый «гибридным» ускорителем, который использует твердое горючее и жидкий окислитель.

Группа «Белл-Мартин» («Bell-Martin») разработала планер массой 6033 кг с дельтовидным крылом и экипажем из двух человек; в качестве ракеты-носителя собирались использовать модифицированную ракету «Titan».

Фирмы «Боинг» и «Войт» предложили совместный проект небольшого планера весом 2948 кг с дельтовидным крылом со стартовым ускорителем на базе связки ракет «Minuteman».

14 ноября 1958 года ВВС и недавно образованное Аэрокосмическое агентство (НАСА) заключили соглашение, очерчивающее границы участия агентства в программе «Dynasoar». При этом ВВС брали на себя финансирование и руководство программой, а НАСА отвечало только за научно-технические исследования и консультации. В результате был сформирован межведомственный Технический совет, которому и предстояло сделать окончательный выбор в пользу того или иного проекта.

Из всех авиационных фирм, участвовавших в конкурсе, только группы «Белл-Мартин» и «Боинг-Войт» предприняли попытку разработать действительно орбитальный космический аппарат, в то время как другие подрядчики предусматривали создание некого гиперзвуковой) исследовательского аппарата, который мог быть со временем доведен до стадии орбитального самолета.

В конечном итоге все проекты создания «промежуточного» гиперзвукового ракетоплана были отвергнуты, а финансирование на продолжение проектных работ получили только группы «Белл-Мартин» и «Боинг-Войт».

Поскольку ожидалось сокращение бюджетных ассигнований, Технический совет по программе «Dynasoar» выпустил новый план работ, состоявший из двух этапов вместо трех, принятых ранее.

На первом этапе фирмы, победившие в конкурсе, должны были представить конечный проект орбитального летательного аппарата, оценив при этом его аэродинамические характеристики, необходимость присутствия на борту пилота и перспективы размещения военного снаряжения.

Новые технические требования, предъявленные к орбитальному самолету «Dynasoar», теперь выглядели так. Это должен быть пилотируемый планер с большой стреловидностью крыла. Масса планера — от 3000 до 6000 кг, скорость — не менее 7,6 км/с на высоте 90 км. В качестве стартового ускорителя планировалось использовать связку твердотопливных баллистических ракет «Minuteman».

Второй этап программы должен был начаться не позднее января 1962 года с аэродинамических испытаний прототипа аппарата, сбрасываемого с самолета-носителя. В июле того же года планировалось осуществить первые суборбитальные запуски, а к осени 1963 года — первый орбитальный полет.

Доводка систем вооружения «Dynasoar» шла параллельно с разработкой самого аппарата. Планировалось, что боевая модификация орбитального самолета «Дайнасор-2» («Dynasoar II») способная вести военные действия, появится уже к концу 1967 года. Командование ВВС собиралось использовать этот аппарат для разведки, для выполнения бомбардировочных миссий, а также как часть системы противовоздушной и противокосмической обороны. Вооружение «Dynasoar II» должно было включать управляемые ракеты класса «космос-космос», «космос-воздух» и «космос-земля» и обычные бомбы.

23 апреля 1959 года Управление по научным исследованиям Министерства обороны потребовало внести изменения в программу «Dynasoar». Снова был поднят вопрос о создании гиперзвукового ракетоплана, рассчитанного на скорости до 6,7 км/с. Никаких новых стартовых ускорителей разрабатывать не предполагалось. Вместо этого ракетоплан должен был быть запущен с помощью существующих носителей, принадлежащих ВВС или НАСА. Понятно, что подобные метания никак не способствовали планомерному развитию программы, — )то в конечном итоге и привело к ее закрытию.

29 октября 1959 года был выпущен еще один вариант технического задания к системе «Dynasoar», а межведомственный Технический совет вернулся к старому рабочему плану, состоящему из трех этапов. Однако теперь на первом этапе фирма-производитель должна была изготовить прототип пилотируемого планера массой от 3000 до 4200 кг, который сразу же собирались запустить в суборбитальный полет с помощью модифицированной ракеты «Титан-I» («Titan I»). На втором этапе предполагалось достигнуть орбитальных высот и скоростей, отработать маневрирование на орбите и проведение военных операций. На третьем этапе планировалось создать полномасштабную и полнофункциональную орбитальную боевую систему, использующую носитель «Титан-3» («Titan III»).

Согласно новому (или плохо забытому старому) плану, одобренному 2 ноября 1959 года, первое из 19 испытаний со сбросом прототипа с самолета-носителя собирались провести в апреле 1962 года. На июль 1963-го намечался первый суборбитальный запуск. Восемь пилотируемых суборбитальных полетов были запланированы на вторую половину 1964 года.

Первый пилотируемый орбитальный полет, который должен был ознаменовать собой начало второго этапа, мог состояться в августе 1965 года со стартового комплекса № 40 на мысе Канаверал, принадлежащего ВВС.

9 ноября 1959 года группа «Боинг-Войт» была объявлена победителем конкурса на проект «Dynasoar» (участие фирмы «Войт» в конечном счете свелось лишь к разработке и изготовлению высокотемпературного носового обтекателя; впоследствии эта фирма делала аналогичную работу для проекта космического корабля «Space Shuttle»). Фирма «Мартин» получила контракт на разработку варианта носителя «Titan», приспособленного для запуска орбитального самолета.

27 апреля 1960 года Военно-воздушные силы официально заказали 10 аппаратов «Dynasoar» («Система 620А») и присвоили им серийные номера ВВС от 61-2374 до 61-2383. Программа закупок запрашивала поставку двух аппаратов в течение 1965 года, четырех — в 1966 году, и двух — в 1967 году. Два корпуса ракетоплана должны были использоваться для статических испытаний и беспилотных испытаний со сбросом с самолета-носителя.

6 декабря 1960 года было объявлено о заключении дополнительных контрактов: один с фирмой «Хонейвелл» («Honeywell, Inc.») — на разработку основных бортовых систем и один с фирмой «Рэйдио Корпорэйшн оф Америка» — на разработку систем связи и передачи данных.

В 1959 году летчиками-испытателями Джеком Маккеем и Нейлом Армстронгом были выполнены ряд полетов по программе «Dynasoar» на истребителях «JF- 102А» и «F-5D» для отработки маневрирования и посадки.

Этап разработки и проектирования аппарата «Dynasoar» занял почти два года. Конструкторы перебрали несметное число компоновочных решений. Был учрежден специальный комитет, известный как «Группа Альфа» (по названию фазы программы — «Альфа»), предназначенный для сравнения технических данных и проектов, касающихся узлов и систем орбитального аппарата «Dynasoar».

Аппарат, который в конечном счете появился на свет, имел куда большее сходство с проектом, предложенным когда-то группой «Белл-Мартин», чем тот, который обещали построить победители конкурса из группы «Боинг-Войт». Он состоял из дельтовидного крыла (размах — 6,22 м, площадь — 32,05 м2) с двумя концевыми шайбами вертикальных стабилизаторов и из фюзеляжа (длина — 10,77 м, базовый диаметр — 1,6 м) со слегка приподнятой и закругленной на конце носовой частью. Он был изготовлен из экзотического сплава «Rene-41», а снизу покрыт тепловым экраном из молибдена. Испытания установили, что экран обеспечивает защиту для аппарата массой около 4500 кг до температуры нагрева в 1500 °C. Передние кромки крыла должны были закрываться сегментами из сплава молибдена, которые могли выдерживать температуры до 1650 °C. Отдельные места аппарата, которые при входе в атмосферу нагревались до 2000 °C или выше, могли быть защищены армированным графитом и циркониевым полусферическим колпаком в носовой части фюзеляжа. Планер имел «пустую» массу 4912 кг, а при полной комплектации — 5167 кг.

В начале 1960 года ВВС объявили о проведении ряда испытаний по отработке процесса входа в атмосферу с использованием многоразового носового конуса «РВ-Икс-2» («RVX-2»). Экспериментальный аппарат «RVX-2» планировалось запустить при помощи ракеты «Atlas» со скоростью в 22 раза выше звуковой для изучения состояния критического нагрева и аэродинамики. Однако полеты «RVX-2» были отменены из-за очередного урезания бюджета.

Претерпела изменения и вся программа «Dynasoar». Новый план разработки, выпущенный 1 апреля 1960 года, был теперь направлен к достижению четырех основных целей: определение зон максимального нагрева на корпусе аппарата во время входа в атмосферу, исследование маневренности во время входа в атмосферу, демонстрация методов обычной горизонтальной посадки, оценка способности человека успешно работать в течение длительного гиперзвуковой) полета.

Согласно обновленному графику, начиная с июля 1963 года необходимо было выполнить 20 воздушных запусков прототипа на скоростях до двух звуковых с использованием ракетного двигателя.

Второй этап программы теперь был разделен на два «шага»: на «Шаг 2А», предназначенный для сбора данных относительно маневрирования с орбитальными скоростями и работы военных подсистем, и на «Шаг 2Б», целью которого было создание «промежуточной» действующей системы, способной к выполнению орбитальной разведки и осмотра вражеских спутников.

Цель третьего этапа осталась без изменений. Программа должна была завершиться в конце 1971 года созданием полнофункциональной боевой системы «Дайна-МОВС» («Dyna-MOWS» от «Manned Orbital Weapons System» — «Пилотируемая орбитальная система оружия»).

Казалось бы, все шаги и этапы программы «Dynasoar» определены, а роли расписаны, но межведомственная конкуренция и амбиции отдельных участников не давали ей принять окончательную форму.

Так, 19 мая 1961 года Управление космических систем ВВС объявило собственную программу создания пилотируемого космического корабля «САИНТ-2» («SAINT II»).

«SAINT II» являлся развитием проекта «SAINT», закрытого в середине 1961 года, и представлял собой двухместный аппарат с грузовым отсеком и двигателем маневрирования, позволяющим осуществить посадку в заранее определенном месте. «SAINT II» должен был запускаться на орбиту при помощи ракеты «Titan II», снабженной дополнительной разгонной ступенью, названной «Колесница» («Shariot») и работающей на высокоэнергетическом топливе. В рамках этой «альтернативной» программы были запланированы 12 орбитальных испытательных полетов: первый беспилотный должен был состояться в начале 1964 года, а первый пилотируемый — в конце того же года.

Должностные лица из Управления космических систем назвали несколько причин, по которым ракетоплан «Dynasoar» не мог выполнять военные задачи, предназначенные для «SAINT II». Во-первых, у аппарата «Dynasoar» имелись серьезные ограничения по полезному грузу. Во-вторых, он был неспособен работать на высоких околоземных орбитах. В-третьих, скорость входа аппарата «Dynasoar» в атмосферу не могла быть значительно увеличена из-за температурных ограничений материала.

Невзирая на все эти интриги и пертурбации, к лету 1961 года фирма «Боинг» достигла значительных успехов в создании первого варианта аппарата «Dynasoar». Продвигались исследования формы в аэродинамических трубах, шли испытания материалов и подсистем. Полноразмерный макет был готов и представлен заказчику 11 сентября 1961 года.

Поскольку масса планера «Dynasoar» в ходе его доработки несколько увеличивалась, ракету-носитель «Titan II» было решено сразу заменить на «Titan III», а в конце концов — на «Titan IIIС» или на «Сатурн-1Б» («Saturn IB»).

Типичный орбитальный одновитковый полет «Dynasoar» выглядел следующим образом.

Военный космоплан стартует с помощью ракеты-носителя «Titan IIIС» со стартового комплекса ВВС США № 40 на мысе Канаверал. Через 9,7 минуты после запуска он выходит на низкую орбиту высотой 97,6 км, развив скорость 7,5 км/с. После этого он выполняет полет на дальность приблизительно 19 000 км. Возвращение в атмосферу проходит при скорости 7,15 км/с. Аппарат совершает посадку на авиабазе Эдвардс через 107 минут после старта, приближаясь к взлетно-посадочной полосе при скорости 400 км/ч. Сама посадка происходит при скорости 280 км/ч, при этом пробег не должен превышать 840 м.

Во время работы макетной комиссии руководство ВВС направило фирме «Боинг» требование об оснащении аппарата системами для полета еще и по многовитковой орбите. Это означало, что на «Dynasoar» придется разместить более сложную систему наведения, а также тормозную двигательную установку для схода с орбиты.

Специалисты фирмы разработали два различных варианта такой установки. В соответствии с первым двигатель малой тяги устанавливался в переходнике в хвостовой части планера. По другой — к ракете «Titan III» присоединялась четвертая ступень — она могла использоваться для точного выведения на орбиту, а затем оставаться присоединенной к планеру и включаться повторно, чтобы обеспечить сход с орбиты. Этот последний вариант и был впоследствии отобран для рабочих вариантов системы «Dynasoar».

Космоплан «Dynasoar» управлялся стандартными рулевыми педалями и боковой ручкой управления. Пилот располагался в кресле, которое могло катапультироваться с помощью аварийного твердотопливного двигателя. Кабина экипажа оснащалась боковыми окнами и ветровым стеклом, которые были защищены при входе в атмосферу теплозащитным экраном, сбрасываемым перед самой посадкой. Полезный груз массой до 454 кг можно было разместить в отсеке емкостью 2,13 м3, находящемся сразу за кабиной пилота. Шасси состояло из трех убираемых стоек с адаптируемыми полозьями. Посадка могла быть совершена не только на подготовленную полосу, но и на поверхность высохших соляных озер.

7 октября 1961 года должностные лица программы «Dynasoar» провели еще одну реструктуризацию программы, на сей раз включив в нее разработку прототипа для полета на высоких околоземных орбитах. В рамках этого плана разработчики отказывались от «суборбитальных» испытаний, а число воздушных пусков уменьшалось до 15. Первый беспилотный орбитальный полет должен был состояться в ноябре 1964 года, а первый пилотируемый орбитальный полет — в мае 1965 года. Следующие пять пилотируемых полетов должны были стать многовитковыми. Еще девять полетов планировалось провести с демонстрацией военного потенциала системы при выполнении инспекционных и разведывательных операций на орбите. Вся программа летных испытаний должна была завершиться к декабрю 1967 года, затраты на нее составили бы около миллиарда долларов.

Тогда же, в октябре 1961 года, «альтернативная» программа орбитального корабля «SAINT II» подверглась жестокой критике со стороны командования ВВС. Разработчикам было указано, что их проект слишком фантастичен для данной стадии развития пилотируемой космонавтики. В результате было даже запрещено использовать когда-либо обозначение «SAINT», ставшее синонимом «бездумного прожекта».

23 февраля 1962 года министр обороны Макнамара одобрил последнюю реструктуризацию программы «Dynasoar». После перебора различных вариантов названия (включая «XJN-1» и «XMS-1», что означало «Экспериментальный пилотируемый космический корабль») прототипу системы «Dynasoar» было присвоено обозначение «Икс-20» («Х-20»),

В это время у «Dynasoar» появился новый конкурент — проект военного космического корабля «Большой Джемини» («Big Gemini» или «Big G»), разрабатываемый группой «МакДоннел-Дуглас» для НАСА.

18 января 1963 года Макнамара приказал провести сравнительные исследования проектов «Х-20» и «Gemini» с тем, чтобы определить, какой из этих аппаратов имеет более значительный военный потенциал. Главным преимуществом кораблей класса «Gemini» была его значительно большая грузоподъемность и возможность размещения в герметичной капсуле экипажа из двух человек.

26 марта 1963 года фирма «Боинг» получила 358 миллионов долларов в рамках дополнительного контракта для продолжения разработки, производства и испытаний «Х-20», хотя к этому времени уже циркулировали слухи о близящемся закрытии программы. Контракт включал переделку бомбардировщика «Б-52Си» («В-52С») для осуществления воздушных пусков прототипа, и модификацию стартового комплекса № 40 на мысе Канаверал для запусков ракет «Titan IIIС» с планером «Dynasoar». Эти работы так и не были завершены.

Военная программа летных испытаний, определенная ВВС для «Dynasoar» на этом этапе разработки, включала 6 полетов прототипа «Х-20А», 4 полета для испытания разведывательного оборудования и 2 «рабочих» полета аппарата для демонстрации возможностей инспекции спутников, подразумевающей как технический осмотр своих собственных сателлитов, так и захват вражеских.

Кроме того, было завершено исследование по использованию аппарата «Икс-20Б» («Х-20В»), который создавался чисто для проведения противоспутниковых операций.

Согласно расчетам, на выполнение всей программы подготовки «Dynasoar» к эксплуатации, состоящей из 50 (!) полетов, бюджет ВВС должен был выделить 1,2 миллиарда долларов в течение 1965–1972 финансовых годов. Испытания варианта космического корабля «Икс-20Икс» («Х-20Х») с экипажем из двух человек, создаваемого для проведения инспекции спутников на высоких орбитах (до 1600 км), нуждались в дополнительном финансировании в размере 350 миллионов долларов.

Хотя военные цели программы «Dynasoar» были окончательно определены, убедить Вашингтон в том, что программа все еще необходима, оказалось затруднительно. Военные задачи в космосе могли быть решены быстрее и с большей экономией в рамках проекта «Gemini». Например, небольшие изменения в устанавливаемом оборудовании и профиле полета при затратах только в 16,1 миллиона долларов, могли позволить испытать военные подсистемы на борту корабля «Gemini» во время длительного полета продолжительностью в 14 суток.

ВВС продолжали доказывать, что нужно развивать обе программы. Однако когда заместитель министра обороны Гарольд Браун предложил создать постоянно действующую военную космическую станцию, обслуживаемую транспортными кораблями «Big Gemini», это стало последним и самым страшным ударом по «Х-20».

10 декабре 1963 года министр обороны Макнамара отменил финансирование программы «Dynasoar» в пользу программы создания орбитальной станции «МОЛ» («MOL» от «Manned Orbiting Laboratory» — «Пилотируемая орбитальная лаборатория»).

Так закончилась первая серьезная попытка построить пилотируемый орбитальный космический корабль многократного использования на основе аэрокосмической схемы. На программу «Dynasoar» было истрачено 410 миллионов долларов.

В настоящее время модель орбитального ракетоплана «Х-20» демонстрируется в музее Военно-воздушных сил в Дейтоне (штат Огайо).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.339. Запросов К БД/Cache: 3 / 1