Главная / Библиотека / Танки в Харьковской катастрофе 1942 года /
/ Наступление Красной Армии 12–16 мая 1942 года

Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
«Крупнейшей танковой битвой» назвала западная печать сражение за Харьков в мае 1942 года, ставшее последней катастрофой Красной Армии, которая потеряла здесь более четверти миллионов бойцов и 1250 танков. Именно танковые корпуса должны были стать главным козырем РККА в Харьковской наступательной операции. Именно танковые дивизии Панцерваффе нанесли роковые контрудары, переломив ход битвы в свою пользу и замкнув «кольцо» окружения. А опоздание с вводом в бой советских танковых резервов стало одной из главных причин разгрома, о котором Сталин сказал: «В течение каких-то трех недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18–20 дивизий. Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто…».

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники проливает свет на роль танков в Харьковской трагедии, которая в конечном счете привела к прорыву немцев на Кавказ и к Сталинграду. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.
Максим Коломиецi

Наступление Красной Армии 12–16 мая 1942 года

Наступление Красной Армии 12–16 мая 1942 года

Наступление северной ударной группировки 12–14 мая

Наступление северной ударной группировки Юго-Западного фронта началось 12 мая 1942 года в 6 часов 30 минут артиллерийской подготовкой, которая продолжалась 60 минут. В конце артиллерийской подготовки был совершен 15-20-минутный авиационный налет по районам артиллерийских позиций и опорным пунктам противника в его главной полосе обороны.

Пехота и танки непосредственной поддержки перешли в атаку в 7 часов 30 минут. Стрелковые подразделения первых эшелонов 21, 28 и 38-й армий, продвинувшись в первой половине дня 12 мая на глубину от 1 до 3 км, были встречены огнем большого числа неподавленных огневых точек и контратаками тактических резервов противника.




Танкисты-разведчики на своем трофейном мотоцикле BMW R12 «Смерть Гитлеру». Юго-Западный фронт, май 1942 года. У бойца в коляске пистолет-пулемет ППД, у водителя на шее — ППШ (АСКМ).

Наибольший успех при прорыве неприятельской обороны ожидался в полосе 28-й армии, где действовало большое количество танков непосредственной поддержки пехоты. Однако успех войск 28-й армии оказался минимальным. Бои первого дня наступления показали, что в полосе наступления этой армии противник имел большую тактическую плотность обороны.

Значительное продвижение имели соединения 21 и 38-й армий. В ночь на 12 мая подразделения 76-й стрелковой дивизии 21-й армии захватили небольшие плацдармы на западном берегу реки Сев. Донец. С этих плацдармов утром 12 мая дивизия начала наступление главными силами по сходящимся направлениям. К исходу дня части дивизии соединились и образовали общий плацдарм шириной 5 км и глубиной до 4 км.

293 и 227-я стрелковые дивизии 21-й армии успешно осуществили прорыв оборонительной полосы противника и, развивая успех, к исходу дня, овладев несколькими населенными пунктами, продвинулись в северном направлении на 10 км и в северо-западном направлении на 6–8 км. Однако создать общий плацдарм частям 76 и 293-й стрелковых дивизий в течение дня не удалось.

12 мая успешно действовала 10-я танковая бригада. В отчетных документах отмечалось: «10-я тбр во взаимодействии с 277 сд в 7.30 с рубежа отм. 103,1, 112,2 перешла в наступление, и к 18.00 овладела Дегтяревка, Избицкое. Уничтожено и захвачено:

300 фашистов, 7 пушек, 3 миномета, 3 ДЗОТ, 6 блиндажей, 3 ручных пулемета, 2 автомата, захвачено 5 пленных 97 пд 208 пп, 2 пулемета. Потери: 1 Т-34 подорвался на минах (пробито дно), убито 2, ранено 38».



Обучение бронебойщиков мотострелкового батальона танковой бригады перед грядущим наступлением. Бойцы ведут огонь из 14,5-мм противотанковых ружей Дегтярева — ПТРД. Юго-Западный фронт, май 1942 года (АСКМ).

Соединения 28-й армии в результате напряженных боев овладели сильными опорными пунктами немцев Байрак, Купьеваха и Драгуновка и окружили немецкий гарнизон в Варваровке. Дальнейшее продвижение наших частей вглубь немецкой обороны было остановлено противником. К исходу дня части 13-й гвардейской дивизии, усиленные танками 90-й танковой бригады, выбили противника из Перемоги.

В полосе 38-й армии наиболее успешно действовала 226-я стрелковая дивизия. Усиленная 36-й танковой бригадой, дивизия прорвала тактическую глубину обороны немцев и, преследуя разбитые части 294-й пехотной дивизии и 211-го полка 71-й пехотной дивизии, после короткого боя овладела узлом сопротивления противника в Непокрытая. Продвижение дивизии за день составило 10 км. Этот успех был использован для развития наступления соседней 124-й стрелковой дивизии, которая, действуя совместно с 13-й танковой бригадой, ударами с севера и востока выбила немцев из опорного пункта Песчаное. Причем 13-я танковая бригада, как и две других из состава 22-го танкового корпуса (36 и 133-я), согласно приказу Военного Совета 38-й армии № 00105 от 9 мая 1942 года были приданы стрелковым соединениям для поддержки пехоты. Сам корпус как единая боевая единица не использовался. Однако применение танков позволило 81-й стрелковой дивизии после упорного боя, длившегося весь день, овладеть населенным пунктом Большая Бабка.

В отчете о танковых действиях Юго-Западного фронта за 12 мая говорилось: «6 гв. тбр действовала с 175 сд на рубеже Избицкое — Варваровка, противник оказывает упорное сопротивление…

6 тбр совместно с 244 сд атаковала противника…

84 тбр атаковала противника совместно с 169 сд. Потери — 1 Т-34 и 1 КВ сгорели…

90 тбр совместно с 13 гв. сд атаковала противника в районе Рязановка — Рогочевка. Потери: выведено из строя артогнем и подорвалось на минах: КВ — 6, Т-34 — 5, Т-60 — 9, убито 12, ранено 35…

22 тк (13, 36, 133 тбр) прорвав оборону, вышел на рубеж Непокрытое — Песчаное, последнее блокировано. 36 тбр совместно со стрелковыми частями к 17.00 овладела Непокрытое. Подбито своих танков 8, имеется в строю 39.

133 тбр к 13.00 вышла на рубеж отм. 173,2. При переправе через р. Бабка застряло 3 Т-34.

13 тбр получила задачу — переправиться через Федоровку и атаковать в направлении Большая Рогатка.

Свои потери за 12.05.42 г.: 36 тбр — MK-II -4, из них 2 сгорело, Т-60 — 6.

133 тбр — сгорел 1 БТ.

Трофеи: складов — 2, пушек — 7».

Таким образом, в результате первого дня наступления на северном участке прорыва войска 28-й армии и соединения 21 и 38-й армий, продвинулись в центре полосы наступления на 2–4 км, а на флангах на 6-10 км.

Командование 6-й немецкой армии с самого начала наступления Юго-Западного фронта основные усилия направляло на удержание первой (главной) полосы обороны, используя для контратак дивизионные резервы. Корпусные резервы были сосредоточены в глубине 4–8 км в готовности к контрударам и для обороны ближних подступов к Харькову, так как немцы считали наиболее угрожающим северное направление.



Бойцы Красной Армии осматривают трофейный немецкий танк Pz.III. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

Прорыв, осуществленный нашими войсками на фронте 294 и 79-й пехотных дивизий, которые не располагали достаточными силами, чтобы остановить наступление наших войск, поставил противника в сложное положение. Командование 6-й немецкой армии для противодействия нашим наступающим войскам было вынуждено перебрасывать резервы соседних корпусов и использовать армейские резервы. Так, к участку прорыва, осуществленного 38-й армией, в самом начале боя был переброшен 522-й полк 297-й пехотной дивизии из резерва 51-го армейского корпуса. Кроме того, в течение дня была начата переброска из Харькова частей 3 и 23-й танковых дивизий. Из состава Чугуевской группировки на угрожаемое направление были направлены полк 44-й пехотной дивизии 51-го армейского корпуса и полк 71-й дивизии.

Итоги первого дня наступления северной ударной группировки у командующего Юго-Западным фронтом и его штаба создали уверенность в том, что и в дальнейшем наступление можно будет развивать согласно ранее принятому плану. Предполагалось, что более решительными действиями войск, наступавших на направлении главного удара, сопротивление противника будет сломлено утром следующего дня. Появление же одной танковой дивизии в районе Зарожное, а другой танковой дивизии в районе Приволье расценивалось как результат удавшейся дезориентации противника в отношении направления главного удара Юго-Западного фронта.

Для отражения возможных контрударов вражеских танков командующему 38-й армией было приказано 36, 13 и 133-ю танковые бригады 22-го танкового корпуса вывести из боя и сосредоточить их к утру 13 мая за левым флангом ударной группы армии. Никаких мер для организации противотанкового прикрытия этого направления инженерными средствами предпринято не было.

Все части второго эшелона 28-й армии в течение дня были подтянуты к восточному берегу Сев. Донца, а 162-я стрелковая дивизия в ночь на 13 мая приступила к переправе на западный берег реки.

Авиация противника особой активности в этот день не проявляла. Группами по пять — семь самолетов она прикрывала свои войска, вела разведку и корректировала огонь своей артиллерии. Всего за день боя над всей территорией Юго-Западного фронта был отмечен 21 самолето-пролет немецких самолетов, в то время как авиация Юго-Западного фронта произвела 660 самолето-вылетов.

На рассвете 13 мая наши войска при сильной поддержке авиации, по-прежнему господствовавшей в воздухе, возобновили наступление на прежних направлениях.

В полосе наступления 21-й армии части 76 и 293-й стрелковых дивизий завершили образование общего плацдарма на западном берегу реки Сев. Донец, но при попытках развить наступление вглубь обороны противника встретили упорное сопротивление в районах Графовка и Муром, в течение дня вели бои, но овладеть этими пунктами не смогли.



Колонна автомобилей ЗИС-5 (номер ближней автомашины А-6-94-70) везет боеприпасы к переднему краю. Южный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

Наибольший успех в полосе наступления 21-й армии имела левофланговая 227-я стрелковая дивизия — обходя Муром с юга, части этой дивизии продвинулись на 12 км.

В полосе наступления 28-й армии, на ее правом фланге, утром 13 мая была ликвидирована группа противника в Варваровке. Однако немцы продолжали упорно оборонять Терновую.

Командующий армией принял решение развивать наступление частями левого фланга в юго-западном направлении, используя успех соседней слева 38-й армии. Для этой цели были привлечены главные силы 244 и 13-й гвардейской стрелковых дивизий, которые совместно с 6 и 90-й танковыми бригадами, развивая наступление в направлении на Петровское, продвинулись на 6 км. К исходу дня немецкий гарнизон, оборонявшийся в Терновая, был окружен нашими частями.

Соединения 38-й армии в течение первой половины дня продолжали успешно наступать на всем фронте, и к 13 часам на правом фланге и в центре продвинулись на 6 км, овладев населенными пунктами Михайловка 1-я, Ново-Александровка, и завязали бои за Червону Рогатку.

Во второй половине дня обстановка на фронте 38-й армии резко изменилась. Противник, закончив без помех сосредоточение двух ударных групп: одной в районе Приволье в составе боевой группы 3-й танковой дивизии и двух полков 71-й пехотной дивизии (211 и 191-го), второй в районе Зарожное в составе 23-й танковой дивизии и 131-го полка 44-й пехотной дивизии, в 13 часов 13 мая нанес контрудар во фланг наступавшим войскам 38-й армии.

Все бригады 22-го танкового корпуса в течение 13 мая 1942 года вступили в танковый бой с немецкой группировкой, насчитывающей более 130 танков. В результате, бригады 22-го танкового корпуса понесли тяжелые потери, и до 17 мая активных действий не вели, занимаясь восстановлением матчасти.



Танкисты на митинге перед началом наступления. Южный фронт, предположительно 121-й танковая бригада, май 1942 года. Опознавательные знаки бригады находятся только на правой стороне башни, да и то не на всех машинах (РГАКФД).


Боевые действия северной ударной группировки с 12 по 14 мая 1942 года.


Боевые действия северной ударной группировки с 15 по 16 мая 1942 года.

Командир корпуса генерал-майор А. Шамшин докладывал о результатах боев за 12–17 мая следующее:

«К утру 12.5.42 г. 36 тбр переправилась через р. Бабка на участке Федоровка, и начала действовать вместе с 226 сд в направлении Непокрытая, Михайловка 1-я. К исходу 12.5.42 г. части бригады сломили сопротивление в районе Непокрытое, и вышли в лес 4 км западнее Непокрытое, где приводили себя в порядок и готовились к отражению атак противника.

Ввиду того, что 124 сд не подготовила переправу в районе Песчаное, 133 тбр начала с 12.00 12.5.42 г. переправу в районе Федоровка. После переправы 1-й батальон атаковал Песчаное с севера, помогая тем самым 124 сд овладеть этим пунктом. 2-й танковый батальон начал выдвигаться в район Непокрытое, выc. 218,4 с/х им. Фрунзе, но в Непокрытое был противник, и батальон вступил в бой.

В 17.00 командующий 38 армией генерал-майор Москаленко приказал: 133 тбр следовать по маршруту выc. 199, 194, Михайловка, Червона Рогатка, выc. 218,4 с задачей — уничтожить противостоящего противника и отрезать его в Непокрытое, Шеснаное и в дальнейшем действовать со 124 сд. Бригада в 18.00 вышла по указанному маршруту, и на выc. 214,3 встретила до полка пехоты с артиллерией, вступила в бой, и вынудила противника к отходу. С наступлением темноты сосредоточилась в лесу севернее Непокрытое.

Ввиду того, что командование 124 сд не выполнило приказ Военного Совета армии, и мотострелковый батальон 133 тбр с фронта у Песчаное не сменила, танковая бригада действовала без пехоты, и к концу дня на ночь осталась без надежного прикрытия и технической разведки.

13 тбр переправилась в 19.00 12.5.42 г. и к исходу дня сосредоточилась в Непокрытая. Боя 12.5.42 г. не вела.

Потери за 12.5.42 г.:

133 тбр: убито — 3, ранено — 3, пропало без вести — 2, уничтожено до 180 солдат, 105-мм пушка — 1, ПТО — 6, станковых пулеметов -2, ДЗОТ — 2, взорван склад с боеприпасами, захвачен миномет, штабные документы.

36 тбр: убито — 10, ранено — 10, танков -16, уничтожено 600 солдат и офицеров, захвачено пушек — 17, зенитных пушек — 1, вещевой склад и склад боеприпасов.

С утра 13.5.42 г. 36 тбр продолжала действовать с 226 сд, и оборонялась на рубеже лес и выс. 219, 1, готовясь в 13.00 к атаке на Михайловка 1-я. 13 тбр выдвигалась из Непокрытая через выс. 203, 3 для совместного с 81 сд удара на Б. Бабка.

133 тбр прошла через Непокрытое, и к 12.00 сосредоточилась в лесу восточнее выс. 219, 1 с готовностью с 13.00 наступать на Червона Рогатка совместно со 124 сд.



Танки (предположительно 121-й танковой бригады) после митинга уходят на боевые позиции. Южный фронт, май 1942 года. На лобовой части переднего КВ видна надпись: „Смерть немецким оккупантам“. Май 1942 года (РГАКФД).

В 13.00–13.15 противник перешел в контратаку, выдвинув из Запорожье две группы танков с направлений: Запорожье — Песчаное — 80 шт., Запорожье — выс. 206, 3 — 50 шт. Из леса южнее 500 м Михайловка 1-я двигалась группа танков с пехотой в составе 50 машин. Бригады вступили в танковый бой. 13-я тбр вела бой на рубеже выс. 208, 4 и 213,1 с 80–90 танками противника, 36 и 113 тбр вели бой с танками, наступавшими от кургана 2,5 км Непокрытое.

После атаки противника 36 тбр отошла в Непокрытое, а 13 и 133 тбр остались на месте боя, и по заявлению командиров бригад все их танки сожжены или выведены из строя, и эвакуировать их нельзя ввиду занятия территории противником.

Потери.

36 тбр: танков 34, из них „матильд“ — 6, „Валентин“ — 19, Т-60 — 12. Уничтожено танков противника — 40, трофеи — 3 пленных.

13 тбр: танков 32, из них „матильд“ — 12, БТ-14, Т-26-6, убито 60 солдат и офицеров противника, сожжено 30 танков, подбито 15.

133 тбр: танков 21, из них Т-34 — 12, БТ -9, убито 17, ранено — 33, пропало без вести -51. Уничтожено 25–30 танков и до 100 солдат и офицеров…

Выводы. 1. На всем протяжении танковый корпус самостоятельно не действовал, а обычно танковые бригады придавались стрелковым дивизиям, что распыляло танковые усилия.

2. Задача командованием 38 армии в своих приказах ставилась обычно каждой бригаде. Роль командования корпуса заключалась в обеспечении решения командующего. Это подменяло командование корпуса.

3. Необходимо в корпусе иметь мотобригаду, которая обучится и поймет специфику военных действий танков с пехотой. Действия танков с необученной пехотой ведет к большому проценту потери матчасти.

4. Значительная потеря матчасти 12–13.5.42 г. характеризуется:

а). Превосходством противника в танках (180 шт. против 101);

б). Отставание артиллерии 124, 226 сд;

в). Разобщенность действий бригад по выполнению задач стрелковых дивизий;

г), недостаточное руководство управления боем, особенно командиров 13 и 133 тбр.



Митинг в одной из танковых частей, предположительно в 121-й танковой бригаде. Южный фронт май 1942 года. На правом борту башни танка Т-60 хорошо видно тактическое обозначение: А/2317 в треугольнике (РГАКФД).

5. Ограниченное количество средств эвакуации, ремонта и запасных частей в бригадах задерживает на длительное время ввод неисправной матчасти в строй.

6. Необходимо в корпусе иметь дивизион ПТО и батальон автоматчиков, это позволит строить сильные заслоны против танков и пехоты противника, и увеличит маневренность танковых бригад».

Более подробная информация о боях 12–13 мая 1942 года сохранилась в документах 36-й танковой бригады. Причем хотя эти материалы и несколько противоречат отчету штаба 22-го танкового корпуса, но представляют безусловный интерес, так как содержат интересные подробности боев: «Командование 36-й танковой бригады решило атаковать противника, имея главные силы на левом фланге боевым порядком в два эшелона. В первом эшелоне тяжелые и средние танки, во втором эшелоне легкие танки МСПБ использовать как танковый десант во втором эшелоне. 36 тбр находясь в районе выжидательных позиций на зап. окраине Стар. Салтов, согласно приказу командира бригады к 4.00 12.5.42 г. заняла исходные позиции Октябрьский, Федоровка в составе двух танковых батальонов, одного мотострелкового батальона, батареи ПТА. Бригада недоукомплектована матчастью для зенитной батареи, что затрудняет организацию ПВО.

Части 226 сд к 3.00 сбили боевое охранение противника, захватили западный берег р. Бабка, инженерный батальон и саперы бригады под прикрытием пехоты и танков закончили наводку подводной переправы и обозначили ее вехами.

В 4.00 12.5.42 г. противник открыл ураганный огонь из минометов и артиллерии по району переправы и району исходных позиций. В результате пребывания танковой бригады на исходных позициях в течение 3-х часов (так как общее наступление назначено на 7.30), бригада имела следующие потери: танков — 2, повреждено 2 орудия ПТО, убито три человека, ранено 13 человек.

В 7.30 12.5.42 г. 1 и 2 тб в количестве 42 танков с МСПБ переправились через р. Бабка, взаимодействия с частями 226 сд атаковали противника: 1 тб — во взаимодействии с 897 сп в направлении выс. 199, 0 сев. окр. Непокрытая, 2 тб — во взаимодействии с 989 сп в направлении выс. 195, 9 южн. окр. Непокрытая.



5-я гвардейская танковая бригада перед наступлением. На переднем плане справа — командир бригады генерал-майор Н. Михайлов, слева — батальонный комиссар Каплустов. На заднем плане видны танки Т-34 с башенными номерами 10–12, 10–13 и 10–14. Юго-Западный фронт, май 1942 года (АСКМ).

При подходе к Непокрытая пехотные части 226 сд артиллерийско-минометным огнем были отсечены от танков. В результате, пехота фашин через р. Олега не навела, и танкам пришлось преодолевать водный рубеж вброд, что снизило темп атаки. Часть танков застряли в реке, что позволило противнику с большим успехом расстреливать танки, нанося большие потери бригаде.

Проявив большую настойчивость, танковые батальоны под ураганным огнем артиллерии переправившись через р. Олега в сопровождении танко-десантной автоматной роты мотострелкового батальона, ворвалась в Непокрытая, ожесточенно сражаясь и выбивая противника из каждого дома.

В этой операции исключительно важную роль сыграл личный пример героизма со стороны командира 1 тб капитана Шестакова, который в критическую минуту боя своим танком стремительно обрушился на батарею противника, увлекая за собой свои подразделения, которые по примеру мужественного командира, уничтожив тяжелую батарею противника, внесли замешательство в его оборону. В это время в танк капитана Шестакова попадает снаряд 150-мм пушки, танк загорается, и смертельно раненый командир батальона через несколько минут скончался. Боем продолжал руководить комиссар батальона тов. Юмин.

В 16.00 мотострелковый батальон, возглавляемый майором Стародубцевым, энергичными атаками с юго-запада ворвался в Непокрытая, и нанес решительный удар. Противник отошел в леса западнее Непокрытая. Командир мотострелкового батальона с танками и с большим опозданием подошедшей пехотой 226 сд организовал преследование, и в 19.30, после двухчасового лесного боя отбросили противника на Михайловка 1-я…

В результате боя за Непокрытая и леса западнее, захвачено у противника: 29 орудий, из них 13 тяжелых, склад с боеприпасами, до 6 тонн горючего, сожжен второй склад в лесу западнее Непокрытая, захвачены продовольственный склад армейского порядка, вещевой склад, штабная машина, два мотоцикла, уничтожено до 250 солдат и офицеров, захвачено свыше 300 пленных.

Бригада в боях за Непокрытая понесла следующие потери: танков МК-2 — 4, МК-3 — 8, Т-60 — 2, убито и ранено 80 человек…



Установка 20-мм зенитной пушки Flak 38 на полугусеничном тягаче — Sd.Kfz. 10/4 на боевой позиции. Юго-Западный фронт, май 1942 года (БД).


Боевые действия северной ударной группировки 17 мая 1942 года.


Боевые действия южной ударной группировки с 12 по 16 мая 1942 года.

В 13.00 13.5.42 г. назначена совместная атака 36 тбр с 226 сд в направлении Михайловка 1-я. Атака была упреждена внезапно появившимися танками противника в сопровождении больших групп автоматчиков, часть автоматчиков сидела на танках. Командир бригады с опергруппой (штаба), присутствуя на западной опушке леса западнее Непокрытая, располагая только восемью исправными танками и МСПБ, приказал встретить танки огнем с места, и в дальнейшем упорно оборонять западную опушку леса.

В 13.40 13.5.42 г. бригада вступила в бой с танковой группой противника в количестве 53 танков. Ожесточенно борясь с противником, и нанося ему потери, бригада, своевременно не получила поддержки ни со стороны пехоты 226 сд, ни со стороны 133 тбр. Под большим превосходством танковых сил противника, бригада, упорно сопротивляясь, с боем стала отходить на Непокрытая, потеряв при этом 4 танка и часть МСПБ. Требование командования бригады о немедленном переходе 133 тбр к активным действиям не выполнены. Прибывший начальник штаба 22 тк подполковник Стогний, ознакомившись с обстановкой, от имени командира корпуса приказал: командиру 133 тбр немедленно перейти к активным действиям, и нанести удар в левый фланг танковой группировке противника. Приказ дошел слишком поздно, 36-я бригада, напрягая последние усилия, вынуждена была отходить под натиском превосходящих сил противника.

Выводы. Основной причиной поражения в танковом сражении является слабо организованная противотанковая оборона, артиллерия 226 сд и ей приданная из-за отсутствия хороших переправ через р. Бабка и р. Олега, не смогла быстро подтянуть орудия к району танкового сражения, в то время как за каждым немецким танком буксировались пушки среднего калибра, которые при разворачивании быстро изготовились, и расстреливали наши танки прямой наводкой. Из оставшихся танков 36 и 133 тбр на западных скатах выс. 199, 0 и 195,9 организована оборона, руководство ей возложено командованием корпуса на полковника Танасчишина.

Противник, преследуя наши танки, вошел танками в Непокрытая, но был встречен интенсивным огнем артиллерии и танков, отошел на запад. Части 226 сд и МСПБ 36 тбр вторично заняли Непокрытая, где была захвачена штабная немецкая машина, в которой были найдены документы, раскрывающие замысел немецкого командования.



8-тонный тягач Sd.Kfz. 7 буксирует 88-мм зенитное орудие Flak 36. Зенитный дивизион люфтваффе, Юго-Западный фронт, апрель 1942 года. В боях под Харьковом 88-мм зенитки с успехом использовались для борьбы с советскими танками на дальних дистанциях (БД).

В результате танкового сражения 13.5.42 г. с харьковской танковой группировкой на рубеже опушка леса, что западнее Непокрытая, подбито и сожжено 23 танка противника, уничтожено 350 солдат и офицеров противника. Бригада потеряла: танков МК-2 — 4, танков МК-3 — 8, танков Т-60 — 2, пушек — 2, пулеметов ДП — 16, ППШ — 77, винтовок -117, револьверов — 5, ПТР — 5, минометов 82-мм — 1, станковых пулеметов — 3. Убито и ранено 226 человек.

В 17.00 13.5.42 г. штаб бригады был подвергнут бомбардировке авиацией противника, в результате чего от попадания бомб сожжен штабной автобус, рация и две транспортные машины».

Одновременно с контрударом на старосалтовском направлении немецкое командование приняло меры к укреплению участков обороны 79 и 294-й пехотных дивизий. С этой целью с фронта 75-й пехотной дивизии был снят один пехотный полк и в течение дня 13-го и ночи на 14 мая был переброшен автотранспортом на тыловой армейский рубеж в район Липцы. Гарнизон в Веселое был также усилен.

В результате контрудара, осуществленного немцами при сильной поддержке авиации, войска правого крыла 38-й армии были вынуждены отойти на восточный берег реки Б. Бабка, открыв фланг, соседней справа, 28-й армии. Все резервы командующего 38-й армией были израсходованы еще 12 мая.

Командующий Юго-Западным фронтом, оценив сложившуюся обстановку, приказал командующему 38-й армией перейти к обороне с задачей прочно удерживать восточный берег реки Б. Бабка и прикрыть направление на Старый Салтов. Для усиления армии командующему 38-й армией были переподчинены из 28-й армии 162-я стрелковая дивизия и 6-я гвардейская танковая бригада, составлявшие второй эшелон этой армии. Выдвижение в полосу 38-й армии они начали с утра 14 мая.



В атаке бойцы Юго-Западного фронта при поддержке танка БТ-7 предположительно из состава 133-й танковой бригады. Май 1942 года (АСКМ).

Командующий фронтом поставил задачу 28-й армии продолжать наступление в прежней полосе. Все войска второго эшелона армии, за исключением 34-й мотострелковой бригады, в ночь и утром 14 мая были переправлены на правый берег реки Сев. Донец и к 15 часам расположились в прибрежных лесных массивах и в населенных пунктах Рубежное, Кут, Верхний Салтов.

В течение 14 мая немцы настойчиво пытались развить успех своей танковой группы в стыке 28 и 38-й армий, нанося главный удар из района Непокрытая на Перемогу. Одновременно в районе северо-восточнее Песчаное до двух батальонов противника начали форсировать реку Б. Бабка.

Действия противника поддерживала авиация, которая захватила господство в воздухе и наносила сосредоточенные бомбовые удары по районам расположения вторых эшелонов 28 и 38-й армий, по переправам и дорогам, связывающим тыл наших войск с районом боевых действий.

Численное увеличение авиации противника на харьковском направлении происходило за счет привлечения большей части самолетов 4-го воздушного флота, поддерживающего группу армий «Юг». Для борьбы с немецкой авиацией Главнокомандующий Юго-Западным направлением временно с 14 мая переключил авиацию 6-й армии для поддержки северной ударной группировки.

Своевременно принятыми мерами командующих 28 и 38-й армиями положение на стыке этих армий было укреплено. Это обеспечило успех оборонительных боев. Противник овладел населенным пунктом Непокрытое, но дальше не продвинулся. Вместе с этим замедлился темп наступления соединений 28-й армии на тех участках, где ранее обозначился успех.

В ходе боев 13-я гвардейская дивизия по приказу командующего 28-й армией, кроме имевшейся у нее с начала наступления 90-й танковой бригады, получила на усиление 6-ю танковую бригаду и частью сил перешла к обороне на своем левом фланге. Остальные части армии, продолжая блокировать гарнизон немцев в Терновой, продвинулись в течение дня на 5–6 км и, разгромив ряд мелких подразделений, спешно формируемых противником из тыловых частей, к исходу дня вышли на правом фланге к реке Муром.



Танк БТ-7 с десантом пехоты перед атакой. Май 1942 года. Предположительно машина из состава 133-й танковой бригады (АСКМ).

О действиях танковых частей 28-й армии во фронтовой сводке говорилось весьма лаконично:

«6 тбр — 13.5.42 г. вела разведку переднего края. 14.5.42 г. бригада перешла в подчинение командиру 13-го гв. ск. В течение дня вела бой за Терновая. Захвачены штабные документы. Потери бригады — 3 Т-34 сгорело…

90 тбр — с утра 13.5.42 г. продолжала наступать в направлении Рогачевка, Рязановка, Петровское, Чернушин к исходу дня овладела Перемога, Рогачевка.

14.5.42 г. бригада занимала оборону на рубеже Петровское, выс. 212, 3 и 194,5. Противник дважды атаковал части бригады танками. Бригада атаки отбила, потери — 6 танков».

Таким образом, части 28-й армии, продвинувшись за 14 мая на 6–8 км, вышли на подступы к тыловому рубежу немцев, который проходил по правому берегу реки Харьков.

По плану операции с выходом нашей пехоты к реке Муром намечалось ввести в прорыв подвижную группу (3-й гвардейский кавалерийский корпус) и 38-ю стрелковую дивизию. Однако, эти войска закончили сосредоточение северо-восточнее Терновой лишь в ночь на 15 мая.

В полосе наступления 21-й армии противник по-прежнему прилагал все усилия к тому, чтобы удержать опорные пункты Графовка, Шамино и Муром. Все попытки частей 76 и 293-й стрелковых дивизий лобовыми атаками овладеть этими пунктами окончились безуспешно. К исходу дня по приказу командующего армией войска стали охватывать эти пункты с целью блокировать гарнизоны и развивать наступление на северо-запад.

Наибольший успех в течение дня имела 227-я стрелковая дивизия, которая прорвала оборону, разгромила оборонявшиеся части противника и продвинулась за день на 6 км. К исходу дня войска армии вели бои на рубеже Ниж. Олынанец, восточной, южной и западной окраинах Графовки, восточной окраине Шамино, северной окраине Мурома, Вергелевке, Пыльной, стремясь окружить гарнизоны немцев в Графовке, Шамино и Муроме.



Танк КВ «За Родину» из состава 2-го батальона 6-й гвардейской танковой бригады. В боях на харьковском направлении экипаж этой машины под командой политрука Нервова подбил 9 немецких танков. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

Боевые действия в полосе наступления 38-й армии проходили в чрезвычайно напряженной обстановке. В ночь с 13 на 14 мая части 226-й стрелковой дивизии вновь выбили противника из населенного пункта Непокрытая и пытались развить успех на Михайловку 1-ю. Немцы в этом районе сосредоточили главные силы 3-й танковой дивизии, а в районе западнее Песчаного 23-ю танковую дивизию, и в 10 часов 14 мая нанесли одновременный удар из этих районов в направлении на Перемогу. В результате танкового удара, поддержанного сильной авиацией, части 226-й стрелковой дивизии оставили Непокрытую и отошли к реке Б. Бабка. Во второй половине дня войска 38-й армии отражали непрерывные контратаки немецкой пехоты и танков, пытавшихся прорваться на Старый Салтов и Перемогу, и к исходу дня, отойдя на восточный берег реки, закрепились там. Форсировать реку Б. Бабка в районе Песчаной противнику не удалось.

В отчете 36-й танковой бригады, остатки которой поддерживали 226-ю дивизию, о боях 14 мая 1942 года говорится следующее:

«С утра 14.5.42 г. авиация противника беспрерывно бомбила расположение частей 226 сд и 36 тбр. В 10.00 устным приказом командира корпуса 36 тбр двумя танковыми батальонами в составе 10 танков отходит в рощу на западном берегу р. Бабка западнее Федоровка. В 14.00 после авиационной обработки, противник перешел в атаку, и отбросил части 226 сд на выс. 199, 0 и 195,5.

Пытаясь восстановить положение и отбросить противника за Непокрытая, 36 тбр совместно с 985 сп 226 сд трижды контратаковала наступающего противника. Наталкиваясь на хорошо организованную противотанковую систему огня, с потерями возвращалась в исходное положение. Наступление противника было сорвано, но отбросить его не удалось, так как пехота за танками не шла. Перейдя к упорной обороне на выс. 199, 0 и 195,9 противник организовал сильную противотанковую оборону. По данным разведки 226 сд в Непокрытая сосредоточено до полка пехоты и зарыто 4 танка.

Основная причина неуспеха танковых контратак: пехота не идет за танками. Отсутствие орудий ПТО, которые должны с выходом танков в район расположения противника подтянуть орудия, и расстреливать прямой наводкой артиллерию противника и его танки».



«Жертвы» танкистов 6-й гвардейской танковой бригады — немецкие танки Pz.II и Pz.III. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Подбитые танки принадлежат боевой группе Ziervogel 3-й танковой дивизии вермахта. На заднем плане виден КВ-1 «За Родину» (РГАКФД).


Снимок тех же подбитых немецких танков 3-й танковой дивизии вермахта: Pz.II (на переднем плане, номер на башне 265) и Pz.III. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

Подводя итоги этих боев, фон Бок отмечал, что «собственный танковый удар по волчанскому выступу не достиг перелома, и следует после перегруппировки войск немного выждать».

В результате боев с 12 по 14 мая общий фронт прорыва северной ударной группировки составлял 56 км. Войска, действовавшие в центре, продвинулись в глубину немецкой обороны на 20–25 км.

Успешное продвижение наших войск, наступавших в центре, создало тяжелое положение для противника. Не имея на этом направлении крупных резервов, немецкое командование было вынуждено создавать их за счет переброски частей с других, менее активных участков фронта. Днем 14 мая немецкое командование начало вывод и переброску к месту прорыва частей 168-й пехотной дивизии, оборонявшейся против правого фланга 21-й армии, за счет расширения участков обороны соседних с ней 57 и 75-й пехотных дивизий.

Оживленное движение противника на прифронтовых дорогах было отмечено авиационной разведкой фронта. Командующий Юго-Западным фронтом, желая воспрепятствовать перегруппировке противника, приказал командующему 21-й армией активизировать действия на своем правом фланге. Однако это распоряжение не было выполнено, так как соединения правого фланга армии занимали оборону на широком фронте и не имели возможностей для создания ударной группировки, способной активными действиями сковать противника. Наступление выделенного для этой цели отряда 301-й стрелковой дивизии никакого изменения в обстановку внести не могло, и немецкое командование продолжало снимать силы с этого участка и перебрасывать их в район восточнее Харькова.

Наступление южной ударной группировки 12–14 мая

Одновременно с войсками северной ударной группировки в 7 часов 30 минут 12 мая 1942 года, после 60-минутной артиллерийской подготовки и авиационного налета, войска южной ударной группировки атаковали немецкие войска. Наступая частью сил на своем левом фланге, 47-я дивизия 6-й армии, преодолевая упорное сопротивление немцев, продвинулась до 2 км и к исходу дня завязала бой на восточной окраине населенного пункта Верхний Бишкин. 253-я дивизия, нанося главный удар своим левым флангом, прорвала оборону противника и, громя части 62-й пехотной дивизии немцев, отходившие на Верх. Бишкин и В. Берека, к исходу дня вышла к этим населенным пунктам. Части 411-й дивизии, действуя совместно с 5-й гвардейской и 48-й танковыми бригадами, разгромили до полка пехоты 454-й охранной дивизии и вышли к населенному пункту В. Берека с юго-востока и юга.

Наиболее успешно наступление развивалось в полосах 411 и 266-й дивизий. Они имели небольшие участки прорыва (около 4 км), были насыщены значительными артиллерийскими и танковыми средствами. В первой половине дня эти дивизии сломили сопротивление 454-й охранной дивизии и к исходу дня вышли к берегу реки Орелька. Успех первого дня во многом был обеспечен эффективными действиями танков:

«5 гв. тбр — 12.5.42 г. бригада во взаимодействии с 689 си 411 сд, прорвав оборону противника, и сломив его сильное сопротивление в районе хут. Первомайский, ст. Лихачеве, к исходу дня овладели Лихачсево, и продолжали наступать на с/х Красный…

489 тбр — 12.5.42 г. во взаимодействии с частями 411 сд прорвав оборону противника, к 13.00 достигла правым флангом мельницы у южной окраины Берека, левым — хут. Октябрьский. В результате боя потеряла: КВ -3 от артогня, из них у одного подбита ходовая часть, у двух пробиты моторы; Т-34 — 2, в одном разбита пушка, у другого радиатор. Все танки на нашей территории…

38 тбр — 12.5.42 г. в 5.00 перешла в наступление с частями 266 сд, и к 17.00 овладела Грушино, хут. Карачинцев, преодолевая упорное сопротивление противника. В результате боя бригада потеряла: сгорело от артогня — 1 Т-60 и 1 Т-60 подорвался на минном поле; 10 МК-2 подорвались на минах, из них у двух танков разорваны днища и выведены из строя моторы, у одного пробит масляный бак, у двух разорваны гусеничные карманы и подвески, у одного разорвано ведущее колесо. У одного танка огнем ПТО разорвана гусеница, и сделано 41 пробоина -25 от 37-мм и 16 от 20-мм пушек, все пробоины не сквозные. Восемь танков будут восстановлены за сутки».



Еще одна машина из состава 3-й танковой дивизии вермахта, подбитая в бою с советскими танкистами — Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).


Тот же подбитый танк Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой KwK 39 L/60, что и на предыдущем фото. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Машина имеет башенный номер 541 (РГАКФД).

Наступление армейской группы в течение 12 мая проводилось без авиационной поддержки. Причина этого заключалась в отсутствии взаимодействия между штабами Юго-Западного и Южного фронтов. Командование авиацией Южного фронта, предназначенной для поддержки наступления армейской группы, не принимало участия ни в разработке плана, ни в обеспечении наступления войск этой группы. Несмотря на это, армейская группа успешно осуществила прорыв обороны противника и продвинулась на глубину 4–6 км. Во второй половине дня 12 мая командующий армейской группой генерал-майор Бобкин ввел в прорыв 6-й кавалерийский корпус и 7-ю танковую бригаду, которые, преследуя разгромленные подразделения 454-й охранной дивизии, к исходу дня достигли реки Орель и захватили плацдармы на ее берегу. Таким образом, к исходу дня 12 мая войска южной ударной группировки сломили сопротивление немцев на 42-километровом фронте и продвинулись в глубь немецкого расположения на 12–15 км.

На 30-километровом фронте войска южной ударной группировки вышли ко второй оборонительной полосе немцев, проходившей по западному берегу реки Орель, и передовыми частями форсировали ее.

Так же, как и на северном участке прорыва, наибольший успех в наступлении имели войска, действовавшие на вспомогательном направлении. Части, наступавшие в центре, на левом фланге 6-й армии и участках главных ударов, своих задач не выполнили. Они не овладели, как намечалось, населенными пунктами Верх. Бишкин и В. Берека, и это создавало затруднения для развития дальнейшего наступления на главном направлении на Мерефу.

Значительный успех армейской группы был достигнут благодаря своевременному вводу в прорыв эшелона развития успеха, который дал противнику возможности задержаться на промежуточных оборонительных рубежах.

В боях за главную полосу обороны против войск южной ударной группировки противник использовал все резервы 454-й охранной дивизии и начал перебрасывать 38-й полк 108-й легкопехотной дивизии венгров, находившийся в резерве 8-го армейского корпуса в районе Змиева. Подход свежих сил позволил противнику стабилизировать на некоторое время положение на фронте и сохранить за собою опорные пункты Верх. Бишкин и В. Берека.

Генерал-фельдмаршал фон Бок 12 мая записал в своем дневнике:

«В полосе 6-й армии противник перешел в наступление на северо-западной оконечности Изюмского выступа и у Волчанска большими силами с многочисленными танками. Уже до полудня стало очевидным, что ему удались в обоих местах значительные прорывы. Вечером выяснилось, что прорыв у 8-го армейского корпуса принимает серьезные формы. К ночи вражеские танки стояли в 20 км от Харькова».

Вечером 12 мая и в ночь на 13 мая противник ввел в бой на рубеже реки Орель, из резерва командующего 6-й армией, один полк 113-й пехотной дивизии, безуспешно пытаясь ликвидировать плацдарм, захваченный частями армейской группы. В это же время в распоряжение командующего 6-й немецкой армией в Харьков начали прибывать первые эшелоны 305-й пехотной дивизии. Штаб Юго-Западного фронта, а также штаб 6-й армии не имели данных об этой дивизии. Они также не располагали данными о том, что в оперативном резерве 6-й немецкой армии на красноградском направлении находится 113-я пехотная дивизия.

В ночь на 13 мая начали выдвижение части второго эшелона 6-й армии -103 и 248-я стрелковые дивизии. Соединения подвижной группы (21 и 23-й танковые корпуса) оставались в прежних районах сосредоточения. В связи с продвижением войск расстояние от районов их расположения до линии фронта увеличилось и достигло 35 км.

13 мая наибольшую угрозу для противника представляло выдвижение в прорыв соединений 6-го кавалерийского корпуса в полосе наступления армейской группы. Противник всеми силами стремился не допустить расширения прорыва и выхода советских войск к тыловому рубежу, проходящему по реке Берестовая до Медведовки и далее по линии населенных пунктов Шляховая, Андреевна и по реке Богатая.

Пытаясь уничтожить части 6-го кавалерийского корпуса, выдвинувшиеся за реку Орель, противник утром 13 мая снова ввел в бой 260-й полк 113-й пехотной дивизии, усиленный ротой танков. Контратаки этого полка были успешно отбиты передовыми частями кавалерийского корпуса, продолжавшего развивать наступление.



Немецкие танки Pz.IV Ausf.F1 из состава 3-й танковой дивизии, подбитые танкистами 6-й гвардейской танковой бригады гвардии полковника А. Хасина. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

В полосе 6-й армии в течение всего дня продолжались упорные бои за узлы сопротивления Верх. Бишкин и В. Берека. Соединения, действовавшие на левом фланге армии (411 и 266-я стрелковые дивизии), утром 13 мая сломили сопротивление противника на восточном берегу реки Орель и, отразив ряд сильных контратак, заняли к исходу дня плацдарм на правом берегу реки. Тем не менее, на отдельных участках противнику удалось отбросить наши наступающие части. Так, в документах 5-й гвардейской танковой бригады о боях за 13 мая сказано:

«Бригада развивая наступление на Охаче, овладела Ефремовка. Противник силой до батальона пехоты при поддержке 8 танков к 11.00 предпринял контратаку, и потеснил наши передовые части из Ефремовка на восточный берег р. Орель».

Но несмотря на эти, в результате наступления 6-й армии и армейской группы, к вечеру 13 мая тактическая глубина обороны противника на красноградском направлении была прорвана. Ширина участка прорыва достигла 50 км. На направлении действий главных сил 6-й армии войска продвинулись в глубину неприятельской обороны на 16 км, а части 6-го кавалерийского корпуса — на 20 км.

В двухдневных боях были разгромлены основные силы 108-й легкопехотной дивизии венгров, 62-й пехотной дивизии немцев и нанесены большие потери 260-му полку 113-й пехотной дивизии.

По плану операции на третий день наступления по достижении пехотой рубежа В. Берека, Ефремов предполагалось ввести в прорыв 21 и 23-й танковые корпуса. Однако в ночь на 14 мая рубеж ввода танков командующим фронтом был изменен. По новому решению танковые корпуса должны были вводиться в прорыв с выходом пехоты на рубеж реки Берестовая, а армейская авиация, предназначавшая для обеспечения ввода в прорыв танковых корпусов 6-й армии, 14 мая временно перенацеливалась на поддержку 28 и 38-й армий, отражавших контрудар танковой группировки противника.

В связи с этими изменениями командующий 6-й армией отдал приказ командиру 23-го танкового корпуса перевести свои части в ночь на 14 мая в район Ново-Семеновка, Красный, Грушино, а остальные части второго эшелона армии (248 и 103-я дивизии) и 21-й танковый корпус были оставлены в прежних районах.

14 мая в полосе наступления 6-й армии продолжались напряженные бои за населенные пункты Верх. Бишкин и В. Берека.



Уничтоженный в бою немецкий танк Pz.IV Ausf.F1 3-й танковой дивизии. Юго-Западный фронт, май 1942 года. На предыдущем фото этот танк виден на заднем плане (РГАКФД).

И только к вечеру под угрозой окружения противник оставил их.

Как и в предыдущие дни, на острие наступления действовали танковые бригады:

«5 гв. тбр — 14.5.42 г. бригада вела бои во взаимодействии с 411 сд, и к исходу дня сосредоточилась в северо-восточной части Ефремовка…

38 тбр — 14.5.42 г. в течение дня бригада вела бои совместно с 1000 си 266 сд по уничтожению укрепленных узлов противника в районе Парасковеевка, Ульяновка. Бригада уничтожила: 14 ПТО, 6 орудий 105-мм, 7 ДЗОТ, 4 средних танка, до 2 рот пехоты.

Потери бригады за 12–14.5.42 г.: выведено из строя МК-2 — 6, Т-60 — 7, из них 5 сгорели…

48 тбр — 14.5.42 г. бригада продолжала вести бой, и к исходу дня сосредоточилась в районе разъезд Тройчатый. За три дня боев бригадой уничтожено: 4 средних танка, 41 ПТО, 16 пушек, ПТОР — 9, минометов — 3, мотоциклов — 5, автомашин — 3, повозок — 12, складов с боеприпасами — 1, с продовольствием — 1, разгромлен штаб полка, ДЗОТ — 14, пулеметных точек — 21.

Захвачено трофеев: штабные документы и знамя 208 пп, велосипедов — 3, складов с боеприпасами — 2, складов горючего — 1, вездеход, радиостанций — 5.

Свои потери: вышли из строя КВ — 4, Т-34 — 2, Т-60 — 1. Восстанавливаются силами бригады».

В полосе наступления армейской группы наибольшее продвижение наших войск было на направлении 6-го кавалерийского корпуса. Пытаясь его остановить, немецкое командование ввело в бой 268-й полк 113-й пехотной дивизии. Отразив контратаки, части корпуса овладели районом Казачий Майдан, Росоховатое, Новольвовка.

Части 393 и 270-й стрелковых дивизий, расширяя фронт прорыва в юго-западном направлении, к исходу дня овладели рубежом Кохановка, Григорьевка, Ворошиловка, Ульяновка. Разгромленные части 454-й охранной дивизии немцев отходили в юго-западном направлении.

Таким образом, к вечеру 14 мая прорыв обороны противника в полосе наступления южной ударной группировки был расширен до 55 по фронту и до 25–40 км в глубину.

В донесении Ставке Верховного Главнокомандования от 15 мая 1942 года Военный Совет Юго-Западного направления отмечал:

«Для нас теперь совершенно ясно, что противник, сосредоточив в Харькове две полнокровные танковые дивизии, вероятно, готовился к наступлению в направлении Купянск и что нам удалось сорвать это наступление в процессе его подготовки. Очевидно также, что сейчас противник в районе Харькова не располагает такими силами, чтобы развернуть против нас встречное наступление…».



Артиллеристы Красной Армии осматривают подбитый танкистами 6-й гвардейской танковой бригады немецкий Pz.IV Ausf.F1. Юго-Западный фронт, май 1942 года (РГАКФД).

Оценивая результаты боев северной ударной группировки фронта с резервами противника, Главнокомандующий Юго-Западным направлением маршал С. Тимошенко отметил, что, несмотря на большой урон, нанесенный немецкой танковой группе, она еще продолжала быть серьезной помехой нашим войскам в развитии наступления на Харьков, и просил для ускорения разгрома этой группы и для успешного завершения операции об усилении правого крыла фронта резервами Ставки Верховного Главнокомандования.

Изложенная в этом донесении оценка успехов и перспектив развития наступления фактически исходила не из учета реальных сил и возможностей своих войск и противника, а из ошибочных предположений о противнике, положенных в основу планирования операции и уже опровергнутых действительностью в самом начале боев. Главнокомандующий Юго-Западным направлением продолжал рассматривать наступательную операцию Юго-Западного фронта изолированно от действий Южного фронта, считая положение последнего в барвенковском выступе вполне обеспеченным, а противника неспособным к наступлению на каких-либо других участках фронта, кроме харьковского. В действительности же наступление войск левого фланга Юго-Западного фронта поставило в тяжелое положение лишь те части, которые действовали на правом фланге 6-й немецкой армии на красноградском направлении. Прорыв немецкой обороны на этом направлении создал довольно напряженное положение для противника. Так, начальник Генерального штаба Сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер записал в своем дневнике 14 мая:

«Фон Бок звонил по телефону и предлагал снять с фронта Клейста 3–4 дивизии, использовав их для ликвидации бреши южнее Харькова. Предложение отклонено. Положение может быть улучшено только путем наступления с юга в ходе операции „Фридерикус“».

Но положение центра 6-й немецкой армии на харьковском направлении в связи с вводом в бой 3 и 23-й танковых дивизий было более устойчивым. Пассивность войск правого фланга Юго-Западного фронта позволила немецкому командованию выводить часть сил с этого участка и перебрасывать их на угрожаемое направление. А бездействие всего Южного фронта позволило 17-й немецкой армии и всей армейской группе Клейста 13 мая без всяких помех начать перегруппировку войск и подготовку к контрудару на изюм-барвенковском направлении.



Танк Т-34 с башенным номером 32–27 ускоренным маршем выдвигается к месту боевых действий. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Предположительно машина из состава 84-й танковой бригады (АСКМ).

Успех операции Юго-Западного фронта всецело зависел от высоких темпов наступления. Однако командующий фронтом недоучел возможностей противника в маневрировании силами и ошибочно представлял себе возможные сроки подхода глубоких оперативных резервов врага (по плану операции подход их считался возможным лишь на пятый-шестой день наступления). Вследствие этих просчетов командующего фронтом вопросу максимального повышения темпа операции не было своевременно уделено должного внимания.

В полосе наступления северной ударной группировки еще в самом начале боев командующий фронтом своими частными распоряжениями ослабил ударную группировку 28-й армии, исключив из ее состава одну стрелковую дивизию и две танковые бригады для отражения контрудара противника в полосе 38-й армии и одну стрелковую дивизию для ликвидации неприятельского опорного пункта в районе Терновой.

К исходу 14 мая из восьми танковых бригад, действовавших на этом направлении, шесть (6, 90, 36, 13, 133-я и 6-я гвардейская), вместо того чтобы активно участвовать в наступлении, получили задачу прикрыть левый фланг северной ударной группы. 84-я танковая бригада, предназначенная для совместных действий с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом, в первые дни боев понесла большие потери и имела к этому времени всего лишь 13 танков.

В это же время для борьбы с контратакующим противником не были использованы все силы 38-й армии, а также наличные инженерные средства. Все эти просчеты и неоправданное маневрирование силами и средствами осложняло и без того медленно развивающееся наступление северной ударной группировки.



Командир 23-го танкового корпуса Герой Советского Союза генерал-майор Е. Пушкин и полковой комиссар И. Белоголовиков ставят задачи своим подразделениям. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Командиры стоят у танка КВ-1 (АСКМ).

Увеличить темпы наступления войск на основном направлении, в полосе 28-й армии, путем немедленного ввода в наметившийся прорыв подвижной группы командующий фронтом не мог, потому что удаление этой группы от линии фронта к исходу 14 мая достигло 20 км. К этому следует добавить, что артиллерия 28-й армии 14 мая имела обеспеченность боеприпасами всего лишь в пределах от 0,2 до 0,6 боекомплекта. Возможности авиации на этом направлении были также весьма ограниченными, и вследствие этого она не могла одновременно выполнять задачи по обеспечению наступления войск центра и оборонительных боев на левом крыле северной ударной группы.

В полосе наступления южной ударной группы наращивание усилий для развития обозначавшегося успеха производилось более планомерно и целеустремленно, без отвлечения вторых эшелонов на выполнение второстепенных задач. К 14 мая наступательная инициатива на этом направлении находилась полностью в руках наших войск.

Ко времени овладения частями первого эшелона 6-й армии рубежом В. Берека, Ефремовка, который намечался для ввода в прорыв эшелона развития успеха, все оперативные резервы немцев, за исключением одного пехотного полка, были втянуты в бой. Резервы 6-й немецкой армии в это время были использованы против северной ударной группы Юго-Западного фронта. Там же действовали и основные силы немецкой авиации. Условия для ввода в прорыв подвижной группы были самые благоприятные.

Однако к исходу 14 мая танковые корпуса и стрелковые дивизии второго эшелона находились от линии фронта очень далеко. 21-й танковый корпус располагался в удалении от передовых частей 6-й армии на 42 км, 23-й танковый корпус — на 20 км, 248 и 103-я дивизии — на 20–40 км. Такое их размещение не обеспечивало своевременный ввод в бой этих частей, что настоятельно диктовалось обстановкой.

Решение командующего Юго-Западным фронтом об отсрочке ввода в прорыв подвижной группы на этом направлении не соответствовало ни реальной обстановке, ни общим интересам операции и позволяло противнику выиграть время для укрепления правого фланга 6-й армии.



Штурмовое орудие StuGIII Ausf.C/D (предположительно из 214-го дивизиона штурмовых орудий), захваченное танкистами 5-й гвардейской танковой бригады. Юго-Западный фронт, 14 мая 1942 года (АСКМ).

Изъятие у командующего 6-й армией всей поддерживавшей его авиационной группы для отражения контрудара 3 и 23-й танковых дивизий без вполне возможной компенсации за счет авиации Южного фронта еще более осложняло условия ввода в бой подвижных войск южной ударной группировки фронта.

Таким образом, несмотря на то, что оборона противника на северном участке наступления была прорвана на фронте в 50 км и войска продвинулись на глубину 20–25 км, северная ударная группировка к исходу 14 мая фактически уже не имела перспектив для успешного развития дальнейшего наступления. Ее ударная сила (дивизии первого эшелона и танковые бригады) была истощена боями при прорыве главной полосы обороны и при отражении контратак резервов противника. Вторые же эшелоны армий, предназначенные для наращивания силы удара, были использованы для решения задач оборонительного характера.

Успешные действия северной ударной группировки в первые два дня наступления привлекли значительные резервы противника к участку прорыва. Это облегчило южной ударной группировке прорыв всей тактической глубины обороны в кратчайший срок и разгром немецких войск, оборонявшихся на этом направлении.

К исходу 14 мая южная ударная группировка расширила фронт прорыва до 55 км и продвинулась в глубь немецкой обороны на 25–50 км.

Немецкие войска в период боев с 12 по 14 мая понесли большие потери. Были полностью разгромлены 515 и 208-й полки 62-й пехотной дивизии, 454-я охранная дивизия и четыре отдельных батальона. Понесли большие потери 79, 294, 71-я пехотные дивизии, 3 и 23-я танковые дивизии, 62, 44 и 113-я пехотные дивизии и 108-я легкопехотная дивизия венгров. В этой ситуации мощный удар двух танковых корпусов, при поддержке авиации Южного фронта, являлся бы наиболее эффективным средством, как для развития наступления южной группировки, так и для помощи войскам северной ударной группировки. Отказ от использования вторых эшелонов в полосе наступления 6-й армии в течение 13 и 14 мая отрицательно сказался на дальнейшем ходе операции. Противник получил возможность осуществить частичную перегруппировку своих сил и организовать оборону.



Танк Т-34 командира роты лейтенанта Джамбулата Бестаева из состава 5-й гвардейской танковой бригады буксирует захваченное штурмовое орудие StuGIII в тыл. Юго-Западный фронт, май 1942 года (АСКМ).

Боевые действия северной ударной группировки 15–16 мая

По плану наступательной операции войска 28-й армии должны были, развивая наступление, охватить Харьков с севера и северо-запада для последующего окружения разгрома всей харьковской группировки противника во взаимодействии с 6-й армией. Войскам 38-й армии предстояло, развивая успех наступления и взаимодействуя с войсками 6-й армии, выйти к реке Уды в районе Терновое и этим обеспечить окружение чугуевской группировки немцев. Действия 28-й армии должны были обеспечиваться с севера наступлением 21-й армии к рубежу Маслова Пристань, Черемошное, а с юга наступлением центра и левого фланга 38-й армии против чугуевского выступа.

Указания командующего Юго-Западным фронтом о продолжении наступления с утра 15 мая получили фактически только 21-я армия и две правофланговые дивизии 28-й армии. Две левофланговые дивизии 28-й армии и вся 38-я армия получили приказ закрепиться на достигнутых рубежах с задачей обеспечения фланга ударной группы.

Войска 21-й армии с утра 15 мая приступили к выполнению своих задач, но, встретив возросшее сопротивление противника, успеха не имели, а оперативная обстановка на северном участке продолжала осложняться.

К 12 часам передовые части 168-й пехотной дивизии немцев, перебрасываемой с севера, начали контратаки в общем направлении на Муром. Одновременно перешла в наступление группа Брайта, два полка 71-й пехотной дивизии и полк 44-й пехотной дивизии. Пехота противника при поддержке танков продвинулась на 3–5 км к востоку от Петровское. Одновременно группа в составе полка пехоты и до 40 танков атаковала из района Непокрытая в стык 28 и 38-й армий и стала продвигаться в северо-восточном направлении на Перемогу, Терновую, стремясь соединиться с гарнизоном, окруженным нашими войсками в Терновой.

Одновременно противник активизировал действия своих частей перед фронтом соединений правого фланга 38-й армии и, в частности, против 226 и 124-й стрелковых дивизий. До двух батальонов пехоты с танками пытались южнее Песчаного форсировать реку Б. Бабка.



Освоение советскими танкистами немецкой трофейной самоходки StuGIII. Юго-Западный фронт, 5-я гвардейская танковая бригада, май 1942 года (АСКМ).

Действия наземных войск противник обеспечивал ударами авиации, которая за сутки в полосе фронта произвела 532 самолето-вылета. Большая их часть пришлась на полосу наступления северной ударной группы фронта. Авиация Юго-Западного фронта также проявляла большую активность. Стремясь прикрыть свои войска, вернуть себе господство в воздухе и выполнить задачу разгрома танковой группировки противника, она за сутки произвела 341 самолето-вылет.

Понеся большие потери, противник к исходу дня вынужден был прекратить контратаки, не достигнув своих целей. Положение войск 38-й армии оставалось прежним. Наибольшего напряжения 15 мая достигли бои в полосе 28-й армии, куда для ликвидации прорвавшегося противника были направлены все тактические резервы.

Продвижение танковой группы противника, контратаковавшей из района Непокрытая в стык между 28 и 38-й армиями, было остановлено на рубеже Красный, Драгуновка. В этих боях хорошо себя показала 36-я танковая бригада, несмотря на то, что она имела небольшое количество боеспособных машин:

«На рассвете 15.5.42 г. противник пытался прорваться через переправу на участке Октябрьский, Федоровка, и с этой целью ввел в бой до 10 танков с группами автоматчиков. Встретив интенсивный огонь танков 36 тбр и ПТО дивизии, потерял 5 танков и в беспорядке отошел в Непокрытая. В результате танкового боя и боя за оборону выс. 199, 0 и 195,9 в течение 14 и 15.5.42 г., бригада потеряла: танков МК-2 — 1, МК-3 — 3, Т-60 — 5, убитыми и ранеными 43 чел.

В течение дня 15.5.42 г. авиация противника на район расположения частей 36 тбр сделала 8 вылетов, в результате 2 убитых и 9 человек раненых. Имея в своих руках командную высоту 199,0, противник беспрерывно метким огнем минометов и артиллерии беспокоит наши части».



Танк Т-34 из состава 5-й гвардейской танковой бригады на марше. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Машина имеет башенный номер 10–30, на лобовом листе корпуса уложен буксирный трос (АСКМ).

Однако на участке левофланговых 244 и 13-й гвардейской дивизий 28-й армии положение оставалось напряженным. Один полк 244-й дивизии отошел на 10 км к северо-востоку и смог закрепиться только в районе 2–3 км юго-западнее Терновой; второй полк оставил Веселое и закрепился севернее этого населенного пункта, третий полк остался в окружении юго-западнее Веселое. В ночь на 11 мая 244-я дивизия остатками своих частей закрепилась на рубеже высот севернее, северо-восточнее и восточнее Веселое.

Отход левого фланга 28-й армии сказался на результатах наступления соединений с правого фланга. Несмотря на слабое сопротивление противника, 175 и 169-я стрелковые дивизии продвинулись на запад только на 5 км, вышли к реке Липец и здесь наступление прекратили.

Командующий Юго-Западным фронтом 15 мая потребовал от командиров соединений северной ударной группировки в кратчайший срок разгромить прорвавшиеся танки и пехоту противника в районе их действий.

По приказу командующего фронтом 21 армия должна была 16 мая выполнять поставленные ранее задачи. 28-я армия получила задачу своим правым флангом закрепиться на достигнутых рубежах, а соединениями левого фланга (244 и 13-й гвардейской дивизиям) разгромить противника, вклинившегося в стык между ними, и восстановить положение.

Для усиления левого фланга армии командующему 28-й армией была возвращена из 38-й армии 162-я стрелковая дивизия с задачей занять оборону на участке Перемога, Гордиенко. 38-я стрелковая дивизия должна была продолжать бои по уничтожению немецкого гарнизона в Терновой и одним полком оборонять подступы к Терновой с юга. Подвижная группа 28-й армии (3-й гвардейский кавалерийский корпус) должна была к утру 16 мая передвинуться на 10–12 км и сосредоточиться за смежными флангами 21 и 28-й армий. 38-я армия получила задачу прочно оборонять занимаемые ею рубежи.

Немецкое командование в течение дня 15 мая и ночью на 16 мая продолжало сосредоточивать и развертывать части 168-й пехотной дивизии перед фронтом ударной группы 21-й армии. Кроме того, в течение ночи на 16 мая противник снял с фронта 38-й армии и сосредоточил в районе Веселое, Петровское до 50 танков с пехотой.



Экипаж танка КВ-1 на отдыхе между боями (слева — направо): старшина Г.И. Маликов, лейтенант Д.К. Яковлев, сержант Р.И. Пискарев, старшина П.З. Тысячный. В последних боях они уничтожили семь орудий, три пулемета, восемь грузовиков, 100 солдат и офицеров противника, взяли 17 пленных. Юго-Западный фронт, май 1942 года (АСКМ).

16 мая, при попытках 21-й армии продолжить наступление, противник оказал сильное сопротивление, предприняв несколько контратак, которые были отбиты. На левом фланге армии командир 227-й стрелковой дивизии в результате действий передовых отрядов установил, что противник отвел главные силы на рубеж реки Харьков. Используя отход противника, эта дивизия и соседняя с ней 175-я стрелковая дивизия 28-й армии продвинулись частью сил на западный берег реки Липец.

Днем 16 мая противник несколько раз атаковал фронт 28-й армии в районе Терновой небольшими группами танков при поддержке пехоты, но сосредоточенным огнем артиллерии и ударами авиации был отбит. Планировавшееся наступление 244 и 13-й гвардейской стрелковых дивизий не было осуществлено из-за их неподготовленности.

Перед войсками северной группы фронта на 17 мая стояла прежняя задача — разгромить вклинившуюся немецкую танковую группировку. Главную роль в разгроме группировки, по решению командующего Юго-Западным фронтом, предстояло выполнить 28-й армии.

В своем боевом приказе № 00317 от 16 мая, командующий Юго-Западным фронтом поставил перед войсками 28-й армии задачу — сосредоточенным ударом трех дивизий левого фланга армии (244, 162 и 13-й гвардейской), используя выгодную конфигурацию фронта, разгромить вклинившуюся здесь группировку противника, а потом продолжать общее наступление всей армией, наращивая удар силами, прибывающих из района Купянска, 277-й стрелковой дивизии и 58-й танковой бригады.

Главная роль в этом наступлении отводилась 162-й стрелковой дивизии. Ее командиру подчинялись 6-я гвардейская танковая бригада, один полк 244-й дивизии и один полк 38-й дивизии.

Одновременно с утра 17 мая должна была перейти в наступление вся 38-я армия, нанося главный удар своим левым флангом по чугуевской группировке противника. Вспомогательный удар должен был наноситься правым флангом армии с общей задачей овладеть к исходу дня опорными пунктами немцев в Непокрытой, Песчаной и Б. Бабка.

В обстановке, сложившейся к исходу 16 мая, когда оборона Чугуевского выступа была немцами ослаблена, и на 60-километровом фронте перед 199 и 304-й стрелковыми дивизиями оставалось до 10 батальонов немцев, это наступление имело неплохие перспективы. У противника не было здесь танковых частей, а 38-я армия располагала свежей 114-й танковой бригадой, которая прибывала из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Успех наступления мог быть развит 313-й стрелковой дивизией, находившейся на чугуевском направлении во фронтовом резерве.


Отработка взаимодействия пехоты и танков перед боями — десант на танке Т-34. Юго-Западный фронт, 5-я гвардейская танковая бригада, май 1942 года (АСКМ).

Наступление южной ударной группировки 15–16 мая

15 мая, при переходе в наступление 6-й армии и армейской группы, противник, воспользовавшись ослаблением прикрытия наших частей с воздуха, активизировал действия своей авиации. В течение всего дня немецкие самолеты, действуя большими группами, наносили значительный урон наступавшим частям и тормозили выдвижение танковых корпусов. Это, естественно, снизило темп наступления 6-й армии и сказалось на результатах ее действий.

411 и 266-я стрелковые дивизии 6-й армии, наступавшие на главном направлении, с большим напряжением достигли во второй половине дня реки Берестовая. Правофланговая 47-я дивизия вышла к этому времени к Северному Донцу, а 253-я дивизия — к реке Сухая Гомольша, и завязала бои за Бол. Гомольша.

Части армейской группы также продолжали развивать наступление, и к исходу дня 6-й кавалерийский корпус вышел на ближние подступы к Краснограду с востока. 393 и 270-я стрелковые дивизии, продолжая преследовать разбитые части 454-й охранной дивизии немцев, продвинулись на 10 км и перерезали железную дорогу Красноград-Лозовая.

Таким образом, войска южной ударной группировки фронта во второй половине дня 15 мая создали все условия для ввода в прорыв танковых корпусов на главном направлении и устойчивый фронт обеспечения на фланге прорыва. Но корпуса в это время находились на удалении 25–35 км от района боевых действий и не могли быть быстро введены в бой.



Советский танкист осматривает немецкое трофейное штурмовое орудие StuGIII Ausf.C/D. Юго-Западный фронт, полоса наступления 6-й армии генерала Городнянского, 15 мая 1942 года (АСКМ).

Успешное наступление войск южной ударной группировки фронта 15 мая создало для немецкого командования весьма тяжелую обстановку, и оно принимало все меры к тому, чтобы любой ценой удержать за собой рубеж по реке Берестовой. Для усиления левого фланга 454-й охранной дивизии был направлен 261-й полк 113-й пехотной дивизии. Под ударами частей 6-го кавалерийского корпуса этот полк отошел в Красноград. Остальные два полка 113-й дивизии отошли на западный берег реки Берестовая и заняли там оборону совместно с остатками разбитой 62-й пехотной дивизии.

Не ожидая окончания сосредоточения в Харькове всех частей 305-й пехотной дивизии, командующий 6-й немецкой армией переменил станцию назначения эшелонам этой дивизии, еще находившимся в пути. Один ее полк был из Полтавы направлен в город Красноград, а остальные два полка из Харькова по частям срочно направлялись в Тарановку на усиление 62-й пехотной дивизии. Наибольшую угрозу для противника представлял участок, захваченный 411-й стрелковой дивизией в районе Охочае. Силами одного полка 113-й пехотной дивизии и подошедших подразделений 305-й пехотной дивизии противник организовал к исходу дня сильную контратаку и оттеснил полк 411-й дивизии на южную окраину Охочае.

По замыслу немецкого командования, главную роль в ликвидации развивавшегося наступления советских войск должна была выполнить армейская группа Клейста. Контрудар этой группы с юга по барвенковской группировке должен был решить успех всей оборонительной операции немцев. Наряду с этим контрударом немецкое командование решило осуществить также ряд ударов, целью которых являлось предотвращение прорыва советских войск на запад, за тыловой армейский рубеж, и на юг, что угрожало бы всей немецкой обороне перед 57-й армией Южного фронта.

С выходом частей армейской группы в район Краснограда немцы теряли важную для них железную дорогу, которая связывала 6 и 17-ю армии. Сам по себе железнодорожный узел Красноград был особо важен, так как обладание им позволяло противнику пользоваться железнодорожными линиями Красноград — Полтава и Красноград — Днепропетровск.



Танк Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой L/42, подбитый советскими войсками в одной из деревень Харьковской области. Номер «506» нанесен поверх стершегося номера «24». Юго-Западный фронт, май 1942 года (АСКМ).


Тот же танк Pz.III Ausf.J, что и на предыдущем фото вид спереди справа. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Хорошо видно, что тактические и дивизионные значки на лобовом листе корпуса отсутствуют (АСКМ).


Тот же танк Pz.III Ausf.J, что и на предыдущих фото, вид спереди. Юго-Западный фронт, май 1942 года. На корпусе видны следы недавнего зимнего камуфляжа (АСКМ).

Стремясь удержать город в своих руках, немецкое командование выделило резервы из состава левофланговых частей 17-й армии (часть 4-й пехотной дивизии румын и один полк 298-й пехотной дивизии немцев) и начало готовить контрудар во фланг наступавшей армейской группы. Кроме того, на всех направлениях немецкое командование широко использовало в обороне местные полицейские и тыловые подразделения, из которых срочно формировались «отряды заграждения».

В то же время противник продолжал сложную перегруппировку своих войск перед 57 и 9-й армиями Южного фронта, начатую еще 13 мая, целью которой являлось уплотнение боевых порядков частей первой линии на узких участках прорыва и выделение сильных вторых эшелонов и оперативного резерва в армейской группе Клейста.

15 мая перегруппировка производилась во всех соединениях противника перед правым флангом Южного фронта на протяжении 110 км. В штабы наших армий и дивизий поступали отрывочные сведения о передвижениях немецких войск. Однако должного внимания этим сведениям не уделялось. Показаниям пленных и данным авиационной разведки также не было придано значения.

Не имея никаких данных для предположения о готовящемся противником наступлении на южном фасе барвенковского выступа, Главнокомандующий Юго-Западным направлением маршал С. Тимошенко решил ввести в прорыв на рассвете 16 мая танковые корпуса: 21-й — на участке между Тарановкой и Охочае, а 23-й — с рубежа реки Берестовая на участке Охочае, Берестовая. Армейской группе было приказано силами 6-го кавалерийского корпуса овладеть Красноградом.

Однако этот приказ не был выполнен. Танковые корпуса в течение ночи не смогли прибыть к намеченным рубежам и сосредоточились: 21-й танковый корпус в удалении 8-10, а 23-й — в 15 км от линии фронта.

В ночь на 16 мая и в течение дня противник привел в порядок свои отошедшие части, и уничтожил все мосты через реку Берестовая. В условиях позднего весеннего паводка эта река на участке Охочае, Медведовка имела ширину от 10 до 20 м. Вязкое дно и широкая заболоченная пойма не давали возможности танковым частям переправиться на другой берег реки без мостов и переправ.

Замедление темпа наступления наших войск немецкое командование пыталось использовать для того, чтобы активизировать действия своих частей. Подразделения 305-й пехотной дивизии, подошедшие в район Тарановка, во взаимодействии с частями 113-й пехотной дивизии нанесли удар по правому флангу 411-й стрелковой дивизии и тем самым улучшили положение 62-й дивизии немцев. Главные силы 305-й дивизии (без одного полка) продолжали сосредоточиваться в районе Мерефы.

Благоприятная обстановка для ввода в прорыв танковых корпусов была создана только к исходу дня 16 мая, когда 266-я стрелковая дивизия форсировала реку Берестовая у населенного пункта Парасковея. Но и здесь нужно было восстановить мосты. Это заставило командующего 6-й армией отложить ввод в бой 21 и 23-й танковые корпуса до утра 17 мая.

Армейская группа на рассвете 16 мая овладела переправами через реку Берестовая в районе Краснограда. К исходу дня части 6-го кавалерийского корпуса полуокружили город и завязали бои на его северной, восточной и южной окраинах. Части 393-й дивизии овладели рубежом Шкаврово, Можарка. Фронт наступления войск армейской группы к этому времени превышал 50 км. На левом фланге группы противник провел несколько контратак в районе Сахновщины, отбитых частями 270-й стрелковой дивизии. 16 мая фон Бок записал в дневнике:

«В полдень я еду в Красноград, чтобы усилить сражающиеся там тыловые части. Как всегда в такой ситуации, воздух полон слухами о катастрофе. При моем возвращении я узнал, что несколько прорывов у 8-го армейского корпуса и отход венгров на его левом фланге, склонили командира корпуса к отводу частей назад примерно на 10 км. Очень плохо, так как теперь образовалась широкая дыра не только между 8-м АК и его соседом слева — 44-й дивизией, но также и дыра прорыва севернее Краснограда расширилась еще больше».

В этот день перешла в наступление правофланговая 150-я стрелковая дивизия 57-й армии Южного фронта, непосредственный сосед слева 270-й дивизии. Однако продвижение ее в течение дня было незначительным (до 6 км).

Таким образом, в течение 15 и 16 мая войска северной ударной группировки, развивая наступление, были вынуждены вести ожесточенные бои с оперативными резервами противника и продвижения не имели. В полосе наступления южной ударной группировки фронта, войска первого эшелона 6-й армии не были своевременно усилены за счет вторых эшелонов, резервов и танковых корпусов и в связи с этим смогли продвинуться за два дня боев лишь на 8-12 км. Противник на этом направлении ввел в бой в полном составе 113-ю пехотную дивизию и полк 305-й пехотной дивизии и сумел задержать наступление войск 6-й армии на реках Сухая Гомольша и Берестовая.

В полосе армейской группы, где подвижные войска были введены в бой своевременно, наступление развивалось успешно. Части 6-го кавалерийского корпуса углубили прорыв до 50 км и 16 мая завязали бой за Красноград. 393 и 270-я стрелковые дивизии, отразив немецкие контратаки, продвинулись за два дня на 14–22 км и нависли с севера над группировкой противника, оборонявшейся перед правым флангом 57-й армии Южного фронта. Все попытки немцев задержать наступление армейской группы не увенчались успехом.

В целом, не считая некоторого успеха армейской группы на вспомогательном направлении, за пять дней наступление войск Юго-Западного фронта не привело к решительным результатам ни на северном, ни на южном участках.

К исходу 16 мая стрелковые соединения обеих ударных группировок продвинулись на 20–35 км и вели бои на рубежах, овладение которыми планировалось на третий день операции. Подвижные войска, вместо предусмотренного планом операции глубокого вклинения в глубину обороны противника, находились еще в прифронтовой полосе и на северном участке втягивались в оборонительные бои, а на южном готовились к вводу в прорыв.

Вводом резервных двух танковых и до двух пехотных дивизий на северном участке немецкое командование достигло превосходства на флангах северной ударной группировки Юго-Западного фронта и навязало ей тяжелые оборонительные бои. На южном участке, введя в бой до двух пехотных дивизий, противник сумел задержать наступление 6-й армии и удержать свой тыловой оборонительный рубеж на реке Берестовая.

Во время боев 12–16 мая основная идея наступательной операции Юго-Западного фронта — уничтожение харьковской группировки противника путем охвата ее главными силами северной и южной группировок — проводилась непоследовательно и недостаточно энергично. Основные усилия северной ударной группировки и всей авиации фронта с 13 мая фактически были перенесены на уничтожение немецкой танковой группы Брайта, действовавшей на стыке 28 и 38-й армий. И на северном, и на южном участках обозначившийся успех отдельных соединений не был развит.

Наступление Юго-Западного фронта по-прежнему проводилось изолированно от Южного фронта, который не предпринимал решительно никаких действий по обеспечению операции. Наступление 150-й стрелковой дивизии 57-й армии не было развито и никакого влияния на оперативную обстановку не оказало.



Подбитый советскими артиллеристами немецкий танк Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой L/42, вид спереди. Юго-Западный фронт, май 1942 года. Предположительно машина из состава 23-й танковой дивизии (АСКМ).


Тот же танк Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой L/42, что и на предыдущем фото. Юго-Западный фронт, май 1942 года. На лобовом листе корпуса не видно тактических значков и обозначений (АСКМ).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.407. Запросов К БД/Cache: 3 / 1