Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
Характеристика, данная западными экспертами: «Подлодки классов «Оскар» и «Оскар-II», которые вводятся в строй с 1980 года, являются главной силой советского флота, предназначенной для прорыва системы ПВО «Aegis» (Иджис) и нацелены, главным образом, против авианесущих групп НАТО, хотя способны обстреливать и прибрежные объекты. Они несут на борту 24 тяжелые сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности SS- N-19 «Shipwreck». Таким образом, они представляют собой наиболее мощные и тяжеловооруженные ударные подлодки. Все они оснащены 21- дюймовыми торпедными аппаратами и, соответственно, могут быть вооружены стандартными ядерными торпедами, кроме этого, из 25,6- дюймовых аппаратов могут запускаться либо ядерные глубинные бомбы SS-N-15 «Starfish», либо противолодочные ракеты SS-N-16 «Stallion». Как считается, для потопления такой лодки нужно не менее трех торпед типа Мк-48. Новые лодки обладают существенно улучшенными шумовыми и боевыми характеристиками, что при невозможности обеспечения равноценной круговой ПВО авианосной группы на удалении, равном пуску ее ракет, создает реальную угрозу для любых крупных соединений кораблей».

ТРИ ПОКОЛЕНИЯ «ПОДВОДНЫХ АВИАНОСЦЕВ»

ТРИ ПОКОЛЕНИЯ «ПОДВОДНЫХ АВИАНОСЦЕВ»

К середине 1945 года огромный практический задел в разработке ракетного оружия был лишь у Германии, зато полученные странами- победительницами ракетные технологии были в США и СССР в полной мере использованы и умножены. Первые разрабатываемые в этих странах самолеты- снаряды, снаряженные ядерной боеголовкой, предназначались для стрельбы по берегу. 1 декабря 1954 года на правительственной пресс- конференции Пентагоном было впервые сделано заявление, что управляемый самолет- снаряд «Регулус» успешно запущен с подводной лодки «Танни», хотя ранее аналогичные старты были произведены с авианосца «Мидуэй» и судна «Нортон Саунд». Успехи были налицо, но американцы очень скоро вообще отказались от развития такого типа ракет: на горизонте замаячили более перспективные твердотопливные баллистические ракеты, с подводным стартом и более высокой точностью стрельбы, с меньшей уязвимостью и большей дальностью. Противокорабельный вариант самолетов-снарядов у них и не рассматривался: ни один флот мира тогда не имел заслуживающих внимания целей на море для таких ракет. Стоили эти снаряды чуть дешевле, чем небольшой корабль. Кроме этого, тогда еще существовала определенная проблема в надежном получении дальнего целеуказания.

Перед советскими моряками и разработчиками ракет как раз такие цели- американские авианосцы и другие тяжелые корабли- были. Трудно даже представить, если бы и мы по примеру американцев отказались от крылатых ракет или не смогли их создать: с чем бы тогда пришлось выходить в океан? Поэтому развитию этого направления, в качестве противовеса авианосным ударным группам, был отдан приоритет. Политики, что были тогда у власти, к ракетам относились с любовью, надеждой и верой (тем более, что сын Хрущева создавал ракеты, отец их внедрял).

Целеуказание должно было поначалу добываться так: руководством страны флоту ставилась задача непрерывно и скрытно отслеживать каждую авианосную группу в океане с обязательным ее уничтожением в случае начала военных действий. Н.С. Хрущев на Совете Обороны в 1964 году заявил, что для этого флот должен иметь не менее 65 подводных лодок с противокорабельными крылатыми ракетами. Обращалось внимание на перспективу- подводный старт.

Так же, как и в Америке, все разработки, которые создавались для стрельбы по берегу и тем самым дублировали комплексы морских баллистических ракет, были остановлены. Зато противокорабельные системы получили развитие: для малых катеров и береговых войск была создана ракета П-15 (первый старт с катера 16 октября 1956 года), а для подводных лодок- П-6 (первые старты противокорабельного варианта в январе 1960).

Но объявленную национальной задачу требовалось решить в кратчайшие сроки, вот почему упор был сделан на количественный рост. Для этого в качестве носителей противокорабельных ракет были выбраны как дизельные, так и атомные лодки. При этом учитывался опыт создания первых кораблей с ракетами для поражения береговых целей: проектов 644 и 665 (на базе дизельной лодки 613 проекта) и атомной 659 проекта. В короткое время были готовы новые носители для противокорабельных ракет- дизельная проекта 651 и атомная проекта 675, которые несли по 4 и 8 пусковых установок. Это позволяло достаточно быстро нарастить количественный потенциал мощного противокорабельного оружия, хотя все и видели недостатки атомных лодок первого поколения и понимали ограниченные возможности дизельных лодок.

Вообще, в этот период испытывалось значительно большее количество ракет, но дальнейшее развитие получили только два указанных типа, благодаря одной особенности- автомату раскрытия крыла в начале полета. Таким образом, размещение и хранение ракет на кораблях стало возможным в компактных контейнерах, а значит, в больших количествах. Это было важное достижение.

Теперь, когда ракеты были, пришлось решать проблему получения целеуказания. Следить за каждой АУГ постоянно было нереальной на те годы задачей. Даже быстроходные надводные корабли иногда упускали из виду применявшие тактические приемы авианосцы. Невозможно было следить за АУГ, когда они входили в закрытые для наших кораблей терводы. Поэтому пришлось создавать сложную систему «Успех», для освещения дальней обстановки при помощи авиации. Самолеты, оснащенные мощными РЛС, «видели» все надводные цели и могли по запросу выдавать данные для залпа. В качестве резервного варианта предусматривалась стрельба с подводной лодки в режиме разведывательно- ударного комплекса, например, при устаревании полученных данных целеуказания. При этом одна из ракет П-6, взлетая на высоту до 10 км, транслировала на подводную лодку- носитель радиолокационную картину (шириной до 100 км) и оператор определял важность объектов для очередности нанесения удара, одной или несколькими ракетами. Далее, по сигналу, ракеты захватывали цели и производили наведение уже самостоятельно. Телеуправление (система «Аргумент») позволяло держать под контролем все изменения в обстановке, перенацеливать залп, но зато и демаскировало лодку, давая противнику четкую информацию о том, откуда и какие на них идут ракеты.

Известно, что с камикадзе американцы так и не научились бороться до самого конца войны. Ракета с системой самонаведения на конечном участке, летя на огромной скорости, на небольшой высоте, также практически не оставляла никаких шансов на самозащиту крупному кораблю. До сих пор эта проблема остается, для попытки ее решить разработаны зенитные и артиллерийские комплексы внутреннего рубежа самообороны (во многих из них, кстати, применяются снаряды со стержнями из обедненного урана), различные системы помех, но стопроцентной гарантии они не дают. Поэтому для отработки тактики применения крылатых ракет опыт П-6 был, несомненно, бесценен, но мало того, что телеуправление стало со временем демаскирующим фактором, американцы стали при помощи патрульных самолетов постоянно освещать надводную обстановку вокруг авианосцев, в пределах досягаемости П-6 (около 350 км). Через некоторое время после всплытия подводная лодка засекалась и могла быть уничтожена еще в период предстартовой подготовки. Надводный старт стал возможным лишь во втором эшелоне или при слабой авиационной поддержке соединений противника.


Успехи подводных пусков ракет «Поларис», создаваемых в США, переориентировали и наших конструкторов на старт из-под воды. Поскольку опыта по реализации запуска турбореактивного двигателя сразу после вылета ракеты из-под воды у нас не было, первые комплексы ракет с подводным стартом имели твердотопливные двигатели.

Тут стоит отдельно упомянуть о несерийной лодке с уникальными характеристиками, проекта 661, которая на испытаниях завоевала «голубую ленту» подводной скорости, дав 44,7 узла, а в дальнейшем послужила во многом в качестве прототипа для лодок следующего поколения. Она впервые вооружалась 10 ракетами «Аметист», имела титановый корпус и оснащалась только новейшим оборудованием. Максимальная дальность «Аметистов» с новыми твердотопливными двигателями достигала лишь 70 км, зато при этом, как оказалось, можно было обойтись без внешнего целеуказания. На таких расстояниях ЦУ вполне мог обеспечить собственный гидроакустический комплекс.

Примерно такая же ситуация («услышал-выстрелил-забыл») сохранилась и после принятия на вооружение ракетного комплекса «Малахит» с подводным стартом и увеличенной до 120 км дальностью стрельбы. Подводные лодки второго поколения проектов 670 и 670М практически весь период службы были настоящей грозой для американских авианосных соединений, хотя наши специалисты их критиковали, напирая на малую дальность стрельбы «Аметистов» и «Малахитов».

Тем временем на смену авиационной системе «Успех», которая выдавала «картинку» местонахождения кораблей, пришла морская космическая система разведки и целеуказания «Легенда». Флот получил беспрецедентные возможности по определению координат любого объекта в реальном масштабе времени. Можно было, не всплывая, или с перископной глубины, получить полную информацию о наличии сил, средств и возможных целей практически в любом районе океана – была создана основа для борьбы на море со всеми классами морских кораблей. Впервые по «Легенде» на предельную дальность «Гранитов» стреляли две лодки проекта 949 в 1985 году.




1) Винт, 2) Малый руль, 3) Вертикальный руль, 4) Рулевые машины, 5) Буй, 6) Преобразователи, 7) Отсек вспомогательных механизмов, 8) Люк, 9) Саншлюз, 10) АТГ, 11) Химлаборатория, 12) ГТЗА, 13) Отсек ГТЗА, 14) Люк, 15) Сушилка, 16) ЦП и жилой отсек, 17) «Самум», 18) Пеленгатор, 19) РКП, 20) РЛС, 21) ВСК, 22) Рубка, 23) Перископ, 24) ЦП, 25) Выгородка вентиляции, 26) Посудомоечная, 27) Жилой и аккумуляторный отсек, 28) Столовая, 29) Выгородка вентиляции, 30) Торпедный отсек, 31) Амбулатория, 32) Гальюн, 33) Торпеды, 34) Торпедопогрузочный люк, 35) Пост «Аметист», 36) ТА, 37) ГАС, 38) АБ, 39) Отсек аккумуляторов и ГАК, 40) Трюмный пост, 41) Помещение ГАК, 42) Кают-компания, 43) Кубрик, 44) Каюты, 45) Провизионка, 46) Душ, 47) Гиропост, 48) Тамбур, 49) Трюмный пост, 50) ЯР, 51) Электрокомпрессор, 52) ПГ, 53) Отсек АППУ, 54) ЯР, 55) ТГ, 56) Холодильная машина, 57) Компрессор, 58) Трюмный пост, 59) Рулевые машины, 60) Контейнеры, 61) Носовые выдвижные рули.

К началу 70-х годов главной силой флота начали считаться атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, СССР в ответ «Джорджу Вашингтону» начал строительство противолодочных авианесущих кораблей и подводных лодок- истребителей. Предполагалось, что наша авиастроительная промышленность в короткий срок сумеет создать корабельные самолеты, превосходящие по всем параметрам иностранные, а значит, противолодочный крейсер сумеет под собственным прикрытием не только выполнить задачи по поиску и уничтожению подводных ракетоносцев противника, но и нанести удар по любому корабельному соединению, поэтому лодок с противокорабельными ракетами много не нужно. Строительство их свернули, отдав приоритет стратегическим подводным ракетоносцам. Многочисленные проекты ПЛАРК, разработанные к этому времени, остались нереализованными.

Но шло время, а советская палубная авиация продолжала оставаться слабой. Зато к этому периоду резко возросла мощь авианосных ударных соединений ВМС США, за счет постройки новых многоцелевых атомных авианосцев, оснащенных сильным авиакрылом (до 100 самолетов, половина из которых- носители ядерного оружия), обладающих высокой боевой устойчивостью. В состав АУГ включались атомные крейсеры с развитыми системами обнаружения, целеуказания и поражения, в охранении таких соединений участвовали многоцелевые атомные субмарины- общая глубина гидроакустического наблюдения АУГ дошла до 200 км, радиолокационного наблюдения- до 650 км, а с использованием системы АВАКС- до 1300 км, корабельные истребители могли обеспечить перехват воздушных целей на дальностях до 900 км. Для потопления атомного авианосца (при расчете принята масса боевого заряда в 400 кг) необходимо было попадание до 25 торпед, или не менее 15 крылатых ракет, или 11 днищевых взрывов. Все это повышало ударные и оборонительные возможности потенциального противника.


Организационно угрожающие нам авианосцы входили во 2 флот (Норвежское и Северное моря), 6 флот (Средиземноморский) и 7 (Тихоокеанский), являлись силами передового базирования и в течение первых 3-5 суток могли нанести до 1500 ядерных ударов по объектам на территории СССР. Такого «мускулистого парня» обязательно требовалось нейтрализовать.

Задачу уничтожения авианосных ударных групп вновь пришлось доверить подводным лодкам с крылатыми ракетами, только совершенно нового, третьего поколения. Поиски по определению вида будущей «охотницы за авианосцами» начались в 1967 году, одновременно с началом работ по перспективной противокорабельной ракете.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.224. Запросов К БД/Cache: 3 / 1