Глав: 19 | Статей: 30
Оглавление
Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.
Юрий Веремеевi / Олег Власовi / Литагент «Алгоритм»i

Питание советских военнопленных

Питание советских военнопленных

Как говорится, пусть говорят документы:

Верховное Командование Сухопутных Сил

Берлин, Запад, 35.8 окт. 1941 г.

I

Советский Союз не присоединился к соглашению от 27.VII.1929 г. относительно обращения с военнопленными. Вследствие этого нам не угрожает предоставление соответствующего снабжения советским военнопленным, как по качеству, так и по количеству.

Учитывая общее положение со снабжением, следует установить нормы питания для военнопленных, безусловно, необходимые на основании прежнего опыта и по медицинскому заключению достаточные.

Снабжение по приказу от 8.Х.41 г.

При использовании на тяжелых работах (в лагере военнопленных и вне его) в рабочей команде, включая сельское хозяйство:



Примечание. Если снижается норма для несоветских военнопленных, то соответственно снижается норма для советских военнопленных.

Для восстановления работоспособности.

Если состояние питания в лагерях военнопленных, поступивших в лагеря в районе оперативных действий, требует, по мнению лазаретного врача, для восстановления работоспособности и предотвращения эпидемий, добавочного питания, то каждому выдается на 6 недель:

– до 50 г трески в неделю;

– до 100 г искусственного меда в неделю;

– до 3500 г картофеля в неделю.

Начальник Верховного Командования

Вооруженных Сил.

По поручению подписал Рейнеке

И это ВСЕ!!! Ни круп, ни овощей, ничего!

Давайте попробуем перевести это на более привычную для нашего понимания суточную выдачу для советских пленных.

Итак, на тяжелых работах в день хлеба – 321 г, мяса – 29 г., жиров – 9 г., сахара – 32 г.

Так это на тяжелых работах. Основная же масса пленных получает хлеба – 214 г, мяса – 0 гр., жиров – 16 г., сахара – 22 г.

Я позволю себе пересчитать это на калории:

Итак, для занятых на тяжелых работах.

Хлеб 321 г. – 642 ккал.;

Мясо 29 г – 43.5 ккал;

Жиры 9 г – 81 ккал;

Сахар 32 г – 128 ккал.

Итого 894,5 ккал. По медицинским нормам работники физического (не тяжелого) труда в возрасте 18–40 лет должны получать в сутки 3400 ккал. То, что получали советские военнопленные, занятые тяжелым физическим трудом в 3,8 раза меньше потребного. Ну, допустим, что во время войны потребности человека снижаются вдвое (хотя это фантастика, есть всегда хочется одинаково). Однако и в этом случае ясно, что такая норма питания весьма быстро приведет к дистрофии.

Но может быть, доведя пленного до истощения тяжелым трудом, немцы потом оставляли его в покое и обеспечивали прожиточным минимумом? Давайте посчитаем:

Итак, для не занятых на тяжелых работах.

Хлеб 214 г. – 428 ккал;

Жиры 16 г – 144 ккал;

Сахар 22 г – 88 ккал.

Итого 660 ккал. Мужчины не занятые физическим трудом в возрасте 18–40 лет должны получать в сутки 2800 ккал. Пленные получали в 4,2 раза меньше.

Но может быть, положение улучшалось за счет дополнительного питания?

Посчитаем: 50 г рыбы на неделю, это по 7,1 гр. в день; мед по 100 г в неделю, это 14,3 г в день; картофель по 3,5 кг в неделю, это по 500 г в день.

Пересчитаем на калории:

рыба 7,1 г – 4,97 ккал;

мед 14,3 г – 57,14 ккал;

Картофель 500 г – 450 ккал.

Итого 512 ккал. Плюс 660 ккал. основного пайка. Получаем 1172 ккал. Это уже возможно обеспечит выживаемость, но не дистрофику. На таком питании может как-то просуществовать обычный пленный, но истощенный все равно не вытянет. Да и получать это добавочное питание можно было только шесть недель.

Отсюда вывод один – даже официально советские военнопленные обрекались на вымирание от голода. И даже открыто указывается, что советские военнопленные получают практически вдвое меньше прочих пленных.

Для подсчета калорийности я пользовался московским изданием 1976 г. «Книга о вкусной и здоровой пище». Книга одобрена Институтом питания АМН СССР. Впрочем, возможно, что потребная калорийность питания в советском издании завышена? Если кто-либо из читателей может сослаться на иные авторитетные документы относительно потребной калорийности питания, то он может и сам произвести эти подсчеты. Но едва ли они будут существенно отличаться.

Или вот другой способ опровергнуть мои выводы. Попробуй читатель пожить на таком пайке пару месяцев, а потом опровергни меня.

Я преднамеренно не привожу воспоминаний наших солдат, перенесших плен и даже не привожу свидетельства самих немцев, в том числе и тех, кто так и остался нашими врагами. Пусть говорят документы. Разумеется, что в условиях войны при острой нехватке продуктов даже для своих солдат и своего населения, трудностей с подвозкой продовольствия, от всех военных неурядиц в первую очередь страдает желудок плененного врага, и разобраться по каким причинам– объективным или злонамеренным мрут от голода пленные, подчас просто невозможно. Но вот когда даже по нормам пленного обрекают на мучительную голодную смерть – это уже военное преступление должностных лиц государства.

Впрочем, выдержки записей одного из немцев я все же приведу. Эти записи делались не в послевоенное время, а ежедневно во время войны, и не предназначались для опубликования. Это рабочие, черновые служебные записи начальника Генерального штаба Сухопутных Сил Германии (ОКН) с августа 1939 по сентябрь 1942 генерал-полковника Франца Гальдера, известные у нас и во многих других странах под названием «Военный дневник».

14 ноября 1941 года. 146-й день войны

…Молодечно. Русский тифозный лагерь военнопленных. 20000 человек обречены на смерть. В других лагерях, расположенных в окрестностях, хотя там сыпного тифа и нет, большое количество пленных ежедневно умирает от голода. Лагеря производят жуткое впечатление. Однако какие либо меры помощи в настоящее время невозможны…

…Каунас… тяжелое положение пленных. В лагерях для военнопленных свирепствует сыпной тиф…

20 декабря 1941 года. 182 день войны….

5. У пленных и местных жителей безоговорочно отбирать зимнюю одежду…

Это уже не личные дневниковые записи рядового немецкого солдата или офицера, фиксирующего будни войны. Это служебные записи одного из высших военачальников Вермахта, облеченного огромной властью. К таким записям я отношусь как к документам.

Каким же образом выжили многие пленные? Не знаю. Думаю, что не все немцы были ярыми нацистами и изыскивали способы не дать пленным умереть с голода в обход гитлеровских приказов.

Немало пленных, очевидно, спасали от голодной смерти местные жители (в том числе и гражданские немцы). Способы выживания в немецком плену вряд ли отражены в нормативных документах. Я таких не нашел, если не считать нескольких приговоров немецких военных судов в отношении солдат и офицеров Вермахта (в двух случаях офицеров СС) за причинение ущерба продовольственной безопасности Рейха путем передачи продовольствия военнопленным или невыполнении заданий по изъятию зерна и скота из оккупированных местностей.

Очевидно, это тот случай, когда, действительно, сведения можно отыскать не в документах, а в рассказах очевидцев. Но это уже иная тема.

От автора. Обрати внимание, уважаемый читатель, на самое начало этого немецкого документа:

«Советский Союз не присоединился к соглашению от 27.VII.1929 г. относительно обращения с военнопленными. Вследствие этого нам не угрожает предоставление соответствующего снабжения советским военнопленным как по качеству, так и по количеству».

Так вот откуда ушки-то растут! Не стесняются пользоваться нацистскими аргументами наши «демократические» историки типа преподавателя Уральского госуниверситета Вертлицкой. Их даже не смущает тот простой факт, что гитлеровское руководство в этой директиве пошло на обман собственных военнослужащих, включая офицеров и генералов, пользуясь тем, что те не знают положений Женевы. В частности, ст. 82.

Итак, с питанием советских пленных все ясно. Других немецких документов на сей счет не нашел.

Не потому, что не искал и не хотел искать, а просто не нашел.

Думаю, что когда немцы стали острее нуждаться в рабочей силе, чем в первые месяцы войны, то сочли простое умерщвление пленных голодом делом нерациональным и неразумным.

Куда вернее сначала максимально использовать эти почти дармовые рабочие руки. А для этого все же нужно кормить пленных так, чтобы те могли хоть какое то время работать.

А как обстояло дело с питанием пленных по другую сторону линии фронта? Как бы там ни было, но в 1941–1942 годах в плен попало около 100 тыс. немецких солдат. Начиная со Сталинграда, счет пошел уже на сотни тысяч.

Начнем с вот такого любопытного документа. Это телеграмма от 23 июня 41 года, подписанная начальником Генерального Штаба Жуковым и начальником тыла генералом Хрулевым.

Цитирую:

НКС СССР

Телеграмма

военным советам фронтов север зпт

севзапад зпт запад зпт югозап

установить нормы суточного довольствия пленных военнослужащих германской армии поступающих АПП следующих размерах двтч хлеб ржаной гр 600 зпт мука 85 проц помола гр 20 зпт крупа разная гр 90 зпт макароны гр 10 зпт мясо гр 40 зпт рыба то числе сельд гр 120 зпт масло растительно гр 20 зпт сахар гр20 зпт махорка 5 пачек месяц зпт чай суррогатный гр полтора зпт картофель прочие овощи гр 600 зпт томат пюре гр 6 зпт перец красный черный 13 сотых гр зпт лист лавровый гр две десятых зпт соль гр 20 зпт мыло хозяйственное гр 200 месяц зпт спички коробок 5 месяц тчк разьяснить командирам бойцам что красная армия воюет германским империализмом зпт фашистами зпт но не немецкими пролетариями военной форме тчк издевательства над пленными зпт лишение пищи недопустимо тр политически вредно тчк нгш жуков тчк ги хрулевтчк нр 131 23 июня 41

Поясняю– АПП это армейский пункт сбора военнопленных. Читать этот текст довольно трудно, но хотелось бы обратить внимание читателей на такую фразу телеграммы:

«…Красная Армия воюет с германским империализмом, фашистами, но не с немецкими пролетариями в военной форме. Издевательства над пленными, лишение пищи недопустимо – политически вредно».

Думается, в этой фразе отразился весь подход советского руководства к проблеме пленных. Если немцы полагали всех советских солдат своими не просто противниками, а политическими противниками, которых следует поголовно и нещадно уничтожать, то советские руководители считали немецких солдат просто обманутыми пролетариями, классовые интересы которых в целом совпадают с интересами советских рабочих и крестьян.

Выше я уже писал о том, что взятые в плен немецкие солдаты находились в ведении военного командования только до момента передачи их в лагеря под управлением НКВД.

Так, может, эти «злобные сталинские энкавэдэшники» начинали морить голодом «добрых и милых солдат фюрера, пришедших освободить Россию от ужасов большевизма»?

Ну что ж, вот еще один документ:

Областным, городским, районным отделам НКВД,

линейным отделам НКВД на транспорте,

начальникам лагпунктов ГУЛАГ НКВД,

командирам отдельных конвойных рот,

батальонов и полков НКВД

ОРИЕНТИРОВКА УПВИ НКВД СССР № 25/6519

29 июня 1941 г.

Объявляю для руководства и неукоснительного исполнения, установленные директивой НКО СССР №ВЭО/133 от 26 июня 41 г. суточные нормы питания немецких военнопленных, содержащихся в местах лишения свободы по линии НКВД и в пути следования.



Солдатам и офицерам немецкой армии, сдавшимся в плен добровольно норму выдачи хлеба увеличивать на 100 г и сахара на 10 г в день.

Разрешить замену мяса консервами мясными 29 г или салом-шпик40 г, рыбу консервами рыбными 90 г.

1. Лагеря военнопленных прикрепить на продснабжение к ближайшим продовольственным складам вне зависимости от ведомственной принадлежности.

2. Для доставки в лагеря военнопленных выделить потребное количество автогужтранспорта по линии местных обл-, райисполкомов.

Начальник УПВИ НКВД СССР (подпись)

Думаю, что не ленивый читатель отлистает несколько страниц назад и сравнит нормы питания пленных с нормами питания красноармейцев и сделает свои выводы.

Я лишь попытаюсь подсчитать калорийность пайка немецких пленных летом 1941 года.

Посчитаем, сколько же калорий в день получал немецкий пленный:


Итого 2533 килокалории в день. Мужчины в возрасте 18–40 лет (а это как раз возрастной диапазон немецких солдат), не занятые физическим трудом, в день должны получать около 2800 килокалорий (по нормам полного питания 76 г. советской Академии медицинских наук).

Советский паек военнопленных, конечно, не дотягивает до этой нормы, но обеспечивает сносное существование. Конечно, сыт особенно не будешь, но дистрофия не грозит. Для сравнения скажем, что мужчины в возрасте 60–70 лет вполне обходятся 2350 ккал. в день.

Однако 12 июля 1941 г. появляется приказ НКО № 232 о нормах питания военнопленных немцев, подписанный Жуковым.

Приказ НКО СССР № 232

12 июля 1941 г.

«ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ НОРМ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ»

1. Ввести в действие объявляемые при этом нормы продовольственного пайка для военнопленных.

2. Главному интенданту Красной Армии довольствие военнопленных производить до момента передачи их в лагеря НКВД СССР.

Приложение: Нормы продовольственного пайка для военнопленных.

Заместитель народного комиссара обороны СССР

генерал армии ЖУКОВ

Приложение.

НОРМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА

ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ



Главный интендант Красной Армии

генерал-лейтенант интендантской службы

Хрулев

Мы видим, что в июле 41-го нормы питания немецких военнопленных посуровели, но не столь уж и значительно.

Когда в плен попали первые немцы сказать трудно, но уже 24 июня 41 г. 229-й конвойный полк НКВД принял под охрану первую группу немецких военнопленных (до этого полк охранял польских пленных и интернированных поляков).

В июне 1942 г. сов. секретным приказом НКВД № 001155 от 5 июня 1942 г. определяются более жесткие нормы питания военнопленных и интернированных (в нем указано, что эти нормы утверждены Постановлениями СНК № 1782-79сс от 30.6.41 и № 4735рс от 6.8.41):


Эти нормы явно ниже норм, объявленных приказом НКО № 232 от 12 июля 1941 г. Можно по-разному трактовать это довольно существенное снижение норм питания пленных. Мол, Сталин призадумался и как бы стал мстить немцам за жестокое отношение к нашим пленным. А может, тоже пришел к выводу, что немцев нужно изводить как нацию. Это уж кто как хочет, так и может объяснять.

Я же полагаю, что снижение норм связано с тем, что продовольственные запасы, созданные в 1940–1941 годах, исчерпаны, новый хлеб еще не подоспел. Да и результаты уборочной явно будут нерадостные. Потеряны главные житницы страны, основная часть мужского населения оторвана от сельского труда.

Впрочем, этот же приказ НКВД определяет нормы питания для больных и истощенных военнопленных следующие:



Это если пленный больной или истощенный. Отсюда следует вывод, что Сталин не был намерен ни мстить, ни уничтожать пленных. Да, нормы питания пленных были резко снижены, снижены от того, что в стране остро не хватало продовольствия. Но если пленному угрожало истощение, его переводили на усиленный паек.

Норма 3 этого же приказа определяла нормы питания в оздоровительных лагерях и командах, т. е. она была для тех пленных, которых ни здоровыми назвать нельзя, ни истощенными, но которые нуждаются в оздоровлении:



Норма 4 определяла нормы питания в дороге при перевозке из распределительных лагерей в обычные или при других перевозках, поскольку ясно, что в пути организовывать питание так, как это возможно на месте, невозможно.

Норма № 4.


Если время пути 5 суток и менее, то выдается сухой паек и кипяток, а если больше 5 суток, то организуется горячее питание.

От автора: Все-таки Сталин не намеревался выморить немецких пленных голодом. Пропаганда, скажете вы? Большевики старались показать всему миру, что они якобы не звери и заботятся о немецких пленных? Вот только почему-то этот приказ совершенно секретный. Да и какое было дело Сталину в 1942 году до мирового общественного мнения, тем более; оно явно было не на стороне Гитлера. А про то, что спустя полвека найдутся плакальщики по горькой судьбе немцев, пришедших в нашу страну «с чисто туристическими и познавательными целями», он знать не мог.

Директива заместителя наркома внутренних дел № 353 от 25 августа 42 г. (тоже сов. секретная) вводит следующие нормы питания военнопленных:


Работающим пленным дополнительно выдавать по 100 г хлеба ржаного ежедневно. Эта норма единая для всех солдат, офицеров, больных, находящихся в оздоровительных лагерях и в дороге. Если время в пути до 3 суток, то вместо горячего питания выдается сухой паек:


Работающие военнопленные за плату могут приобретать махорку по следующим нормам (на месяц):


А вот тут-то Сталин «презрел Женевскую конвенцию о пленных». Она-то ни продажу, ни бесплатную выдачу табака пленным не предусматривает. Заботится, так сказать, об их здоровье. А Сталин, такой-сякой, велел травить пленных табачищем, скажут наши демократы. А он, сам человек курящий, прекрасно понимал, каково солдату без курева, особенно в плену, где нет ни особенных радостей, ни развлечений. А ведь с табаком-то и в Красной Армии дело обстояло не блестяще. Можно было бы заставить пленных обходиться без курева. Ан нет, курить давали.

А где же у пленных возьмутся деньги, спросите вы, если деньги, бывшие при них в момент пленения, положено было сдавать в кассу лагеря? Ну, во-первых, эти деньги зачислялись на лицевой счет военнопленного и могли им расходоваться безналичным способом, а во-вторых, эта же директива определяла:

Для приобретения предметов первой необходимости военнопленным выплачивается:

рядовому и младшему начсоставу по 7 руб. в месяц каждому;

среднему комначсоставу по 10 руб. в месяц каждому;

старшему комначсоставу по 15 руб. в месяц каждому;

среднему комначсоставу по 30 руб. в месяц каждому.

Военнопленным, используемым на работах, дополнительно выплачивается:


От автора. Что-то я не слышал, чтобы вермахт советским военнопленным хоть марку в месяц начислял. Впрочем, немецких архивов на сей счет я не видел и не читал. Может быть, кто-либо из ныне живущих в Германии наших соотечественников просветит меня в этом вопросе? Обещаю, опубликовать подобные данные, если, конечно> будет указана ссылка на документальный источник, дабы я или любой желающий могли бы свериться.

Конечно, эти деньги не бог весть что, но отоваривались, то пленные в лагерных ларьках не по коммерческим, а по государственным ценам, которые оставались на уровне довоенных.

Кроме всего, пленные, согласно этой же директиве получали по 100 г мыла в месяц на личные нужды, плюс по 100 г мыла в месяц на баню (по 20 г при каждом посещении бани), плюс по 100 г мыла в месяц на стирку белья и постельных принадлежностей.

Нормы питания 1942 года не оставались неизменными до конца войны. По мере того, как положение с продуктами в стране стало улучшаться, в том числе и за счет поставок по ленд-лизу от союзников, улучшалось и питание пленных.

Приказом НКВД № 00683 от 9 апреля 1943 г. (снова ведь сов. секретный приказ!) вводятся новые нормы питания немецких военнопленных. Они значительно выше прежних. Хлеба больше в полтора раза, возвращается в рацион мясо, животные жиры. Рацион теперь дифференцируется по званиям, тяжести исполняемых работ, здоровью; конкретизируется выдача овощей по их видам. Всего пять основных норм (в граммах на сутки, если не оговорено иначе):

Норма 1 предназначалась для котлового довольствия для военнопленных, содержащихся в лагерях и приемных пунктах НКВД (сюда не входят офицеры, больные, ослабленные, работающие на тяжелых работах, содержащиеся на гауптвахте без вывода на работу). Это норма для неработающих пленных. Я не буду здесь подсчитывать калории. Ясно и так, что такой паек вполне обеспечивает сносное существование. И уж явно он намного больше, чем получали советские пленные.

Норма № 1.



В отношении табака и денежных сумм все остается неизменным.

По этим же нормам с увеличением выдачи продуктов на 25 %, кроме хлеба, питаются пленные, занятые на тяжелых работах. Хлеб им выдается по следующим нормам:


По этим же нормам, кроме хлеба, питаются пленные, занятые на не тяжелых работах. Хлеб им выдается по следующим нормам:


Бригадиры и десятники получают хлеба свыше этих норм на 100 г

В дороге питание производится по этой же норме (1). Если не представляется возможным организовать горячее питание, то выдаются по этим же нормам продукты, не требующие кулинарной обработки.

Добровольно сдавшимся в плен и пленным курсантам офицерских училищ норма хлеба устанавливается в 700 г.

Ослабленные пленные получают эту же норму продуктов (1), но с увеличением на 25 %, в том числе и хлеб.

Для военнопленных, больных дистрофией, предназначалась норма 2:


Больные офицеры получают не 500 грамм хлеба, а 600, причем половина из муки 96 % помола, а половина 72 %, плюс не 30, а 40 грамм сахара. Также было определено, что если овощи не свежие, а соленые, то дополнительно выдавать витамин С.

От автора. А ведь это был апрель 43-го года, самый голодный год войны, и как раз в период, когда в лагеря хлынуло разом 92 тысячи пленных из Сталинграда. Т. е. численность пленных одномоментно выросла почти в два раза.

Чего бы это Сталину напрягать НКВД изыскивать продукты для немцев, которых за грань голодной смерти в Сталинграде поставило их собственное командование? Для того, чтобы выбить в будущем почву из-под ногу наших правдолюбцев, живописующих, как в советском плену выжило всего тысяч шесть из всех сталинградских пленных?

Даже если и вымерло их много, то кто более виноват в этом? Тот, кто заставлял 6-ю немецкую армию сидеть под Сталинградом в окружении всю осень и зиму 42/43 г., не дав права хотя бы вырваться из окружения, и зная, что Люфтваффе неспособна доставлять в котел даже мизерную норму. Или в этом виноват Сталин, установивший для несчастных истощенных солдат армии Паулюса куда как большую норму, чем для блокадных ленинградцев?

Норма 3 была предназначена для раненных и больных военнопленных, которых нельзя отнести к дистрофикам:



Это средняя норма. Конкретную диету назначает врач, но не ниже этих нормативов. Цинготным больным дополнительно выдается витамин С.

По норме 4 кормили пленных немецких генералов. Вот уж кому не стоило бы давать пищи больше, чем солдатам. Им и по возрасту уже нужно меньше, да и вины на них побольше. А ведь кормили. И не махоркой снабжали, а папиросами.



От автора. Любопытно, как фельдмаршал Манштейн в своей книге «Утерянные победы» жалуется на скудность ужинов во время войны: «Но то, что мы из дня в день на ужин получали только солдатский хлеб и жесткую копченую колбасу, жевать которую старшим из нас было довольно трудно, вероятно, не было абсолютно необходимо». Вот только пишет он здесь не о советском плене, а о питании в штабе группы армий «Юг» в сентябре 1939 г. где он был не младшим писарем. Похоже, что немецкие генералы в плену кормились не хуже, чем на свободе.

Офицеры пленные питались по норме 5:



От автора. Даже странно как-то. Офицеры Красной Армии даже на передовой сухофруктов и пшеничного хлеба не получали и обходились хозяйственным мылом вместо туалетного. Думаю, что ложь некоторых немецких офицеров, повествующих в мемуарах о своем голодном плене, роняет их офицерскую честь, о которой они так пекутся в своих писаниях.

Справедливости ради следует сказать, что не всегда эти нормы питания исполнялись в полной мере. Нормы нормами, а реальное наличие в стране продуктов не всегда вписывалось в эти нормы.

Советский плен не был для немцев раем. Например, зафиксировано, что из трех отправленных со станций Воробьевка, Ширинкино, Серебряково Юго-Вост. Ж.Д. эшелонов с пленными в январе 1943 г. до лагерей не доехало 1953 чел. (25 % от общей численности отправленных пленных). Часть из них умерли и от голода, т. к. 34 дня пленные не получали горячей пищи, а только сухой паек.

3 февраля 1943 караул 236-го конвойного полка НКВД принял для конвоирования 1980 пленных в эшелон, вагоны которого не имели нар и печей, ведер, посуды. Из продуктов на первый день следования были получены только сухари, на второй мука. Третий и четвертый день пленные не получали ничего.

С 20 по 31 марта 1943 г. караул этого же полка конвоировал эшелон из 720 пленных по маршруту ст. Хреновая – ст. Пенза-Козловка. В пути следования умерло по различным причинам 328 человек.

Караул 240-го конвойного полка НКВД, принявший 24 января 1943 г. 152 раненых пленных, не довез до лагеря 49 человек.

Хотя суточный сухой паек в пути следования должен был включать:

Сухари – 360 г

Концентрат суп-пюре гороховый – 75 г

Концентрат каша пшенная – 100 г

Сельдь – 100 г

Сахар – 10 г

Чай – 2 г

Соль – 10 г

Через день горячая пища:

Хлеб – 600 г

Мука – 10 г

Крупа или макароны – 80 г

Мясо или рыба – 80 г

Жиры – 13 гр.

Сахар – 10 г

Соль – 10 г

Овощи – 500 г

Томат– 10 г

Чай – 2 г

Перец – 0,1 г

Лавровый лист – 0,1 г

Уксус – 7 г

Замечу, что эти данные (относительно норм питания в пути) взяты не из документа, а из журнала, хотя там ссылаются на соответствующие документы. Так что за их точность не ручаюсь. Я этих норм в архивах не нашел.

Для сравнения – книга «Мир и война», изданная в Екатеринбурге в 2001 году, указывает, что советским заключенным ГУЛАГа в сороковых годах было положено хлеба 700 г, сахара 13 г, жиров 19 г, мяса 50 г, рыбы 85 г. Очевидно, что эти сведения неполные. Наверняка в пайке заключенных были и крупы и картофель. Но и эти неполные данные могут показать, что едва ли Сталин кормил своих заключенных лучше, чем пленных немцев. Там же указывается, что обычное население, в частности в Башкирии, стало потреблять вышепоказанное количество мяса, хлеба, жиров только к 1954 году. Впрочем, наверное, свободных граждан спасали огороды и иные продуктовые возможности.

Но во всех случаях однозначно ясно, что советское руководство относилось к пленным гораздо лучше, нежели противник. Даже по нормам невозможно сравнивать калорийность пищи пленных немцев (2533 ккал.) против пленных красноармейцев (894,5 ккал.). Кто не верит в это и полагает, что немецких пленных морили голодом, пусть сравнит, сколько попало в плен с той и с другой стороны и сколько их осталось в живых тоже с той и с другой стороны. Я не имею в виду количество вернувшихся на Родину, я имею в виду оставшихся в живых, т. к. немало бывших пленных домой не вернулись, хотя и выжили. Я документами по численности пленных тех и других не располагаю. Могу лишь предложить книгу «Россия и СССР в войнах XX века. Потери Вооруженных Сил», но за данные, приведенные в ней, не отвечаю, хотя лично вполне доверяю.

За период с апреля 1943 по май 1945 г. документов относительно изменения норм питания пленных я не нашел, хотя встречается упоминание о приказе НКВД № 001282 1944 г. относительно норм питания пленных.

Закончилась война, но не закончился плен. Однако нормы питания меняются в лучшую сторону.

Это было уже в рамках пересмотра политики питания пленных. Если во время войны во главу угла ставилось правило достаточного питания, т. е. выживание пленных, восстановление здоровья, утраченного в ходе войны, то теперь требовалось обеспечить хорошую трудоспособность и поощрять добросовестное отношение пленных к труду. Да и, в конце концов, оставить в сердцах пленных не самые худшие воспоминания. Ведь через какое-то время, когда они вернутся домой и займут свои места в государственной системе, нам придется строить с ними межгосударственные отношения.

От автора. Конвенции конвенциями, а то, что Сталин заставил немцев восстанавливать то, что они же и разрушили, заместить на рабочих местах тех, кого они убили, я лично считаю высшей человеческой справедливостью. Ведь мы Вермахт к себе в страну не приглашали, от большевистского режима народ освободить не просили. Во что обошлась война для СССР, общеизвестно – треть национального богатства. Кто же должен платить за войну? Естественно, проигравшие. Уже хотя бы в качестве наказания за то, что плохо воевали, что позволили своим правителям втянуть себя в эту авантюру.

Это американцы, англичане, французы и прочие европейцы могли позволить себе широкие жесты и быстро простить своих врагов. Их страны гитлеровцы не разрушали с таким размахом, как нашу, мирное население не истребляли с такой жестокостью, как наше. Во Франции немцы сожгли лишь одну деревню (Орадур сюр Глан), немногим больше в Чехословакии (Лидице, Яворжичка). А сколько они пожгли у нас? Насчитывают до полутора тысяч.

В мае 1945 года выходит приказ НКВД № 00540 от 19 мая 1945 г. о нормах питания военнопленных. Этим приказом устанавливалось пять основных норм питания:

Норма № 1 (основная)

СУТОЧНОГО ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ РЯДОВОГО

И УНТЕР-ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА, СОДЕРЖАЩЕГОСЯ В ЛАГЕРЯХ

И ПРИЕМНЫХ ПУНКТАХ НКВД

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)


Для ослабленных военнопленных хлеба выдается 750 г, сахар, жиры, картофель и овощи с увеличением на 25 %.

Военнопленные, занятые на тяжелых физических работах, сахара, жиров, картофеля и овощей тоже получают на 25 % больше. Хлеба они получают при выполнении нормы до 50 % – 650 г, от 50 до 80 % – 700 г, от 80 до 100 % – 750 г, перевыполняющим норму 800 г хлеба. Бригадиры, чьи бригады перевыполняют норму, получают на 100 г хлеба больше, т. е. 900 г.

Пленные, перевыполняющие норму, получают дополнительно 50 г крупы, 25 г мяса, 25 г рыбы и 10 г жиров.

Курсантам антифашистских школ из числа пленных хлеба отпускали 700 г.

Работающие пленные получали кроме того по 5 г табака вдень.

Если овощи квашеные или сушеные, то дополнительно каждый военнопленный получал по три человеко-дозы витамина С.

Норма № 2

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ,

БОЛЬНЫХ ДИСТРОФИЕЙ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)



По этой норме также кормили общегоспитальных больных офицерского состава, причем хлеба не 500, а 600 грамм, из которых 300 грамм серого и 300 грамм белого.

Норма № 3

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА ДЛЯ ОБЩЕГОСПИТАЛЬНЫХ

БОЛЬНЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)



Это стандартная норма, но врач вправе назначать иные диеты, увеличивая нормы одних продуктов и уменьшая других в пределах калорийности пайка. Цынготным больным дополнительно выдается витамин С.

Норма № 4

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ГЕНЕРАЛОВ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)


Норма № 5

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ОФИЦЕРОВ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)


Хотелось бы привести один любопытный документ, весьма характеризующий отношение высшего руководства НКВД и очевидно более высокого руководства:

ТЕЛЕГРАММА

Сов. секретно

Указания НКВД СССР о принятии исчерпывающих мер к решительному снижению смертности по лагерю №_остаются невыполненными, ибо смертность продолжает оставаться недопустимо высокой.

Предлагаю:

1. Направить в лагерь комиссию для всестороннего обследования его деятельности и оказания ему практической помощи на месте.

2. Привлечь к строгой ответственности лиц, не выполнивших наши требования по оздоровлению лагеря.

3. В декадный срок донести результаты работы комиссии с указанием причин продолжающейся высокой смертности военнопленных и виновных лиц, привлеченных к ответственности.

4. Сообщить, какая требуется дополнительная помощь лагерю для прекращения смертности.

Еще раз обращаю Ваше внимание на безусловную необходимость немедленного проведения всех мероприятий, обеспечивающих оздоровление физического состояния военнопленных и прекращение смертности, подчинив этим задачам работу всех служб лагеря.

Нами лагерь №_взят под особый контроль как неблагополучный.

НКВД СССР Круглов.

НР103 23 мая 1945

От автора. Сможет ли кто-нибудь показать мне хоть какой-нибудь документ, ну хотя бы рукописную записку хотя бы немецкого лейтенанта подобного содержания в отношении советских пленных?

Эта телеграмма – пропаганда, скажете вы? Однако это сов. секретный документ, а значит, для опубликования не предназначался. И не мог тогда глава НКВД предполагать, что посмертно ему придется доказывать, что советское руководство отнюдь не стремилось выморить пленных. Это сугубо служебный документ. И подобных документов, требующих улучшить питание, содержание пленных в архивах НКВД не так уж мало. Есть документы времен войны и послевоенные.

В ноябре 1945 выходит приказ НКВД, не имеющий прямого отношения к питанию военнопленных, но имеющий отношение к их содержанию. Это приказ НКВД № 0268 от 2 ноября 1945 г. о лишении права ношения немецкими военнопленными знаков различия и наград (погоны, петлицы, эмблемы, ордена, медали, ленты наград).

Это противоречит Женевской конвенции 1929 г., но уже состоялась Потсдамская конференция союзников (17.7–2.8.1945), где были приняты решения о демилитаризации и денацификации Германии.

Вермахт объявлялся распущенным, и в этом свете ношение знаков и эмблем несуществующей уже армии являлось бы нарушением Потсдамских соглашений.

Также в свете решений о денацификации запрещалась всякая нацистская символика, а любая германская награда имела в своем внешнем виде элементы этой символики.

Все эти предметы предписывалось сдать на склады. Возврат на руки наград при репатриации не предусматривался.

От автора. Любопытно, что скажут наши «демократические» правдоискатели по поводу того, что три державы-победительницы (США, Англия и Франция) из четырех, которые однозначно причисляются к демократическим, а значит, ставящим во главу угла международные гуманитарные соглашения, не моргнув глазом летом 45-го подмахнули Потсдамское соглашение, которое явно и открыто противоречило Гааге и Женеве.

Конечно, это было очень обидно немцам, тем более, что это распоряжение касалось только их. Японские солдаты и офицеры сохраняли все свои знаки отличия. Но ведь они были просто солдатами побежденной армии. Они не вторгались в наши пределы подобно рыцарям вермахта, и не творили над нашими гражданами рыцарских гнусностей, не жгли, не вешали, не душили в газовых камерах, не угоняли сотнями тысяч в рабство, не брали заложников и не расстреливали их. Т. е. японцы не были рыцарями в истинном значении этого слова. Так что, немецким солдатам, прежде чем возмущаться этой несправедливостью, стоило бы подумать о том, что они по-рыцарски творили в Советском Союзе.

Как и требовала новая политика в отношении пленных 23 мая 1946 г. директивой МВД № 132 нормы питания для пленных, больных дистрофией, распространяются и на больных туберкулезом.

В ноябре 1946 года телеграммой зам. министра МВД № 325 от 12.11.46 г. предписывается увеличить норму выдачи хлеба пленным, занятым на подземных работах, на 300 г в день, а выполняющим нормы выработки – на 400 г в день. Т. е. пленный шахтер получал в день 900—1000 г хлеба.

Советским вольным шахтерам о таких нормах можно было только мечтать.

В ноябре этого же года определяются новые продовольственные нормы военнопленных:

ПРИКАЗ МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР № 450

15 ноября 1946 г. г. Москва

С объявлением норм продовольственного

снабжения для военнопленных немцев и японцев.

В связи с изменениями, внесенными в нормы продовольственного снабжения военнопленных постановлениями Совета Министров СССР, объявляются нормы довольствия для военнопленных немцев и японцев (приложения №№ 1,2, 3,4, 5,6, 7,8,9)

1. Для стимулирования повышения производительности труда военнопленных хлеб, крупы, картофель и овощи выдавать в зависимости от выполнения норм выработки в следующих количествах на одного человека в сутки в граммах:


Военнопленным, занятым на подземных работах в угольных шахтах, дополнительно к установленным основным нормам хлеба выдавать в сутки на человека.

Вырабатывающим нормы выработки на 100%____300 г

Перевыполняющим нормы выработки……400 г

Военнопленным офицерам до капитана включительно хлеб, крупы, картофель и овощи выдавать дифференцированно в зависимости от норм выработки, военнопленным офицерам от майора и выше хлеб выдавать по основным нормам.

2. Бригадирам, командирам батальонов, рот, взводов, начальникам участков, их помощникам, десятникам из военнопленных хлеб выдавать по нормам наравне с членами бригады.

3. Для ослабленных военнопленных, а также занятых на тяжелых работах норма сахара увеличивается на 25 %.

4. При этапировании военнопленные довольствуются в зависимости от физического состояния:

Здоровые……..по основной норме

Больные……..по госпитальной норме

Дистрофики…….по дистрофической норме

В исключительных случаях, при невозможности организации в пути котлового довольствия, отпускается набор продуктов (сухой паек) путем замены (по нормам замены) другими, наиболее удобными для питания в пути.

5. Военнопленным, амбулаторно-освобожденным от работы, хлеб выдается по норме: для немцев 500 граммов в сутки, для японцев 300 граммов в сутки.

6. Питание военнопленных немцев и японцев, содержащихся на гауптвахте, а также находящихся под следствием без вывода на работу, производится по норме на одного человека в сутки:

Хлеба….. ……400 г

Муки пшеничной…… 7 г

Крупы………55 г

Рыбы………… 55 г

Жиров растительных….7 г

Картофеля…………200 г

Овощей….………150 г

Соли………….7 г

Сахара……….7 г

7. Из общего количества 300 граммов мыла в месяц, выдается:

а) 100 граммов для туалетных надобностей;

б) 100 граммов для бани;

в) 100 граммов для стирки белья.

Хлеб и питание военнопленным в выходные дни и в дни простоев выдаются по основной норме: для немцев 600 граммов, для японцев 350 граммов в сутки.

8. При отсутствии свежих овощей выдаются витамины «С» – 3 человеко-дозы (профилактических).

По нормам довольствия японцев при отсутствии рис заменять крупами.

9. Военнопленных, больных туберкулезом довольствовать по норме № 2 (приложение № 2).

10. Начальникам лагерей МВД обеспечить доведение положенной нормы пайка до военнопленных, установить повседневный контроль за правильным применением норм и качественным приготовлением пищи. Настоящий приказ ввести в действие с 1 декабря 1946 года.

Приказ НКВД СССР и начальника Тыла Красной Армии № 00117/ 0013–1945 года, пункт 1 и 2 приказа МВД СССР № 099-1946 года, приказ НКВД СССР № 00540– 1945 года, приказ НКВД СССР № 0156–1945 г., директивы МВД СССР №№ 132, 142 и 244– 1946 года и распоряжение НКВД СССР № 156 – 1945 года – отменить.

Министр внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник С. КРУГЛОВ

Приложение № 1

НОРМА № 1 СУТОЧНОГО ДОВОЛЬСТВИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

БЫВШЕЙ НЕМЕЦКОЙ АРМИИ РЯДОВОГО И МЛАДШЕГО

ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА, СОДЕРЖАЩИХСЯ В ЛАГЕРЯХ,

СПЕЦГОСПИТАЛЯХ И ПРИЕМНЫХ ПУНКТАХ МВД

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Для работающих военнопленных отпускается табак низших сортов из расчета 5 грамм в сутки на одного военнопленного, спичек 3 коробки и курительной бумаги 3 книжки в месяц.

2. В соответствии с постановлением СНК СССР № 2 от 20 октября 1945 г. военнопленным немцам взамен 100 граммов рыбы выдавать 70 грамм хлеба и взамен 10 грамм масла растительного (или 6.6 гр. сала) выдавать 30 грамм соевой не обезжиренной муки.

Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы

Горностаев.

Приложение № 2

НОРМА № 2 ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА

ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ Б. НЕМЕЦКОЙ И ЯПОНСКОЙ АРМИЙ,

БОЛЬНЫХ ДИСТРОФИЕЙ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)



ПРИМЕЧАНИЯ:

1. По данным нормам довольствовать всех больных дистрофией и общегоспитальных больных офицерского состава.

2. Больным офицерам выдавать: а) 600 граммов хлеба, из которых 300 из муки пшеничной 96 % и 300 – 85 % помола; б) сахара 40 граммов в сутки на человека.

3. При отсутствии свежих овощей выдавать витамин «С».

Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы

Горностаев.

Приложение № 3

НОРМА № 3 ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА

ДЛЯ ОБЩЕГОСПИТАЛЬНЫХ БОЛЬНЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Б. НЕМЕЦКОЙ АРМИИ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)



ПРИМЕЧАНИЕ:

Норма средняя. Довольствие больных производится по назначенным врачом диетам, но в пределах (в среднем) указанной нормы. Для цинготных больных дополнительно отпускается витамин С.

Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы Горностаев.

Приложение № 4

НОРМА № 4 ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА

ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ГЕНЕРАЛОВ Б. НЕМЕЦКОЙ АРМИИ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)


Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы Горностаев.

Приложение № 5

НОРМА № 5 ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ПАЙКА

ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА Б. НЕМЕЦКОЙ АРМИИ

(НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ В ГРАММАХ)



Начальник ГУВС МВД СССР

генерал-майор интендантской службы

Горностаев.

Но уже в январе 1947 г. для пленных, работающих в шахтах нормы питания снова увеличиваются. Согласно приказу МВД № 059 от 27.1.47 хлеба им выдается 1 кг в день, мяса и рыбы 4,5 кг в месяц, жиров 1 кг в месяц, сахара 1 кг в месяц.

В феврале 1947 г. министр МВД в своей телеграмме № 77 от 18.2.1947 г. упрекает начальников лагерей за нерадивость в деле улучшения питания пленных и предлагает там, где возможно, организовать лов рыбы. Из улова 50 % использовать на плановое обеспечение, а вторые 50 % использовать для улучшения питания пленных сверх норм.

В сентябре 1947 г. совместным указанием председателя Президиума Центросоюза и МВД № 2191 с/170 в лагерях пленных организуется торговля продуктами питания (мясо, рыба, жиры, овощи, соления, грибы, молочные продукты, яйца, мед). Кроме того, открываются буфеты с отпуском горячих блюд, закусок, чая и кофе.

Откуда у пленных деньги? Ну, во-первых, они за свой труд получали зарплату (правда, из нее удерживали стоимость содержания пленных), во-вторых, как пленные они получали небольшие суммы, в третьих, по окончании войны была налажена нормальная почтовая связь с родиной и пленные могли получать посылки и денежные переводы.

С окончанием репатриации пленных в конце декабря 1949 г. в СССР оставались только те, кто был осужден за военные преступления. Но эти осужденные содержались отдельно от советских заключенных и нормы питания для них были установлены иные. Какие именно, найти автору не удалось, но в докладной записке министра МВД и зам. министра иностранных дел предлагалось установить для осужденных генералов нормы питания, какие ранее были установлены для пленных офицеров, а для всех остальных солдатскую норму. Т. е. нормы менее щедрые.

Получали ли все эти продукты пленные или нет, не знаю. Но во времена Сталина приказы писались не для публики, а для того, чтобы их выполнять. Да и нередкие беседы за кружкой пива наших молодых офицеров с бывшими пленными в немецких пивных в семидесятые годы убеждают, что обычно эти старые вояки не держат злобы на советский плен, охотно делятся воспоминаниями, напевают русские песни, рассказывают о советских людях, с которыми бок о бок пришлось работать в Советском Союзе в те далекие сороковые.

Впрочем, наверное, те, для кого плен оказался жуток и тяжек, вряд ли подсаживались к нам со своими кружками. Кого из них больше – про то нам неведомо.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.297. Запросов К БД/Cache: 0 / 0