Глав: 19 | Статей: 30
Оглавление
Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.
Юрий Веремеевi / Олег Власовi / Литагент «Алгоритм»i

Долгий русский плен

Долгий русский плен

Общепринято считать, что по окончании Второй мировой войны немецкие и японские военнослужащие и военнослужащие других стран, воевавших на стороне Германии, оказавшиеся в советском плену, удерживались Сталиным долгие годы и только после его смерти оказалось возможным добиться их освобождения. Что выдающуюся роль в деле освобождения военнопленных сыграл канцлер послевоенной Германии Конрад Аденауэр. Вроде бы только ему удалось в 1955 году разжалобить тогдашнего первого Секретаря ЦК КПСС Никиту Хрущева и вернуть многострадальных солдат и офицеров Вермахта домой.

Как же обстояло дело в действительности? Пусть говорят документы. Правда, я не буду приводить их полностью, т. к. они, в основном, изобилуют техническими деталями (в каком порядке, из каких местностей, каким транспортом отправлять, чем снабжать в дорогу, на каких станциях, в каких странах выгружать и т. п. и т. д.), и если давать эти документы полностью, то изобилие деталей затушует их суть. Нам важно выяснить– кого и в какие сроки отпускал домой Советский Союз. В конце книги приводится перечень источников, откуда взяты эти данные. Так что любой желающий сможет проверить их подлинность, тем более, что сейчас это стало сделать совсем не трудно и очень много документов публикуется в многотомном сборнике «Русский архив».

Не стоит пытаться по ходу чтения статьи вывести бухгалтерию по типу – было взято в плен – возвращено домой – разница, и сделать вывод о количестве умерших пленных.

Во-первых, приводимые документы далеко не все, имеющиеся по этому поводу; во-вторых, в них приводятся цифры о том, сколько подлежит отправке, но не сколько отправлено (а их могло быть и меньше и больше).

Эти документы свидетельствуют лишь о том, когда и какие контингенты подлежали освобождению из плена, и итоговые результаты репатриации (возвращения на родину). Точные данные о количестве вернувшихся и не вернувшихся из плена вывести невозможно, и уж тем более невозможно определить, какая сторона дает истинные данные, а какая искажает действительность. Дело в том, что при подсчетах нет, да и не может быть единой международной методики, кого кем считать. Кто мне сможет ответить на вопрос – как вести подсчет, если всех, кто попал в советский плен, можно разделить на такие категории:

1. Граждане Германии по национальности немцы, служившие в вермахте.

2. Граждане Германии по национальности немцы, служившие в армиях союзников Германии.

3. Граждане Германии по национальности не немцы, служившие в вермахте.

4. Граждане Германии по национальности не немцы, служившие в армиях союзников Германии.

5. Не граждане Германии по национальности немцы, служившие в вермахте.

6. Не граждане Германии по национальности немцы, служившие в армиях союзников Германии.

7. Не граждане Германии по национальности не немцы, служившие в вермахте.

8. Не граждане Германии по национальности не немцы, служившие в армиях союзников Германии.

Это еще не все. Как учесть тех, кто по освобождении из плена:

а) уехал в страну своего гражданства.

б) уехал в страну по своей национальности.

в) уехал в иную страну.

г) остался жить в стране, пленившей его.

Итого получается двадцать четыре категории лиц, освободившихся из плена. А ведь это грубое и приблизительное деление. Не забывайте, что после войны границы ряда стран были перекроены. Как, например, числить австрийцев, живших до войны в Германии, попавших в плен как немцы, а вернувшихся не в Германию, а в Австрию. Или судетских немцев (и не немцев тоже), которые до марта 1939 года были гражданами Чехословакии, потом гражданами Третьего рейха и в этом качестве попавших в плен, а после войны вернувшихся домой в Судеты, которые теперь вновь стали территорией Чехословакии?

Так что здесь хитренькая арифметика получается. Как кому выгодно, так и посчитать можно. Можно посчитать так, что получится – вернулось из плена больше, чем вообще в плен попало, а можно так, что получится – мало кто вернулся.

Я лично, больше доверяю цифрам, которые приводятся советской стороной. Хотя бы потому, что существовал учет попавших в плен, учет умерших, учет репатриированных и т. д. Существовало специальное Главное Управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ). Сохранились систематизированные документы.

Германская же сторона оперирует, чаще исходя из принципа – имярек был призван в вермахт или СС, уехал воевать в Россию, пропал без вести и не вернулся в Германию. Значит, он умер в плену.

Простите, но тысячи, если не десятки тысяч эсэсовцев, в конце войны бежали в Южную Америку, Южную Африку, Юго-Восточную Азию, где в стремлении избежать ответственности (а напомню, что вся организация SS Нюрнбергским трибуналом была признана преступной, а членство в ней преступлением), сменили свои имена и постарались скрыть все свои следы.

А кто может подсчитать, сколько немцев, полагающих, что их будут искать союзники или русские за действительные или мнимые прегрешения, и которые уже в самой Германии сменили документы, скрыли вообще свое военное прошлое, чтобы избежать долгого русского плена? Вот и получается – был солдат вермахта и исчез. Растворился. Никто не знает, что с ним стало. Немецкая сторона вместе с нынешними российскими «демократическими историками обычно быстра в своих выводах– русские взяли в плен и он умер в их руках.

В документах будут встречаться термины «военнопленные» и «интернированные». Если по первому термину обычно не возникает вопросов, то что входит в понятие «интернированные»?

Обычно, и это мировая практика, с началом войны любая страна задерживает и удерживает в лагерях (местах изоляции) всех граждан противной стороны, которые к моменту начала событий оказались на чужой территории. В число интернированных обычно также включают и членов экипажей торговых судов противной стороны, оказавшихся во власти другой воюющей страны. К ним также могут быть причислены задержанные гражданские сотрудники противной стороны, осуществлявшие административную или гражданскую власть на оккупированной территории, различные рабочие и т. п. Например, паровозные бригады, строители, сельхозрабочие. Словом, те, кого невозможно причислить к военнопленным, но которые не должны пользоваться свободой во время войны.

Первый документ относительно освобождения военнопленных датируется 11 сентября 1945 г.

11 сентября 1945 г.

Приказ НКВД СССР № 001035

ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ИЗ ЛАГЕРЕЙ НКВД

40 000 ВОЕННОПЛЕННЫХ РУМЫН

Приказываю:

1. Освободить из лагерей ГУПВИ НКВД СССР 40 000 военнопленных румын рядового и унтер-офицерского состава согласно прилагаемой разверстки по областям и лагерям…

2…

д) Освобождаемых военнопленных до границы и в порт Констанца румын обеспечить продовольствием на путь следования до границы и трехдневным пайком на путь следования по территории Румынии…

3. К отправке освобождаемых военнопленных румын приступить с 15 сентября 1945 г. и закончить не позднее 10 октября 1945 г.

Народный комиссар внутренних дел СССР

Маршал Советского Союза Л.Берия

Уже два дня спустя появляется второй документ, по которому отправке домой подлежат солдаты и унтер-офицеры целого ряда национальностей:

13 сентября 1945 г.

Директива НКВД СССР № 157

Народным комиссарам внутренних дел

союзных и автономных республик,

начальникам УНКВД краев и областей

Во исполнение приказа НКВД СССР № 00955 от 13 августа 1945 г. и в соответствии с вашими данными, представленными по директиве № 2222 от 12 августа 1945 г., из лагерей и спецгоспиталей республики (края, области) подлежат освобождению военнопленные рядового и унтер-офицерского состава следующих категорий:

а) все военнопленные, независимо от физического состояния, следующих национальностей: поляки, французы, чехословаки, югославы, итальянцы, шведы, норвежцы, швейцарцы, люксембуржцы, американцы, англичане, бельгийцы, голландцы, датчане, болгары и греки;

б) больные военнопленные независимо от национальности, кроме острозаразных больных, кроме испанцев и турок, а также кроме участников зверств и лиц, служивших в войсках СС, СД, СА и гестапо;

в) военнопленные немцы, австрийцы, венгры и румыны– только инвалиды и ослабленные. Освобождению не подлежат лица, отнесенные по физическому состоянию к первой, второй и третей категориям, а также участники зверств и лица, служившие в войсках СС, СД, СА и гестапо, независимо от физического состояния…

4. Военнопленных, подлежащих передаче органам репатриации одеть в новое трофейное обмундирование.

5. Всем военнопленным перед отправкой провести тщательную комплексную санобработку.

6. Обеспечить освобожденных военнопленных продовольствием в полной норме и ассортименте на весь путь следования из расчета продвижения эшелона 200 километров в сутки, плюс пятидневный запас. Запретить выдавать муку взамен хлеба, выдавать только хлеб и сухари…

8. Обяжите начальника эшелона обеспечить горячим питанием военнопленных в пути следования и бесперебойное снабжение питьевой водой…

Заместитель народного комиссара

внутренних дел СССР

генерал-полковник Чернышев

Здесь необходимо пояснить, что это за категории физического состояния, поскольку о них будет неоднократно упоминаться ниже. Согласно инструкции УПВИ НКВД № 28/7309 от 17.7.41 г.:

1-я категория– все военнопленные практически здоровые или имеющие несущественные заболевания, не отражающиеся на их трудоспособности.

2-я категория – ограниченно годные к физическому труду, имеющие хронические заболевания или физические недостатки.

3-я категория – годные только к легкому к физическому труду, имеющие серьезные хронические заболевания или физические недостатки.

4-я категория – военнопленные-инвалиды, не годные ни к какому физическому труду, имеющие тяжелые хронические заболевания или физические недостатки.

Не знаю, откуда среди пленных американцы (уж точно не с подбитых американских бомбардировщиков, совершавших несколько раз вынужденные посадки на нашей территории), но существовала эсэсовская воинская часть, укомплектованная англичанами.

Также не могу точно сказать, когда англичане и американцы стали освобождать военнопленных, но инвалид (ампутирована нога) летчик Ганс-Ульрих Рудель, судя по его мемуарам, вернулся из лагеря во Франции в конце декабря

1945 г. Ну так и Советский Союз стал освобождать пленных инвалидов осенью 45-го.

Следующий, документ, который я нашел, датирован январем 1946 г. В плену, таким образом, остаются только нетранспортабельные больные, лица, по которым ведется следствие, офицеры разных национальностей, а из немцев все, кроме инвалидов.

Любопытно, что наибольшая щедрость проявляется к французам. Их отпускают всех, хотя немало французов служило и в войсках СС. В 41 г. в составе вермахта воевал Французский легион (638-й пехотный полк), который дошел почти до Москвы. Был разгромлен и после переформирования отличился в борьбе с партизанами. Этот легион затем стал ядром французской 33-й гренадерской дивизии при СС, которая принимала участие в боях на Восточном фронте в начале 1945 г.

Возможно, Сталин таким способом старался подчеркнуть союзнические отношения с Францией

8 января 1946 г.

Приказ НКВД СССР № 0015

ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ИЗ ЛАГЕРЕЙ И СПЕЦГОСПИТАЛЕЙ

ЧАСТИ ВОЕННОПЛЕННЫХ

В развитие директивы (телеграммы) НКВД № 2943 от 16 декабря 1945 г. приказываю:

1. Всех военнопленных чехословаков, югославов, итальянцев, голландцев, бельгийцев, датчан, швейцарцев, люксембуржцев, болгар, турок, норвежцев, шведов, греков, французов, американцев и англичан, сосредоточенных в отдельных лагерях, согласно директиве НКВД № 3943, из лагерей НКВД освободить и отправить в Люстдорф (близ г. Одессы) в лагерь органов репатриации № 186.

3. Отправке не подлежат лица, служившие в войсках СС, СА, СД, гестапо, офицеры и участники других карательных органов.

Военнопленные французы подлежат отправке все без исключения, в том числе и офицеры…

Народный комиссар внутренних дел С. Круглов

Из вышеприведенных документов мы видим, что зимой 46 года домой должны были вернуться все французы, из немцев только инвалиды, а из остальных наций в лагерях остались только офицеры, генералы да те, за кем числились военные преступления, плюс эсэсовцы, гестаповцы, каратели.

В апреле 1946 г. освобождению подлежат все еще оставшиеся итальянцы в званиях до капитана включительно, кроме тех, кто служил в СС, СА, СД, гестапо и тяжело больные, которых нельзя перевозить:

4 апреля 1946 г.

Указание министра

внутренних дел СССР № 79

1. Всех военнопленных итальянцев, в том числе и офицеров до капитана включительно, за исключением нетранспортабельных больных, а также служивших в войсках СС, СА, СД, гестапо и других органах карательного назначения, из лагерей МВД, спецгоспиталей и отдельных рабочих батальонов МВС немедленно с их учетными данными направьте в лагерь МВД № 159 г. Одесса для последующей передачи их органам репатриации…

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

ТЕЛЕГРАММА МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР № 102

Министрам внутренних дел республик,

начальникам управлений внутренних дел

краев и областей

В развитие распоряжения НКВД СССР № 21 от 22 февраля 1946 г. приказываю:

1. В течение мая 1946 г. организовать вывоз из лагерей МВД военнопленных ненемецких национальностей для последующего возвращения их на родину. Вместе с военнопленными также вывезти и интернированных, содержащихся в рабочих батальонах, которые по национальности и подданству являются гражданами этих же государств.

2. Вывозу подлежат:

а) военнопленные и интернированные, за исключением офицеров, а также лиц, служивших в войсках CC, СА, СД, гестапо и других органах карательного назначения и нетранспортабельных больных следующих национальностей: бельгийцы, голландцы, люксембуржцы, датчане, швейцарцы, американцы, англичане, греки, турки, бразильцы, чехословаки, югославы, болгары, финны, норвежцы, шведы и поляки. Французы подлежат вывозу все без исключения.

б) категорически запрещается освобождение и вывоз военнопленных и интернированных из числа других национальностей, кроме перечисленных выше.

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

Фактически, к весне 1946 года в плену остаются только немцы, японцы, австрийцы, венгры, испанцы (?) да все те же эсэсовцы и каратели любых национальностей.

Что-то картинка долгого сталинского плена начинает потихоньку расплываться.

Прошу обратить внимание – это все сов. секретные документы. Т. е. это не те письменные источники, которые появляются на свет в пропагандистских целях. Это, так сказать, документы для внутреннего применения.

Уже осенью 1946 года начинается отправка домой пленных японцев:

11 октября 1946 г.

Приказ министра

внутренних дел СССР № 00916

О РЕПАТРИАЦИИ ИЗ СССР ЯПОНСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Во исполнение постановления Совета министров СССР № 2235-921 с от 4 октября 1946 г. о репатриации японских военнопленных и гражданских лиц

приказываю:

1. Начальнику ГУПВИ МВД СССР генерал-лейтенанту тов. Кривенко совместно с уполномоченным по репатриации при Совете министров СССР разработать и установить порядок и очередность репатриации японских военнопленных, находящихся в лагерях МВД и батальонах МВС СССР.

2. Обеспечить репатриацию японских военнопленных из лагерей МВД в 1946 г. не менее 25000 человек, главным образом за счет лагерей, не подготовленных к размещению и использованию японских военнопленных в условиях зимы 1946/47 г.

Отправку японских военнопленных из лагерей МВД в 1946 г. производить полностью в составе батальонов, организованных из японских военнопленных для работы, включая также и офицеров, находящихся в составе этих батальонов, за исключением тех офицеров, отправка которых в

1946 г. по оперативным соображениям нежелательна Больных и ослабленных в число подлежащих репатриации в 1946 г. не включать….

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

А вроде бы, исходя из солженицынских, резуновских и иже с ними сочинений, по сталинско-бериевским привычкам следовало сбыть с рук как раз больных, как бесполезные рты, а остальные 25 тысяч заморозить в неподготовленных к зиме лагерях, и потом списать на суровый русский климат. Так нет же, больных японцев Сталин оставляет лечиться, а для кого не хватает теплых бараков, отправляет домой в Японию. Как-то нелогично получается, господа Коротич, Алексич, если верить вашим статьям.

Уже через неделю 18 октября 1946 г. зам. министра Чернышов торопит своих подчиненных и требует скорейшей репатриации военнопленных, включая офицерский состав, а также служивших в СС и т. п. карательных формированиях. Правда, это не касается немцев. Очевидно, советское руководство полагало, что все эти попутчики Гитлера были втянуты в участие в войне против СССР в известной мере насильно и их вина меньше, нежели немцев.

18 октября 1946 г.

Распоряжение заместителя министра

внутренних дел СССР и заместителя

начальника тыла ВС СССР № 246/46992

В отдельных рабочих батальонах МВС, спецгоспиталях и лагерях МВД содержится значительное число военнопленных не немецкой национальности, подлежащих освобождению и передаче органам репатриации для последующего возвращения на родину.

Предлагаем:

1. Содержащихся в отдельных рабочих батальонах МВС военнопленных австрийской, венгерской и румынской национальностей в 10-дневный срок передать в ближайшие лагеря МВД СССР для военнопленных.

2. Военнопленных поляков, чехословаков, югославов, итальянцев, французов, голландцев, бельгийцев, датчан, швейцарцев, люксембуржцев, финнов, болгар, турок, норвежцев, греков, шведов, американцев, англичан, бразильцев, канадцев, португальцев, эльзас-лотарингцев, кроатов, абиссинцев, албанцев, аргентинцев, сирийцев и других национальностей, а также молдаван, евреев, украинцев, латышей, литовцев, эстонцев, цыган, русских в 15-дневный срок направить из отдельных рабочих батальонов МВС, лагерей МВД и спецгоспиталей в лагеря МВД:

Одесский № 159 (г. Одесса),

Киевский № 62 (г. Киев) и

Темниковский № 58 (Мордовская АССР, ст. Потьма Московско-Рязанской железной дороги).

3. Отправке в указанные выше лагеря подлежат все без исключения военнопленные перечисленных национальностей, в том числе лица, служившие в специальных формированиях – СС, СД, СА, а также офицеры.

4. Отправку контингента в Одесский, Киевский и Темниковский лагеря произвести пассажирскими поездами под охраной отправителей, обеспечив отправляемых продуктами питания на путь следования.

5. Передаваемых экипировать по сезону в годные к носке обмундирование и обувь…

Заместитель министра внутренних дел СССР

генерал-полковник Чернышов

Заместитель начальника тыла Вооруженных сил СССР

генерал-полковник Белокосов

МВС – Министерство Вооруженных Сил, так тогда называлось Министерство обороны. После войны часть военнопленных использовались на работах в интересах Вооруженных Сил СССР. Это не противоречило Женевской конвенции 1929 г., т. к. она запрещала использовать военнопленных на работах в военной сфере лишь во время войны. И прошу обратить внимание на австрийцев. Их тоже отпускают домой, хотя разницы между имперскими немцами и австрийцами, по сути дела, никакой. Австрия добровольно, на основании всенародного референдума вошла в состав Германии на правах земли (Остмарк). Т. е. с этого момента не было разницы между австрийцами, баварцами, саксонцами и прочими.

От автора. И сколько же искателей приключений из скольких стран польстились на жирный русский пирог. Я полагаю, что скорее бы немцев следовало отпускать домой в первую очередь, т. к. они были гражданами своей страны и как законопослушные граждане были обязаны следовать за своим правительством. Ну я еще могу понять финнов, румын, венгров, итальянцев, словаков, испанцев. Этих солдат тоже послали в Россию их правительства.

А за коим тянуло в русские снега под русские пули французов? Обида за поражение в войне 1812 года? Допустим. Ну а где и когда русские наступили на мозоль сирийцам, аргентинцам? Ведь это все добровольцы, или точнее искатели приключений, наемники.

В ноябре 1946 года на родину отправляется еще одна партия румын.

5 ноября 1946 г.

Приказ министра

внутренних дел СССР № 0374

ОБ ОТПРАВКЕ НА РОДИНУ ВОЕННОПЛЕННЫХ РУМЫНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ

Во исполнение постановления Совета министров СССР об отправке на родину больных и нетрудоспособных военнопленных румынской национальности

приказываю:

1…освободить из лагерей МВД для военнопленных и из спецгоспиталей и отправить на родину 10 000 военнопленных румын рядового и сержантского состава. В число отправляемых включить также офицеров от младшего лейтенанта до капитана включительно…

…освобождению и отправке на родину подлежат военнопленные румыны: больные (из числа транспортабельных), длительно нетрудоспособные, содержащиеся в оздоровительных командах и отнесенные к 3-й категории…

2. Освобождению не подлежат:

а) офицеры, служившие в войсках СС, СА, СД и гестапо;

б) участники зверств независимо от звания…

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

От автора Ага, скажет кто-нибудь, отпускали из плена по принципу– на боже; что нам не гоже! И правильно, отвечу я. Этих солдат и офицеров ни наш народ, ни советское правительство в гости не приглашали. Они ворвались в нашу страну подобно бандитам. Они жгли наши дома, грабили наше имущество, убивали наших рабочих и крестьян. Теперь пусть все восстанавливают, возмещают причиненный ущерб. Разве это несправедливо? В любой стране законы требуют от преступников возмещать потерпевшим ущерб.

А что солдат шел убивать в Россию не по своей воле, а по приказу, так пусть он потом сам и разбирается со своим руководством. Стрелял он, убивал он, жег он, грабил он? Вот он пусть и расплачивается!

И все же уже в ноябре 46-го советское правительство отпускает домой 5000 австрийцев, очевидно исходя из того, что Австрия вошла в состав Третьего рейха не вполне добровольно. Хотя это спорный вопрос, добровольно или нет.

28 ноября 1946 г.

Приказ министра

внутренних дел СССР № 001042

ОБ ОТПРАВКЕ НА РОДИНУ ВОЕННОПЛЕННЫХ АВСТРИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ

В целях обеспечения отправки на родину 5000 военнопленных австрийской национальности приказываю:

1…освободить из лагерей МВД для военнопленных и из спецгоспиталей и отправить на родину 5000 военнопленных австрийцев, в том числе:

а) 300 человек офицеров от младшего лейтенанта до капитана включительно;

б) 2000 человек ослабленных и больных из лазаретов лагерей и спецгоспиталей;

в) 2700 человек здоровых, трудоспособных военнопленных австрийцев рядового и унтер-офицерского состава, за счет снятия их со второстепенных работ, в первую очередь из числа хорошо проявивших себя на производственной работе…

2. Освобождению не подлежат:

а) нетранспортабельные больные;

б) офицеры и рядовые, служившие в войсках CC, СА, СД и гестапо;

в) участники зверств, независимо от звания и физического состояния;

г) члены фашистских партий и все, на которых имеются другие компрометирующие материалы.

3. Немедленно приступить к сосредоточению подлежащих освобождению военнопленных австрийцев в пункты погрузки и отправки и начать подготовку их к отправке… К вывозу военнопленных приступить 5 декабря. Закончить вывоз и передачу военнопленных до 20 декабря 1946 г…

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

Заканчивается первый мирный год. Начинается 1947-й. Как обстояло дело с пленными в этом году? В марте выходит приказ МВД о порядке и сроках отправки на родину 160 тыс. пленных японцев. Заметим, что юридических оснований для этого не было, а была лишь добрая воля советского правительства.

Освобождению пленных по общепринятому международному праву должен предшествовать мирный договор. Он не заключен с Японией даже к началу XXI века. Так что с юридической точки зрения СССР, а теперь и Россия, как правопреемница СССР вправе удерживать пленных японцев и по сей день

19 марта 1947 г.

Приказ министра

внутренних дел СССР № 00134

О РЕПАТРИАЦИИ ИЗ СССР ЯПОНСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В 1947 году

Во исполнение постановления Совета министров СССР от 8 марта 1947 г. № 481-186с «О возобновлении репатриации из СССР японских пленных и интернированных гражданских лиц»

приказываю:

1. Освободить в 1947 г. из лагерей МВД, спецгоспиталей и батальонов МВС и передать органам Управления по делам репатриации при Совете Министров СССР 160 ООО человек военнопленных японцев…

2. Освобождение и отправку военнопленных японцев в пункты передачи начать в апреле и закончить в ноябре 1947 г…

5. Репатриации в 1947 г. не подлежат:

а) военнопленные офицеры;

б) военнопленные, независимо от звания и физического состояния, на которых имеются компрометирующие материалы…

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

МС СССР

ТЕЛЕГРАММА № 258

министрам внутренних дел республик зпт

начальникам управлений мвд краев и областей тчк

согласно постановлению совета министров ссср нр1521 тр 402с от 13 мая 1947 период мая тр сентября 1947 будет репатриирована часть военнопленных зпт интернированных венгров тчк репатриации подлежат двт 1 все интернированные тчк 2 все транспортабельные нетрудоспособные зпт больные военнопленные из лагерей спецгоспиталей тчк… 6 все военнопленные офицеры от младшего лейтенанта до капитана включительно тчк из этих категорий не подлежат освобождению военнопленные тр участвник зверств зпт служившие частях сс зпт са зпт сд запт другие зпт на которых имеются соответствующие коспрометриующие материалы зпт также нетранспортабельные больные тчк…

министр внутренних дел ссср

генерал полковник круглов

Следом появляется приказ МВД № 00516 от 15 мая 47 г. где указано, что освобождению подлежит с мая по октябрь

1947 г. 100 тыс. пленных венгров. В число освобождаемых не включены старшие офицеры и генералы, венгры военнослужащие частей СС, службы СД и те, кто считается участником карательных действий.

Вообще, 1947 год становится знаменательным в деле репатриации. Идет массовое освобождение пленных. В мае появляется приказ МВД об освобождении 100 000 пленных немцев и 13 000 интернированных немцев. Правда, речь опять идет лишь о нетрудоспособных немцах.

20 мая 1947 г.

Приказ министра

внутренних дел СССР № 00535

ОБ ОТПРАВКЕ В ГЕРМАНИЮ НЕТРУДОСПОСОБНЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ НЕМЦЕВ

Во исполнение постановления Совета Министров СССР от 16 мая 1947 г. № 1571 -414сс «Об отправке в Германию нетрудоспособных военнопленных бывшей германской армии и интернированных немцев»

приказываю:

1. Освободить в 1947 г. из лагерей МВД, спецгоспиталей, рабочих батальонов Министерства Вооруженных Сил и батальонов для интернированных и отправить в Германию 100 ООО нетрудоспособных военнопленных бывшей германской армии (немцев) и 13 000 нетрудоспособных интернированных немцев…

3. Освобождению и передаче подлежат:

а) больные и нетрудоспособные военнопленные бывшей германской армии (немцы), содержащиеся в лагерях МВД, спецгоспиталях, рабочих батальонах МВС СССР, включая офицеров от младшего лейтенанта до капитана;

б) больные и нетрудоспособные интернированные немцы из рабочих батальонов министерств.

4. Освобождению не подлежат:

а) военнопленные – участники зверств, служившие в частях CC, СА, СД и гестапо, и другие, на которых имеются соответствующие компрометирующие материалы, независимо от физического состояния;

б) интернированные и арестованные группы «Б»;

в) нетранспортабельные больные.

Министр внутренних дел СССР

генерал-полковник С. Круглов

Несколько раньше от пленных немцев потребовали снять погоны, награды, кокарды и эмблемы, а пленных младших офицеров приравняли к солдатам (хотя и оставили офицерский паек) и заставили работать наравне с последними. Это было следствием Потсдамских соглашений стран-союз-ников, которыми, в частности, Вермахт объявлялся распущенным. Вероятно, советское руководство решило, что поскольку Вермахта больше не существует, то и требования Женевской конвенции в отношении формы, знаков различия, наград, статуса пленных офицеров к немцам не относятся. Не вполне логично. За генералами и старшими офицерами почему-то офицерский статус сохранили.

Насколько смог выяснить автор, к группе «Б» относились немцы, арестованные советскими властями на территории Германии во время и после войны, в отношении которых имелись основания полагать, что они причастны к преступлениям против СССР или советских граждан на оккупированных территориях.

Спустя 9 дней выходит сов. секретная директива МВД № 102 от 29 мая 1947 г., предписывающая в мае-сентябре 47 г. отправить на родину 1000 немцев антифашистских настроений и зарекомендовавших себя отличными производственниками. Эта отправка, конечно, носит пропагандистский характер, т. к. в директиве также предписывается широко оповестить пленных всех лагерей об этой отправке, особо подчеркивая трудовые достижения освобождаемых. Очевидно, предполагалось этой мерой поднять трудовое рвение и развить антифашистские настроения всех остальных.

Думается, что в этом стимуле не было необходимости. Как работники, немцы и так отличались добросовестностью, а вот липовых антифашистов в лагерях очевидно прибавилось.

В июне 1947 г. новая директива МВД об отправке в Германию порядка 500 пленных немцев антифашистских настроений по персональным спискам (№ 119 от 13.06.17). Конечно, здесь явно просматривается определенная политика советского руководства – закреплять движение восточной Германии в сторону социалистических преобразований за счет вбрасывания в общественную жизнь страны определенным образом настроенных вчерашних пленных. Но кто скажет, что эта политика глупая. Любое государство стремится иметь в соседней стране лояльные по отношению к себе общество и правительство.

Приказом МВД № 00857 от 11 августа 1947 г. предписывается освободить в период с августа по декабрь пленных австрийцев, за исключением генералов, старших офицеров и все тех же эсэсовцев, сотрудников СА и СД, гестаповцев, лиц, по которым ведется уголовное расследование.

От автора. Не вполне понятно, в чем провинилась организация CA (Sturmabteilung (SA)), т. е. штурмовые отряды нацистской партии, которые никогда не входили в состав Вермахта, никогда фактически не имели оружия. Воевала, правда, механизированная дивизия «Фельдфернхалле» (Panzergrenadier Divizion «Feldherhalle») в составе Вермахта, набранная из членов СА, но это была просто обычная дивизия, зверствами и карательными операциями особо себя не запятнавшая. Да и то, из-за неумения воевать быстро понесла тяжелые потери и была расформирована в 1944 г. Может быть, это все из-за того, что сов. правительство считало членов СА особо ярыми нацистами?

Не подлежали также отправке нетранспортабельные больные. Казалось бы, что таким надо дать возможность хотя бы умереть на родине. Но, по мнению автора, здесь с одной стороны политика, с другой элементарное понимание того, что такие больные могут просто не вынести дороги. Тогда немцы в Германии увидят привозимые трупы или умирающих людей, и это будет свидетельствовать не в пользу СССР. Атак, пленный или умрет и будет похоронен вдали от глаз, или выздоровеет и вернется в более или менее приличном виде.

В сентябре 1947 г. приказом МВД № 001004 от 30.9.47 репатриируется 12 500 пленных японцев. Это не распространяется на генералов, старших офицеров и лиц, в отношении которых расследуются дела по военным преступлениям.

А приказом МВД № 001078 от 15.10.47 г. репатриируется 100 000 пленных немцев. В основном это транспортабельные больные, нетрудоспособные военнослужащие от рядового до капитана включительно. Приказ примечателен тем, что в нем для бывших эсэсовцев и прочих дается отдушина. Там сказано, что не подлежат освобождению участники зверств, служившие в СС, СА, СД, гестапо. Т. е. военнослужащие войск СС и т. п., которые просто воевали, но не запятнали себя военными преступлениями, имеют шанс на освобождение. Остаются в плену старшие офицеры и генералы, нетранспортабельные больные и по кому ведется уголовное дело.

Таким образом к концу 1947 года можно с достаточной ясностью определить политику СССР в деле освобождения пленных– возвращать на родину пленных постепенно, и таких категорий, которые в наименьшей степени могут повлиять на развитие политической жизни в Германии и других, воевавших против СССР странах в нежелательном для Советского Союза направлении. Больные будут больше заняты своим здоровьем, чем политикой; солдаты, унтер-офицеры, младшие офицеры в силу своего меньшего авторитета, знаний и умений влиять на события у себя дома могут значительно меньше, чем генералы и старшие офицеры. По мере становления и укрепления в восточной части Германии правительства просоветской направленности ручеек возвращаемых пленных увеличивался.

Кто скажет, что такая политика СССР была неразумна? Каждое государство вправе вести дело в своих собственных интересах, а не в интересах кого-либо иного. Так делали все государства и во все времена. За что же здесь упрекать Советский Союз? Или он не такое государство, как все прочие?

Приказ МВД № 00211 от 27.2.1948 г. определял порядок и срок отправки на родину 300 ООО пленных немцев. В первую очередь подлежали освобождению все ослабленные солдаты, унтер-офицеры и младшие офицеры, больные и инвалиды старшего офицерского состава. Также освобождались пленные солдаты, унтер-офицеры и младшие офицеры старше 50 лет и старшие офицеры старше 60 лет.

Удерживаются только здоровые, годные к тяжелому и среднему физическому труду, нетранспортабельные больные и те, по которым ведется уголовное следствие. Уже нет речи о членстве в CC, СА, СД, гестапо.

Можно сказать, что уже в 1948 году Советский Союз удерживал по большей части только военных преступников, да возложил обязанность возмещать причиненный стране ущерб на здоровых и сильных немцев.

Приказ МВД № 00372 от 9.4.1948 г. предписал освободить последних 93 802 венгерских пленных и 46 946 румынских пленных, включая старших офицеров и генералов. Из этих стран в плену оставались лишь военные преступники, нетранспортабельные больные и почему-то граждане этих стран, но по национальности немцы. Тут уж получается – в чужом пиру похмелье. Это нелогично. Немцы, граждане Венгрии и Румынии, в принципе, виноваты за действия своих государств и не должны отвечать за действия Германии. Вина по этническому принципу неосновательна. Здесь явная ошибка советского руководства.

Приказом МВД № 00712 от 22.6.48 г. из плена освобождаются 5 генералов и 252 старших офицера Вермахта австрийцы по национальности. В этом приказе любопытнейший момент– министр требует от лагерного начальства предупредить освобождаемых о том, что вывоз из СССР крупных сумм советской валюты не разрешается и требует обеспечить лагерные магазины нужным ассортиментом прод– и промтоваров с тем, чтобы освобождаемые могли истратить свои деньги. Министр также предписывает одеть репатриируемых в новое трофейное генеральское и офицерское обмундирование, обеспечить бельем, сапогами и продовольствием по генеральским и офицерским нормам. Вагоны подать купейные.

Откуда у пленных генералов крупные суммы советских денег? Подкуп от советского правительства? Едва ли.

Вот другой приказ МВД (№ 001064 от 3.9.1948). Эти куда как больше заслужили освобождение, чем австрийцы, а освобождаются позднее. Это члены национального комитета «Свободная Германия» и «Союз немецких офицеров». Освобождаются из плена 6 генералов, 13 старших офицеров, 4 младших офицера, 2 унтер-офицера и один обергефрайтер. Примечательно, что председатель союза немецких офицеров генерал фон Зейдлиц в это число не входит. Почему? Об этом ниже.

В сентябре 1948 г. приказом МВД № 001151 от 25.9.48 из плена отпускают корейцев, воевавших на стороне Японии, а в декабре отпускают 14 японских генералов (приказ МВД № 0758 от 16.12.48 г.).

Итак, к началу 1949 года в СССР еще остается только часть немецких военнопленных. Все остальные вернулись домой. Конечно, остаются военные преступники, нетранспортабельные больные и те, кто находится в бегах. А таких, оказывается, было несколько десятков или даже сотен человек. Это доставляло немало хлопот органам милиции.

В феврале 1949 года выходит знаменательный приказ МВД № 00176 от 23.2.1949 г. Он определял сроки и порядок отправки на родину всех немецких пленных в течение 1949 года. Из этого списка исключались военные преступники, генералы и нетранспортабельные больные. Заметим, что приговор Нюрнбергского трибунала определил СД и СС как преступные организации, а членство в них военным преступлением. К моменту вынесения приговора в октябре 1946 г. основная часть пленных эсэсовцев (собственно, нет никакой необходимости выделять СД,т. к. она составная часть СС) освобождена еще не была. Советское правительство было вправе удерживать эсэсовцев и далее.

Но приказом МВД № 00179 от 24.2.1949 г. из плена освобождаются пленные австрийцы члены СС, которые относятся к инвалидам и больным, если они не являются лично военными преступниками.

Примечание. В рамках настоящей статьи нет возможности подробно разъяснить, что членство в СС, как общественно-политической организации и служба в войсках СС довольно разные вещи. В войсках СС служили и не члены этой организации, а вот в других органах СС, как правило, только члены СС. И когда в советских документах мы встречаем кажущиеся противоречия в этих вопросах (то эсэсовцев отпускать, то не отпускать), то здесь просто неясность формулировок. По сути, смыслу и выполнению этих приказов видно, что отпускать имелось в виду военнослужащих войск СС, не являющихся членами организации СС, а членов удерживать. А в последнем приказе предписывается отпустить австрийцев даже членов организации СС.

Приказом МВД № 00585 от 15.6.1949 г. освобождается 91 449 пленных японцев, включая офицеров. В плену остаются из японцев только часть генералов, военные преступники, члены организаций фашистского толка и нетранспортабельные больные.

Летом 1949 г. с лагерей военнопленных снимается вооруженная охрана и организуется самоохрана из пленных (без оружия, только свистки и флажки).

В августе министр внутренних дел требует ускорить расследование дел по военным преступлениям с тем, чтобы исключить необоснованное удержание пленных в стране.

Очень любопытный документ появляется в ноябре 1949 года. Это распоряжение МВД № 744 от 28.11.49 г. Министр требует навести порядок в деле учета военнопленных, т. к. выявлено, что должного учета и розыска бежавших нет, много военнопленных одиночным порядком лечится в гражданских больницах, самостоятельно устраиваются и работают на различных предприятиях, в учреждениях, в том числе и режимных, совхозах и колхозах, вступают в брак с советскими гражданками, различными способами уклоняются от учета как военнопленные. А между тем в декабре 1949 г. должна закончиться репатриация всех военнопленных.

Здесь мы наглядно видим положение пленных в СССР. Се документ! Причем, для внутреннего употребления, а не для газет. Видимо плен, во всяком случае, в послевоенное время, не был столь тяжким и жутким, как нам пытаются сегодня внушить.

Что же это за плен, если пленный может уклониться от регистрации, устроиться работать на режимный объект, да еще и жениться на советской гражданке?

В январе 1950 года министр иностранных дел Вышинский и министр внутренних дел Круглов подают докладную записку в ЦК, где указывают, что в 1945 г. в плен было взято 167 японских генералов, из которых репатриировано 15, осуждено 10, умерло от старости и болезней 21. Осталось 121 генерал. На 80 генералов компромата нет и они могут быть освобождены. 31 генерал подлежит суду.

12 января в ЦК поступает докладная относительно немецких генералов, где сказано, что в 49-м году репатриировано 44 генерала. В настоящее время в плену находятся 204 немецких генерала. Из них 57 осуждены на 25 лет за военные преступления, в отношении 51 генерала следствие ведется; на 59 генералов имеются агентурные сведения об их антисоветских реваншистских настроениях, включая генерала артиллерии фон Зайдлица (бывшего председателя Союза немецких офицеров); на 9 генералов имеются документы относительно их службы в карательных органах; на 3 генералов есть документы об их преступлениях в Чехословакии, в связи с чем предлагается передать их чешским властям. В целом нет компромата только на 23 генералов, включая фон Паулюса. Их предлагается репатриировать.

Из этой записки видно, что советское руководство опасалось, что вернувшись в Германию, генералы сыграют отрицательную для СССР роль в западной зоне Германии (что впоследствии и подтвердилось). Поэтому и предлагалось отпустить только тех, кого МВД считало уже не опасными для нас.

24 мая 1950 года появляется докладная записка министра внутренних дел СССР генерал-полковника Круглова, которая подвела итоги пребывания пленных в Советском Союзе, итоги возвращения их домой. Это довольно обширный документ, представляющий значительный интерес. Поэтому мы приводим его полностью в Приложении

В целом, можно считать, что процесс освобождения военнопленных и интернированных был завершен к концу декабря 1949 года, а не к концу 1956 года, как считают российские демократы и правозащитники. Тоже, конечно, срок не маленький, особенно для тех, кто сидел в плену с 1941 или 1942 года.

Кто же оставался в СССР в 1950–1956 годах? За кого просил Аденауэр?

В статистическом исследовании Г.Ф.Кривошеева и руководимого им авторского коллектива под названием «Россия и СССР в войнах XX века. Потери Вооруженных Сил», изданном в 2001 г. (а значит, особенно упрекать эту книгу в коммунистических подтасовках не приходится) указывается, что в период с 22.06.1941 по 9.06.1945 на советско-германском фронте было взято в плен 3 млн. 777 тыс. 290 военнослужащих вермахта и союзных Германии армий.

По состоянию на 22 апреля 1956 г. из плена не вернулось 518 тыс. 520 человек. Из них военнослужащих вермахта 381 067 чел. При этом авторы ссылаются на источник (ЦХИДК Фонд 1 оп, опись 32-6, дело 2, листы 8–9).

Из плена было всего по 1956 г. возвращено 85.1 % (3 млн. 214 тыс. 474), не вернулось из плена 14,9 %.

Министр же МВД Круглов в своем итоговом докладе в мае 1950 г. приводит цифру репатриированных военнослужащих по состоянию не на 56-й, а на май 50-го года 3 млн. 344 тыс. 696 чел.

Если принять за отправную точку число плененных 3 млн. 777 тыс. 290, то количество не вернувшихся домой после декабря 1949 г. Колеблется между 518 тыс. 520 и 432 тыс. 594 человек.

Не так уж мало, но говорить, что Советский Союз держал всех пленных аж до 1956 года, неосновательно. При любых подсчетах получается, что не вернулось на родину после декабря 1949 г. в пределах 11,5 %– 13,7 % всех попавших в плен.

Явно в это число входят как умершие в плену, так и те, кто был осужден за воинские преступления. Сколько же было тех и других?

В докладной записке министра внутренних дел Круглова и зам. министра иностранных дел Громыко от 24 декабря 1950 г. приводятся такие данные относительно количества осужденных– 19 тыс. 457 чел., из них 6266 офицеров и 253 генерала.

Вот за них-то и просил немецкий канцлер у Хрущева. И то не за всех. Часть этих людей в период 1950–1955 годов была репатриирована по выздоровлении, часть по отбытии наказания, кто-то умер.

Так что Аденауэру пришлось выступать в роли не борца за свободу немецких узников Гулага, а в роли просителя о снисхождении к военным преступникам. Насколько справедливо эти люди были осуждены – не тема настоящей статьи.

Заявлять громогласно, что СССР держал ВСЕХ ПЛЕННЫХ до 1955–1956 годов, как это мы читаем во многих произведениях публицистики, нет никаких оснований.

Умерло в плену немало, это верно, но вопрос– кто больше виноват в этих смертях, еще требует своего исследователя. Однозначно сваливать всю вину на Сталина и его режим некорректно.

Возьмем Сталинград. Достаточно вспомнить показания генерал-фельдмаршала Паулюса, что в окружении солдаты его армии получали в среднем около 1800 ккал. в день, что составляет половину нормы питания, а суровая зима, отсутствие теплого обмундирования, условий для обогрева, приемлемых бытовых условий (баня, стирка белья) усугубляли положение и приводили к резкому истощению, дистрофии, массовым заболеваниям тифом, дизентерией, туберкулезом.

В этом состоянии 92 тыс. немцев попали в плен. Из них, согласно данным, приведенным в Военно-историческом журнале (№ 5, 2003 г.), только в немецких лазаретах на момент капитуляции находилось 14 тыс. раненых, а количество раненых, больных и обмороженных, сосредоточенных в случайных местах, так никому и не удалось подсчитать. Напомним, что Паулюс в последние недели обороны приказал вообще не выдавать лазаретам продукты.

Вот свидетельство немецкого полковника Г.Р. Динглера из 3-й моторизованной дивизии (на его записи ссылается немецкий генерал-майор Ф. Мелентин в своих мемуарах «Бронированный кулак Вермахта» (не у нас, не у нас в плену сидел сей генерал, да и писал он мемуары в Йоханнесбурге в Южной Африке, и никто его за перо не тянул)):

«…До Рождества 1942 г. войскам выдавалось по 100 граммов в день хлеба на человека, а после Рождества этот паек был сокращен до 50 граммов. Позднее по 50 граммов хлеба получали лишь те части, которые непосредственно вели боевые действия; в штабах, начиная от полка и выше, хлеба совсем не выдавали. Остальные питались только жидким супом…»

Да. Соответствующие тыловые органы Красной Армии и органы НКВД оказались не готовы к такому массовому наплыву пленных, этот вопрос при планировании битвы был упущен. Но насколько вообще было возможно это спланировать, если наш Генштаб предполагал осенью 42 года, что в окружение попало от 40 до 60 тыс. и, похоже, у нас не очень то верили, что удастся нанести столь жестокое поражение немцам.

Я повторюсь, но разбираться, кто виноват в таком количестве умерших в Советском Союзе пленных, еще предстоит.

В вышеупомянутой докладной записке поднимается вопрос о том, что этих людей (военных преступников) уже нельзя относить к категории военнопленных, но предлагается содержать отдельно от остальных заключенных, кормить не по обычной лагерной проднорме, а по норме, ранее установленной для пленных солдат (эта норма значительно выше нормы питания советских заключенных), одевать в трофейное обмундирование. Генералов же кормить по норме питания для пленных офицеров

Приведем еще несколько документов периода после 1950 года.

Приказ МВД № 00128 от 12.3.51 г. предписывал освободить из лагерей и отправить в ссылку 71 человека из числа взятых в плен на территории Польши. Что это за люди, почему их держали в лагерях, из документа неясно. Видно только, что их вина в том, что на них имеются компрометирующие материалы. Этим же приказом передаются властям Польши 260 человек. Можно предположить, что это бойцы Армии Крайовой (польские партизаны, которые после освобождения страны от немцев стали вести борьбу против Красной Армии).

Приказом МВД № 00387 от 7.4.52 г. властям Германской Демократической Республики передаются 653 немца. Из них 109 отбыли сроки наказания и 544 бывших больных и лиц, гражданство которых вызывало сомнения. Польше передаются 10 бывших пленных немцев, семьи которых проживают в Польше. Также отпускаются 36 военных преступников, сроки наказания которых заканчиваются в 1952 году.

В августе 1952 г. передаются властям Польши 24 военных преступника, Венгрии 9 человек, Румынии 7 человек (приказ МВД № 00572 от 4.8.52 г.)

В октябре 1953 г. в Японию репатриируются 484 гражданских лица, отбывших сроки наказания и проживающие свободно на территории СССР, 847 отбывающих сроки наказания (Приказ МВД № 0229 от 2.10.1953 г.).

Собственно, нет необходимости отслеживать процесс репатриации после декабря 1949 года. Там уже речь шла о военных преступниках, о немногих конкретных лицах, чье возвращение в Германию или вообще нахождение на свободе было для советского руководства нежелательно. Но повторюсь, это не тема настоящей статьи.

В целом можно однозначно сказать, что военнопленные вернулись домой к концу 1949 года. У меня нет возможности отследить процесс репатриации пленных из лагерей союзников (Англии, США, Франции) и утверждать ничего не берусь. По литературным источникам можно сделать вывод, что и союзники отпускали примерно в эти же сроки. Ну, может быть, чуть раньше. Так и то сказать– немцы не причинили такого огромного ущерба союзникам и вели себя в странах Европы куда как корректнее, нежели в Советском Союзе. Так что у тех было куда меньше гнева по отношению к оккупантам.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.446. Запросов К БД/Cache: 3 / 1