Главная / Библиотека / Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам /
/ Конвенция об обращении с военнопленными

Глав: 19 | Статей: 30
Оглавление
Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.
Юрий Веремеевi / Олег Власовi / Литагент «Алгоритм»i

Конвенция об обращении с военнопленными

Конвенция об обращении с военнопленными

Женева, 24 июля 1929 г.

В тот же самый день 1929 года (29 июля) была подписана еще одна конвенция. А именно конвенция об обращении с военнопленными.

Конвенция по раненым и больным в основном посвящена вопросам обращения с ранеными и больными солдатами противника и его медицинским персоналом, а вот вторая охватывает вообще всех солдат и офицеров, оказавшихся во власти противника.

Должен сразу предупредить, что сегодня эта конвенция уже не действует. Ей на смену в 1949 году пришла другая Женевская конвенция о пленных. Так что конвенция 1929 года теперь представляет лишь исторический интерес. Ее нужно принимать во внимание, лишь рассматривая события двадцатых-сороковых годов XX века.

Впрочем, и конвенцию 1949 года ныне тоже стоит рассматривать л ишь как исторический документ, хотя юридически ее никто не отменял и ни одна страна свою подпись под ней не отзывала.

Сегодня США и их натовские союзники на эту конвенцию, как, впрочем, и на любые другие акты международного права смотрят с презрением, и ни в коей мере не считают их для себя обязательными. Америка считает себя превыше всех юридических норм международного права (если это не касается юридических прав ее граждан), полагая при этом, что нормы американского законодательства обязательны для всего мира.

На смену древнему германскому лозунгу «Deutschland ?ber alles» нынче пришло правило для всего мира – «USA ?ber alles». Янки полагают, что в плен теперь будут попадать лишь те, кто не согласился считать американцев своими господами, поэтому любые конвенции ни к чему. Как Америка скажет, так и будет.

Но история это единственный инструмент, позволяющий заглянуть в будущее, вглядевшись в прошлое. А поэтому стоит ворошить пыль веков. Только исходя из этого, я и предлагаю заняться изучением и анализом конвенции 1929 года, не надеясь, впрочем, вразумить апологетов новой империи напоминанием о том, чем закончил Третий рейх, а до него Наполеон, а еще раньше Римская империя, а еще раньше… Та же история свидетельствует, что печальные финалы тех, кто в прошлом рвался к мировому господству, ничему не учили владык новых империй. Всякий раз они полагали, что учтут ошибки своих предшественников и не повторят их. Ну что ж, посмотрим.

Рамки настоящей книги не позволяют полно и развернуто комментировать конвенцию. Для этого пришлось бы написать отдельную книгу.

Поэтому, остановимся лишь на отдельных моментах, наиболее упоминаемых в историческом обороте, и вокруг которых больше всего накручено лжи и передергиваний, которые начал еще приснопамятный доктор Й. Геббельс, и которые сегодня активно муссируют современные российские «демократические» историки в своем неуемном стремлении выполнить социальный заказ власть предержащих. А именно – «разоблачить преступления сталинского режима», а, по сути дела, просто опорочить весь советский период истории России, а заодно и всю историю России.

Говорят, что деньги не пахнут. Неправда. Для торгующих российским национальным достоинством аромат долларовых купюр слаще французских духов. Он им настолько туманит голову, что превращает их в мелких визгливых собачонок, всегда готовых лаять на свою страну и лизать руки у заокеанских господ.

Впрочем, ниже этого места можно не читать, дабы не считать, что я навязываю свое мнение. Достаточно открыть Приложение 5.

Читатель может составить свое собственное мнение, даже и отличное от мнения автора книги. Текст Женевской конвенции о пленных 1929 года взят из сайта Международного Красного Креста «ICRC–Intrenationsl Humanitarian Low – Treaties&Documents».

Самым лживым, и самым распространенным утверждением, связанным в Женевской конвенцией, является утверждение о том, что из-за того, что Советский Союз не признал и не подписал конвенцию о пленных, наши бойцы и командиры, оказавшиеся в плену, оказались брошенными на произвол судьбы, и с ними гитлеровцы обращались не так, как того требует конвенция. Мол, этим непризнанием конвенции Сталин развязал Гитлеру руки и дал тому возможность уничтожать их сотнями тысяч.

Допустим, что Гитлер и вся верхушка тогдашней Германии, например, просто об этом не знали и искренне полагали, что Сталин не признал конвенцию, и ее положений не придерживается. Но ведь Германия-то конвенцию подписала и ратифицировала! И от своей подписи в конвенции не отказывалась! И гитлеровское правительство и армия об этом четко знали!

Не так ли, господа демократы? Полагаю, что уж этого-то вы отрицать не станете.

А теперь раскроем конвенцию и еще раз прочтем статью 82:

«Статья 82. Положения настоящей конвенции должны уважаться высокими договаривающимися сторонами во всех обстоятельствах. Во время войны, если одна из воюющих сторон – не участник конвенции, ее положения должны, однако, оставаться обязательными как и между воюющими сторонами, которые присоединились к ней».

Быть может, я исказил текст при переводе? Ну вот вам ее текст на исходном английском:

Art. 82. The provisions of the present Convention shall be respected by the High Contracting Parties in all circumstances. In time of war if one of the belligerents is not a party to the Convention, its provisions shall, nevertheless, remain binding as between the belligerents who are parties thereto.

Я не знаю, как еще возможно трактовать текст этой статьи иначе, нежели требование, чтобы участники конвенции выполняли ее положения в отношении всех военнопленных, вне зависимости, подписала ли их страна конвенцию или нет. Немцы были обязаны выполнять конвенцию на все 100 процентов и в отношении советских военнопленных. Это Сталин мог бы плевать на нее, раз СССР не присоединился к ней. Но не Гитлер.

От автора. А вообще любопытно. Мировое сообщество возмутилось бы, начни немцы по-человечески кормить и содержать советских пленных? Морально осудило бы Германию? Подняло бы крик, что Гитлер не имеет никакого права нормально кормить русских пленных и лечить их, что он просто обязан морить их голодом? И Гитлер испугался бы мирового общественного мнения? Кто мешал немцам содержать наших пленных достойно? Сталин? Рузвельт? Черчилль?

Довольно широкую дискуссию в прессе в свое время вызвала практика европейских стран в 1944–1948 годах использовать немецких военнопленных для очистки местностей бывших военных действий от взрывоопасных предметов (авиабомб, снарядов, гранат и мин), совершенно неграмотно называемой «разминированием». Об этом откровенно пишет английский историк Майк Кроля в своей книге «The History of Landmines» изданной в Лондоне в 1998 г.

Некоторые европейские политики и юристы уже тогда указывали, что участие военнопленных в этих работах нарушает статьи 31 и 32 конвенции, которые гласят:

Статья 31. Работа, выполняемая военнопленными, не должна иметь никакой прямой связи с военными действиями. В частности, запрещается использовать пленных в изготовлении или транспортировке оружия или боеприпасов любого вида, или на транспортировке материалов, предназначенных для частей воюющей стороны…

Статья 32. Запрещается использовать военнопленных на нездоровой или опасной работе.

Однако, как это обычно происходит, если дело касается не Советского Союза (в нашей стране пленных и близко не подпускали к таким работам из-за опасения совершения пленными диверсий), а очень даже демократических стран, их правительства не замечали столь явного и недвусмысленного отхода от провозглашенной ими же конвенции. На вялых дебатах в английском парламенте все внимание было сосредоточено на статье 32. При этом британские военные постоянно утверждали, что по английским военным правилам разминирование не считается опасной работой (?). И все парламентарии дружно не хотели замечать статью 31. А ведь в ней черным по белому было указано, что работа военнопленных не должна быть связана с военными действиями. Должно быть исключено их участие в транспортировке оружия и боеприпасов любого вида. А ведь очистка местности от взрывоопасных предметов это обязательно извлечение и переноска особо опасных неразорвавшихся бомб и снарядов.

В общем, пока тори и виги лениво препирались по этому поводу, а английское, французское, голландское, датское, норвежское и другие европейские правительства просто отмалчивались, очистка полей отгремевших сражений была закончена и вопрос отпал сам собой.

Зато уже в девяностые годы вдруг, как чертик из табакерки, выскочили на страницы прессы совершенно голословные утверждения, что, мол, как раз СССР злостно нарушал конвенцию и заставлял пленных ликвидировать минные поля. Классический пример поведения преступника – отвлечь внимание людей от своих прегрешений обвинением в них других.

Нет, господа европейские демократы и их российские подпевалы – не отмажетесь! То, что немецкие пленные очищали ваши поля и города от бомб и снарядов, – это документально и юридически установленная и зафиксированная европейская практика. Это ваши правительства нарушали конвенцию, а не Сталин, который, по вашим же утверждениям, ее не подписывал, а значит, и выполнять не был обязан. А вот ведь выполнял.

Широко распространено заблуждение, что согласно Женевской конвенции военнопленные за побег не наказываются, а при поимке просто возвращаются в лагерь. Мол, даже есть термин «право на побег».

Это не так. Глава III раздела V (ст. 45) требует, чтобы пленные подчинялись законам, предписаниям и распоряжениям властей страны, в которой они содержатся в плену, а за нарушения их могут подвергать наказаниям как дисциплинарного, так и судебного характера. Статья 47 конвенции прямо трактует побег из плена как нарушение дисциплины плена.

Не думаю, чтобы законы военного времени любой воюющей страны считали бы побег допустимым. Однако, статья 50 позволяет применять к беглецам лишь наказание дисциплинарного характера. Не думаю, что расстрел в какой-либо армии являлся бы просто дисциплинарной мерой даже и в военное время. Следовательно, по конвенции казнить пленных за побег недопустимо.

Согласно ст. 51 лица, которые помогали бежать, могут быть также наказаны, но только дисциплинарно, т. е. к ним применяются те меры наказания, которые применяются к собственным военнослужащим за дисциплинарные проступки.

А вот вторичное попадание в плен беглеца, совершившего удачный побег, т. е. добравшегося до своих войск или покинувшего вражескую территорию, конвенцией рассматривается равнозначно первичному пленению, и к нему нельзя применять меры наказания (ст. 50).

Если в ходе побега пленный совершил уголовные преступления (убийства местных жителей, полицейских, военных, хищение продовольствия, одежды, угон транспортных средств, причинение ущерба имуществу и т. п.), то за них его судят, как и своих граждан (ст. 51).

Статья 47 конвенции предполагает, что к военнопленным могут применяться за одинаковые нарушения те же самые наказания, что и для своих военнослужащих. Т. е. удерживающие власти используют для наказания пленных систему наказаний, предусмотренную для своих военнослужащих. При этом не допускаются телесные наказания и темный карцер.

Также широко распространено утверждение, что СССР нарушал положения Женевской конвенции, удерживая тысячи немецких военнопленных в сороковые – пятидесятые годы. Мол, согласно конвенции после окончания войны военнопленные в кратчайшие сроки должны быть возвращены на родину (ст. 75). Причем, интересно, что это обвинение в адрес СССР мирно соседствует с утверждением, что СССР так и не подписал эту конвенцию.

Так ведь, если не подписал, то и выполнять не обязан! Это во-первых.

А во-вторых, статья 53 конвенции прямо указывает, что военнопленные, осужденные за уголовные преступления, и даже те, кто только находится под судом, могут быть задержаны на время суда и на время отбытия наказания. Это положение подтверждает и статья 75. А именно только такие и находились в советских лагерях после 1949 года. И не вина Советского Союза, что немецкие солдаты и офицеры на оккупированной территории СССР в массовом порядке совершали уголовные преступления. Заметим, что далеко не все преступления гитлеровских солдат были выявлены, и еще меньше их было наказано по советским законам.

Так что тут нарушал СССР?

Да и выражение«…репатриация пленных должна быть произведена как можно скорее после заключения мира…» весьма расплывчато. Если СССР и держал пленных до 1949 года, то и демократическая Европа едва ли далеко ушла от СССР, отпустив пленных в 1947–1948 годах. Интересно получается: 1948 год – это кратчайший срок, а 1949-й – уже нет?

Опять практика двойных стандартов.

Нередко можно встретить различные мнения относительно вопроса о том, кого следует считать пленными, и к кому применимы положения конвенции помимо самих военнослужащих, принадлежащих к войскам противника. С одной стороны, можно встретить утверждения о том, что немцы на основании конвенции имели право не причислять партизан и членов движений Сопротивления к военнопленным, а относиться к ним как к уголовным преступникам (бандитам). С другой же стороны можно встретить упреки и обвинения в адрес СССР в том, что кроме военнослужащих вермахта он захватывал и удерживал на положении военнопленных гражданских лиц Германии и некоторых других стран. Мол, это противоречит положениям конвенции.

Однако статья 81 конвенции позволяет это делать в отношении лиц, следующих за войсками, но не состоящих в них. Точнее сказать, таким лицам задержавшая сторона обязана предоставить статус военнопленных, естественно, со всеми вытекающими из этого последствиями.

В отношении же партизан конвенция в своей статье 1, ссылаясь на статьи 1,2 и 3 Приложения к IV Гаагской конвенции от 18 октября 1907, относительно законов и обычаев наземной войны, указывает, что при определенных условиях к ним должна применяться конвенция о пленных.

Напомним эти статьи Приложения к IV Гаагской конвенции 1907 года:

Ст. 1. Законы, права, и обязанности войны применяются не только к армиям, но также и к милиции и корпусу добровольцев, выполняющих следующие условия:

1. Находятся под командованием человека, ответственного за своих подчиненных;

2. Имеют установленную отличительную эмблему, распознаваемую на расстоянии;

3. Носят открыто оружие; и

4. Проводят свои операции в соответствии с законами и обычаями войны.

В странах, где милиция или корпус добровольцев составляют армию или часть ее формирований, они включаются в понятие «армия».

Ст. 2. Жители территории, которая не была занята, которые, при приближении врага спонтанно поднимают оружие, чтобы сопротивляться вторгшимся войскам не имея время, чтобы организовать себя в соответствии со Статьей 1, должны быть расценены как воюющая сторона, если они оружие носят открыто и если они соблюдают законы и обычаи войны.

Ст. 3. Вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из комбатантов и некомбатантов. В случае захвата врагом, оба имеют право считаться военнопленными.

Таким образом, все лица, так или иначе охваченные войной, имеют право на статус военнопленных, если они задержаны противной стороной. Думается, что отсюда также следует и право противной стороны задерживать тех, кто, как она полагает, так или иначе, помогает своей армии. Пленить, но не наказывать за участие в войне. Можно полагать, что скрытый смысл этих положений заключается в защите от несудебных расправ тех, кто не является военнослужащим.

Есть, конечно, в конвенции требования, которые у меня, как у военного человека, мягко говоря, вызывают недоумение. Если воюющие государства будут выполнять их в полной мере, то нет никакого смысла сражаться и подвергать себя риску быть убитым или искалеченным. Лучше всего сразу же сдаться в плен и ожидать окончания войны в комфортных условиях.

Судите сами.

Статья 10 требует, чтобы военнопленные имели жилищные условия, одинаковые с военнослужащими армии, которая взяла их в плен. Т. е. пленным должны быть предоставлены теплые, сухие, хорошо освещенные и оборудованные помещения, обеспеченные всеми средствами гигиены.

Статья 11 требует, чтобы рацион питания военнопленных был равен пайку военнослужащих армии, которая взяла их в плен.

Статья 12 требует обеспечивать пленных одеждой за счет удерживающей страны. Она же обязана за свой счет ремонтировать ее. В местах пленения должны иметься магазины, где пленные могут покупать себе, все, что им требуется, от предметов гигиены и быта, до продовольствия.

И это при том, что население своей страны во время войны обычно обеспечивается всем этим по жестким минимальным нормам.

Статья 13 требует особой заботы о здоровье и гигиене пленных. У них должны иметься постоянно в распоряжении ванны и душевые (постоянное наличие для этих целей воды оговаривается особо), спортивные снаряды и сооружения.

Статья 11 требует, чтобы пленный имел возможность обращаться за лечением не только к лагерным врачам, а вообще к любым врачам страны.

Статья 23 требует, чтобы пленные офицеры получали от удерживающей их в плену державы денежное жалование, которое равно жалованью соответствующих категорий своих офицеров.

От автора. Статья 23 конвенции косвенно доказывает то, что господин Солженицын в своем знаменитом «Архипелаге ГУЛАГ» просто-напросто лжет, заявляя, что западные страны своим пленным начисляли жалованье за все время плена. Это что же получается по Солженицыну – одно жалованье офицер получает в плену от пленивших властей, и второе в своей стране от своего правительства? Выходит, если верить нашему патриарху демократии, находиться в плену финансово вдвое выгоднее, нежели сражаться за свою страну. Риска для жизни никакого, а зарплата двойная. Так ведь вдобавок пленного офицера нельзя принуждать к труду. Чудненько!

Есть в конвенции и пункт, выполнять который Советский Союз отказался категорически, хотя и делал исключения для пленных немецких высших генералов. В частности, для фельдмаршала Паулюса. Я имею в виду статью 22, которая предусматривала, что обслуживанием пленных офицеров в лагерях будут заниматься пленные солдаты. У нас это называлось «денщичество» и оно в СССР было запрещено.

Кричите «ура», господа демократы! Есть таки статья конвенции, которую Сталин выполнять не хотел.

Немало по историческим страницам бродит ошибочных утверждений относительно использования военнопленных в качестве рабочей силы. Конвенция однозначно определяет (ст. 27) – военнопленных заставлять работать можно. Но только солдат. Унтер-офицеров можно заставлять выполнять работу контролеров, руководителей и т. п.

Офицеров принуждать к работе нельзя, но ежели они пожелали делать какую-то работу, то им следует подобрать такую, которую они хотели бы выполнять. При этом удерживающие их в плену власти обязаны в максимально возможной мере удовлетворить пожелания пленных офицеров.

Довольно-таки странное положение. Своего офицера можно посылать в бой, или заставлять выполнять какие-то обязанности, не спрашивая его ни о чем. А вот плен ному дай такую работу, которую он пожелает, да еще ежели пожелает работать. Похоже, что создателям конвенции тут просто изменило чувство меры. Неудивительно, что эта статья во Второй мировой войне не выполнялась ни одной из воюющих сторон.

Согласно конвенции (ст. 27–30) работа пленных должна оплачиваться на тех же условиях, что и работа своих рабочих и служащих, и на пленных распространяются все положения трудового законодательства. Рабочее время по продолжительности должно быть таким же, что и своих рабочих. Еженедельно работающие пленные должны иметь выходной день. Причем, четко оговорено – 24-часовой ничем не прерываемый отдых.

На каких работах запрещено использовать военнопленных? Тут мы просто еще раз процитируем Главу 3 Раздела III.

ГЛАВА 3. Запрещенная работа.

Статья 31. Работа, выполняемая военнопленными не должна иметь никакой прямой связи с военными действиями. В частности, запрещается использовать пленных в изготовлении или транспортировке оружия или боеприпасов любого вида, или на транспортировке материалов, предназначенных для частей воюющей стороны.

В случае нарушения положений предыдущего параграфа, пленные имеют право после выполнения или начала выполнения распоряжения подать жалобы через посредника представителей пленных, функции которых описаны в Статьях 43,44, или, в отсутствии представителя пленных, через посредника представителей защищающей державы.

Статья 32. Запрещается использовать военнопленных на нездоровой или опасной работе. Условия работы не должны являться более трудными дисциплинарными мерами.

Все, больше ничего. Никак не оговорены предприятия, отрасли народного хозяйства. Т. е. пленных, например, можно заставить строить военный завод, но нельзя заставить изготавливать снаряды. Можно заставить грузить цемент в вагоны, но если эти вагоны не пойдут на фронт.

На том и завершим краткий комментарий к конвенции.

С самой конвенцией можно ознакомиться в Приложении 5.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.215. Запросов К БД/Cache: 0 / 0