Главная / Библиотека / Дарданеллы 1915 /
/ Мраморное море — подводные лодки

Глав: 18 | Статей: 18
Оглавление
Первая книга о Дарданелльской катастрофе 1915 года, основанная не только на британских, французских, немецких, русских, но и на турецких источниках. Всё о самом кровавом и позорном поражении Черчилля и провале первого стратегического десанта в истории.

С юности склонный к опасным авантюрам и напрочь лишенный военного таланта, сэр Уинстон в марте 1915-го вознамерился одним ударом выбить Турцию из войны, с боем прорвавшись через Дарданеллы к Константинополю и заставив «османов» капитулировать. Но отвратительно спланированная и бездарно проведенная операция завершилась трагедией — всего за день англо-французский флот потерял на минах и под огнем береговых батарей три броненосца, еще несколько кораблей получили серьезные повреждения и спаслись лишь чудом. Еще худшей бойней обернулся десант на полуостров Галлиполи, где наступление также захлебнулось, и союзники положили в позиционной мясорубке 150 тысяч человек с нулевым результатом. Этот провал был тем более унизительным, что в зоне высадки турки не имели даже пулеметов, а косили наступающих из многоствольных картечниц, в других армиях давно снятых с вооружения. Последней каплей стала гибель еще трех броненосцев, потопленных немецкой подлодкой и турецким миноносцем, и провал второго десанта в бухте Сувла, после чего было решено эвакуировать галлиполийские плацдармы.

Эта книга восстанавливает все обстоятельства крупнейшей военной катастрофы в британской истории и самого постыдного фиаско в карьере Черчилля, после которого он вынужден был уйти в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями редких карт, схем и фотографий.

Мраморное море — подводные лодки

Мраморное море — подводные лодки

Пока в Дарданеллах шли упорные бои между флотом союзников и турецкими береговыми батареями, не менее ожесточенная борьба развернулась и под водой. Дело в том, что дорожная сеть полуострова Галлиполи находилась в зачаточном состоянии, поэтому вызывает удивление наивная уверенность британского командования, будто высаженные войска пройдут победным маршем от мыса Хеллес до самого Килид Бахра. Даже не будь на полуострове турецких войск, этот марш превратился бы в тяжелейшую задачу, а прорыв укреплений становился задачей неразрешимой. Это вам не чистенькие и умытые равнины северной Франции, это Азия, господа, Азия! Пыльные долины, прокаленные солнцем, и узенькие тропинки вместо дорог. К началу высадки союзников турки перевезли на полуостров 5 пехотных дивизий, но сделали это по морю. И снабжение их также велось по морю. Грузы доставлялись в городки Чанак-Кале, Гелиболу, Бандирма и Муданья, где имелись хоть какие-то причалы, и уже оттуда припасы и подкрепления отправлялись на фронт, благо здесь расстояния были небольшими. В силу этого борьба на морских коммуникациях в Мраморном море и Дарданеллах приобретала особое знание.



Турецкий эсминец «Самсун».


Турецкий миноносец типа «Ак-Хисар». Старые турецкие миноносцы и канонерские лодки несли противолодочную службу в Дарданеллах.


Британская В-11 — первая подводная лодка союзников, проникшая в Дарданеллы.

Турки, предвидя опасность, постарались наладить сопровождение транспортов. Из Константинополя до Гелиболу на входе в пролив их сопровождали миноносцы немецкой постройки типа «Муавенет». Купленные во Франции миноносцы типа «Самсун» вели транспорты по проливу до Чанак-Кале, а маленькие миноносцы типа «Ак-Хисар» патрулировали возле портов европейского берега Мраморного моря. Интересно, что попытка организовать конвойную систему провалилась как раз по тем причинам, которых боялось британское Адмиралтейство. Маленькие деревушки, гордо названные портами, не успевали разгружать корабли, а дороги от причалов не обладали нужной пропускной способностью.

Но мы отвлеклись. В сентябре 1914 года в состав блокадных силы были включены первые подводные лодки. Это были устаревшие и маленькие британские лодки типа «В». Сначала они играли достаточно пассивную роль, но в декабре 1914 года было решено отправить В-11 капитан-лейтенанта Холбрука в Мраморное море. Главным препятствием становились мины, так как мимо береговых батарей лодки могла пройти в подводном состоянии. Но что делать с минами?

В результате командир отряда подводных лодок капитан-лейтенант Паунелл и командир флотилии эсминцев капитан 1 ранга Куд спроектировали специальное приспособление, которое могло позволить лодке проскользнуть между якорными минами. Под их руководством инженеры в мастерских плавучей базы эсминцев «Бленхейм» из стальных труб изготовили ограждение для горизонтальных рулей лодки. Так как в Мудросе не имелось сухого дока, механики поочередно заполняли носовые и кормовые цистерны лодки, чтобы поднять из воды ее оконечности. Это позволило механикам прикрутить болтами ограждение рулей. Чтобы прикрыть рубку, нактоуз компаса и другие части корпуса, за которые могли зацепиться минрепы, с рубки на нос и корму были протянуты прочные стальные тросы.

Но не менее сложные проблемы ставила гидрография Дарданелл — узкого пролива, ведущего из Эгейского моря в Мраморное. Он имеет длину 27 миль, а ширина в самой узкой части между Чанаком и Килид-Бахром не превышает одной мили. Воды Мраморного моря несутся через эти «Узости» со скоростью от 4 до 5 узлов, что делает плавание очень трудным. Оборонительные сооружения на берегах пролива были мощными, на обоих берегах были построены форты, а сам пролив перекрывали несколько рядов мин. Вот потому союзники на первых порах и ограничились подводными лодками.

Британские адмиралы для начала отправили на восток первое, что подвернулось под руку — 5 совершенно ископаемых крошечных лодок типа В, которые должны были базироваться в Мудросе на острове Лемнос. Укажем только, что компас на этих лодках устанавливался вне прочного корпуса, чтобы на него не влияли машины. Изображение картушки с помощью системы линз и призм передавалось рулевому, такая вот интересная конструктивная особенность. Французы в качестве базы для 3 своих лодок выбрали остров Тенедос.

Англичане и французы долго спорили, чья лодка должна первой войти в Дарданеллы. Все решил случайный фактор — на В-11 недавно были установлены новые аккумуляторные батареи, поэтому выбрали именно ее. Однажды Холбрук уже заходил на 2 мили в пролив, но его заметили и отогнали 2 турецкие канонерки.

Кстати, история действий французских лодок в Дарданеллах до сих пор слабо освещена. Как ни странно, даже такие авторитетные авторы, как Лорей и Корбетт, о многом умалчивают. С другой стороны, это можно понять, потому что французские подводники в этой кампании не добились совершенно ничего, но при этом потеряли 4 лодки. Вдобавок выяснилось, что техническое состояние французских лодок настолько плохо, что им постоянно требуются ремонты.



Турецкий броненосец «Месудие».


Затонувший «Месудие», часть орудий уже демонтирована.

13 декабря 1914 года лодка вошла в пролив с приказом атаковать любой замеченный военный корабль. Лодка спокойно дошла до минных заграждений, установленных немного ниже Узостей, которые состояли из 5 рядов якорных мин. В-11 погрузилась и прошла сквозь минное поле. Установленные на лодке ограждения отводили в сторону минрепы.

Самым главным препятствием для лодки оказалось сильное течение. Но как только лодка прошла минное заграждение, Холбрук сразу подвсплыл под перископ и обнаружил, что за труды его ждет награда. Турецкий броненосец «Месудие» неосторожно стал на якорь возле азиатского берега пролива. Холбрук подошел на расстояние 800 ярдов и в 11.30 выпустил торпеду. Броненосец открыл было огонь по перископу, но выстрел был метким, старый турецкий корабль перевернулся и через 10 минут затонул.

Обратный путь оказался еще более тяжелым. В-11 пришлось провести под водой 9 часов, но все испытания однажды заканчиваются. На базе в Мудросе группа офицеров-подводников поднесла Холбруку огромный картонный Железный Крест, проведя шутливую церемонию награждения на квартердеке линейного крейсера «Индефетигебл». Французский главнокомандующий прислал телеграмму Кардену: «Передайте мои самые теплые поздравления экипажу подводной лодки В-11, совершившему славный подвиг». Холбрук был награжден Крестом Виктории, но помимо моральных поощрений, он получил и вполне материальную награду. Экипажу лодки были выделены 3500 фунтов призовых, из которых на долю командира пришлись 601 фунт, 10 шиллингов и 2 пенса. Потрясающая точность!

Экипаж перевернувшегося броненосца «Месудие» провел ужасную ночь. Однако на следующий день в днище броненосца были прорезаны несколько отверстий, и большая часть экипажа была спасена. Но транспорт «Булаир» сумел спасти 48 офицеров и 573 матроса. Всего погибли 10 офицеров и 24 матроса. Однако турки, и особенно турецкий флот, получили страшный моральный удар. Крошечный кораблик противника свободно действовал в водах, которые они считали своими. Глава германской военно-морской миссии в Турции вице-адмирал Мартен охарактеризовал действия Холбрука и его экипажа типичной фразой: «Хорошо сделано». Позднее с потопленного броненосца была снята часть орудий, которые установили на береговых батареях.

Однако повторить эту операцию оказалось исключительно сложно. Когда В-9 попыталась пройти проторенной дорожкой, ей это не удалось. Турки обнаружили лодку на входе в пролив. Вокруг лодки взорвалось несколько мин крепостного заграждения, приведенных в действие с берега, хотя, скорее всего, это были фантазии подводников. В итоге В-9 все же сумела развернуться и удрать.

Начальник штаба Кардена Роджер Кийз, сам бывший подводник, убедил командующего отправить в Адмиралтейство просьбу прислать флотилию новейших лодок типа «Е». Они были значительно крупнее, чем лодки типа «В», имели более мощные батареи и более надежное навигационное оборудование. В это время на Средиземном море находилась австралийская подводная лодка АЕ-2 капитан-лейтенанта Стокера. Она была немедленно направлена к Дарданеллам, а через несколько недель в Восточное Средиземноморье были отправлены еще 4 лодки типа «Е».



Командир и экипаж В-11.


Французская подводная лодка «Сапфир» — первая жертва турецкой ПЛО в Дарданеллах (предвоенный снимок).


Осмотр немецкими специалистами засевшей на мели подводной лодки Е-15.

Следующую попытку предприняла французская лодка «Сапфир». Она прибыла на Тенедос, где базировались английские лодки, 17 декабря и застряла там на целый месяц. Дело в том, что каждый поход подводной лодки в Мраморное море требовал специального разрешения адмирала Кардена, и получено оно было только в январе.

15 января лодка вошла в Дарданеллы. Она благополучно прошла под минными заграждениями и подвспыла на перископную глубину возле Нары. Здесь ее заметили турецкие канонерки «Чанаккале», «Иса Рейс» и минный заградитель «Нушрет». Канонерки открыли огонь по погружающейся лодке. Погружение оказалось слишком стремительным. Лодка ударилась о дно. От удара потекли сальники, вылетело довольно много заклепок. Экипаж не смог остановить течь, а вдобавок вода залила аккумуляторные батареи, и началось выделение хлора. Командиру лодки пришлось продуть цистерны и всплыть. «Сапфир» поднял белый флаг, и «Нушрет» успел снять с лодки 13 человек из 27, прежде чем она снова затонула. Хотя лодка легла на дно всего в 300 метрах от берега, сильное течение не позволило туркам поднять ее.

Тем временем на Мудрос прибыли более новые лодки типа «Е», и 15 апреля в поход отправилась Е-15, которой, однако, сильно не повезло. Она не сумела справиться с течением, которое вынесло ее на берег возле мыса Кефез, немного южнее бухты Сари-Сиглар. Здесь лодка оказалась прямо под пушками форта Дарданос, который немедленно открыл по ней огонь. Командир лодки капитан-лейтенант Броди приказал дать полный назад, пытаясь снять Е-15 с мели, однако она застряла слишком плотно. Броди был убит одним из первых же снарядов, а через несколько минут лодка была полностью разрушена.

Теперь появилась новая опасность. Е-15 сидела на мели во вражеских водах, и противник мог раскрыть некоторые особенности конструкции лодки, это следовало предотвратить любой ценой. И англичане предприняли поистине титанические усилия для уничтожения собственной лодки. Сначала эту задачу поручили подводной лодке В-6, но турки обстреляли ее, едва заметили перископ, поэтому торпеда была выпущена с большой дистанции и прошла мимо.

Затем в ход пошло новое оружие — гидросамолеты попытались уничтожить Е-15 бомбами, однако преуспели не больше подводной лодки. Ночью эсминцы «Скорпион» и «Грэмпус» вошли в пролив, но турецкий прожектор нащупал их, и береговые батареи немедленно открыли бешеный огонь. В результате эсминцы не нашли лодку и повернули назад, не сделав ни единого выстрела.

На следующее утро очередную попытку предприняла В-11. Холбрук подошел к мысу Кефез, но когда поднял перископ, то обнаружил, что все вокруг закрывает густой туман, поэтому В-11 тоже вернулась назад, не выполнив приказ. Броненосцы «Маджестик» и «Трайэмф» попытались уничтожить лодку огнем с большой дистанции, но также потерпели неудачу.

В конце концов лодка все-таки была уничтожена. Ночью 23 апреля 2 паровых катера с броненосцев «Маджестик» и «Трайэмф», оснащенные торпедными аппаратами, вошли в пролив. Командовал ими неугомонный капитан-лейтенант Эрик Робинсон, специализирующийся по опасным авантюрам.

Ночь была очень темной, и катера, держась под европейским берегом, сумели подняться по проливу. Напротив мыса Кефез они повернули и направились к азиатскому берегу. Их обнаружили прожектора, но катера упрямо шли вперед под градом снарядов. В какой-то момент один из прожекторов случайно осветил сидящую на мели Е-15. Лодка показалась буквально на секунду, но этого было достаточно. Головной катер выпустил 2 торпеды, и обе попали в цель. Но в этот момент он получил попадание и начал тонуть. Тогда второй катер подошел к нему и снял команду, несмотря на огонь вражеских батарей. Потом он благополучно покинул пролив.



Австралийская подводная лодка АЕ-2 — жертва тарана эсминца «Султанхиссар».


Английская подводная лодка Е-14.


Командир Е-14 Эдвард Бойл на палубе своей подводной лодки.

Хотя на следующее утро гидросамолеты подтвердили, что Е-15 полностью уничтожена, их рапорт считался не слишком достоверным, так как им пришлось лететь на большой высоте. В-6 снова была послана в пролив, чтобы окончательно удостовериться в уничтожении Е-15. И тут лодку едва не постигла та же самая участь. Погрузившись, чтобы пройти под минным заграждением, она попала в то же течение и села на мель менее чем в 100 ярдах от Е-15. Хотя орудия форта Дарданос снова обстреляли ее, лодка сумела отойти на глубокое место, не получив попаданий. В-6 благополучно вернулась на базу, подтвердив, что Е-15 превращена в обломки. За этот поход Робинсон был награжден Крестом Виктории.

Следующей на прорыв пошла австралийская лодка АЕ-2. Возле Чанака она атаковала турецкий броненосец «Тургут Рейс», но все торпеды прошли мимо, хотя командир лодки был уверен, что потопил турецкую канонерку. После ряда приключений 26 апреля она вошла в Мраморное море. Там она встретила второй турецкий броненосец, но и выстрел по «Барбарос Хайреддину» тоже был неточным. Безуспешными оказались и другие атаки австралийцев. Уже на обратном пути 30 апреля АЕ-2 случайно вылетела на поверхность прямо под носом турецкого миноносца «Султанхисар» и была потоплена.

Встревоженные этими событиями, турки решили создать хотя бы некое подобие противолодочных сил. 1-я флотилия миноносцев начала патрулирование прибрежных районов, а 1-я флотилия эсминцев — района Гелиболу. 2-я флотилия эсминцев организовала в Дарданеллах нечто вроде барража, то есть они не слишком отстали от англичан, которые создали знаменитый Дуврский барраж в феврале 1915 года.

Как мы видим, первые походы практически ничего не дали, но 3 лодки были потеряны. Но попытки продолжались, и 29 апреля в Мраморное море прорвалась Е-14 капитан-лейтенанта Бойла. Она даже встретилась там с АЕ-2, но совместных действий не получилось. 1 мая Е-14 потопила торпедой канонерку «Нур-уль-Бахр», хотя после этого Бойл долгое время не мог добиться успеха, несколько атак сорвались из-за неисправности торпед, тем не менее одного присутствия британской лодки в казавшихся безопасными водах оказалось достаточно, чтобы парализовать морские перевозки. Только 10 мая счастье улыбнулось Бойлу. Е-14 находилась недалеко от Константинополя и во второй половине дня заметила транспорты «Патмос» и «Гуль Джемаль», которые покидали порт в сопровождении эсминца «Гайрет». Первая торпеда Е-14 прошла за кормой «Патмоса», но вторая попала в носовую часть вооруженного транспорта «Гуль Джемаль», который перевозил 1600 солдат и полевую батарею. Повреждения оказались несерьезными, и корабль сумел выброситься на берег. Лодка израсходовала все торпеды, и так как она не имела орудия, то больше сделать ничего не могла и отправилась в обратный путь. За этот поход капитан-лейтенант Бойл также был награжден Крестом Виктории.

В тот же день в пролив отправилась французская лодка «Бернулли», которая дошла до Килид-Бахра, а потом вернулась. Ее командир в рапорте сообщил, что поход был совершенно неинтересным и он не нашел ни одной цели, заслуживающей атаки. Следующей в поход отправилась подводная лодка «Джоуль», которая пропала без вести. Считается, что она погибла, подорвавшись на мине 1 мая. Интерес представляет лишь ее командир — лейтенант Луи-Альбер дю Пти-Туар де Сен-Жорж. Помните, в честь кого были названы несколько кораблей французского флота? Лейтенант был прямым потомком командира линейного корабля «Тоннан», погибшего в битве при Абукире в 1798 году. Эта дворянская фамилия известна еще с XVI века.

19 мая в Мраморное море отправилась Е-11 капитан-лейтенанта Нэсмита. Вот этот поход оказался очень успешным. Лодка потопила и повредила несколько турецких судов, в том числе 23 мая была потоплена канонерка «Пеленк-и-Дериа». Пока корабль тонул, турки открыли огонь, и первый же снаряд (редкий случай!) пробил перископ Е-11. Следующий день лодка провела возле острова Калолимно, ремонтируя повреждения. Таково было состояние турецкой ПЛО в Мраморном море. 24 мая Е-11 вернулась к Константинополю и утром обнаружила маленький пароход «Нага».



Лайнер компании «Уайт Стар» «Германик», ставший в 1910 г. турецким «Гюль Джемаль». Поврежден британской подводной лодкой Е-14.


Атака подводной лодкой Е-11 на транспорт «Стамбул» в бухте Золотой Рог, 25 мая 1915 г. С газетного рисунка.

В своем рапорте Нэсмит так описывает это происшествие:

«Осмотрев пароход через перископ, я всплыл у него на левой раковине. Сигналом приказал остановиться. Никакой реакции. Мы заставили его остановиться, сделав несколько выстрелов из винтовки. Приказал экипажу покинуть судно. Они выполнили приказ с лихорадочной поспешностью, перевернув все шлюпки, кроме одной. К счастью, матросы этой шлюпки сумели выправить две остальные и выудили из воды всех, кто плавал рядом. На верхней палубе парохода появился американский джентльмен и сообщил, что его имя Сайлас К. Свинг, он корреспондент „Чикаго Сан“, и он счастлив познакомиться с нами. Потом он сообщил нам, что пароход шел в Чанак с турецкими пехотинцами на борту, и он не знает, имеются ли на пароходе военные грузы. Я подошел к борту и высадил на пароход лейтенанта Д'Ойли-Хьюза с подрывной партией. Он нашел ствол 152-мм орудия, лежащий поперек крышки носового грузового люка. В носовом трюме обнаружился лафет этой пушки, а также несколько станков к 12-фн орудиям. Сами орудия, вероятно, находились на дне трюма. Трюм был набит 152-мм снарядами, поверх которых были уложены около 50 больших металлических гильз с клеймом заводов Круппа. Подрывные заряды были установлены на бортах судна напротив кормового трюма. Все моряки вернулись на Е-11, и заряды были подорваны. Судно взорвалось с ужасным грохотом, выбросив высокий столб дыма и пламени».

Нэсмит немного ошибся и в отношении груза «Наги». Пароход вез 88-мм снаряды для орудий, снятых с «Гебена». Турки специально отремонтировали эту старую развалину, чтобы она смогла доставить ценный, но тяжелый груз. Однако трудно понять, почему было выбрано старое и тихоходное судно.

25 мая Нэсмит совершил дерзкую вылазку. Он вошел прямо в бухту Золотой Рог и попытался торпедировать турецкие суда, стоящие прямо у причала адмиралтейства в Галате, был поврежден транспорт «Истанбул», который турки потом сумели отремонтировать. Через день Нэсмит снова наведался в Константинополь и сфотографировал город через перископ. Дело в том, что он рассчитывал найти и потопить линейный крейсер «Гебен», но ему не повезло. После этой выходки адмирал Сушон приказал временно приостановить переходы войсковых транспортов.

На обратном пути лодке пришлось пережить несколько неприятных часов. Проходя через южное заграждение у Килид-Бахра, Е-11 ухитрилась зацепить носовыми горизонтальными рулями мину и потащила ее за собой. Всплывать прямо на минном поле было самоубийством, поэтому Нэсмит погрузился на предельную глубину, надеясь, что мина будет болтаться над корпусом лодки.

Как только Е-11 вышла с минного поля, Нэсмит решил немедленно избавиться от опасного груза. Он приказал продуть главную балластную цистерну и дать полный назад. В результате лодка получила сильный дифферент на нос, мина сразу оказалась впереди нее. Командир следил за ней в перископ. Как только мина прошла форштевень, он аккуратно выровнял лодку. Все эти маневры привели к тому, что минреп соскользнул с рулей, и мина постепенно отошла от лодки.



Карта Мраморного моря. 1915 г.



Экипаж эсминца «Грэпус» приветствует подводную лодку Е-11, возвращающуюся из похода в Мраморное море, 6 июня 1915 г.

Всего Е-11 провела в Мраморном море 11 дней, за это время она потопила 1 канонерку, 2 войсковых транспорта, 2 транспорта боеприпасов, 2 судна снабжения, еще одно судно снабжения выбросилось на берег. Кроме того, Нэсмит поддержал «блокаду» турецкой армии в Галлиполи, установленную Е-14. Капитан-лейтенант Нэсмит был награжден Крестом Виктории за свою отвагу, он также получил звание капитана 2 ранга. Это был третий Крест Виктории, который заслужили подводники во время Дарданелльской кампании.

Тем временем адмирал Сушон отозвал из Босфора эсминцы и попытался использовать имеющиеся корабли для сопровождения транспортов. Но ему пришлось организовать нечто вроде «Токийского экспресса». Каждую ночь 5 буксиров тащили 5 барж из Хайдар-паши к Галлиполи, их прикрывали эсминцы. Для перевозки боеприпасов использовались быстроходные паромы. Все прямо как у японцев на Гуадалканале 30 лет спустя!

10 июня начался второй поход Е-14, которая в ходе ремонта на Мальте получила 6-фн пушку. Этот поход Бойла оказался не столь удачным, как первый. Жертвами Е-14 стали несколько мелких парусников, и только. Попытки атаковать миноносцы «Кютахья» и «Ядигар-и-Миллет» не удались.

19 июня в Дарданеллы вошла Е-12 капитан-лейтенанта Брюса. Увы, этот поход тоже был малорезультативным. Лодка потопила лишь один маленький буксир и два парусника, которые он тащил. Паром «Интизим» при виде лодки поспешно выбросился на берег, и Бойл не стал его обстреливать.

30 июня настал черед Е-7 капитан-лейтенанта Кохрейна. Однако эта лодка, похоже, была построена под несчастливой звездой. В проливе она ударилась о дно, и отказал один из моторов, затем ее заметила канонерка «Айдин Рейс», но Е-7 ускользнула. Лодка вошла в Мраморное море 1 июля и этой же ночью встретилась с Е-14 возле острова Калолимно. Обменявшись информацией с Бойлом, Кохрейн направился к Текирдагу, где он рассчитывал найти подходящие цели, чтобы открыть свой счет в войне с Турцией.

Ему повезло, вдоль причала стояли буксир «Бюль-бюль» и 5 парусников. Е-7 в надводном положении вошла прямо в порт. Ее обстреляли с берега, но лодка открыла ответный огонь из орудия, и это оказалось гораздо более эффективно, чем стрельба турок. Кохрейн поджег 2 дау, остальные 3 сами выбросились на берег. Пароход был потоплен подрывным зарядом, размещенным в носовом трюме. Однако заряд взорвался преждевременно и едва не погубил подрывную партию под командованием старшего помощника Кохрейна лейтенанта Галифакса. Несколько моряков получили сильные ожоги. Появление канонерки «Айдин Рейс» вынудило лодку спешно погрузиться.



Противолодочный дозор. Перевозимые на транспортах по Мраморному морю турецкие солдаты следят за появлением подводной лодки.


Немецкая подводная лодка UB-14. «Первая ласточка» германских субмарин в Дарданеллах.

На этом несчастья не закончились. Часть экипажа заболела лихорадкой, а потом на борту Е-7 появилась и дизентерия. Отсеки в подводной лодке очень малы, во время погружения в них жарко и душно, поэтому более благоприятного места для начала эпидемии придумать невозможно.

Кохрейн и сам подцепил лихорадку в тяжелой форме, но не дал поблажек ни себе, ни экипажу. Бойл израсходовал все припасы и 3 июля был вынужден возвращаться в базу. На какое-то время Е-7 осталась одна в Мраморном море. 4 июля она вошла в залив Мудания и потопила 2 дау, а потом направилась в залив Измид. Пару дней экипаж занимался ремонтом электромоторов, которые начали барахлить. 7 июля был встречен буксир «Нушрет», который поспешил выброситься на берег, то же самое сделал и пароход «Интизим» (снова!). Е-7 выпустила по нему несколько снарядов и ушла. Однако это не слишком обеспокоило турок, так как снять маленький пароход с мели не представляло трудности, а ремонт, как правило, не затягивался. Поэтому установить точный счет британских подводников довольно сложно.

10 июля Кохрейн вернулся в Муданию и на сей раз обнаружил там средних размеров пароход, стоящий у причала. Это было судно «Бита» водоизмещением 3000 тонн, нагруженное боеприпасами из больших армейских арсеналов, расположенных неподалеку. Пароход прикрывала завеса из маленьких парусников. У входа в гавань крейсировала пара дау.

Для Кохрейна это была детская задачка. Он поднырнул под патрулирующие дау, которые даже не заподозрили о присутствии подводной лодки, и выпустил торпеду в «Бита». Она прошла под пришвартованными к борту судна парусниками и попала в пароход. Ужасный взрыв разнес судно буквально в пыль.

15 июля Е-7 наведалась в Константинополь, но причал в Галате оказался пустым. Ночью Е-7 всплыла под стенами города и обстреляла пороховую фабрику в Зейтуне. Ждать, что 6-фн орудие лодки серьезно повредит здания фабрики, не следовало. Но психологический эффект обстрела оказался потрясающим. Весь город впал в панику, и работы остановились. По Константинополю пролетел слух, что британский флот прорвался через Дарданеллы и что высадка вражеских войск неминуема. Многие жители в панике бежали из города.

На следующее утро Кохрейн увидел картину, которая не могла обрадовать англичан. Турецкий миноносец буксировал германскую подводную лодку UB-14 обер-лейтенанта Гуго фон Хеймбурга. Она прибыла своим ходом из Германии, для чего ей пришлось форсировать Гибралтарский пролив и Дарданеллы. Присутствие германских подводных лодок еще больше осложняло обстановку в Мраморном море. До сих пор любая замеченная подводная лодка могла быть только английской. Можно было спокойно отстаиваться в надводном положении, зная, что никто не подкрадется под водой и не всадит тебе в борт торпеду. Все это закончилось. К несчастью, эсминец был замечен на слишком большом расстоянии, и Кохрейн не смог атаковать германскую субмарину, которая благополучно прибыла в Константинополь.

Лодка продолжала патрулировать до 24 июля, но достойных целей больше не встретила, были уничтожены лишь несколько мелких парусников. На обратном пути лодка неожиданно намотала на носовые рули тросы сети и прочно застряла в ней. Лишь с огромным трудом, полностью разрядив батареи, Е-7 сумела вырваться.

21 июля в третий поход вышла Е-14 капитан-лейтенанта Бойла. В Мраморном море она встретилась с Е-7, получила свежую информацию и отправилась дальше. Однако гавани Муданья и Гемлик оказались пусты, а два встреченных транспорта оказались госпитальными судами. Добычей Е-14 стали 6 мелких парусных судов, и только 27 июля она сумела торпедировать маленький транспорт «Хайрулла», стоящий у причала в Саркёе.

Затем последовали еще несколько парусников, а вот попытка атаковать конвой, состоящий из транспортов «Тенедос» и «Бандирма», которые сопровождал миноносец «Самсун», оказалась безуспешной. Бойл промахнулся.

25 июля базу в Мудросе покинула подводная лодка «Мариотт». Считается, что в свое время она имела самую высокую подводную скорость в мире. Однако эта скорость лодке не помогла. Рано утром на следующий день она запуталась в противолодочной сети возле Чанак-Кале, не сумела вырваться, подорвалась на мине и была вынуждена всплыть. Турецкая береговая артиллерия немедленно ее обстреляла, и лодка была затоплена командой.



Французская подводная лодка «Мариотт» обладавшая рекордной скоростью подводного хода. Выход из базы на острове Мудрос, 1915 г.


Чудеса турецкого судоремонта: пароходы «Биттиния» и «Истанбул», поднятые и восстановленные после атак британских подводных лодок.

Вот выдержки из рапорта командира лодки лейтенанта Фабра:

«В 04.25 погрузился на 25 метров перед входом на минное поле. Позже решил продлить время погружения на 5 минут, чтобы убедиться, что прошел мины. В 05.54 почувствовал удар, словно коснулся мягкого дна. Подвсплыл до 10 метров, чтобы увидеть, где мы находимся и определить причину инцидента. С началом всплытия отключился правый мотор, и значительно возросли обороты левого двигателя. Лодка имеет дифферент на корму 15 градусов и крен на правый борт 14 градусов. Снова погрузился на 13 метров и остановился. Пробовал дать ход мотором правого борта, но тут снова отключился. Пытался вернуться к Седд-уль-Бахру, чтобы очистить правый винт, но лодка может поворачивать лишь на 15–20 градусов. Пытался на правый борт, тот же результат. Мы могли двигаться лишь вперед или назад, и невозможно повернуть. Возникла угроза электродвигателям, так как на глубине 25 метров начала просачиваться вода. При попытке двигаться лодка неожиданно выскакивает на поверхность на расстоянии меньше 200 метров от турецких батарей Чанак-Кале, которые сразу открыли огонь.

Осмотревшись в перископ, я вижу, что взрыв мины произошел в корме по правому борту. Я приказал погрузиться. Вода продолжает поступать внутрь корпуса. Остановил погружение и приказал команде надеть спасательные жилеты. Уничтожены карты и секретные документы. Перемкнули батарею, устроив короткое замыкание. Продули главные балластные цистерны и всплыли.

Батареи Чанак-Кале продолжают стрелять, послал на палубу мичмана Массона, чтобы сделать сигнал туркам. Они немедленно прекратили огонь. Экипаж покидает лодку в полном молчании. Боцман Кулен и мичман Босси проверяют, открыты ли кингстоны. Поведение личного состава выше всяких похвал.

Турки прислали катер, который забрал наших моряков. Экипаж был уже в катере, когда я поднялся на палубу, меня приветствовали криками „Вив ля Франс!“».

8 августа 1915 года Е-14 встретила транспорт «Махмуд Шевкет-паша» и всадила в него торпеду. Однако транспорт успел выброситься на мелководье, но Е-14 вместе с Е-11, которая только что торпедировала броненосец «Барбарос Хайреддин», обстреляли его. Во время этой канонады Е-11 потеряла свое орудие. При откате была сломана верхняя часть орудийного станка. Без орудия от Е-11 в Мраморном море было мало пользы. Слишком немногие цели стоили торпеды, и можно было очень долго искать такую мишень.

Однако турки позднее подняли транспорт и отремонтировали его! Еще больше запутывают ситуацию сообщения британских летчиков, которые утверждали, что именно этот транспорт стал первой в истории жертвой самолета-торпедоносца. Какой-то очень живучий транспорт попался, не хуже линейного корабля.

На следующий день перед уходом в базу Е-14 встретилась с Е-11 и передала на нее две торпеды, опять же предвосхитив аналогичные действия немцев в следующей мировой войне. Впрочем, разумеется, это был случайный эпизод, а не система, как у парней адмирала Деница.

В августе 1915 года в Мраморное море практически одновременно были отправлены две лодки — Е-11 капитан-лейтенанта Нэсмита, для которой это был второй поход, и Е-2 капитан-лейтенанта Стокса. Кроме того, в море уже находилась Е-14. Англичане организовали нечто вроде «волчьей стаи», так что напрасно приоритет отдается немцам. На Е-11 было установлено 12-фн орудие, которое могло считаться крупнокалиберным для английской субмарины.

5 августа 1915 года Нэсмит вышел в море. При форсировании заграждений мины несколько раз ударялись о корпус лодки, и экипаж ждал взрывов, но их не было. Противолодочная сеть после такой нервотрепки показалась просто шуткой. Надеясь пройти под сетью, Нэсмит погрузился на глубину 110 футов. Но сеть была увеличена, и Е-11 все-таки попалась и была вынуждена остановиться. Нэсмит дал задний ход, потом снова дал полный вперед, чтобы постараться прорваться. Сеть все-таки остановила лодку, однако Нэсмит не останавливал моторы. Тросы не выдержали напряжения и стали лопаться один за другим, и Е-11 прорвала сеть.

Обогнув мыс Нагара, Нэсмит подвсплыл на перископную глубину. Турецкие броненосцы часто пользовались этой якорной стоянкой, и Нэсмит рассчитывал начать свой поход с громкой победы. Броненосцев он не увидел, но в перископе появился крупный транспорт. Нэсмиту потребовалось всего несколько минут, чтобы торпедировать его, а потом Е-11 продолжила свой путь. Однако уже 8 августа турки подняли «Халеп» и отправили в Константинополь на ремонт. После этой атаки лодка натолкнулась на канонерку «Айдин Рейс», на борту которой находилась группа офицеров фон Узедома. Однако немцы оказались не более искусны, чем турки, и Е-11 благополучно скрылась.

Во второй половине дня 6 августа Е-11 и Е-14 встретились в Мраморном море, и два капитана обсудили свои дальнейшие планы. Они почти сразу потопили турецкую канонерку «Пейк-и-Шевкет». Е-14 осталась на поверхности, чтобы подманить неприятеля поближе. Е-11 из подводного положения метко нацеленной торпедой отправила канонерку на дно. «Пейк» затонул на мелком месте, при этом погибли 4 человека.

Уже на следующий день прибыли эсминцы «Гайрет», «Ярхисар» и «Мосул», которые начали патрулировать вокруг потопленного корабля. Вечером подошел эсминец «Султанхисар», ведя на буксире баржу с водолазной командой. На этой же барже прибыла аварийная партия с «Мидилли».

На следующий день пришел спасательный буксир «Курт», и к вечеру «Пейк» был поднят. 9 августа канонерка была приведена в Константинополь и поставлена в сухой док на ремонт.

На следующий день обе подводные лодки направились в западную часть Мраморного моря, ближе к северному выходу из Дарданелл. Здесь, в Доган-Аслане, главное шоссе, ведущее на полуостров Галлиполи, проходило вплотную к берегу.

По этой дороге турецкие армии на полуострове получали подкрепления и снабжение. Лодкам не пришлось ждать долго.



Командир подводной лодки Е-11 капитан-лейтенант Мартин Эрик Нэсмит.

Вскоре Е-11 заметила несколько колонн войск, идущих по дороге, и открыла огонь из своего 12-фн орудия, Е-14 присоединилась к обстрелу, хотя от ее орудия было мало проку.

8 августа обе лодки сменили позицию, но движение войск по шоссе почти прекратилось. Вдоль берега были установлены батареи полевых орудий, которые открывали точный огонь, как только лодка показывалась на поверхности. Для подводников это стало неприятной новостью, однако они могли утешиться тем, что эти орудия так и не попали на фронт, где они были гораздо нужнее.

Но фортуна довольно быстро улыбнулась подводникам. Наступление союзников приняло настолько опасный характер, что туркам пришлось пойти на риск отправки подкреплений морским путем. Е-11 крупно повезло, возле Булаира она встретила броненосец в сопровождении эсминца «Басра». «Барбарос Хайреддин» пытался доставить на фронт крупную партию боеприпасов — 9600 ручных гранат, 4836 снарядов к полевым орудиям, 1791 снаряд к горным орудиям и 400 гаубичных снарядов. Нэсмит уклонился от эсминца и вышел в точку пуска торпед на правом траверзе броненосца. Торпеда попала в цель. «Барбарос Хайреддин» получил сильный крен на правый борт и направился к берегу, чтобы попытаться выброситься на мель. Но все усилия турок были напрасны. Через 20 минут броненосец вздрогнул от страшного взрыва — это сдетонировали боеприпасы. Корабль перевернулся и затонул. Из 700 человек экипажа погиб 21 офицер и 237 матросов, остальных спасли миноносцы «Сиврихисар» и «Басра».

Нэсмит попытался торпедировать эсминец, который занимался спасением экипажа броненосца, но промахнулся. Гибель броненосца во многом повлияла на ход сражения вокруг бухты Сувла, потому что парализовала действия турецких кораблей. Кстати, на нем также пошло на дно и жалование турецких аскеров. После этой атаки командование турецкого флота спешно отозвало «Тургут Рейс» из Дарданелл, и броненосец туда вернулся лишь в 1918 году и то при чрезвычайных обстоятельствах, о чем мы еще расскажем.

Именно после этого Е-11 присоединилась к обстрелу «Махмут Шевкет-паши» и потеряла орудие. Но моряки проявили чудеса изобретательности, чтобы исправить положение. Е-11 отошла в ту часть моря, где не было турецких судов, и ее механики принялись за работу. Они решили сделать новый орудийный станок.

Молотками и зубилами они срубили верхнюю часть и напильниками подравняли остаток. Потом люлька ствола была установлена на оставшемся «пеньке» так, что орудие снова можно было наводить. Теперь огонь не мог быть точным, как прежде, но ведь орудие снова стреляло!

Приведя в порядок свою артиллерию, Нэсмит решил наверстать затраченное на ремонт время. 22 августа Е-11 встретила буксир «Дофен», который тащил 4 дау. Их сопровождал эсминец «Ярхисар». Лодка обменялась с ним парой выстрелов, после чего эсминец предпочел удрать. Нэсмит потопил артиллерийским огнем буксир и один парусник. В тот же день Е-2 встретилась с Е-11, обменялась новостями и кое-какими припасами, после чего направилась к острову Калолимно, чтобы отремонтировать орудие. Это заняло 2 дня, но даже после этого орудие не было полностью исправным. Во время эпизода у мыса Нагара пострадал прочный корпус лодки, а теперь каждый выстрел еще больше ослаблял заклепки вокруг пьедестала орудия.

25 августа Нэсмит направился к Константинополю в поисках серьезных целей и снова вошел в гавань. Там он обнаружил крупный угольщик «Исфаган», стоящий у железнодорожного причала. В городе ощущалась нехватка угля, и судно только что доставило 3000 тонн топлива. Рассказывают, что турецкие чиновники стояли на причале, обсуждая, как будут распределять уголь, когда судно взорвалось прямо у них на глазах. Торпеда Е-11 решила все их проблемы. Впрочем, повторилась обычная история — позднее турки подняли «Исфаган».

Из Константинополя Е-11 направилась в залив Измид. Нэсмит вспомнил о проходящей там железной дороге, особенно его привлекал виадук, который несколько недель назад Кохрейн обстрелял из своего крошечного орудия. Нэсмит опробовал свое 12-фн орудие, но массивная каменная кладка выдержала и это. Зато береговые батареи загнали его под воду раньше, чем он успел сделать дюжину выстрелов.

Этот виадук был важным связующим звеном в турецкой железнодорожной сети, и его уничтожение привело бы к хаосу. Но проблема казалась неразрешимой, пока старший помощник Е-11 лейтенант Д'Ойли-Хьюз не предложил новый план. Он ночью поплыл на берег и установил под виадуком импровизированную мину, цель была уничтожена. И здесь англичане опередили время! Кто там якобы первый использовал «морских котиков»?!

После этого состоялся боевой дебют Е-2 капитан-лейтенанта де В. Стокса. Ее прорыв через Дарданеллы тоже оказался сложным. Лодку остановил 3,5-дюймовый трос, который обмотался вокруг орудия. Пока лодка стояла на месте, ее атаковали бомбами патрульные суда.



Эскадренный броненосец «Барбарос Хайреддин», потопленный Е-11.


Экипаж подводной лодки Е-11.

Для британских подводных лодок это стало новым приключением. До сих пор патрульные суда представляли опасность, только если лодка была вынуждена подняться на поверхность. Теперь турки начали использовать бомбы на шестах, которые сбрасывались за борт. Этот снаряд должен был взрываться при ударе о корпус лодки. В некотором смысле это были предшественники глубинных бомб, хотя у них имелся серьезный недостаток — их нельзя было взорвать на заранее определенной глубине. В данном случае турки получили результат, противоположный ожидаемому. Вместо того, чтобы повредить Е-2, они помогли ей спастись. Взрыв проделал дыру в сети и оборвал трос. Это позволило Е-2 освободиться. Лодка благополучно вышла в Мраморное море, но прорыв сквозь сеть повредил орудие, и из него нельзя было стрелять.

Е-2 все-таки нанесла противнику кое-какие потери, в основном своим наполовину отремонтированным орудием. Все торпедные атаки завершились промахами. Попытка Стокса сделать то, что не удалось Е-11, и взорвать железнодорожный мост — тоже провалилась. Тогда Стокс выбрал одну из железнодорожных линий, связывающих Константинополь и Родосто. Рано утром 8 сентября Е-2 подошла к берегу. Стокс действовал так же, как ранее Нэсмит. Старший помощник лейтенант Лион поплыл на берег, толкая плотик с миной и мундиром. Е-2 ждала почти до самого рассвета, но взрыва так никто и не услышал. Когда поднялось солнце, лодка была обнаружена, ее обстреляли береговые батареи. Ночью Стокс снова вернулся в условленное место и попытался найти своего старпома, однако он пропал без вести.

4 сентября 1915 года Е-7 начала свой второй поход в Мраморное море, который закончился для нее печально. Лодка попыталась форсировать сети на глубине 100 футов. Хотя она проделала в сети дыру, достаточно большую, чтобы протиснуться сквозь нее, один из тросов намотался на правый винт. Правый электромотор пришлось остановить. Течение развернуло лодку и бросило бортом на сеть.

Теперь лодка прочно запуталась и носом, и кормой. Все попытки капитан-лейтенанта Кохрейна освободить ее были напрасны. Борьба лодки с сетью привлекла внимание патрульных катеров, и они не замедлили пустить в ход новое оружие. Теперь это были подрывные заряды, которые взрывались на определенной глубине. От них до глубинной бомбы, самого смертоносного противолодочного оружия, оставался только один шаг. Впрочем, Кохрейн в своем рапорте назвал их минами. Первый взрыв прогремел в 08.30, хотя и слишком далеко, чтобы повредить лодку. Е-7, надеясь, что взрыв повредил сеть, сделала новую попытку вырваться, и снова напрасно.

Через 2 часа был взорван второй заряд, на этот раз гораздо ближе. Он сильно встряхнул лодку, хотя прочный корпус опять не был поврежден. Снова Кохрейн попытался вырваться. Хватка сетей немного ослабла, но лодка все еще не могла двигаться. В течение 3 часов он давал попеременно передний и задний ход, но единственным результатом стали почти разряженные батареи.

Кохрейн решил, что лучшим выходом будет спокойно ждать на большой глубине, надеясь, что третий взрыв окончательно порвет сеть и освободит лодку. Попытки дальше использовать электромоторы лишь окончательно посадили бы батареи, а они еще могли понадобиться, когда Е-7 освободится. Однако на всякий случай Кохрейн решил приготовиться к самому худшему и уничтожил секретные документы.

Еще 5 часов Е-7 лежала в сетях, ожидая. В лодке царила тишина, и тишина царила наверху. Не было слышно шума винтов, и у англичан появилась надежда, что охота завершена. Если Е-7 продержится до темноты, можно будет незаметно всплыть, очистить винт и удрать.

Однако около 19.00 страшный взрыв подбросил лодку. Это был новый заряд, и он взорвался всего в нескольких футах от корпуса Е-7. Лампы погасли, в лодке стало темно, как в могиле. Мелкие предметы полетели в разные стороны. Кохрейн снова дал ход, надеясь, что сеть разорвана. Напрасно.

Теперь не осталось никаких шансов на спасение лодки, и Кохрейн решил спасать команду. Он установил подрывные заряды и приказал продуть цистерны. Е-7 поднялась на поверхность и сразу попала под огонь береговых батарей. 3 катера стояли вокруг нее, и они сразу подошли к беспомощной лодке. Турки сняли весь экипаж, прежде чем подводная лодка начала тонуть. Когда лодка уже почти скрылась под водой, сработали подрывные заряды. Они окончательно разрушили Е-7, сделав бессмысленными попытки поднять ее.

День 4 сентября 1915 года стал важной вехой в истории подводной войны, хотя прошло время, прежде чем ее значение было осознано. Е-7 была потоплена совершенно новым противолодочным оружием. Впрочем, точно не известно, как именно турки подрывали свои заряды. Вероятно, их сбрасывали с борта патрульного судна, позволяли погрузиться до определенной глубины, а потом взрывали электрическим запалом. Кстати, операцией по уничтожению Е-7 руководил командир UB-14 обер-лейтенант фон Хеймбург, специально прибывший в Булаир на катере.

16 сентября во второй свой поход отправилась Е-12 капитан-лейтенанта Брюса. Перед походом она побывала на Мальте, и во время ремонта на ней установили 102-мм орудие, пока это было самое крупное орудие на британских подводных лодках. Е-12 использовала его для обстрела пороховой фабрики в Мудании, а также чтобы подавить несколько береговых батарей. Впервые англичане дали бой батареям, которые турки построили в различных местах побережья, и этот бой завершился скверно для турок.

При прорыве через Дарданеллы лодка торпедировала стоящий у азиатского берега австрийский пароход «Битиния». Он лег на дно, утащив с собой 2 парусника, пришвартованные к борту для защиты от подводных лодок. Однако пароход лег на борт на мелком месте и позднее был поднят.

Главные приключения Е-12 начались на обратном пути. Лодка достаточно легко прошла сквозь сетевое заграждение. Но при этом она оторвала большой кусок этой самой сети, который обмотался вокруг ее носовой части и спутал носовые рули глубины. Они перестали двигаться, а дополнительный вес в носовой части заставил лодку постепенно идти в глубину. Когда Е-12 прошла 100 футов, Брюс продул носовую балластную цистерну, но не смог остановить погружение. Рули были переключены на ручное управление, и 3 человека повисли на рычагах, чтобы заставить их двигаться. Лодка прошла 150 футов и продолжала погружаться. Она уже погрузилась глубже, чем любая из подводных лодок. Но в конце концов рули поддались усилиям троих матросов и начали медленно поворачиваться. Однако погружение продолжалось. Лодка прошла 200 футов, и начало сказываться давление воды. Стеклянные иллюминаторы в рубке треснули, и рубка была затоплена. Е-12 еще больше потяжелела. Теперь носовые рули начали действовать, и Е-12 выровнялась на глубине 245 футов. Корпус начал течь, и казалось, что лодка гибнет.

В течение 10 минут она оставалась на такой глубине, где давление воды могло раздавить ее, как яичную скорлупу. Потом она начала подниматься с угрожающей скоростью. Трое моряков попытались перевести носовые рули на погружение, но не успели. Е-12 поднялась на глубину 12 футов, и ее рубка высунулась из воды, прежде чем удалось восстановить управление. Турки немедленно обстреляли лодку, но попаданий не добились.

Лодка снова погрузилась, и опять вес обрывков сети заставил ее полого идти вниз. Теперь она ушла на глубину 120 футов, но как только рули были поставлены на подъем, начался неуправляемый подъем. Именно так, то поднимаясь к самой поверхности, то уходя в глубину, Е-12 форсировала минное заграждение возле Килид-Бахра. Вдобавок она еще запуталась в минрепах. Однако именно они помогли лодке спастись. Резко повернув руль, Брюс приказал дать полный ход. В результате минрепы сорвали большую часть опутавшей лодку сети.

Когда с носа лодки был сдернут большой груз, Е-12 стремительно вылетела на поверхность. Она оказалась прямо напротив береговых батарей и получила 3 попадания. Один снаряд попал в рубку, а два — в мостик. Однако прочный корпус не был пробит, и Е-12 осталась цела. 2 торпеды, выпущенные береговыми аппаратами, прошли мимо. Теперь Е-12 восстановила управление и сразу погрузилась на 60 футов. На этой глубине она была в безопасности. Так она добралась до мыса Хеллес. Там она всплыла и направилась на базу в Мудрос.

В октябре 1915 года первый поход совершила новая лодка типа Н-1 лейтенанта Пири, это была первая лодка канадской постройки в составе Королевского Флота. 5 октября она потопила артиллерийским огнем 3 маленьких парусника и торпедировала пароход «Эдремит». Хотя пароход затонул, его надстройки остались торчать из воды. Взрывом был поврежден стоящий рядом пароход «Рехбер», но уже к концу месяца оба судна были отремонтированы.

17 октября в заливе Измит Е-12 и Н-1 встретили канонерку «Ташкопрю». Торпеда Н-1 прошла мимо, и канонерка бросилась наутек в направлении Бандирмы. Лодки погнались за ней, и в 09.50 Е-12 открыла огонь из своего 102-мм орудия. «Ташкопрю» ответила, но пальба 47-мм пушчонок, стоящих на канонерке, была не более чем пустой трескотней. Брюс израсходовал около 200 снарядов, из которых половина не взорвалась. Наконец канонерка ушла под прикрытие береговых батарей.

20 октября Н-1 прибыла к рейду Саркёй, где нашла 3 транспорта и большое количество барж с продовольствием для турецкой 5-й армии. Стоящие на якоре пароходы были легкой целью, и Н-1 потопила «Плевне» и «Ханефие». Немного позднее произошел любопытный инцидент. Три дня подряд Н-1 атаковала пароход «Хюдавандигар», но лишь 29 октября с третьей попытки лодка попала торпедой ему в носовую часть. Увы, повреждения были невелики, и пароход вскоре был отремонтирован. Кстати, это было достаточно привычным явлением, так как слишком много турецких судов тонули рядом с берегом, что облегчало их последующий подъем. Так что настойчивость Пири не была вознаграждена.



Подводная лодка Н-1.


Бывшая французская подводная лодка «Тюркуаз» ставшая турецкой «Мюстечип Онбаши».

Вторая попытка французов послать подводную лодку в Мраморное море закончилась еще хуже, чем первая. Если тогда лодка «Сапфир» погибла, но это не привело к другим последствиям, то «Тюркуаз» утащила за собой британскую лодку Е-20.

19 октября «Тюркуаз» покинула Мудрос, а в 03.00 на следующий день вошла в Дарданеллы. Она прошла под минными заграждениями, но у Чанака коснулась дна и всплыла. Турецкие корабли открыли по ней огонь, однако лодка погрузилась и двинулась дальше. На выходе из Дарданелл у французов случились первые неполадки с электромоторами, поэтому через Мраморное море «Тюркуаз» шла в надводном положении. 20 октября она встретилась с Е-12 и Е-20. На следующий день на «Тюркуаз» имел место небольшой пожар из-за короткого замыкания.

За все время патрулирования французская лодка не встретила ни одного парохода, а 2 парусника сумели удрать, так как французы стреляли на изумление неточно. 25 октября «Тюркуаз» снова встретилась с Е-20, а потом продолжила патрулирование. В тот же день она встретила канонерку «Бахр-и-Сефид», которая открыла огонь по лодке, и та была вынуждена погрузиться. Попытка атаковать торпедами маленький парусник возле Текир-дага не удалась, обе торпеды прошли мимо. И это было к лучшему, так как, когда лодка всплыла, выяснилось, что на паруснике находятся только греки-беженцы.

30 октября «Тюркуаз» попыталась прорваться обратно через Дарданеллы. Возле Акбаша перископ лодки был замечен береговыми батареями, которые сразу открыли огонь. Маневрируя, чтобы обойти сеть, лодка ударилась о дно и вылетела на поверхность. 75-мм полевая батарея немедленно обстреляла ее и добилась попадания в рубку. Французы выбросили белый флаг, и экипаж поспешно бросил лодку. Экипаж был подобран турецким катером, а прибывшие германские офицеры с удивлением обнаружили, что капитан даже не попытался уничтожить секретные документы.

Сама лодка лежала на дне на глубине всего 4 метра, и весь ее корпус торчал над водой. Поэтому 2 ноября она была без труда поднята буксиром «Сана» и спасательным буксиром «Курт». Лодку отвели в Константинополь, отремонтировали и 10 ноября ввели в состав турецкого флота под названием «Мюстечип Онбаши». Однако использовать ее в боевых действиях турки не решились из-за неважного состояния. Она служила в качестве зарядной станции для германских лодок, находящихся в Константинополе.

21 октября в Мраморное море направилась Е-20. После того как Е-12 продемонстрировала эффективность 102-мм орудия, на этой лодке установили 152-мм гаубицу, однако ее полезность выяснить так и не удалось, потому что лодке не представилось случая использовать это орудие в деле. Она должна была действовать вместе с французской лодкой «Тюркуаз», но ничего хорошего из этой затеи не получилось.

Увы, среди захваченных турками бумаг была записка с указанием координат и времени встречи с Е-20. «Тюркуаз» на рандеву не прибыла, вместо нее 5 ноября в намеченную точку пришла германская субмарина UB-14 обер-лейтенанта фон Хеймбурга. В 16.45 она обнаружила стоящую на поверхности Е-20, которая ждала французскую лодку. С дистанции 500 метров UB-14 выпустила торпеду. Промахнуться по такой цели было невозможно. Когда рассеялся дым, лодка просто исчезла. Немцы подобрали капитана, 2 офицеров и 6 матросов из экипажа Е-20. Таким образом на счету фон Хеймбурга оказались две подводные лодки, причем первую он потопил глубинными бомбами с турецкого катера.

В ноябре третий поход в Мраморное море совершила Е-11, и снова ей сопутствовала удача. Ее действия начались 7 ноября с потопления артогнем возле Кара-Бурну парусного судна «Эвлиядифис». 15 ноября капитан-лейтенант Нэсмит торпедировал австрийский пароход «Ариматеа», но тот затонул на мелководье и был позднее поднят. Вторая торпеда попала в германское судно «Лили Рикмерс» и запуталась в противоторпедных сетях. Поэтому судно было лишь повреждено взрывом и само ушло в Константинополь на ремонт. Возле Чанака Е-11 торпедировала и потопила пароход «Деспина» с грузом пшеницы.

26 ноября Е-11 подошла к Эрдеку, и Нэсмит обнаружил в порту несколько судов. В полдень лодка всплыла и обстреляла их, но береговые батареи вынудили ее погрузиться. В 16.00 Нэсмит снова всплыл и продолжил обстрел, пока весь берег не затянуло дымом пожаров. Пароход «Гелиболу» был потоплен, а «Эдремит» — поврежден.

Днем 3 декабря возле Яловы Е-11 встретила миноносец «Ярхисар» и атаковала его. Взрывом корпус миноносца был переломлен пополам, при этом погибли 8 немцев и 28 турок. На следующий день Е-11 атаковала большой германский пароход «Босфорус», шедший в сопровождении миноносца «Беркэфшан». Нэсмит дождался, пока миноносец скроется в полосе тумана, поднялся на поверхность и открыл огонь. Когда миноносец вернулся, пароход уже пылал от носа до кормы.

Как считают англичане, в этом походе Нэсмит добился выдающихся успехов. Он торпедировал турецкий миноносец «Ярхисар», потопил 11 пароходов и 35 дау. Е-11 подожгла поезд и в очередной раз заглянула в гавань Константинополя. Именно там был потоплен один из 11 пароходов. Но именно это заставляет усомниться в истинности всего остального. Действительно, возле Хайдар-паши Е-11 торпедировала пароход «Лерос», который турки приготовились ставить в сухой док. Он был поврежден, но к нему тут же подошли несколько буксиров и барж и сумели удержать «Лерос» на плаву. Так или иначе, но этот поход был для Нэсмита довольно удачным.

9 декабря в море на Е-2 вышел капитан-лейтенант Беннет, чтобы действовать вместе с Нэсмитом. Это была последняя британская лодка, направленная в Мраморное море. Теперь Е-2 тоже имела 102-мм орудие и хорошо использовала его в Мудании, где обстреляла железнодорожную станцию и подожгла склады. Беннет потопил несколько дау, но более крупных целей не встретил. Попытка перерезать подводный телеграфный кабель между Бандирмой и Константинополем не удалась. 1 января 1916 года Е-2 побывала в Константинополе, но никаких целей не обнаружила.

22 декабря Е-11 в последний раз покинула Мраморное море, проведя там 47 дней, это был самый продолжительный поход в турецких водах, а через 11 дней, 2 января 1916 года была отозвана Е-2. Впервые за целый год в Мраморном море не осталось ни одной британской подводной лодки, все равно с окончанием боев на Галлиполи морские перевозки практически прекратились, и охотиться было не за кем. Нельзя всерьез считать за добычу парусное дау с грузом оливок и соли.



Британская подводная лодка Е-20 с установленной армейской 152-мм гаубицей. Лодка была потоплена немецкой подводной лодкой UB-14.

* * *

Подводные лодки сыграли заметную роль в ослаблении турецких войск. Они были использованы очень умело, и отважные экипажи сделали все, что от них зависело. Ко времени окончания боев на Галлиполи турецкий флот почти перестал существовать. Торговый флот сократился вдвое, при этом англичане делали все, чтобы сохранить жизнь гражданским морякам. Ну а всего с апреля 1915 по январь 1916 года лодки союзников совершили 19 походов в Мраморное море и Дарданеллы и потопили 2 старых броненосца, 1 миноносец, 5 канонерок, 9 войсковых транспортов, 7 транспортов, 35 пароходов и 188 мелких парусных судов. При этом успехов добивались только английские лодки. В свою очередь турки уничтожили 4 английские и 4 французские субмарины.

Дарданеллы показали, что существуют новые аспекты подводной войны, а Балтика позднее это подтвердит. Выяснилось, что подводные лодки могут иметь стратегическое значение. Они наносят врагу максимальные потери минимальными силами. Этот вывод не был в полной мере осознан в то время, некоторые адмиралы продолжали требовать от подводной лодки больше, чем она могла дать. Те, кто пытался на практике выполнить эти требования, лишь напрасно губили лодки и людей. Дарданелльская кампания британских подводных лодок заложила фундамент, на котором в последующие годы строились теория и практика действий британского подводного флота. История доказала, что это был крепкий фундамент.


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.166. Запросов К БД/Cache: 3 / 1