Главная / Библиотека / Дарданеллы 1915 /
/ Галлиполи — эвакуация

Глав: 18 | Статей: 18
Оглавление
Первая книга о Дарданелльской катастрофе 1915 года, основанная не только на британских, французских, немецких, русских, но и на турецких источниках. Всё о самом кровавом и позорном поражении Черчилля и провале первого стратегического десанта в истории.

С юности склонный к опасным авантюрам и напрочь лишенный военного таланта, сэр Уинстон в марте 1915-го вознамерился одним ударом выбить Турцию из войны, с боем прорвавшись через Дарданеллы к Константинополю и заставив «османов» капитулировать. Но отвратительно спланированная и бездарно проведенная операция завершилась трагедией — всего за день англо-французский флот потерял на минах и под огнем береговых батарей три броненосца, еще несколько кораблей получили серьезные повреждения и спаслись лишь чудом. Еще худшей бойней обернулся десант на полуостров Галлиполи, где наступление также захлебнулось, и союзники положили в позиционной мясорубке 150 тысяч человек с нулевым результатом. Этот провал был тем более унизительным, что в зоне высадки турки не имели даже пулеметов, а косили наступающих из многоствольных картечниц, в других армиях давно снятых с вооружения. Последней каплей стала гибель еще трех броненосцев, потопленных немецкой подлодкой и турецким миноносцем, и провал второго десанта в бухте Сувла, после чего было решено эвакуировать галлиполийские плацдармы.

Эта книга восстанавливает все обстоятельства крупнейшей военной катастрофы в британской истории и самого постыдного фиаско в карьере Черчилля, после которого он вынужден был уйти в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями редких карт, схем и фотографий.

Галлиполи — эвакуация

Галлиполи — эвакуация

К осени 1915 года фронт на Галлиполи окончательно и бесповоротно окостенел, последняя атака была проведена 29 августа, когда индийцам и австралийцам удалось захватить невысокий холмик, не имеющий особого значения. Потери росли, а успехов не предвиделось. В боях были ранены будущий премьер-министр Клемент Эттли и будущий фельдмаршал лорд Слим. К тому же резко осложнилась общая военная обстановка. Командование Центральных держав решило ликвидировать один из нарывов — Сербский фронт. Так как Австрия доказала, что неспособна сделать это самостоятельно, для участия в наступлении, кроме австрийской 3-й Армии, были привлечены немецкая 11-я Армия и болгарская 1-я Армия. Немцы и австрийцы нанесли удар 7 октября, и вскоре сербский фронт рухнул, а 14 октября начали наступление болгары. Руководство Антанты вырвало у Греции согласие на высадку экспедиционного корпуса в Салониках, но для этого еще требовалось найти войска, и часть сил была вывезена с Галлиполи. Однако англичане и французы не стали задерживаться в Сербии и довольно быстро отступили обратно на территорию Греции. Фельдмаршал Макензен, командовавший наступлением Центральных держав, не рискнул перейти границу, и образовался довольно странный Салоникский фронт, где обе стороны в равной степени не рвались проявлять активность. И, тем не менее, у Антанты возникла новая проблема.

В том же самом октябре начались перемены и на Галлиполи.



Генерал Чарльз Кармайкл Монро сменивший генерала Гамильтона на посту командующего Средиземноморскими экспедиционными силами.


Фельдмаршал лорд Китчнер. Рассел-топ, высота захваченная в октябре 1915 г.


Фельдмаршал лорд Китчнер и генерал Бирдвуд на позициях АНЗАК.

15 октября был снят генерал Гамильтон, его заменил генерал сэр Чарльз Монро. Ему предстояло решить, что делать дальше: эвакуировать полуостров или наоборот, перебросить туда новые войска и все-таки захватить Галлиполи. Монро посетил оба участка и быстро пришел к неутешительному выводу. Наступление невозможно, турки отобьют его малыми силами, войска по-прежнему плохо подготовлены, следовательно, единственным разумным решение будет эвакуация. Для Гамильтона эта отставка стала концом военной карьеры, нового назначения ни на фронте, ни в тылу он не получил.

В Англии хватало сторонников прекращения операции, и они встретили мрачный доклад Монро с восторгом. Чисто английская специфика — министры начали вместо генералов решать, как именно дальше вести войну. После долгих споров на Галлиполи отправился фельдмаршал Китченер, чтобы лично проверить, так ли уж плохи дела. Сам Китченер был категорически против эвакуации, он считал обязательным оставить саднящую занозу в боку Турции. Проводить новые наступления не следовало, нужно было только связать как можно больше турецких дивизий. Что может произойти в противном случае, показали события в Кут-эль-Амаре в апреле 1916 года, вдобавок снова становилась реальной угроза Египту. Однако в Мудросе Китченер встретил только сторонников эвакуации.

И все-таки Китченер не сразу принял окончательное решение, сначала он посетил оба плацдарма. По странному стечению обстоятельств в эти дни турки практически не стреляли. Опытный военный сразу оценил все невыгоды позиций союзников, но ему предстояло принять во внимание и последствия крушения Сербского фронта. Вернувшись в Мудрос, Китченер приказал генералу Монро принять командование всеми английскими войсками к востоку от Мальты, за исключением Египта. Естественно, что Монро тут же создал два независимых командования: Армию Салоник под командованием генерал-лейтенанта Магона и Армию Дарданелл под командованием генерал-лейтенанта Бирдвуда.

Монотонность позиционной войны нарушали разве что события на море. 28 октября тральщик «Хайф» столкнулся с войсковым транспортом «Сарна» и затонул, причем погибли 155 человек. 31 октября в шторм эсминец «Луис» был выброшен на берег в бухте Сувла, и турецкая артиллерия расстреляла его. Еще раз подтвердилась старая примета: не следует переименовывать корабль. Эсминец был заложен под названием «Талисман», но накануне спуска на воду переименован.

А затем на союзников обрушилось новое несчастье, к которому турки не имели совершенно никакого отношения. До конца ноября погода на полуострове была вполне сносной, если не считать редких холодных дождей. Однако 27 ноября разразилась настоящая буря, началась сильнейшая метель, вперемешку с ледяным дождем. Очень быстро буря превратилась в настоящий ураган. Все легкие пирсы и временные причалы на мысе Хеллес и в бухте Сувла были уничтожены, окопы были залиты ледяной водой, которая хлынула вниз по лощинам. Хуже всего пришлось войскам вокруг бухты Сувла, там с хребта Киреч-Тепе вниз хлынул настоящий поток, в котором гибли и турки, и англичане. Затем ветер зашел с севера, дождь прекратился, но повалил густой снег. Помните картину Верещагина «На Шипке все спокойно»? С англичанами произошло то же самое, солдаты на своих постах превращались в ледяные статуи, один только IX корпус потерял 200 человек замерзшими до смерти. С полуострова пришлось эвакуировать 10000 обмороженных и простуженных. Вот так четыре дня метели вывели из строя целую дивизию! То, что туркам, которые не имели ни теплых одеял, ни хороших шинелей, пришлось еще хуже, служило слабым утешением.



Английский эскадренный миноносец «Луис» выброшенный в бухте Сувла штормом на берег и расстрелянный турецкой артиллерией. 31 октября 1915 г.


Солдаты шотландского батальона в шторм конца ноября 1915 укрываются брезентом от ледяного дождя.

Но не менее жестокий шторм разразился и в Лондоне. 15 ноября ушел в отставку главный инициатор Дарданелльской операции Уинстон Черчилль. Он ничуть не сожалел о том, что затеял эту бессмысленную операцию, открыто восхищался генералом Гамильтоном и кровавой мясорубкой 25 апреля. Но решения теперь принимал уже не он. 30 ноября в Лондон вернулся Китченер, который приказал немедленно эвакуировать северный плацдарм, однако пока подождать с эвакуацией мыса Хеллес. 8 декабря генерал Монро приказал Бирдвуду начать готовить эвакуацию Сувлы и Анзака, и 12 декабря этот приказ был доведен до войск. План эвакуации готовился совместно с контр-адмиралом Уэмиссом, так как уже второй командующий флотом убыл по болезни.

Чтобы забрать армию с открытых пляжей, которые вдобавок просматривались противником, требовалась продуманная организация операции и строжайшая секретность. В идеальном варианте сначала требовалось разгромить противника, но об этом не могло быть и речи. В некоторых местах вражеские траншеи находились всего в 10 ярдах от английских. На северном плацдарме находились 83000 солдат, почти 5000 лошадей и мулов, около 2000 повозок и 200 орудий, запасы продуктов на месяц, медикаменты, саперные припасы. И командование совсем не желало оставлять все это туркам в качестве трофеев. Им противостояли до 120000 турок.

Впрочем, туркам приходилось ничуть не лучше. 5-я Армия удерживала господствующие высоты на обоих плацдармах, и это компенсировало нехватку артиллерии и пулеметов. Командование также затеяло организационные перестройки, чтобы улучшить управление войсками. Были созданы четыре отдельные группы: группа Анафарта (полковник Мустафа Кемаль) в районе бухты Сувла, группа Ари Бурну (Эсат-паша) в секторе Анзака, группа Седд-уль-Бахр (Вехип-паша) в районе мыса Хеллес, Азиатская группа (Мехмет Али-паша) на азиатском берегу. В августе на полуостров были переброшены значительные подкрепления: штаб I корпуса, VI корпус в составе 24-й и 26-й дивизий, XVII корпус в составе 15-й и 25-й дивизий, а также почти весь штаб 1-й Армии под командованием фельдмаршала фон дер Гольца.

В сентябре, когда после крушения Сербии открылось прямое железнодорожное сообщение с Берлином, на полуостров прибыли батарея австрийских 240-мм гаубиц и батарея немецких 150-мм гаубиц, а вместе с ними около 500 квалифицированных немецких и австрийских специалистов.

Вдобавок неизвестно откуда появилась информация, что готовится отправка итальянских войск на Галлиполи, поэтому из Смирны на полуостров была переведена 20-я дивизия, и теперь союзникам противостояла 21 турецкая дивизия, хотя оборона азиатского берега была серьезно ослаблена. В ноябре начали поступать боеприпасы из Германии, и Энвер начал подумывать о решающем наступлении, чтобы сбросить войска Антанты в море. Так что разговоры об эвакуации начались вовремя.

Но ее перспективы выглядели далеко не обнадеживающе. Даже самые большие оптимисты в штабе Бирдвуда предполагали, что потери составят до 15 процентов имеющихся войск, пессимисты говорили о 50 процентах. В Мудросе приготовили госпиталь на 10000 человек, но при этом подразумевалось, что многих раненых бросят на поле боя.

Линия фронта англичан в бухте Сувла тянулась на 11000 ярдов от залива Ксерос вдоль холмистого кряжа, заболоченной равнине Биюк Анафарта и соединялась с позициями Анзак. Ее занимали дивизии IX корпуса. Задуманное облегчалось тем, что после дождя и снегопада Соленое озеро в центре сектора заполнилось водой, его уровень поднялся, и теперь его можно было не оборонять. На правом фланге болотце превратилось в непролазную хлябь, которую достаточно было прикрыть колючей проволокой. Это было важно потому, что эвакуацию сектора планировалось проводить с северного и южного мысов бухты Сувла, и они были прикрыты от возможных фланговых атак самой природой.



План бухты Сувла на момент эвакуации плацдарма.


Французские склады на мысе Хеллес. Почти все эти запасы будут уничтожены при эвакуации.

Сначала до 10 декабря были вывезены все войска, без которых можно было обойтись в ходе зимней кампании, если бы такая состоялась. С северного мыса первой вывезли 53-ю дивизию. Погрузка производилась на плоты и лихтеры, то есть методика не слишком изменилась за прошедшие полгода. Затем ночью 14/15 декабря была вывезена 86-я бригада 29-й дивизии. Остались 11-я, 13-я и Морская дивизии, а также 88-я бригада 29-й дивизии. 11-ю дивизию, 88-ю бригады и одну бригаду 13-й дивизии предполагалось вывезти с северного мыса. Остальные войска планировалось эвакуировать с бывших участков высадки С и В.

Как ни странно, англичанам удалось провести незаметный отход войск и артиллерии. Правда, в последние дни перед эвакуацией, чтобы обмануть противника, артиллеристы устраивали долгие периоды молчания, иногда по три дня подряд. Повозки усиленно катались к линии фронта и обратно. Удалось также вывезти практически все припасы. К утру 18 декабря были вывезены 44000 человек, 3000 лошадей и 130 орудий, а следующей ночью удалось забрать еще 20000 человек. Теперь на плацдарме находились всего 12000 солдат и 16 орудий, менее четверти первоначального состава. Турки иногда обстреливали побережье, но практически без толку.

День 19 декабря прошел спокойно, на закате орудия расстреляли последние снаряды и к 21.30 были вывезены с позиций. Затем с северного и южного мысов в бухте корабли забрали по 6000 человек, они отходили последовательно на подготовленные вторую и третью линии обороны, где в случае атаки противника можно было дать бой. Саперы натягивали колючую проволоку и устанавливали мины. В конце концов на четвертой линии вдоль самого берега остались только 200 отчаянных солдат, которые должны были прикрывать пляжи и погибнуть, если это потребуется. Но турки ничего не заподозрили, так как вдоль окопов были расставлены винтовки, стрелявшие через нерегулярные промежутки времени — свеча пережигала веревку, освобождая курок, и винтовка стреляла.

20 декабря в 03.30 корабли забрали оставшихся 200 солдат, причем последними на борт корабля взошли генерал Бинг и его начальник штаба бригадный генерал Рид. К 07.00 окончательно рассвело, и турки принялись обстреливать костры, в которых догорало то имущество, которое не удалось забрать. Затем они перенесли огонь на пляжи, которые были пусты. На это ответил броненосец «Корнуолис», обстреляв главным калибром турецкие батареи, а из 152-мм орудий уничтожив причалы. В 09.00 броненосец торжественно развернулся и ушел на остров Имброс.

Эвакуация корпуса Анзак была проведена так же умело и скрытно. Здесь проблема заключалась в другом — линия фронта имела причудливую изломанную форму, причем во многих местах берег находился слишком близко. Прежде всего требовалось отвести растянутые фланги, но при этом просто не имелось места для создания промежуточных рубежей, как в бухте Сувла. Особенно уязвимым был выдвинутый левый фланг австралийцев, но внимание противника было приковано к войскам IX корпуса. Погрузку предполагалось вести с нового пирса к северу от Ари Бурну, а также со старого в бухте Анзак.

Из 40000 человек, находившихся здесь, половина была вывезена в Мудрос к 18 декабря. В ночь 18/19 декабря эвакуировались еще 10000. Удалось спасти всю артиллерию, кроме 9 вконец расстрелянных орудий, 2 из которых стояли буквально в пехотных окопах. Кстати, авиация союзников все время эвакуации держала воздушный зонтик над плацдармом, иногда патрулировали до 5 истребителей сразу. Они не позволили вражеским разведчикам даже приблизиться, не то что увидеть происходящее.

Утром 19 декабря оставшиеся орудия открыли беглый огонь, расходуя последние снаряды. Турки приняли это за признаки подготовки атаки и ответили живым огнем своих батарей. К вечеру в траншеях остались 6000 человек, разделенные на три равные группы. Первой отошла северная группа, которая к 22.00 покинула плацдарм с нового пирса. В полночь вторая группа собралась в бухте Анзак. На позициях остались только 2000 австралийцев, которые начали отход в 01.30. Лишь 800 человек оставались там, где траншеи австралийцев сходились вплотную с турецкими, однако и они в 03.30 незаметно исчезли с позиций. В этот момент прогремел ужасный взрыв — саперы заложили 3,5 тонны тротила в лощине, которая прорезала линию траншей. Этот готовый проход, которым при желании могли пользоваться и те, и другие, был засыпан землей и щебнем. Кроме того начали стрелять оставленные винтовки — здесь был использован тот же трюк, что и в Сувле. Перепуганные турки открыли сильный огонь по опустевшим траншеям, но не посмели двинуться с места. Австралийцам пришлось оставить 9 орудий и кучку мулов. Как и в Сувле последними покинули плацдарм командир корпуса генерал-майор Годли и его начальник штаба бригадный генерал Уайт.



Войсковой транспорт «Принс Джордж» (бывший эскадренный броненосец) принимавший участие в Дарданелльской эвакуации.

Только в 04.00 один из турецких офицеров, капитан Али Ремзи, проявил бдительность и сообщил по телефону в штаб 5-й Армии, что вражеские траншеи выглядят пустыми. На это ему приказали пойти и проверить собственное донесение. Капитан отправился в британские траншеи и не нашел никого, кроме нескольких чучел, изображающих часовых. После этого штаб 5-й Армии сообщил Лиману фон Сандерсу потрясающую новость, на что генерал непроизвольно ответил: «И слава богу!»

Всего с 10 по 19 декабря флот вывез 83000 солдат, 196 орудий, 1700 повозок и 4700 лошадей и мулов. В последний раз хорошо поработали старые броненосцы типа «Маджестик». Дело в том, что в марте-апреле 1915 года «Магнифишент», «Марс» и «Ганнибал» были разоружены, а их 305-мм башни были поставлены на новых мониторах типа «Лорд Клайв». На броненосцах остались по 4 — 152-мм орудия, и они превратились в блокшивы. Но мирно отстояться в портах не получилось, в сентябре 1915 года старички отправились на Средиземное море к берегам Галлиполи, где им предстояло участвовать в эвакуации. И все-таки 34 орудия и некоторое количество снаряжения и припасов было брошено.

Лиман фон Сандерс решил разделаться с плацдармом на мысе Хеллес, тем более, что теперь у него имелась 21 дивизия против 4 английских дивизий VIII корпуса, оставшихся там, тем более, что у турок наконец-то появилась тяжелая артиллерия. А у англичан в это время произошла очередная смена командования. Генерал Монро 30 декабря отправился командовать 1-й Армией на Западный фронт, и войска на Галлиполи возглавил генерал Бирдвуд. Произошла также частичная смена войск на плацдарме. Туда вернулась 29-я дивизия, а 13-я сменила 42-ю. Кроме них на плацдарме осталась 52-я дивизия, а Морская дивизия заняла бывший французский сектор. Последние французские солдаты покинули Галлиполи в ночь на 2 января, правда они оставили свою артиллерию, передав ее VIII корпусу.

Однако перед началом наступления турки начали интенсивные обстрелы позиций англичан, причем эти обстрелы были во много раз сильнее, чем раньше. Возможно, с помощью корабельной артиллерии и можно было нейтрализовать эту угрозу, но теперь требовались значительно более серьезные усилия, хотя мониторы с этим справились. 29 декабря генерал Бирдвуд принял окончательное решение об эвакуации плацдарма. Сейчас на мысе Хеллес находились около 35000 солдат, 4000 мулов и лошадей, 110 орудий и около 1000 тонн различных припасов.

На мысе Хеллес повторились практически все те же обманные мероприятия, что и на северном плацдарме, и что самое удивительное, они опять сработали. Например, британская артиллерия совершенно демонстративно молчала с 20.00 до 02.00, и в это время орудия потихоньку вывозили с позиций. На всякий случай поперек полуострова были построены 4 оборонительных позиции, прикрытые мощными проволочными заграждениями.




Участок эвакуации V.


Участок эвакуации W.

После этого началась эвакуация войск с южной части полуострова. Первая фаза ее прошла спокойно, и 29 декабря началась вторая.

Однако 7 января, буквально накануне начала эвакуации, турки неожиданно предприняли сильный обстрел позиций 13-й дивизии и даже попытались атаковать их в районе лощины Гулли. Интересно, что Лиман фон Сандерс хотел провести эту атаку на два дня раньше, но Энвер отказал и распорядился вывести с полуострова 9 дивизий. Тогда немецкий генерал пригрозил отставкой, и XIV корпусу все-таки приказали атаковать. Впрочем, атака быстро захлебнулась, отбить ее помогли корабли, стоящие у западного берега полуострова.

На следующий день турки уже ничего не делали, и началась погрузка 13-й дивизии на участках V (3 причала и «Ривер Клайд») и W (4 причала). 8 января в 17.00 английские корабли начали сильнейший обстрел турецких позиций и батарей. Немного позднее, около 19.00 начали отход и остальные войска. Совершенно неожиданно задул сильный ветер, и прибой вынудил приостановить погрузку. А тут еще в 23.00 турецкие батареи с азиатского берега начали обстрел участка V, но, к счастью, их стрельба была очень неточной.

На прощанье произошел непонятный эпизод. Когда броненосец «Принс Джордж» уже следовал в Мудрос, имея на борту 1500 солдат, его команда услышала глухой удар по корпусу. Все решили, что в корабль попала торпеда, выпущенная подводной лодкой, но не взорвалась. Но немцы не подтверждают этой атаки. А ведь последствия потопления броненосца с таким количеством людей на борту могли быть самыми катастрофическими.

В 23.30 траншеи покинули последние арьергарды (по 60 человек от каждой дивизии), которые при отходе постарались произвести как можно больше шума. Снова прибой задержал погрузку, но все-таки 9 января в 03.30 Дарданелльская операция была завершена, последним покинул залитый кровью берег эсминец «Колн». Турки обстреливали пустые траншеи до 06.30, и лишь потом сообразили, что их снова провели. 9 января 1916 года в 08.45 Лиман фон Сандерс торжественно сообщил Энверу, что полуостров Галлиполи очищен от противника.

Турки начали немедленно переброску войск во Фракию, и уже к 20 января полуостров покинули 11 дивизий. 5-я Армия оказалась слабее чем была, в ней остались 2 корпуса, то есть 4 дивизии. 15 января уехал Лиман фон Сандерс. Англичане оставили небольшую эскадру на близлежащих островах для наблюдения за проливами, и в этом районе воцарилось сонное спокойствие, которое было нарушено только полтора года спустя…



Участок W 7 января 1916 г.


Победители. Кайзер Вильгельм II и Энвер-паша в Галлиполи. Октябрь 1917 г.

* * *

А сейчас самое время подвести итоги операции. Прежде всего следует отметить, что обе стороны понесли большие потери. Англичане потеряли 205 тысяч человек, из них убитыми и пропавшими без вести 43 тысячи. Французы потеряли 47 тысяч человек, из них 10 тысяч убитыми. Потери турок остаются точно не известными, и цифры разнятся от 180 до 280 тысяч человек. Раньше наиболее достоверными считались данные Лимана фон Сандерса, который полагал, что турки потеряли 218 тысяч, из них 66 тысяч убитыми. Однако современные турецкие историки Гончю и Алдоган после тщательного анализа документов увеличивают эту цифру до 101279 погибших. Безвозвратные потери союзников они определяют как 62086 человек. Интересно, что до четверти безвозвратных потерь приходится на пропавших без вести, необычайно высокий процент, не характерный для других театров. На море союзники потеряли 6 броненосцев, 1 эсминец, 8 подводных лодок. Но главным было другое — сначала катастрофическое поражение на море потерпел прославленный Королевский Флот, а затем на суше были разбиты англо-французские войска.

Эта операция была проведена союзниками и в первую очередь англичанами крайне неудачно. Буквально все действия проводились несвоевременно и вяло, продемонстрировав полную неадекватность командного состава британской армии и флота. Даже эвакуация, хотя и была проведена успешно, имела самые тяжелые последствия. Все-таки на полуострове Галлиполи были скованы крупные силы турецкой армии, которые теперь освободились. В Месопотамию отправился фон дер Гольц, который возглавил 6-ю Армию, осадившую 6-ю индийскую дивизию в Кут-эль-Амаре на реке Тигр. Теперь турки могли перебросить в Месопотамию свежие подкрепления, и они отбили все попытки деблокировать осажденные войска. 29 апреля генерал Таунсенд капитулировал, в плен попали 13 тысяч человек. И эта капитуляция, которая стала самой крупной в истории британской армии до капитуляции Сингапура 15 февраля 1942 года, считается прямым последствием неудачи на Галлиполи.


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.143. Запросов К БД/Cache: 3 / 1