Глав: 6 | Статей: 20
Оглавление
Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!
Михаил Барятинскийi

Дмитрий Лавриненко

Дмитрий Лавриненко

Танкистом № 1 в Красной Армии считается командир роты 1-й гвардейской танковой бригады гвардии старший лейтенант Дмитрий Фёдорович Лавриненко.

Он родился 14 октября 1914 года в станице Бесстрашная Отрадненского района Краснодарского края в семье крестьянина. Член ВКП(б) с 1941 года. В 1931 году окончил школу крестьянской молодёжи в станице Вознесенской, затем учительские курсы в городе Армавир. В 1932–1933 годах работал учителем в школе на хуторе Сладкий Армавирского района, в 1933–1934 годах — статистиком главконторы совхоза, затем кассиром сберкассы в селе Новокубинское. В 1934 году добровольцем пошёл в Красную Армию и был направлен в кавалерию. Через год поступил в Ульяновское бронетанковое училище, которое окончил в мае 1938 года. Младший лейтенант Лавриненко принимал участие в походе в Западную Украину в 1939 году, а в июне 1940 года — в походе в Бессарабию.

Начало Великой Отечественной войны лейтенант Лавриненко встретил в должности командира взвода 15-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в городе Станиславе, на территории Западной Украины. Отличиться в первых боях ему не удалось, так как его танк был повреждён. Во время отступления молодой офицер проявил характер и наотрез отказался уничтожить свой неисправный танк. Только после того, как оставшийся личный состав дивизии был отправлен на переформирование, Лавриненко сдал свою машину в ремонт.

В сентябре 1941 года в Сталинградской области на основе личного состава 15-й и 20-й танковых дивизий была сформирована 4-я танковая бригада, командиром которой был назначен полковник М. Е. Катуков. В начале октября бригада вступила в тяжёлые бои под Мценском с частями 2-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана.

6 октября во время боя в районе села Первый Воин позиции бригады были атакованы превосходящими силами немецких танков и мотопехоты. Танки противника подавили противотанковые пушки и начали утюжить окопы мотострелков. На помощь пехотинцам М. Е. Катуков выслал группу из четырёх танков Т-34 под командованием старшего лейтенанта Лавриненко. «Тридцатьчетвёрки» выскочили из леса наперерез танкам противника и открыли ураганный огонь. Немцы никак не ожидали появления советских танков. С НП бригады было хорошо видно, как вспыхнуло несколько машин противника, как остальные остановились и затем, огрызаясь огнём, в замешательстве попятились. Танки Лавриненко исчезли так же внезапно, как и появились, но через несколько минут показались левее, из-за пригорка. И снова из их пушек сверкнуло пламя. В результате нескольких стремительных атак 15 немецких машин остались на поле боя, охваченные оранжевыми языками пламени. Солдаты мотострелкового батальона стали собираться вокруг своих танков. Получив приказ на отход, Лавриненко посадил раненых на броню и вернулся на место засады — на опушку леса. В этом бою Лавриненко открыл свой боевой счёт, подбив четыре танка противника.


К 11 октября на счету отважного танкиста было уже семь танков, противотанковое орудие и до двух взводов немецкой пехоты. Механик-водитель его танка старший сержант Пономаренко так описал один из боевых эпизодов тех дней: «Лавриненко нам сказал так: „Живыми не вернуться, но миномётную роту выручить. Понятно? Вперёд!“

Выскакиваем на бугорок, а там немецкие танки, как собаки, шныряют. Я остановился.

Лавриненко — удар! По тяжёлому танку. Потом видим, между нашими двумя горящими лёгкими танками БТ немецкий средний танк — разбили и его. Видим ещё один танк — он убегает. Выстрел! Пламя… Есть три танка. Их экипажи расползаются.

В 300 метрах вижу ещё один танк, показываю его Лавриненко, а он — настоящий снайпер. Со второго снаряда разбил и этот, четвёртый по счёту. И Капотов — молодец: на его долю тоже три немецких танка досталось. И Полянский одного угробил. Так вот миномётную роту и спасли. А сами — без единой потери!»

Следует уточнить, что упомянутые в рассказе танкиста Капотов и Полянский — командиры танков из взвода, которым командовал Лавриненко. Тяжёлый же танк, о котором идёт речь, вовсе не выдумка танкиста — до 1943 года, согласно немецкой классификации, тяжёлым считался танк Pz. IV.

Дважды Герой Советского Союза генерал армии Д. Д. Лелюшенко в своей книге «Заря Победы» поведал об одном из приёмов, который применил Лавриненко в боях под Мценском: «Запомнилось мне, как лейтенант Дмитрий Лавриненко, тщательно замаскировав свои танки, установил на позиции брёвна, внешне походившие на стволы танковых орудий. И не безуспешно: фашисты открыли по ложным целям огонь. Подпустив гитлеровцев на выгодную дистанцию, Лавриненко обрушил на них губительный огонь из засад и уничтожил 9 танков, 2 орудия и множество гитлеровцев».

Однако до сих пор нет точных данных о количестве немецких танков, подбитых экипажем Д. Лавриненко в боях за Мценск. В книге Я. Л. Лившица «1-я гвардейская танковая бригада в боях за Москву», изданной в 1948 году, говорится, что на счету Лавриненко было семь танков. Генерал армии Д. Д. Лелюшенко утверждает, что только при обороне железнодорожного моста через реку Зуша в районе Мценска экипаж Лавриненко уничтожил шесть немецких танков (кстати, экипаж KB старшего политрука Ивана Лакомова, который также участвовал в обороне этого моста, подбил четыре танка противника). В других источниках сообщается о том, что «тридцатьчетвёрки» лейтенанта Лавриненко и старшего сержанта Капотова пришли на помощь танку своего комбата капитана Василия Гусева, прикрывавшего отход 4-й танковой бригады через мост. В ходе боя экипажам Лавриненко и Капотова удалось уничтожить только по одному танку, после чего противник прекратил свои атаки. Существует также утверждение о том, что в боях под Мценском Дмитрий Лавриненко уничтожил 19 немецких танков. Наконец, в военно-историческом очерке «Советские танковые войска 1941–1945» сообщается, что в боях под Орлом и Мценском в течение четырёх дней экипаж Лавриненко уничтожил 16 вражеских танков. Вот типичный пример того, как в то время вёлся учёт подбитых вражеских машин, даже в рамках одной бригады.

Однако есть и абсолютно достоверные факты. К ним относится эпизод, связанный с обороной Серпухова. Дело в том, что 16 октября 1941 года 4-я танковая бригада получила приказ на передислокацию в район посёлка Кубинка Московской области, а затем в район станции Чисмена, что в 105 км от Москвы по Волоколамскому шоссе. Тут-то и выяснилось, что танк Лавриненко пропал. Катуков оставил его по просьбе командования 50-й армии для охраны её штаба. Командование армии обещало комбригу долго не задерживать Лавриненко. Но с этого дня прошло уже четверо суток. М. Е. Катуков и начальник политотдела старший батальонный комиссар И. Г. Деревянкин кинулись звонить во все концы, но следов Лавриненко найти так и не смогли. Назревало ЧП.

В полдень 20 октября к штабу бригады, лязгая гусеницами, подкатила «тридцатьчетвёрка», а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся, и оттуда как ни в чём не бывало вылез Лавриненко, а следом за ним члены его экипажа — заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулём штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный.


На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела Деревянкин, требуя объяснения причин задержки неизвестно где находившихся всё это время лейтенанта и членов его экипажа. Вместо ответа Лавриненко вынул из нагрудного кармана гимнастёрки бумагу и подал её начальнику политотдела. В бумаге было написано следующее:

«Полковнику тов. Катукову. Командир машины Лавриненко Дмитрий Фёдорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте и в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде. Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».

Дело оказалось вот в чём. Штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко буквально вслед за ушедшей танковой бригадой. Но дорога оказалась забитой автотранспортом и, как ни торопился Лавриненко, нагнать бригаду ему не удалось. Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской. Только Лавриненко уселся в кресло, как внезапно в зал вбежал запыхавшийся красноармеец и сказал лейтенанту, чтобы тот срочно прибыл к коменданту города комбригу Фирсову.


Явившись к Фирсову, Лавриненко узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идёт немецкая колонна численностью до батальона. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

В роще, у Высокиничей, Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо. Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди тарахтели мотоциклы, потом шла штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперёд разведку. Подпустив колонну на 150 метров, Лавриненко расстрелял её в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Вскоре подошла пехотная часть и добила ошеломлённого и растерянного противника.

Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 миномётов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Её-то своим ходом и вёл пересевший из «тридцатьчетвёрки» механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Катуков немедленно отправил в Москву.

С конца октября 4-я танковая бригада вела бои уже на подступах к столице, на Волоколамском направлении в составе 16-й армии. 10 ноября 1941 года М. Е. Катукову было присвоено звание генерал-майора, а на следующий день увидел свет приказ Наркома обороны № 337 о преобразовании 4-й танковой бригады в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

В ноябрьских боях на Волоколамском направлении вновь отличился уже старший лейтенант Лавриненко. 17 ноября 1941 года недалеко от села Лысцево его танковая группа, состоявшая из трёх танков Т-34 и трёх танков БТ-7, была выделена для поддержки 1073-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова.

Договорившись с командиром стрелкового полка о взаимодействии, старший лейтенант Лавриненко решил построить свою группу в два эшелона. В первом шли БТ-7 под командованием Заики, Пятачкова и Маликова. Во втором эшелоне — «тридцатьчетвёрки» Лавриненко, Томилина и Фролова.

До Лысцева оставалось примерно полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села немецкие танки. Подсчитали — восемнадцать! Немецкие солдаты, толпившиеся до этого на опушке леса, побежали к своим машинам: они заметили наши танки, идущие в атаку.


Началось сражение между шестью советскими танками и восемнадцатью немецкими. Продолжалось оно, как выяснилось потом, ровно восемь минут. Но чего стоили эти минуты! Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили «тридцатьчетвёрки» Томилина и Фролова. Однако и наши танкисты нанесли врагу большой урон. Семь немецких машин горели, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса. Напористость и меткий огонь советских танкистов внесли замешательство в рады противника, чем немедленно и воспользовались два наших уцелевших танка. Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы. В селе остались лишь немецкие автоматчики. Укрывшись в каменных строениях, они пытались было оказать сопротивление, но танкисты и стрелки быстро ликвидировали очаги вражеской обороны.

Заняв Лысцево, пехотинцы, не теряя времени, стали окапываться на окраинах села.

Лавриненко доложил по радио в штаб генерала Панфилова, что танковая группа поставленную ей задачу выполнила. Но в штабе было уже не до того. Пока Лавриненко и его товарищи вели бой за Лысцево, немцы, занявшие деревню Шишкино, осуществили на правом фланге панфиловской дивизии новый прорыв. Развивая успех, они выходили в тыл 1073-му стрелковому полку. Более того, глубоким обходным маневром гитлеровцы угрожали охватить и другие части дивизии. Из коротких переговоров со штабом Лавриненко узнал, что танковая колонна противника уже движется в тылу боевых порядков дивизии.

Что делать? От танковой группы, по существу, ничего не осталось. В строю всего два танка. В таких условиях единственный выход из положения: применить излюбленный в 1-й гвардейской танковой бригаде способ боевых действий — стать в засаду. Лавриненко скрытно вывел свою «тридцатьчетвёрку» оврагами и перелесками навстречу танковой колонне гитлеровцев. В экипаже вместе с ним, как всегда, были его боевые товарищи Бедный, Фёдотов, Шаров.

Встала «тридцатьчетвёрка» неподалёку от дороги. Лавриненко открыл люк, осмотрелся. Удобных укрытий нет. Но тут же сообразил, что и снежная целина для танка, выкрашенного в белый цвет, может служить хорошим укрытием. На выбеленных снегами полевых просторах немцы не сразу заметят его танк, и он обрушится на врага орудийным и пулемётным огнём прежде, чем немцы сообразят что-либо.

Немецкая колонна вскоре выползла на дорогу. Подсчитал Дмитрий Фёдорович — в колонне 18 танков. Под Лысцевом было 18, и теперь столько же. Правда, соотношение сил изменилось, но опять не в пользу Лавриненко. Тогда был один танк к трём, а теперь гвардейскому экипажу выпало в одиночку сражаться с 18 вражескими машинами. Не теряя самообладания, Лавриненко открыл огонь по бортам головных немецких танков, перенёс огонь по замыкающим, а затем, не давая противнику опомниться, дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны. Три средние и три лёгкие вражеские машины подбил гвардейский экипаж, а сам незаметно, опять же овражками, перелесками ускользнул от преследования. Экипажу Лавриненко удалось застопорить дальнейшее продвижение немецких танков и помочь нашим частям планомерно отойти на новые позиции, избавив их от окружения.


18 ноября Лавриненко прибыл на своём танке в деревню Гусенево, куда к этому времени перебрался штаб генерала Панфилова. Там Лавриненко встретился с Маликовым. Экипаж БТ-7 накануне тоже действовал с полной боевой нагрузкой. Всю ночь он прикрывал отход артиллерийских подразделений на новые позиции.

Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты стали окружать деревню Гусенево. Немцы обстреливали её из миномётов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания. Возле штабной землянки осколком мины был смертельно ранен генерал И. В. Панфилов.

В тот момент Дмитрий Лавриненко находился как раз неподалёку от КП Панфилова. Он видел, как штабные командиры, обнажив головы, несли на шинели тело генерала, слышал, как выскочивший из-за избы пожилой красноармеец из охраны штаба закричал, схватившись за голову: «Генерала убили!»

И в этот момент на шоссе у села появилось восемь немецких танков.

— В танк! Быстро! — крикнул Лавриненко механику-водителю Бедному.

То, что произошло дальше, могло случиться только в момент наивысшего эмоционального накала. Танкисты были настолько потрясены гибелью Панфилова, что действовали, вероятно, в этот момент не по тактическому расчёту, а скорее повинуясь инстинкту мщения. Как одержимые помчались они навстречу немецким машинам. Танкисты противника на какое-то мгновение растерялись. Им показалось, что советский танк идет на таран. Но вдруг машина остановилась в нескольких десятках метров от колонны противника как вкопанная. Семь выстрелов в упор — семь чадных факелов. Лавриненко опомнился, когда заело спусковой механизм пушки и он никак не мог сделать выстрел по удиравшей восьмой машине.

В триплекс было видно, как выскакивают из горящих машин фашисты, катаются на снегу, гася пламя на комбинезонах, и удирают к лесу. Открыв рывком люк, Лавриненко выскочил из танка и погнался за гитлеровцами, стреляя на ходу из пистолета.

Крик радиста Шарова «Танки!» заставил Лавриненко вернуться. Едва успел захлопнуться люк, как рядом разорвалось несколько снарядов. По броне дробно застучали осколки. Десять вражеских машин двигались по снежной целине от леса. Водитель взялся за рычаги, но тут в танке раздался взрыв. В боковой броне зияла рваная дыра. Когда дым рассеялся, Лавриненко увидел, что по виску Бедного течёт кровь. Водитель был мёртв. Другой осколок попал радисту Шарову в живот. Его с трудом вытащили через верхний люк. Но Шаров тут же скончался. Бедного вынести не удалось: в пылающей машине начали рваться снаряды. Лавриненко тяжело переживал гибель боевых друзей, с которыми прошёл через столько испытаний на мценских рубежах, на заснеженном Волоколамском шоссе.


5 декабря 1941 года гвардии старший лейтенант Лавриненко был представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе отмечалось: «выполняя боевые задания командования с 4 октября и по настоящее время, беспрерывно находился в бою. За период боёв под Орлом и на Волоколамском направлении экипаж Лавриненко уничтожил 37 тяжёлых, средних и лёгких танков противника».

7 декабря 1941 года началось наступление советских войск на истринском направлении. Танковые бригады 16-й армии (145-я, 1-я гвардейская, 146-я и 17-я), наступая в тесном взаимодействии с пехотой, взломали оборону противника и, преодолевая его упорное сопротивление, продвигались вперёд. Наиболее ожесточённые бои в первые сутки развернулись за крюковский узел сопротивления, где оборонялись 5-я танковая и 35-я пехотная дивизии Вермахта. Все попытки противника любой ценой удержать за собой Крюково оказались безуспешными. Части 8-й гвардейской стрелковой дивизии им. И. В. Панфилова и 1-й гвардейской танковой бригады ночью нанесли по врагу сильный удар, и вскоре этот важный узел дорог и крупный населённый пункт был освобождён.

К 18 декабря подразделения 1-й гвардейской танковой бригады вышли на подступы к Волоколамску. Особенно ожесточённые бои разгорелись в районе деревень Сычево, Покровское, Грады, Чисмена.

В тот день танковая рота старшего лейтенанта Д. Ф. Лавриненко действовала в передовом отряде подвижной группы в районе Гряды — Чисмена. Роте было придано отделение сапёров, которые расчищали от мин маршруты движения танков. В деревню Гряды наши танкисты нагрянули на рассвете, застигнув немцев врасплох. Они выбегали из изб кто в чём и попадали под огонь пулемётов и пушек советских боевых машин. Успех, как известно, всегда будоражит кровь, и Дмитрий Лавриненко решил, не дожидаясь подхода главных сил оперативной группы, атаковать немцев, засевших в селе Покровское.

Но тут произошло непредвиденное. Немцы подтянули к шоссе десять танков с пехотным десантом и противотанковыми орудиями. Продвигаясь к деревне Горюны, вражеская танковая группа стала заходить в тыл нашему передовому отряду. Однако Лавриненко вовремя разгадал, какую ловушку готовит ему противник, и немедля повернул свои танки ему навстречу. Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы бригады. В итоге немцы сами попали в клещи.

Разгром им был учинён полный. И опять отличился в бою Лавриненко. Он уничтожил тяжёлый вражеский танк, два противотанковых орудия и до полусотни немецких солдат. Спасая свою шкуру, немецкие танкисты и пехотинцы, те, кто уцелел в короткой схватке, побросали машины, оружие и бежали.

Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь тяжёлых миномётов. Осколком вражеской мины был сражён Дмитрий Лавриненко. А случилось это так. Полковник Н. А. Чернояров, командир 17-й танковой бригады, входившей в состав нашей подвижной группы, вызвал к себе старшего лейтенанта Лавриненко для уточнения обстановки и увязки дальнейших действий. Доложив обстановку полковнику Черноярову и получив приказ двигаться вперёд, Лавриненко, не обращая внимая на разрывы мин, направился к своему танку. Но, не дойдя до него всего несколько шагов, вдруг упал в снег. Водитель его экипажа красноармеец Соломянников и командир танка старший сержант Фролов мгновенно выскочили из машины, бросились к командиру роты, но помочь ему уже ничем не могли.

За два с половиной месяца ожесточённых боёв 27-летний герой-танкист принял участие в 28 схватках и уничтожил 52 гитлеровских танка. Он стал самым результативным танкистом в Красной Армии, но звание Героя Советского Союза ему тогда так и не присвоили. 22 декабря 1942 г. был награждён орденом Ленина.


Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен на месте боя, около шоссе, между сёлами Покровское и Горюны. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково Волоколамского района Московской области.

В послевоенные годы с представлениями к званию Героя Советского Союза обращались маршал Катуков и генерал армии Лелюшенко, но только спустя 50 лет они возымели действие на чиновничью рутину.

Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Лавриненко Дмитрию Федоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Его родственникам были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» (№ 11 615). Именем Героя названа школа № 28 в станице Бесстрашная, улицы в родной станице, Волоколамске и Краснодаре.


Подводя итог краткому очерку о боевой деятельности Д. Ф. Лавриненко, хотелось бы обратить внимание читателя на тактику действий, которую он применял. В целом она укладывалась в рамки той тактики, которую использовала 4-я танковая бригада. Она сочетала действия из засад с короткими внезапными атаками ударной группы, при хорошо поставленной разведке. Все имеющиеся в наличии описания боёв с участием Лавриненко свидетельствуют о том, что, прежде чем атаковать противника, он внимательно изучал местность. Это позволяло правильно выбрать как направление атаки, так и вид последующего манёвра. Используя преимущество Т-34 перед немецкими танками в проходимости в условиях осенней распутицы, Лавриненко активно и уверенно маневрировал на поле боя, скрываясь за складками местности. Сменив позицию, он вновь атаковал уже с нового направления, создавая у противника впечатление о наличии у русских нескольких групп танков. При этом, по свидетельству сослуживцев, артиллерийский огонь из танка Лавриненко вёл мастерски. Но даже будучи метким стрелком, он стремился на максимальной скорости сблизиться с противником на дистанцию 150–400 м и бить наверняка. Суммируя всё это, можно утверждать, что Д. Ф. Лавриненко был хорошим хладнокровным тактиком, что и позволяло ему добиваться успеха.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.224. Запросов К БД/Cache: 0 / 0