Глав: 6 | Статей: 20
Оглавление
Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!
Михаил Барятинскийi

Николай Андреев

Николай Андреев

Николай Родионович Андреев родился 7 августа 1921 года в деревне Куроплешево (ныне Кологриво) Сланцевского района Ленинградской области. Закончил семилетнюю школу и Ленинградский дорожно-механический техникум. Работал в составе 39-й машинно-дорожной станции в Амурской области. В сентябре 1940 года призван на действительную срочную службу в ряды Красной Армии. Зачислен в учебную роту 375-го отдельного танкового батальона 38-й стрелковой дивизии, который дислоцировался в г. Бикине Хабаровского края.

Закончив обучение, в апреле 1941 года Николай Андреев был направлен для дальнейшего прохождения службы в Киевский Особый военный округ, в 64-й танковый полк 32-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса. Сформированная в марте 1941 года на базе 30-й лёгкотанковой бригады, 32-я танковая дивизия была сильным соединением. В её составе имелось 323 танка: 49 KB, 173 Т-34, 31 БТ и 70 Т-26. При этом, правда, автотранспортом дивизия была укомплектована менее чем на 50 %. Андрееву предстояло осваивать средний танк Т-34, но времени на это судьба отпустила чрезвычайно мало.


В соприкосновение с противником 32-я танковая дивизия вошла в полдень 22 июня 1941 года южнее Кристинополя. 23 июня вела бой в районе Великих Мостов. 25 июня под ударами немецких войск начала распадаться на отдельные очаги обороны 6-й армии. Для восстановления положения командующим армией И. Н. Музыченко в бой были брошены дивизии 4-го механизированного корпуса генерала А. А. Власова.

К 14 ч. 25 июня 32-я танковая дивизия сосредоточилась на исходных позициях, а в 18 ч. 20 мин. атаковала части 1-й горно-егерской дивизии 49-го горного корпуса Кюблера в направлении Басяки, Вареницы, Семерувка. Поддержки со стороны отходящей пехоты 6-го стрелкового корпуса дивизия не получила и атаковала фактически одними танками. В качестве результатов боя были заявлены 16 подбитых вражеских танков, 4 75-мм орудия, 8 противотанковых орудий, 14 прицепов с боеприпасами. Справедливости ради следует отметить, что танки у соединений немецкого 49-го горного корпуса отсутствовали. Теоретически за них могли быть приняты пять-семь штурмовых орудий StuGIII, приданных 1-й горно-егерской дивизии. Собственные потери 32-й танковой дивизии полковника Е. Г. Пушкина составили 15 танков. В истории 1-й горно-егерской дивизии бой у населённого пункта Язув Старый описывается так: «Наши позиции находятся на возвышенности, и танки неприятеля хорошо различимы. Наша 3,7-см противотанковая пушка спокойно выжидает, когда танки подойдут на достаточную дистанцию для стрельбы. Когда дистанция сокращается до 600 м, из орудия открывается огонь. Практически каждый выстрел попадает в цель. Отчётливо различимы огневые следы снарядов. Однако позже мы перестаем верить своим глазам: наши противотанковые снаряды просто отскакивают от танков. Не останавливаясь, танки неприятеля продолжают приближаться к нам, ведя огонь из всех орудий. Затем происходит нечто неожиданное: оправившись от испуга перед стальными колоссами, наши пехотинцы начинают атаковать, забрасывая машины ручными гранатами». Против атакующих без поддержки пехоты и артиллерии танков ручные гранаты оказались достаточно эффективны.

Нельзя не согласиться с полковником Пушкиным, который по итогам боевой деятельности дивизии написал в отчёте: «Следующим моментом неправильного использования дивизии нужно считать постановку задачи дивизии на атаку сильного противотанкового района противника (6 км севернее Яворов) и на неблагоприятной местности (р. Якша, заболоченные долины в районе Язув Старый), без поддержки артиллерии и без взаимодействия с пехотой». Впрочем, атаки советских танкистов не прошли бесследно. В течение двух дней, например, другую немецкую дивизию — 68-ю пехотную — атаковали в разной последовательности все три дивизии 4-го мехкорпуса. Дивизия понесла серьёзные потери, и её состояние характеризовалось в журнале боевых действий группы армий «Юг» как «полностью выведенная из строя». В итоге вечером 25 июня командование 17-й армии направило в адрес ОКХ запрос на замену 68-й пехотной дивизии на 4-ю горно-егерскую из резерва ОКХ. Запрос был удовлетворён, и с утра 26 июня потрёпанная дивизия стала выводиться в резерв. В целом И. Н. Музыченко удалось контратаками 4-го мехкорпуса удержать фронт 6-й армии.

Из впечатлений первых дней войны Андрееву запомнилось то, как горячо говорили на состоявшемся в полку митинге о том, что скоро будем в Берлине, и ещё — как возмущалось и негодовало его крестьянское сердце, видя, что немецкие танки, развернувшись в боевой порядок, шли прямо по неубранному пшеничному полю, безжалостно вминая в землю колосья… С такими наивными эмоциями молодому танкисту пришлось очень скоро расстаться. Вскоре Андреев и сам уверенно вёл свою «тридцатьчетвёрку» по нескошенным хлебам навстречу немецким танкам. В первом бою прямым попаданием осколочного снаряда поднял на воздух крытую немецкую машину с солдатами и вместе с механиком-водителем и заряжающим кричал от радости «ура!». В том же первом бою довелось в конце увидеть и удирающих вспять немцев, покинувших свои горящие танки и автомобили.


Но это было только начало и только местный, локальный наш успех. В дальнейшем что ни день приходилось видеть не только битых врагов, но и как горят, как погибают наши солдаты, и отходить, и гореть, и проливать кровь самому. Судьба, надо признать, благоволила Андрееву. Четырежды благополучно выбирался он из горящего танка, дважды был ранен и один раз контужен и при всём при том в госпиталях долго не залёживался. На молодом теле раны и ожоги заживали быстро. Однажды горящим факелом выпрыгнул из танка в таком виде, что механик-водитель оцепенел: лицо чёрное, глаза красные, волосы на голове все сгорели, кожа потрескалась… «Я ничего не вижу», — сказал Андреев механику. Но и тут Бог оказался к нему милостив: и зрение восстановилось, и лицо зажило.

В начале июля 32-я танковая дивизия участвовала в обороне Бердичева, в конце июля попала в окружение под Уманью. В августе остатки дивизии пробились к своим. 10 августа 32-я танковая дивизия была расформирована, а на её базе были созданы 1-я и 8-я танковые бригады. Николай Андреев был назначен командиром танка в 1-ю танковую бригаду Юго-Западного фронта.

24 октября 1941 года под Белгородом в бою с превосходящими силами противника командир танка Н. Андреев, будучи раненным в кисть левой руки, продолжал руководить действиями экипажа. Враг понёс ощутимые потери. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, Андреев был награждён орденом Красной Звезды.

В феврале 1942 года 1-ю танковую бригаду преобразовали в 6-ю гвардейскую танковую бригаду (на завершающем этапе войны она получит почётное наименование Сивашская).

Она осталась в составе Юго-Западного фронта. За успешные боевые действия под Курском и Харьковом Н. Р. Андреев был награждён вторым орденом Красной Звезды.

17 марта 1942 года приказом командующего 21-й армией Николаю Андрееву было присвоено первое офицерское воинское звание «младший лейтенант». Офицерское звание он заслужил по праву. Об этом свидетельствует его боевая характеристика: «Тов. Андреев с первого дня Отечественной войны в непрерывных боях… в районе Рубежное Харьковской области, в танковой контратаке подбил 5 танков противника, и благодаря его храбрости в бою немцы бросили два танка исправных. В селе Двуречное сжёг 2 танка и уничтожил гусеницами взвод автоматчиков…»

Гвардии младший лейтенант Н. Андреев, будучи уже командиром взвода, принимал участие в оборонительных боях на подступах к Сталинграду. О том, как он воевал, можно вновь почерпнуть сведения из его боевой характеристики, подписанной командиром 1-го танкового батальона бригады гвардии майором Дьяконенко и военкомом батальона гвардии старшим политруком Тонконогом: «Мастерски овладел ведением танкового боя, снайпер танковой стрельбы, личным примером увлекает танковые экипажи в бой. Воспитал свой взвод в духе презрения к смерти, в духе ненависти к иноземным захватчикам, его взвод не знает страха перед врагом. В период боёв, зачастую при перевесе сил на стороне противника, его взвод смело и дерзко атакует противника, выходя из боя победителями…»

Лето 1942 года было сухим и невыносимо жарким. Солнце, казалось, стоит прямо над головой. Палило нещадно. Танковая броня так раскалялась, что нельзя было дотронуться рукой. А внутри танка на марше и особенно во время боя — ад кромешный… В один из таких дней начала августа танкисты 6-й гвардейской танковой бригады долбили кирками и ломами твёрдую, как гранит, степную целину, оборудуя окопы для танков. Бригада только что была передана из резерва фронта в состав 64-й армии и получила задачу занять оборонительный рубеж на южных подступах к Сталинграду.


Когда окопы были отрыты и солдаты и офицеры жаждали отдыха, поступил приказ выдвинуться в район 74-го разъезда, внезапно занятого частью сил 14-й немецкой танковой дивизии, и, контратаковав противника, восстановить положение. Командир бригады полковник Кричман возложил эту задачу на первый танковый батальон, в котором гвардии лейтенант Андреев командовал взводом «тридцатьчетвёрок».

Авиация противника массированными налётами непрерывно бомбила боевые порядки наших танков. Во время атаки танк Андреева первым ворвался на разъезд и тут же столкнулся с колонной немецких танков, состоящей из двадцати машин. Двигаясь вдоль колонны, он открыл огонь по вражеским танкам. Вслед за танком Андреева шли на большой скорости машины его взвода, экипажи которых возглавляли младший лейтенант Чихунов и старший сержант Дементьев. Развернув пушки под прямым углом к направлению движения, они снаряд за снарядом посылали в камуфлированные борта вражеских машин. Гитлеровцы такой дерзости — трое против двадцати! — не ожидали и замешкались. Пять их танков уже пылали, наводя страх и панику.

В один из моментов боя, когда в дыму и пыли всё смешалось, Андреев вдруг услышал крик своего механика-водителя старшины Каманова:

— Командир, гляди по курсу!

— Крутанул я туда прибор наблюдения, — рассказывал Андреев, — и вижу: прёт прямо на нас фашистский танк и целится пушкой в наш борт. А у меня в это время пушка была повёрнута на борт и не заряжена. Понял я, что не успею развернуть башню, как враг выстрелит. На размышление, на принятие решения у меня было одно мгновение. Ни промедлить, ни попытаться уйти не было никакой возможности, фашисты расстреляли бы нас в упор. Всё это пронеслось в голове молниеносно. И я скомандовал механику-водителю:

— Петя, бей его тараном!

Взревел мотор, Каманов рывком бросил машину на вражеский танк. В это время фашист выстрелил, его снаряд скользнул по нашей башне, вызвал внутри неё сноп искр и рикошетом ушёл вверх. И тут последовал сильный удар, заскрежетала сталь по стали. «Тридцатьчетвёрка» всей своей многотонной массой обрушилась на врага… От удара сорвался с крепления прицел, ослабла гусеница, согнулся ствол лобового пулемёта…

А бой за разъезд продолжался. Его вела уже вся бригада. Разъезд дважды переходил из рук в руки. Но немцы за весь день к Сталинграду не приблизились.

5 ноября 1942 года Николаю Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Во время атаки тов. Андреев своим танком первым ворвался в разъезд, занятый противником, и лицом к лицу столкнулся с колонной немецких танков, состоящей из 20 машин.

Тов. Андреев не растерялся и не уклонился от боя с двадцатью танками противника. Развернув свой танк, т. Андреев, на высшей передаче, направил его вдоль по колонне танков противника, расстреливая их в упор огнём из пушки. В этом бою т. Андреев сжёг 5 танков, подбил 2 танка и уничтожил 2 орудия противника.

Танк Андреева имел незначительное повреждение, которое было устранено после боя силами самого экипажа. Танк по настоящее время под командованием лейтенанта Андреева участвует в ежедневных боях, нанося противнику большие потери.

На своем боевом счёту т. Андреев имеет уничтоженными до 27 танков, несколько десятков орудий и большое количество мелкого вооружения и пехоты противника…» — отмечается в наградном листе и в качестве вывода делается заключение: «Достоин правительственной награды — присвоения звания „Герой Советского Союза“ с вручением ордена Ленина и медали „Золотая Звезда“».


В августе 1942 года Н. Андреева, уже гвардии старшего лейтенанта, назначили на должность командира танковой роты. В сентябре 6-я гвардейская танковая бригада, а точнее, всё, что от неё осталось, в числе других соединений была передана из 64-й в 62-ю армию.

В конце 1942 года гвардии старший лейтенант Н. Андреев был отозван с фронта и зачислен слушателем Военной академии бронетанковых и механизированных войск. После выпуска из академии в марте 1945 года он был назначен на должность старшего помощника по тактической подготовке начальника 1-й части штаба 8-й учебной танковой бригады Уральского военного округа. После окончания Великой Отечественной войны более 20 лет он прослужил на различных должностях в управлении и штабе Уральского военного округа, а затем был переведён в Главное управление кадров Министерства обороны СССР. Спустя год после перевода он был назначен начальником одного из управлений ГУКа и возглавлял его вплоть до своей отставки в июне 1988 года. В отставку он вышел в звании генерал-лейтенанта.

Герой Советского Союза Н. Р. Андреев был награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР», многими медалями.

Умер Н. Р. Андреев 5 апреля 2000 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.350. Запросов К БД/Cache: 3 / 0