Глав: 5 | Статей: 28
Оглавление
Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Бой в Коралловом море

Бой в Коралловом море


К середине апреля, когда Первый Авианосный Флот адмирала Нагумо вернулся на свои базы в Японии, Великая Восточно-Азиатская империя была создана. Но оставались некоторые проблемы. Только 6 мая после капитуляции армии генерала Уэйнрайта на Коррегидоре были полностью завоеваны Филиппины. (Японцам пришлось позднее вызывать на помощь флот, чтобы ликвидировать узлы сопротивления на Себу и Замбоанге.) Острова Науру и Оушен не были оккупированы. Японская армия в Новой Гвинее обнаружила, что удерживать Лаэ и Саламауа очень трудно, так как климат там был просто ужасным, а на суше на было вообще никаких дорог. Разве что зверийые тропы в густых джунглях и непроходимых болотах.

Несмотря на замечательные успехи японцев в создании новой империи и строительстве оборонительного периметра, приобретении значительных запасов сырья для японской промышленности, адмирал Ямамото не был удовлетворен. Война тянулась уже 4 месяца а решающая битва была так же далека, как и в первый день. Он знал, что американская промышленность скоро создать флот, с которым японский просто не сможет состязаться. Военная мощь Австралии, США и Новой Зеландии устойчиво росла. 8 апреля самолеты Дулитла атаковали города Японии. Они причинили небольшой ущерб, но дали толчок планам Ямамото, как и остальные набеги американских авианосцев. Поэтому Ямамото начал думать, над операцией, которая обязательно приведет к решающей битве: захвату Мидуэя и отвлекающему налету на Датч-Харбор вместе с оккупацией Киски и Атту.

Но военное положение не оставалось статичным. Японская армия хотела усилить оборонительный периметр против концентрируемых в Австралии сил. Поэтому началось новое наступление. Хотя японцы готовились к битве у Мидуэя, стало ясно, что приходится как-то учитывать угрозу из Австралии. Японцы, которые всегда продвигались под прикрытием своей базовой авиации, выбрали новые цели, исходя из этого критерия. Они решили, что Соломоновы острова — это улица с двусторонним движением, по которой союзники могут добраться до Рабаула.

Проблему следовало решить, захватив южные Соломоновы острова, а также Науру и Оушен. Это означало прекращение продвижения американцев вдоль цепи островных баз, которые они создали в начале 1942 года. Победная лихорадка делала эти шаги не только возможными, но и просто неизбежными. В результате, японцы выходили за рубежи, предусмотренные первоначальными военными планами. Они планировали наступление за пределами прикрытия базовой авиации и забыли основной принцип военного искусства: оборонительный перимздр ослабляется по мере удаления от сильных баз. Чем дальше японская армия уходила от Рабаула, тем слабее она становилась, и тем сильнее становилось сопротивление врага.


Поэтому как раз в то время, когда японский флот готовился бросить все силы в битву у Мидуэя, армия потребовала от него поддержать операции в юго-западной части Тихого океана (операцию МО). Адмирал Ямамото совершенно не верил, что именно там разыграется решающая битва. Тем не менее, он рискнул ослабить свои силы на направлении главного удара, чтобы поддержать захват Порт-Морсби и оккупацию Тулаги. Адмиралу Ямамото отчаянно требовалась решающая битва с американским флотом. Но эта операция казалась ему такой легкой, что он разрешил ее. Кроме того, операцию проводила армия, от флота требовалось лишь поддержать ее. Хотя у Ямамото имелись определенные опасения, дух остальных японских морских офицеров был как никогда высок. Похоже, они уверовали в свою непобедимость.

Это были не самые легкие дни американского флота. Криптографы раскололи японский код, и адмирал Нимиц отлично знал, что его противники планируют битву в центре Тихого океана, возможно у Мидуэя. Однако он не мог игнорировать сообщения разведки об активности японцев в юго-западной части Тихого океана. Ему следовало отражать любую возникающую угрозу. Нельзя было пропустить ничего. Было ясно, что японцы планируют продвижение на юг по Соломоновым островам. Это было настолько очевидно, что 1 мая австралийцы эвакуировали крошечный гарнизон Тулаги.

Адмирал Ямамото остался верен японской доктрине экономии сил, когда планировал операцию МО — захват Порт-Морсби. В ее ходе предполагалось решить сразу несколько задач: захватить Порт-Морсби с моря, встретить и уничтожить американский флот, который выйдет в море, чтобы помешать японцам захватить Тулаги чтобы прикрыть восточный фланг японских войск в Новой Гвинее. Ямамото разделил свой флот на 7 соединений и поставил во главе операции вице-адмирала Сигеёси Иноуэ в Рабауле.

Для захвата Порт-Морсби было создано Транспортное Соединение Порт-Морсби из 12 транспортов, на которые были погружены армейские части и солдаты СМДЧ. Им командовал контр-адмирал Косо Абэ. Его прикрывало Ударное Соединение Порт-Морсби из 1 легкого крейсера, 6 эсминцев и минного заградителя контр-адмирала Садамити Кадзиока. Соединение Прикрытия контр-адмирала Кунинори Марумо имело 2 легких крейсера, базу гидросамолетов и 3 канонерки. Соединение Поддержки, Главные Силы контр-адмирала Аритомо Гото делилось на Соединение Ближней Поддержки — 1 легкий авианосец, 1 эсминец — и Соединение Поддержки — 4 тяжелых крейсера. В случае необходимости оно должно было оказывать помощь соединениям захвата Порт-Морсби или Тулаги. Тактическим командующим операцией был назначен контр-адмирал Гото.

Для захвата Тулаги было создано Соединение Вторжения Тулаги под командой контр-адмирала Киёхидэ Сима: 2 эсминца из состава 6 эскадры, 2 минных заградителя, 1 транспорт, вспомогательные суда. Оно тоже находилось в подчинении Гото. Его тоже должны были прикрывать крейсера Гото, которые большую часть времени кружили в районе острова Нью-Джорджия.

Японцы ожидали ответной реакции противника на угрозу захвата Порт-Морсби. Для отражения удара американцев 1 мая Трук покинуло Ударное Авианосное соединение вице-адмирала Такео Такаги: 2 тяжелых авианосца, 2 тяжелых крейсера, 6 эсминцев. Оно должно было перехватить любые американские корабли и уничтожить их.

Операция МО имела несколько целей. Следовало захватить Тулаги, небольшой остров в южной части Соломоновых островов, чтобы создать там базу гидросамолетов. Таким образом база создавала барьер против воздушных налетов на Рабаул. После захвата Тулаги планировались высадки на Науру и Оушене. Потом крупное соединение должно было захватить Порт-Морсби, который лежал в пределах досягаемости самолетов из Австралии. (Между прочим, вопрос высадки в северной Австралии уже обсуждался японскими военными лидерами.) Порт-Морсби также был ценной базой для операции против Новой Каледонии, которая в свою очередь послужила бы опорой при захвате Самоа и Фиджи. Это полностью перерезало бы морские пути между Австралией и Соединенными Штатами. Непосредственным результатом захвата Порт-Морсби явилась бы прекращение воздушных налетов на Лаэ и Саламауа. Наконец, японское морское командование верило, что американский флот отреагирует на захват Порт-Морсби. Поэтому появлялась возможность уничтожить Тихоокеанский флот.

Соединение Вторжения Тулаги под командой контр-адмирала Киёхидэ Сима вышло из Рабаула 30 апреля в 8.30. Соединение Дальнего Прикрытия под командой контр-адмирала Аритомо Гото вышло с Трука 28 апреля и крейсировало южнее Нью Джорджии. Более слабое Соединение Поддержки адмирала Кунинори Марумо вышло из Рабаула 29 апреля и сейчас находилось в 60 милях к западу от Тулаги. Транспортное Соединение Порт-Морсби было относительно крупным, так как в него входили 12 транспортов. Оно покинуло Рабаул 4 мая, на следующий день к нему присоединилось Ударное Соединение Кадзиока. Его путь лежал через проход Жомар в архипелаге Луизиады, восточное бухты Милн и вокруг южной оконечности Новой Гвинеи.

Мощное Ударное Авианосное Соединение адмирала Такаги покинуло Трук утром 1 мая. Оно двигалось почти точно на S, а во второй половине дня 2 мая начало вертеться по квадрату. 5 мая Такаги оставил это занятие и пошел на SW-t-W. Теперь он был готов атаковать любые американские корабли, держась позади десантного соединения. Если японцы в этом бою в чем и уступали американцам, так это в работе разведки. Они почти ничего не знали о противнике. Конечно, после атаки Тулаги 4 мая Такаги мог предположить, что в этом районе имеется по крайней мере 1 авианосец. Кроме того от разведывательных самолетов было известно, что какие-то корабли вышли из портов Австралии.

Американская разведка действовала превосходно, и после того, как японский морской код был расколот, адмирал Нимиц точно знал что ждать и где ждать. Кроме того, в течение всей войны австралийцы жили на Соломоновых островах. Они имели связь с внешним миром с помощью мощных радиостанций, информируя союзников обо всех передвижениях японских кораблей. Они были известны, как “береговые наблюдатели”. Но знание японских намерений и диспозиции не гарантировало победу американцев. Все, что мог предпринять адмирал Нимиц — собрать наличные силы для контрудара.


Чтобы встретить японское Ударное Авианосное Соединение он отправил Оперативное Соединение 17 контр-адмирала Обри У. Фитча (авианосец “Лексингтон”) и “Йорктаун” под командованием контр-адмирала Фрэнка Джека Флетчера. Им было приказано встретиться и выйти в точку атаки. 1 мая оба соединения находились в 250 милях на W от Эспириту Санто. Весь день 3 мая “Лексингтон” заправлялся с танкера “Типпеканоа”, в это время в 100 милях от него “Йорктаун” принимал топливо с танкера “Неошо”. Потом оба пошли к намеченной точке рандеву, куда должны были прибыть 4 мая в 8.00. Они также ожидали встречи с британским адмиралом Дж. Г. Крейсом, который вышел из Австралии с 3 крейсерами и 2 эсминцами. Однако все это перевернулось, когда самолет, вылетевший из Австралии, сообщил, что японское десантное соединение выгружается в гавани Тулаги. Адмирал Флетчер сразу послал “Неошо” и эсминец “Рассел” назад к “Лексингтону” и перенес встречу на утро 5 мая. После этого он приказал “Йорктауну” идти к Тулаги. Оперативные группы адмиралов Фитча и Крейса находились в 250 милях позади “Йорктауна”. Однако на “Лексингтоне” не знали об отважном броске одинокого “Йорктауна”, пока утром 4 мая не появились “Неошо” и “Рассел”. Впрочем, в это время адмирал Флетчер уже поднимал первую ударную волну.

Вся эта деятельность была неизвестна японским офицерам, участвовавшим в операции МО. Они даже не подозревали, что где-то рядом находятся американские и австралийские корабли. Операция МО шла как планировалось. Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото двигалось на N, а Соединение Вторжения Порт-Морсби еще стояло на якоре в Рабауле. Японские авианосцы пока находились севернее Бугенвилля.

По какой-то необъяснимой причине адмирал Фитч, соединившись с австралийскими кораблями, ухитрился 5 мая разминуться с “Йорктауном” на 50 миль, оставив авианосец в гордом одиночестве. Лишь несколько японских кораблей могли противодействовать атаке Тулаги, но адмирал Флетчер не мог быть в этом уверен, а поддержки у него не было. “Йорктаун” поднял первую волну 4 мая в 6.30 под покровом туч.

Это была идеальная погода для авианосца, желающего нанести удар и остаться незамеченным. (Холодный погодный фронт образовал 100-мильную полосу туч, которая держалась 5 дней. Равнодушные тучи поочередно укрывали то одного противника, то второго.) Первая волна состояла из 12 торпедоносцев, 28 пикировщиков и 6 истребителей.

В 7.30 в Тулаги минный заградитель “Окиносима” и эсминцы “Кикудзуки” и “Юдзуки” образовали защитный барьер на входе в гавань. Началась разгрузка. Внезапно в 8.20 над гаванью появились торпедоносцы “Йорктауна”. В 8.22 “Кикудзуки” получил попадание 500-фн бомбой, которая взорвалась в правом машинном отделении. Эсминец начал быстро крениться. Он сразу потерял ход. Одно из судов снабжения взяло “Кикудзуки” на буксир и вытащило на мель возле острова Гавуту. Однако на следующий день он соскользнул на глубину и затонул.

В итоге, во время первой атаки был потоплен “Кикудзуки” и поврежден “Окиносима”. Транспорты, минные заградители, уцелевший эсминец поспешно покинули гавань Тулаги. Приняв самолеты, “Йорктаун” отправил у Тулаги вторую волну. Она прибыла в 12.10, потопила 2 патрульных катера и повредила транспорт “Тама Мару”, который затонул 2 дня спустя. “Юдзуки” был возле острова Саво обстрелян самолетами и загорелся. Он потерял капитана и еще 9 человек, 20 человек были ранены. В 15.00 прибыла третья волна, которая еще надеялась найти в Тулаги достойные внимания цели. Она обнаружила только 1 транспорт. Всего японцы потеряли 1 эсминец, 2 патрульных катера и транспорт. 1 транспорт был тяжело поврежден, 20 человек десанта у него на борту погибли. Кроме того были повреждены 1 эсминец и 1 минный заградитель.

Потери были невелики, зато шок, испытанный японцами при появлении американских авианосных самолетов, оказался ужасным. Его испытали все соединения, участвовавшие в операции МО, но особенно — Ударное Авианосное Соединение. Теперь игра пошла всерьез. На авианосцах знали, что им противостоит по крайней мере 1 вражеский авианосец. Американцы тоже знали, что японские авианосцы в море. Поэтому два флота должны были встретиться в первом в истории авианосном бою. Однако пока еще никто не знал, как именно следует вести такой бой. Ясно было лишь одно — желательно нанести удар первым. Приняв последние самолеты, “Йорктаун” повернул на S на рандеву с остальными кораблями ОС 17. Встреча произошла утром 5 мая.

Следующие 2 дня авианосные соединения противников кружили в море, пытаясь найти друг друга. Японцы выслали на поиски четырехмоторные летающие лодки из Рабаула. Истребители “Йорктауна” сбили днем 5 мая одну такую. Когда самолет не вернулся на базу, японцы поняли, что американский авианосец (авианосцы) находятся где-то в Коралловом море, но его точное положение пока не было известно. Адмирал Иноуэ, командовавший операцией МО, испытывал трудности с ведением авиаразведки, так как большая часть 25 Воздушной Флотилии, базирующейся в Рабауле, бомбила Порт-Морсби. Очевидно, адмирал Такаги не использовал свои авианосные самолеты для ведения дальней разведки, полагаясь только на гидросамолеты линкоров и крейсеров. 6 мая в середине утра японская летающая лодка из Рабаула обнаружила американское оперативное соединение и передала его точные координаты. Но адмирал Такаги получил эти сведения только 7 мая. К этому времени он обнаружил американцев сам. По крайпей мере он так полагал.

К несчастью для ОС 17, сектора поисков зияли дырами. Ответственность за воздушные операции в Коралловом море лежала на генерале МакАртуре, однако он не располагал достаточным количеством дальних разведчиков, чтобы обыскать все море. Адмиралу Нимицу постановлением Объединенного Комитета Начальников Штабов было запрещено вторгаться в зону ответственности МакАртура. Проведите прямую под углом 45° от точки 10° N, 165° О через всю южную часть Тихого океана. К северо-востоку от нее располагалась зона генерала МакАртура — Юго-Западная часть Тихого океана. С другой стороны находилась принадлежащая Нимицу Южная часть Тихого океана. 12 гидросамолетов в Нумеа не имели достаточную дальность полета, чтобы обыскать все Соломоновы острова. Более того, им было запрещено вторгаться во владения МакАртура. В результате некоторые районы остались без присмотра. Это означало, что ОС 17 должно вести воздушную разведку самостоятельно.

Пока неприятельские авианосцы отчаянно пытались хоть что-то разузнать о неприятеле, в остальном операция МО шла по графику. Транспортное Соединение покинуло Рабаул 4 мая и направилось к Луизиадам, планируя пройти пролив Жомар в полночь 6 мая. Соединение Прикрытия адмирала Марумо, состоящее из легких крейсеров “Тэнрю” и “Тацута” и базы гидросамолетов “Камикава Мару” шло впереди главных сил десанта. Марумо отправил плавбазу на остров Дебойн, чтобы ее самолеты могли 7 мая вести разведку. Остальные корабли Соединения Прикрытия шли на NO-t-N возле острова Д'Антркасто, чтобы прикрыть его правый фланг.

Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото теперь шло к Соединению Вторжения Порт-Морсби, чтобы оказывать ему непосредственную поддержку. 6 мая в 10.30 оно было замечено в 60 милях южнее Бугенвилля В-17, вылетевшими из Порт-Морсби. Американские бомбардировщики атаковали легкий авианосец “Сёхо”, но повреждений не причинили. Все еще двигаясь на S, Соединение Дальнего Прикрытия было замечено разведывательными самолетами. Затем в 13.00 снова было замечено десантное соединение, направляющееся к проходу Жомар. Теперь адмирал Иноуэ дал, что по крайней мере 2 его соединения обнаружены противником. Тем не менее, он полагал, что американские авианосцы, следившие за десантом, пока не знают о присутствии авианосцев адмирала Такаги. Поэтому он не остановил операцию МО.

Но американское Оперативное Соединение 17 было не единственной эскадрой, действующей потаенно. Адмирал Такаги не знал позиции остальных японских соединений, как не знал точного положения ОС 17. 6 мая в 10.30 его авианосцы находились далеко на N от американских. Когда соединение Такаги повернуло на S, американцы двигались курсом NW-t-W. Они отреагировали на сообщение, что японские корабли подходят к Порт-Морсби. Соединение Такаги шло на S до 20.00, а потом повернуло обратно. Японцы шли на N до 1.15 7 мая, но потом снова повернули. Такаги опасался, что если он зайдет слишком далеко на запад, чтобы прикрыть остальные эскадры операции МО, американское соединение окажется в него в тылу на юге. Такаги хотел этого избежать. Он шел на S до 7.40. Чтобы проверить свои подозрения, на рассвете он отправил самолеты обыскать южные сектора.

В 7.30 Такаги решил, что сорвал банк, так как один из самолетов передал, что видит авианосец и крейсер. Такаги приказал обоим авианосцам атаковать всеми силами и повернул свою эскадру на О. К несчастью для обеих сторон были замечены эсминец “Симс” и танкер “Неошо”. Когда прибыла первая волна японских самолетов, “Симс” сделал все, что мог. Но через 2,5 часа эсминец получил 3 бомбы с пикирующих бомбардировщиков и мгновенно затонул. “Неошо” получил 7 прямых попаданий, 8 бомб разорвались рядом. Через 4 дня американские корабли нашли разбитый танкер, сняли остатки экипажа и добили танкер торпедами. Эта ошибка дорого обошлась японцам. Пока их самолеты занимались танкером и эсминцем, они упустили возможность атаковать ОС 17, которое в это время обнаружило Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото.

“Йорктаун” и “Лексингтон” соединились только утром 5 мая. ОС 17 шло на NW-t-W с 20.00 5 мая до 7.25 7 мая, когда оказалось примерно в 100 милях к югу от острова Рассел, самого восточного в архипелаге Луизиады. На рассвете адмирал Флетчер приказал соединению адмирала Крейса должать идти на NW, чтобы помешать Соединению Вторжения Порт-Морсби обогнуть Новую Гвинею. Крейс попал под мощные атаки японской базовой авиации (и пару налетов американских ВВС), но его корабли повреждений не получили. Ночью 7 мая он узнал, что японские десантные силы повернули назад, и вернулся в Австралию.

Утром 7 мая ситуация была такой. Ударное Соединение адмирала Кадзиока сопровождало десантные силы операции МО к проходу Жомар, “Сёхо” в 6.30 поднял 4 истребителя и 1 торпедоносец для прикрытия сил вторжения; соединение прикрытия находилось в 35 милях востгочнее острова Вудларк и в 30 милях на NW от конвоя; “Дзуйкаку” и “Сёкаку”, выславшие самолеты для атаки “Симса” и “Неошо”, находились в 175 милях на О от Оперативного Соединения 17 и только что узнали действительную позицию американских авианосцев.

В 6.25 ОС 17 повернуло на NNW и подняло разведывательные самолеты. В 8.15 самолет с “Йоркгауна” заметил 2 авианосца и 4 крейсера в 225 милях на NW от кораблей Флетчера. Адмирал решил немедленно атаковать всеми силами. “Лексингтон” начал поднимать самолеты в 8.26, а “Йорктаун” — около 9.00. Всего к цели было отправлено 93 самолета. Американцам повезло, и они вошли в холодный фронт, который укрыл американские авианосцы тучами. Зато соединение Гото яркое солнце выдало с головой. Когда американские самолеты были уже в воздухе, обнаружилось, что замечены не тяжелые авианосцы адмирала Такаги, а всего лишь Соединение Ближнего Прикрытия. Японцы спешно передали координаты ОС 17 всем своим содинениям. В 7.00 адмирал Иноуэ приказал Соединению Вторжения не входить в проход Жомар, а временно отступить. Адмирал Гото приказал ианосцу “Сёхо” поднять все оставшиеся самолеты и атаковать американские авианосцы.

Фортуна улыбнулась самолетам “Лексингтона”. В 9.50 они заметили “Сёхо” всего в 90 милях к северо-западу от собственного корабля и при атаке почти не встретили сопротивления. В 10.25 за ними последовали самолеты “Йорктауна”. Несмотря на маневр уклонения и плотный зенитный огонь у легкого авианосца не было ни единого шанса. 13 бомб и 7 торпед попали в цель, и “Сёхо” превратился в пылающую руину. В 10.31 был отдан приказ покинул корабль, и авианосец затонул в 10.35.

Из экипажа более чем в 800 человек спаслось только 225. Соединение Прикрытия адмирала Гото, в котором остались 4 тяжелых крейсера и 1 эсминец, отошло на NW. Они отправили свои гидросамолеты в бухту Дебойн на “Камикава Мару”.

Оперативное Соединение 17 добилось триумфа, потопив первый японский авианосец (хотя это был почти беззащитный легкий авианосец). Но американцам предстояла тревожная ночь. Адмирал Флетчер понял, что Такаги знает его координаты, тогда как сам он ничего не знал о положении Такаги. Чтобы предотвратить грозящую катастрофу и в то же время выполнить свои задачи перехвата японского десанта, ему предстояло тщательно выбрать курс своих авианосцев. Он пошел на W, чтобы сохранить возможность атаковать силы вторжения, если они пойдут через проход Жомар. (Конечно, он не знал, что те отозваны.) Такаги тоже предстояло принять кое-какие решения. Весь день 7 мая он гонял свои разведывательные самолеты, но так как ОС 17 находилось в зоне плохой погоды, поэтому донесения самолетов были обрывочными и неточными.

В любом случае, оба адмирала могли предположить, что их соединения достаточно близко, и весь вопрос в том, кто нанесет удар первым. В 22.00 японские авианосцы находились в 100 милях на О от американских. Оба командующих немного побаловались с идеей ночной атаки, но оба и отбросили ее. ОС 17 продолжало идти на W всю остальную часть ночи, а соединение Такаги направилось на N. Однако курс ОС 17 вывел его из-под плотного облачного покрывала, и на рассвете 8 мая заметить его уже не составляло труда. При дневном свете обе стороны занялись поисками противника. “Лексингтон”, двигаясь на W, поднял поисковую группу из 18 самолетов в 6.25. В 7.22 была замечено японское Ударное Авианосное Соединение. “Лексингтон” из перехваченных радиограмм знал, что его координаты известны японцам. Основываясь на донесении самолета-разведчика, адмирал Флетчер определил возможную позицию японцев ко времени подлета американских самолетов. В 7.38 оба авианосца получили приказ поднимать ударную волну. “Йорктаун”, начиная с 8.15, выслал 39 самолетов, “Лексингтон” — 43 самолета.

Самолеты “Йорктауна” нанесли удар первыми. Их пилоты заметили “Дзуйкаку” и “Сёкаку”, шедшие на расстоянии 8 миль друг от друга. Каждый авианосец прикрывал тяжелый крейсер и эсминцы. Пикировщики немного выждали, чтобы дать возможность торпедоносцам лечь на боевой курс. В это время под ними “Сёкаку” развернулся против ветра и начал поднимать истребители. Наконец в 10.00 самолеты “Йорктауна” начали атаку. Атака, естественно, получилась не такой удачной, какой могла бы стать. Правила авианосной войны еще не были известны, и этот бой стал уроком № 1. Торпедоносцы сбросили торпеды со слишком большого расстояния и попаданий не добились. Пикировщики всадили 2 бомбы в “Сёкаку”, повредив ему полетную палубу. На авианосце вспыхнули пожары. “Сёкаку” на час потерял возможность поднимать самолеты. Однако он по-прежнему мог их принимать. Самолеты “Лексингтона” добились еще меньшего. Прежде всего, они не смогли найти японские авианосцы, и многим из них пришлось возвращаться из-за нехватки топлива. В 10.40 те самолеты, которые остались (11 торпедоносцев, 4 пикировщика, 6 истребителей), атаковали “Сёкаку”. Торпеды в цель не попали, зато бомбы японец все-таки получил. Всего в “Сёкаку” попали 3 штуки: в носовую часть ближе к левому борту, справа от мостика, в среднюю часть корабля с правого борта. Опасности гибели корабля не было, но 109 человек погибли, а 114 были ранены. После того, как пожары были потушены, авианосец пошел в Японию на ремонт. 46 его самолетов сели на “Дзуйкаку”.

Пока летчики ОС 17 занимались “Сёкаку”, самолеты адмирала Такаги атаковали “Лексингтон” и “Йорктаун”. Хотя японцы выслали меньше самолетов (всего 69), они имели преимущество, так как их авиагруппа была лучше сбалансирована и точно знала, где находится противник. Кроме того, они имели боевой опыт. Американское истребительное прикрытие было слабым и находилось не там, где следовало бы. Около 10.10 японские торпедоносцы выполнили образцовую атаку на “Лексингтон”. Они зашли на авианосец под углом 45° с обоих крамболов, сбросив торпеды с расстояния 5 кабельтов. В результате, “Лексингтон” не мог уклониться от одной группы самолетов, не подставив борт другой. В 10.20 он получил торпеду в правый борт, вскоре в тот же борт под мостик попала вторая. Одновременно с торпедоносцами его атаковали пикировщики. Так как американских истребителей было мало, а зенитный огонь оказался слабым, японские пилоты сбрасывали бомбы с высоты 2500 футов со смертоносной точностью. Одна попала в кранцы первых выстрелов на левом крамболе, вторая влетела в дымовую трубу. Несколько близких разрывов повредили самолеты.

Не остался без внимания и “Йорктаун”. Он сумел уклониться от 3 торпед, сброшенных у него слева по носу. Но, когда его атаковали пикировщики, он получил 750-фн бомбу под основание острова. Начавшиеся пожары были быстро потушены, а способность проводить полеты не пострадала.

Сначала казалось, что “Лексингтон” удастся спасти. Но в 12.47 корабль потряс ужасный взрыв. Это искра воспламенила пары бензина, выходящие из поврежденные цистерн. Последовала еще серия взрывов. Хотя корабль еще мог дать 25 узлов, его внутренности были разворочены. В 13.45 новый взрыв уничтожил систему вентиляции. Наконец, в 16.07 был отдал приказ покинуть корабль. Авианосец был потоплен торпедами эсминца “Фелпс” в 20.00. “Йорктаун” добрался до Нумеа, а оттуда пошел в Пирл-Харбор. Оперативное Соединение 17 было распущено.

Вернувшиеся японские пилоты сообщили, что оба американских авианосца потоплены. Адмирал Иноуэ отправил “Сёкаку” в метрополию, а “Дзуйкаку” отослал на Трук. Вечером 8 мая он приказал отложить операцию МО до 3 июля. Хотя он и верил, что Оперативное Соединение 17 уничтожено, он не хотел, что его Соединение Вторжения Порт-Мореби двигалось к цели без авианосного прикрытия. Ведь еще 7 мая он мог оценить силу ударов американских ВВС.

Однако адмирал Ямамото отменил приказ Иноуэ. 8 мая в 0.00 он лично приказал Такаги завершить уничтожение американского флота. Несмотря на попытки соединения Гото и “Дзуйкаку” найти противника, бой завершился. 10 мая эскадра Гото соединилась с Такаги. Но 11 мая “Дзуйкаку” получил приказ все-таки возвращаться на Трук.

Трудно сказать, кто именно победил в бою в Коралловом море. Потери американцев были больше. Они потеряли “Лексингтон”, “Симс” и “Неошо” против “Сёхо” у японцев. “Сёкаку” был поврежден, но хотя на “Дзуйкаку” еще оставались самолеты и летчики, он не вошел в строй до 12 июня. Таким образом к решающей битве у Мидуэя японцы лишились 2 тяжелых авианосцев 5 дивизии. Только одна эта потеря одна могла лишить их блистательной победы. Атаки японцев были эффективнее, но эффективность приносит опыт, который имели японские пилоты, и которого не было у американских. Японцы упустили многие возможности и совершили немало ошибок из-за плохой связи. Слишком плохой, если один адмирал не может сообщить другому о важнейших событиях, а разведывательная информация поступает с опозданием на сутки. Японцы в это время имели более совершенную службу управления полетами. Американскому флоту следовало улучшать свои методики, что показала неудача авиагруппы “Лексингтона”. Ведь большая ее часть не нашла японских авианосцев. Только после Мидуэя они достигли удовлетворительных (но не блестящих!) результатов.

Японские силы в бою в Коралловом море

Ударное Авианосное Соединение (вице-адмирал Такаги)

Тяжелый авианосцы: Дзуйкаку, Сёкаку

Эсминцы прикрытия: Ариакэ, Югурэ, Сигурэ, Сирацую

Тяжелые крейсера: Мьёко, Хагуро

Эсминцы: Усио, Акэбоно

Соединение вторжения Порт-Морсби

Транспортное соединение (контр-адмирал Косо Абэ)

Минный заградитель: Цугару

12 транспортов

Вспомогательные суда

Ударное Соединение (контр-адмирал Садамити Кадзиока)

Легкий крейсер: Юбари

Эсминцы: Оитэ, Асанаги, Муцуки, Мотидзуки, Яёй

1 патрульный катер

Вспомогательные суда

Соединение Ближнего Прикрытия (контр-адмирал Кунинори Марумо)

Легкие крейсера: Тэнрю, Тацута

Гидроавианосец: Камикава Мару

3 канонерки

Соединение Поддержки, Главные Силы (контр-адмирал Гото)

Тяжелые крейсера: Аоба, Кинугаса, Како, Фурутака

Соединение Вторжения Тулаги (контр-адмирал Киёхидэ Сима)

Эсминцы: Кикудзуки, Юдзуки

Минные заградители: Окиносима, Коэй Мару

1 транспорт

Вспомогательные суда

Американские силы в бою в Коралловом море

Оперативная Группа 17.5

Тяжелые авианосцы: Йорктаун, Лексингтон

Эсминцы: Моррис, Андерсон, Хамманн, Рассел

Оперативная Группа 17.2

Тяжелые крейсера: Миннеаполис, Нью Орлеанс, Астория, Честер, Портленд

Эсминцы: Фелпс, Дьюи, Фаррагат, Эйлуин, Монагхэн

Оперативная Группа 17.3

Тяжелые крейсера: Аустралия, Чикаго

Легкий крейсер: Хобарт

Эсминцы: Перкинс, Уок

Оперативная Группа 17.6

Танкеры: Неошо, Типпеканоа

Эсминцы: Симс, Уорден

Оперативная Группа 17.9

База гидросамолетов: Танжер

Оглавление книги


Генерация: 0.379. Запросов К БД/Cache: 3 / 1