Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Битва за Францию (10 мая — 25 июня 1940 года)

Битва за Францию

(10 мая — 25 июня 1940 года)

План кампании

Немецкий план весенней кампании 1940 года был направлен на захват Франции и Великобритании и прекращение войны на Западном фронте. Первой задачей немецких армий, двигавшихся на Запад, был разгром британско-французских армий к северу от рек Эна и Сомма. Эту задачу планировалось выполнить прорывом пограничных укреплений в Арденнах между Намюром и Монмеди с широким охватом и выходом к побережью Ла-Манша у устья Соммы. В отличие от мелких маневров на окружение в польской кампании здесь предполагалось бросить мощные танковые силы в бой на узком участке фронта для скорейшего прорыва в тыл противника.

Этот маневр был довольно рискованным, однако интенсивное применение при подготовке прорыва сил непосредственной поддержки самой мощной на тот момент авиации в мире могло обеспечить элемент внезапности, какого невозможно было бы добиться, используя артиллерию. Удар мог увенчаться успехом лишь в случае длительного замешательства в рядах обороняющихся и отсутствия пауз для восстановления противником управления. Этот план массированной воздушной поддержки фактически стал воплощением принципов, выработанных в Испании и проверенных в Польше, и в немалой степени был обязан своим появлением на свет энергичности и дальновидности генерал-майора фон Рихтгофена, командира VIII авиакорпуса, пикирующие бомбардировщики которого заслужили хорошую репутацию во время польской кампании.

До начала основной кампании на Западе немецким армиям нужно было обеспечить безопасность своего северного фланга в Голландии, как это было сделано раньше в Норвегии и Дании, чтобы британцы не смогли, используя голландскую территорию, поставить под угрозу успех и сроки основной операции. Поэтому, как и в Норвегии, было решено внезапным ударом оккупировать Голландию прежде, чем она сумеет организовать оборону и призвать на помощь Великобританию.

Предполагалось, что первым рубежом голландской обороны может стать линия по рекам Маас и Иссель. После прорыва этого рубежа голландцы могли удержать позиции севернее Роттердама («Крепость Голландия») и, вероятно, сохранить контакт с бельгийцами. В Бельгии оборонительные рубежи строились вдоль линии река Маас — канал Альберта и опирались на форт Эбен-Эмаэль. Для захвата этих объектов немцы разработали план, напоминавший высадку десантов в Норвегии и Дании, однако существенно превосходивший ее по размаху. По этому плану парашютисты должны были захватить основные мосты и дороги, удерживая их до подхода танковых частей, и подготовить аэродром Ваальхавен близ Роттердама к приему посадочного десанта. Общий хаос в ряды противника должна была внести выброска диверсионных групп. Планировалось захватить силами десанта, сброшенного на планерах, форт Эбен-Эмаэль и мосты через канал Альберта. Парашютная дивизия должна была высадиться в Гааге для захвата королевской семьи, правительства и военного руководства.

В ходе вторжения во Францию основная задача, возложенная на люфтваффе, заключалась, во-первых, в расчистке пути для выброски воздушного десанта массированными и скоординированными ударами по аэродромам базирования союзной авиации, во-вторых, в доставке воздушных десантов и, в-третьих, в поддержке немецких армий, действующих в Бельгии и Голландии и наносящих удары в направлении побережья Ла-Манша и через Марну и Сену в Центральную Францию.

Организация ВВС и задействованные силы

На карте 4 показано положение немецкой авиации и наземных войск к началу западной кампании. Воздушные операции осуществляли 2-й и 3-й воздушные флоты, которым подчинялись все силы авиации, принимавшие участие в боевых действиях. 2-й воздушный флот под командованием генерал-оберста Кессельринга получил северный участок фронта и должен был взаимодействовать с группой армий «В» (фон Бока). В распоряжении Кессельринга были с севера на юг соответственно IV и I авиакорпуса, а также 9-я авиадивизия, отвечавшая за постановку с воздуха морских мин. 3-й воздушный флот генерал-оберста Шперрле прикрывал операции группы армий «А» (фон Рундштедта) в центре и группы армий «С» на юге, против «линии Мажино». Шперрле подчинялись (с севера на юг) VIII, II и V авиакорпуса.

Транспортная авиация, предназначенная для доставки парашютных и посадочных десантов, находилась в распоряжении отдельного штаба — Воздушного командования особого назначения (Fliegerfuehrer z.b.V). Этот штаб, входивший первоначально в 7-ю (парашютную) авиадивизию генерал-оберста Штудента, был выделен из ее состава в 1939 году и просуществовал под обозначением «Воздушное командование 220» до реорганизации в январе 1940 года. Во главе его стоял генерал Путциер, подчинявшийся командованию 2-го воздушного флота.

Таким образом, авиация, собранная для проведения самых напряженных операций по выброске десантов и поддержке наземных войск из тех, которые до сих пор предпринимали люфтваффе, была готова нанести удар. Поскольку в начале мая стало очевидно, что завершение кампании в Норвегии — лишь вопрос времени, почти все боевые и транспортные части были выведены из состава 5-го воздушного флота и переданы во 2-й и 3-й воздушный флоты.

Силы немецкой авиации в этой кампании достигали 3530 боевых самолетов из 4500 машин первой линии, имевшихся в наличии на тот момент, а также 475 транспортных самолетов и 45 планеров, которые планировалось использовать в Голландии. По классам боевые машины распределялись приблизительно следующим образом:

Дальние бомбардировщики 1300
Пикирующие бомбардировщики 380
Одномоторные истребители 860
Двухмоторные истребители 350
Дальние разведчики 300
Ближние разведчики (взаимодействие с CB) 340
Всего 3530
Транспортные самолеты 475
Планеры 45


Карта 4. Кампания в Голландии, Бельгии и Франции 10 мая 1940 года

Начальная фаза: вторжение в Голландию

На рассвете 10 мая немецкие тяжелые бомбардировщики нанесли согласованный удар по аэродромам Бельгии и Голландии, а также по базам британской и французской авиации во Франции. Одновременно интенсивным ударам подверглись железнодорожные коммуникации и базы французской авиации в Меце, Нанси, Ромийи, Дижоне и Лионе. Голландская и бельгийская авиация бездействовала в результате потери самолетов и разрушения объектов, хотя на некоторых аэродромах немцы оставили ВПП неповрежденными, чтобы в дальнейшем использовать их в собственных интересах. Налет продолжался час, а в Голландии сразу же за бомбардировщиками следовали транспортные самолеты в сопровождении двухмоторных истребителей. Началась десантная операция по захвату Голландии.

В Гааге были заняты три основных аэродрома, и после расчистки взлетно-посадочных полос на них стали приземляться немецкие транспортные самолеты. Тем не менее операция по захвату голландской королевской семьи и правительства провалилась. В районе Роттердама был захвачен в целости и сохранности важнейший мост в Мурдейке, а еще до полудня 1200 десантников высадились на аэродроме Ваальхавен. Еще один посадочный десант был доставлен в Роттердам на транспортных планерах.

В районе канала Альберта и форта Эбен-Эмаэль операция прошла по плану. В Эбен-Эмаэле 70 десантников высадились с 7 планеров прямо на территории форта. Десантники разбились на несколько небольших групп и подрывными зарядами и гранатами начали прокладывать себе путь во внутреннюю часть этой современной крепости. Обороняющиеся были захвачены врасплох, что дало десантникам дополнительное преимущество на начальном этапе. Одновременно небольшая группа пикирующих бомбардировщиков нанесла удар по близлежащей деревне Эбен-Эмаэль, где, как считалось, скопились бельгийские резервы. Планировалось, что небольшую группу десантников в Эбен-Эмаэле поддержит десант, высаженный в Маастрихте, однако эта помощь пришла с задержкой, хотя между группами и поддерживалась радиосвязь. Внутри форта отключилось освещение, и на следующее утро, когда к десантникам подошло подкрепление, деморализованный гарнизон бельгийского форта сдался. Таким образом, десантники захватили один из важнейших фортов бельгийской системы обороны, потеряв всего пять человек. Парашютисты успешно справились с наведением паники по всей территории Голландии. Десантная операция удалась, и захваченные основные мосты и дороги открыли наступающим немецким армиям путь в глубь Бельгии и Голландии.

На начальном этапе операции немецкая транспортная авиация понесла тяжелые потери. Через пять дней после выполнения задачи ее регулярные части были оставлены для поддержки наступления немецких войск в Голландии, Бельгии и Франции, а остальные самолеты были возвращены в летные школы, откуда они были отозваны месяцем ранее.

Во время оккупации Голландии немецкая авиация полностью контролировала небо в районе боев и оказывала поддержку наземным войскам, нанося удары по очагам сопротивления, скоплениям войск и коммуникациям. В Голландии, как и в Дании, явное превосходство люфтваффе и тщательно спланированная многолетняя кампания немецкого Министерства пропаганды дали желаемый результат. Особенно ожесточенные бомбардировки, которым подвергся центр Роттердама, подействовали мгновенно, и 15 мая голландская армия капитулировала после пяти дней боев.

Вторая фаза: прорыв к Ла-Маншу

В Бельгии немецкие армии продолжали двигаться вперед, а в Арденнах они нащупывали путь для удара основного танкового клина. Воздушная разведка велась круглосуточно в невероятных масштабах, чтобы дать немецкому верховному командованию полную картину расположения, передвижений и слабостей противника. Разведка, которую осуществляли как дальние, так и тактические разведчики, охватывала все участки от линии фронта до Ла-Манша и Атлантического побережья Франции, Северное море и Восточную и Юго-Восточную Англию. Тщательное изучение отчетов авиаразведки, нередко дублировавших друг друга, позволило немцам точно определить дислокацию сил союзников, и 13 мая основные танковые части нанесли удар через Маас от Шарлевилля и Седана в направлении на запад.

На этом этапе значительные силы люфтваффе были брошены на тактическую поддержку наступающих войск. Дальние бомбардировщики, шедшие под усиленным сопровождением одномоторных и двухмоторных истребителей, бомбили базы, скопления войск, железнодорожные узлы и подкрепления союзников, двигавшиеся по железным и шоссейным дорогам. В новой попытке уничтожить британские и французские ВВС непрерывным бомбардировкам подвергались базы и аэродромы во Франции. Удары по аэродромам обычно наносились с малой высоты, чтобы использовать элемент внезапности, сначала с двухмоторных истребителей пулеметно-пушечным огнем, а затем с бомбардировщиков бомбами с замедлением взрывателя на несколько секунд. Против портов на побережье Ла-Манша и в Южной и Юго-Восточной Англии, а также против судов, следовавших из Англии на континент, поскольку они составляли важнейшую часть коммуникаций противника, применялись бомбардировки и минные постановки. Продолжала широко действовать немецкая разведывательная авиация (чему способствовала хорошая погода), что очень помогло сохранить инициативу за немецкой авиацией и наземными частями.

Мощные силы пикирующих бомбардировщиков из состава VIII авиакорпуса, также под усиленным сопровождением истребителей, постоянно совершали вылеты, прокладывая путь немецким танковым частям. Стоило авиаразведке или армейским частям выявить действительный или потенциальный очаг сопротивления, который мог бы вызвать задержку, как по ним наносились сосредоточенные удары с воздуха (в день машины могли совершать до девяти вылетов), парализовавшие действия британских и французских войск даже сильнее, чем того ожидали сами немцы. Так множилась слава пикирующих бомбардировщиков и претворялся в жизнь блицкриг.

К 18 мая основной немецкий танковый клин вышел к верховьям Соммы, а к 20 числу ниже по течению, между Аббевилем и Амьеном, был захвачен плацдарм на другом берегу. Для нанесения ударов по войскам, железнодорожным линиям между Реймсом и Парижем и союзным аэродромам, призванных облегчить расширение плацдарма, были привлечены высотные и пикирующие бомбардировщики.

Между тем из-за быстрого продвижения немецких армий перед командованием люфтваффе и наземных сил встала проблема подтягивания собственных тылов. Одномоторные истребители, пикирующие бомбардировщики и разведывательные самолеты, обладавшие небольшим радиусом действия, перелетали на новые передовые аэродромы чуть ли не ежедневно. Регулярные силы немецкой транспортной авиации успешно обеспечивали их снабжение в соответствии с отработанными довоенными методиками[10] (хотя истребителям нередко все же не хватало топлива) и вывоз в тыл раненых.

На узком, около 300 км, участке фронта немецкие армии рвались к Ла-Маншу, и основные ударные силы люфтваффе были сосредоточены именно на этом ограниченном участке. Одномоторные и двухмоторные истребители, не занятые сопровождением бомбардировщиков, выполняли штурмовые удары или отправлялись на охоту за самолетами союзников. В это время в Бельгии и на севере Франции действовало около 550 одномоторных истребителей. К 24 мая немецкие танки прошли Аррас, заняли Булонь и достигли Кале. Северная группа армий немцев приближалась к Генту. Основные силы британской армии были отрезаны от французов, и теперь значительные силы люфтваффе должны были предотвратить их попытки пробиться через окружение.

Когда 30 мая британская армия начала эвакуацию Дюнкерка, основные силы люфтваффе вновь были перенацелены, что было характерно для немецкой тактики того времени, на выполнение единственной задачи — предотвращение эвакуации. Высотные и пикирующие бомбардировщики под прикрытием истребителей действовали настолько энергично, насколько позволяла слабо развитая аэродромная сеть в этом районе, однако встречали противодействие со стороны многочисленных истребителей британских ВВС. Немецкие истребители постоянно втягивались в воздушные бои со «спитфайрами» и «харрикейнами», не успевая встретить сопровождаемые бомбардировщики. В результате последним сильно доставалось. В небе над Дюнкерком люфтваффе понесли тяжелые потери. Здесь они впервые столкнулись с равным по силе противником и не сумели предотвратить эвакуацию Дюнкерка, завершившуюся к 4 июня.

Конечная фаза: поражение французской армии

После эвакуации британцами Дюнкерка немецкая авиация, значительная часть которой освободилась на севере Франции, по-прежнему в тесном взаимодействии с наземными войсками была вновь брошена на выполнение единственной задачи — поддержку армий, рвавшихся к Парижу. Только один раз в течение всей западной кампании, в первые 4 дня июня, силы бомбардировочной авиации были направлены на решение стратегических задач. В это время был совершен налет на предприятия французской авиапромышленности в районе Парижа и еще один налет — на топливные склады в районе Марселя. Однако снова потребовалась непосредственная поддержка наземных войск, и она вполне оправдала себя высокой скоростью продвижения. К 9 июня танковые силы Гудериана, сконцентрированные у Седана, нанесли удар на узком участке фронта и в течение 12 дней достигли Дижона и Соны. Этот удар также получил в полной мере поддержку авиации по проверенной схеме с нанесением бомбовых ударов по коммуникациям и аэродромам в районе боевых действий.

После того как 14 июня немцы заняли Париж, немецкая авиация переключила свое внимание на Атлантику и порты в западной части Ла-Манша, откуда эвакуировались британские войска. В Восточной Франции французская авиация была беспомощна, а «линия Мажино» — обойдена с тыла. На западе немецкие части вышли к Атлантическому побережью и границе с Испанией, и к 25 июня победоносная кампания была завершена. Немецкая авиация была отведена для отдыха и восстановления перед последним этапом войны на Западе — вторжением на Британские острова.

Воздушная доктрина после битвы за Францию

Успешные кампании в Польше, Норвегии и Франции, вместо того чтобы выкристаллизовать немецкие идеи применения авиации, лишь углубили противоречия. Гитлер и Геринг видели в роли творцов блицкрига только себя, отводя своим генералам и Генеральному штабу лишь роль верных помощников в уже выигранной войне. Не было принято никаких мер по наращиванию численности люфтваффе или совершенствованию их технической и учебно-тренировочной базы, поскольку преобладали расслабленность и упоение плодами неизбежной победы.

Бомбардировочная авиация использовалась исключительно для тактической поддержки, если не считать четырехдневного периода ее применения для решения стратегических задач во Франции. Подобная однобокость в применении бомбардировщиков, несмотря на крайнюю эффективность непосредственной поддержки наземных войск, вела к недоразумениям и заблуждениям при использовании бомбардировочной авиации на всем протяжении войны. Эти кампании породили легендарную репутацию «штуки» (пикирующего бомбардировщика), имевшую катастрофические последствия для последующего развития авиации непосредственной поддержки наземных войск и продержавшуюся до 1943 года. Летчики-истребители понимали, что в лице «спитфайров» и «харрикейнов» они столкнулись с равным противником, однако мнение о небольшом превосходстве немецких самолетов сохранялось и поощрялось.

Опыт кампаний показал, что авиация, обладающая превосходством и владеющая инициативой, способна оказать мощную и решающую поддержку танковым клиньям, расчищая им путь массированными бомбардировками и прикрывая фланги танковых частей от контрударов противника. Кроме того, была подтверждена эффективность воздушно-десантных операций (также при условии господства в воздухе). Оба урока сослужили немцам службу во время операций на Крите и в Советском Союзе в 1941 году. Однако до сих пор немецкая авиация сталкивалась лишь со слабым подобием целенаправленного противодействия истребителей, и в победном угаре Геринг не сумел разглядеть опасностей, которые оно в себе таило.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.040. Запросов К БД/Cache: 0 / 0