Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Кампании в Западной Пустыне (ноябрь 1941 года — декабрь 1942 года)

Кампании в Западной Пустыне

(ноябрь 1941 года — декабрь 1942 года)

Положение сторон в ноябре 1941 года

После того как армии Британского Содружества разбили итальянцев в феврале 1941 года и вышли к Эль-Агейле, трудности со снабжением вынудили их отойти к Бенгази. В марте 1941 года Роммель прибыл вТриполи с немецким Африканским корпусом и к концу месяца занял Эль-Агейлу. В течение апреля 1941 года, когда боевые действия на Крите еще больше ослабили британские силы в Северной Африке, Роммелю удалось продвинуться до Эс-Саллума на границе с Египтом. Новое британское наступление в ноябре 1941 года отбросило Роммеля обратно к Эль-Агейле. Кампанию от британского наступления до конца 1942 года можно разделить на пять основных этапов, каждый из которых поочередно рассматривается в данной главе:

а) Британское наступление с 18 ноября по конец декабря 1941 года;

б) Контрнаступление стран Оси с 19 января по 18 февраля 1942 года;

в) Второе наступление стран Оси с 26 мая с захватом Тобрука и выходом к Эль-Аламейну;

г) Победоносное для британцев сражение под Эль-Аламейном, начавшееся 24 октября и приведшее к беспорядочному отступлению Роммеля;

д) Высадка союзников в Северной Африке 7 ноября и битва за Тунис (до 31 декабря 1942 года).

а) Британское наступление

(18 ноября — конец декабря 1941 года)

Численность немецкой авиации в Африке к моменту начала британского наступления от Эс-Саллума составляла 190 машин, включая 70 пикирующих бомбардировщиков и 50 одномоторных истребителей, и в течение первого месяца кампании была увеличена еще на 100 машин, в основном переброшенных из Восточного Средиземноморья и с Сицилии (не считая 50 одномоторных истребителей, переведенных с Восточного фронта). Помимо немецкой авиации в Африке действовали 320 итальянских самолетов, из которых половину составляли одномоторные истребители.

Трудности с судоходством в Средиземном море, вызванные успешными действиями сил британской авиации и флота, базировавшихся на Мальте, привели к дефициту авиационного топлива в Северной Африке, что наряду с захватом наступающими британцами передовых аэродромов, позволяло использовать авиацию лишь в весьма умеренных масштабах, редко превышавших 200 самолето-вылетов в сутки. Отсутствие наземной инфраструктуры и сложности со снабжением не позволяли вести боевые действия непрерывно, и в среднем в течение первого месяца кампании для предотвращения продвижения британских войск к Бенгази за сутки выполнялось не более 100 вылетов.

В течение кампании авиация обеих стран Оси, несмотря на трудности со снабжением, неплохо зарекомендовала себя, хотя ей так и не удалось перехватить инициативу в условиях британского господства в воздухе. Лишь энергичные и изобретательные действия (например, доставка авиационного топлива подводными лодками) позволили в значительной степени решить возникшие проблемы и, таким образом, добиться успеха в условиях непрерывных боевых действий.

С потерей аэродромов в Киренаике и в условиях нехватки аэродромов в районе залива Сирт часть немецкой авиации вынуждена была вернуться на Сицилию и Крит. Однако британская армия, не сумев продвинуться значительно дальше Бенгази, дала Роммелю необходимую передышку, за время которой можно было развить и укрепить аэродромную сеть на побережье Сирта. Немцы испытывали острый дефицит различных припасов, особенно масла, топлива, бомб и продовольствия. Более того, не хватало транспортных средств, что еще больше затрудняло доставку припасов, поступавших через Триполи.

б) Контрнаступление стран Оси

(19 января — 18 февраля 1942 года)

После прихода в Северную Африку нескольких важных конвоев и благодаря широкому использованию транспортной авиации ситуация со снабжением в Триполи значительно улучшилась, однако трудности с перевозкой поступивших грузов не позволяли быстро накапливать запасы в прифронтовой зоне, и когда 19 января 1942 года Роммель начал наступление от Эль-Агейлы, численность немецкой и итальянской авиации не превышала уровня двухмесячной давности, когда начиналось британское наступление.

Внезапное успешное наступление Роммеля примечательно тем, что авиация Оси не играла в нем существенной роли, если не считать начального этапа. Помимо по-прежнему напряженной ситуации со снабжением, этому способствовала и плохая погода, из-за которой многие наспех построенные аэродромы размокли и стали непригодными для полетов. Однако 21–22 января авиация стран Оси приняла активное участие в боевых действиях, совершив в каждый из этих дней примерно по 250 вылетов. Тем не менее через несколько дней активность авиации снизилась наполовину, и быстрое продвижение немецких войск на восток через Бенгази и Эль-Газалу происходило при практически полном отсутствии поддержки с воздуха из-за того, что люфтваффе не смогли достаточно быстро перебросить свои силы на передовые аэродромы.

В течение последующих трех месяцев, когда наземные боевые действия в Африке практически не велись, в воздушных боях также наступило затишье. Действия авиации ограничивались беспокоящими ударами по Тобруку и британским наземным путям сообщения с Египтом. Однако, как уже упоминалось, затишье в боях в Африке сопровождалось усиленными действиями против Мальты, продолжавшимися до конца апреля. В Восточном Средиземноморье бомбардировщики, базировавшиеся в Греции и на Крите, осуществили несколько бессистемных налетов, направленных в основном против портовых сооружений в Порт-Саиде и Александрии, складов снабжения и коммуникаций между действующей армией и Египтом. Этим же силам удалось 11 мая потопить три британских эсминца у побережья Киренаики.

Результаты воздушного наступления против Мальты, начавшегося в январе 1942 года, вскоре начали сказываться и в Северной Африке, куда стало прибывать все больше конвоев стран Оси, хотя большинство судов вынуждено было пользоваться портом в Триполи из-за непригодности порта в Бенгази. Вследствие этого долгая перевозка грузов из Триполитании в Киренаику автомобильным транспортом, несколько ускорявшаяся за счет каботажного судоходства, привела к медленному накоплению ресурсов в прифронтовых районах, в результате чего наращивание присутствия люфтваффе в Киренаике шло поэтапно.

Более активное использование Бенгази в мае позволило к 25 числу довести запасы авиационного топлива в прифронтовых районах примерно до 3 тысяч тонн, что обеспечивало создание достаточного резерва для возобновления крупномасштабных действий авиации по поддержке готовившегося немецкого наступления. В то же время численность немецкой авиации в Северной Африке медленно, но верно увеличивалась.

Между тем произошли перемены в руководстве люфтваффе в Северной Африке. Генерал-майор Фрелих, возглавлявший авиационное командование «Африка», испытывал затруднения в общении с таким властным и упрямым человеком, как Роммель, и даже начал избегать контактов с ним, что вредило боевым действиям как на земле, так и в воздухе. В марте 1942 года его сменил генерал Хоффман фон Вальдау из Генерального штаба. Последний занимал одну из ключевых должностей при Ешоннеке (начальнике генерального штаба люфтваффе) и, благодаря высокому положению в иерархии люфтваффе, имел возможность возражать Роммелю и обеспечить не только эффективное взаимодействие армии и авиации, но и применение имевшихся в его распоряжении сил без их распыления из-за выполнения несвойственных им задач или бездействия наземных войск.

в) Второе наступление стран Оси и выход к Эль-Аламейну

(май — июль 1942 года)

Выше уже упоминалось, что первоначальный план немцев по установлению господства на Средиземном море предусматривал два этапа: на первом предполагалось захватить Мальту и обеспечить непрерывное снабжение сил Оси в Северной Африке из Италии, а на втором — сокрушить британскую армию в Западной Пустыне и оккупировать Египет. Успех второй фазы операции зависел от первой.

Однако неудача при захвате Мальты на первом этапе, продолжавшемся с января по апрель 1942 года, не помешала немцам приступить к осуществлению второго. По-видимому, они посчитали, что Мальта достаточно ослаблена суровыми испытаниями в марте и апреле, и решили, что в случае разгрома британской армии и оккупации Египта Мальта со временем вынуждена будет капитулировать.

Гитлер принял решение отказаться от высадки на Мальте и сосредоточиться на наземном наступлении, которое после прорыва линии Газала должно было завершиться выходом в долину Нила. Для этого с Сицилии в Африку были переброшены 40 пикирующих бомбардировщиков, 30 одномоторных и 15 двухмоторных истребителей, в результате чего общая численность немецкой авиации достигла 260 машин — на 70 больше, чем участвовало в боях во время наступления британских войск в ноябре 1941 года. Основным результатом переброски подкреплений стало резкое увеличение числа одномоторных истребителей (120 вместо 50) и доведение численности пикирующих бомбардировщиков до ноябрьского уровня. Аналогичным образом была усилена и итальянская авиация в Северной Африке, и когда 26 мая началось наступление в районе Эль-Газалы, объединенные силы итальянской и немецкой авиации имели в своем составе около 600 самолетов.

Диспозиция люфтваффе на остальных участках средиземноморского театра показывает значительное сокращение численности в результате вывода дальних бомбардировщиков с Сицилии после прекращения воздушного наступления на Мальту и перевода авиации непосредственной поддержки войск с Сицилии в Северную Африку. Фактическая численность авиации в других районах Средиземноморья составляла:

Типы самолетов Греция и Крит Сицилия Всего
Дальние бомбардировщики 130 55 185
Бомбардировщики-разведчики 20 20 40
Пикирующие бомбардировщики
Одномоторные истребители 5 30 35
Двухмоторные истребители 20 10 30
Береговые патрульные самолеты 35 35
Всего 210 115 325

Незадолго до начала наступления стран Оси Кессельринг, командовавший авиацией в Средиземноморье, перенес свой штаб из Таормины на Сицилии в Северную Африку, подчеркивая тем самым важность предстоявшего наступления. Непосредственной задачей являлся захват Тобрука, который предполагалось осуществить, внезапно прорвав оборонительные позиции союзников, протянувшиеся от Эль-Газалы до Бир-Хакейма. Однако немцам это не удалось, и тяжелые бои, разгоревшиеся у Бир-Хакейма и в районе «Найтсбриджа»[37], потребовали от люфтваффе такого напряжения усилий, что на других участках фронта они были способны обеспечить лишь локальное прикрытие с воздуха.

Боевые действия в воздухе начались с невиданной для немецкой авиации в Северной Африке активностью — одни только части, базировавшиеся в Африке, на протяжении первой недели совершали по 300–350 вылетов в день. Из них около 100 приходилось на пикирующие бомбардировщики, а 150–200 вылетов (т. е. в среднем по 2,5 вылета на каждый исправный самолет) совершали одномоторные истребители. Хотя во вторую неделю число вылетов сократилось примерно на треть, на третьей неделе боев интенсивность воздушных операций вновь достигла пика, что 11 июня привело к падению Бир-Хакейма, который упорно обороняли войска Свободной Франции под командованием генерала Кенига, сдерживавшие противника 9 дней. Для захвата этого укрепрайона немцам пришлось бросить против него все пикирующие бомбардировщики с истребителями сопровождения. Кроме того, по этой цели по 30–40 вылетов в день совершали в светлое время суток дальние бомбардировщики, базировавшиеся на Крите. Всего против Бир-Хакейма люфтваффе произвели не менее 1400 вылетов, что немало поспособствовало в конечном итоге захвату этого пункта.

Взломав британскую оборону, немцы быстро двинулись вперед и 20 июня захватили Тобрук. В этот день штурм укреплений сопровождался новым всплеском активности люфтваффе, совершивших более 350 вылетов пикирующих бомбардировщиков и истребителей. После этого немецкие танковые части продолжали быстрое продвижение, однако авиация уже играла менее важную роль. Последняя уже понесла значительные потери в ходе наступления, потеряла немало усилий, припасов и самолетов в девятидневных боях с французами за Бир-Хакейм и растратила часть сил в наступлении на Мальту с января по май. С того момента, как войска Роммеля в начале июля вышли к Эль-Аламейну, люфтваффе до конца августа были в основном заняты накоплением припасов и организацией наземной инфраструктуры для своих частей на передовых аэродромах, захваченных в Египте. Из-за этого люфтваффе оказались неспособными следовать за продвижением Роммеля (и отступлением британцев к Эль-Аламейну) и не смогли вмешаться во время сосредоточения британских войск у Эль-Аламейна.

Для поддержки наступления, начавшегося 26 мая, в Киренаике были накоплены значительные запасы авиационного топлива, однако интенсивные и продолжительные действия на протяжении первых трех недель привели к тому, что топлива было истрачено намного больше, чем планировалось. В результате уже к 15 июня стало ясно, что при отсутствии пополнения запасов топлива в Северной Африке хватит не более чем до конца месяца. Как следствие, в течение четвертой недели наступления (16–22 июня) активность немецкой авиации резко снизилась, что было обусловлено не только износом материальной части за время боев (особенно в районе Бир-Хакейма и «Найтсбриджа» неделей ранее), но и необходимостью экономить топливо. Растягивание коммуникаций в Киренаике привело к возникновению проблем, описанных выше, при доставке припасов от портов до прифронтовых районов.

Трудности со снабжением войск в Северной Африке однажды вынудили Кессельринга заметить, что он — всего лишь «прославленный квартирмейстер». На допросах после войны офицеры немецкого флота и наземных войск утверждали, что Кессельринг проявил «преступный оптимизм», пообещав доставить в Африку припасы, которые из-за потерь транспортных судов и авиации так и не прибыли. Они считали, что в этом смысле Кессельринг в значительной мере несет ответственность за поражение немецких войск в Африке. Однако Кессельринг прилагал энергичные и непрерывные усилия для выполнения своих обещаний, и винить следовало бы скорее действия британского флота и авиации. Учитывая тот факт, что Кессельринг всегда настаивал на уничтожении Мальты как британской базы, вину за потери, понесенные немцами от действий британских сил, базировавшихся на острове, следовало возложить на недальновидную стратегию Гитлера и Верховного командования. Роммель, как и многие в Северной Африке, видел лишь то, что снабжение до войск не доходит, и отношения между ним и Кессельрингом (и без того никогда не бывшие безоблачными, поскольку Роммель был склонен критиковать люфтваффе, что приводило Кессельринга в бешенство) стали ухудшаться.

Снабжение горючим было важнейшим фактором и постоянным поводом для беспокойства. При высоком уровне потерь танкеров самую большую трудность в течение июля и августа вызывало восполнение запасов топлива до уровня, необходимого для возобновления воздушных операций в объеме, достаточном для продолжения наступления. Именно теперь сказались последствия отказа от захвата Мальты, и отсутствие воздушных ударов по острову позволило британскому флоту и авиации эффективно использовать его против морских коммуникаций Оси и наносить огромный урон судоходству. Как следствие, неудачное наступление Роммеля, продолжавшееся с 31 августа по 5 сентября, сопровождалось лишь весьма умеренными по размаху действиями авиации, значительно менее интенсивными, чем могли обеспечить имевшиеся в наличии силы.

г) Победа британцев под Эль-Аламейном

(24 октября — 5 ноября 1942 года)

Не добившись успеха в сентябрьском наступлении, Роммель вынужден был перейти к обороне и попытался закрепиться, чтобы преодолеть надвигавшийся кризис, вызванный действиями противника на путях снабжения. Критическое положение немецких и итальянских армий, вызванное потерей транспорта и нарушением коммуникаций, означало, что в тех скромных объемах припасов, которые удавалось доставить в Африку, предпочтение приходилось отдавать топливу для наземной техники за счет авиационного топлива. Более того, в прифронтовых районах в Египте люфтваффе потребляли топливо в огромных количествах, что не позволяло накопить сколько-нибудь значительные запасы вдоль путей снабжения в Киренаике. Таким образом, хотя накануне начала британского наступления под Эль-Аламейном немецкая авиация в Египте располагала значительной мощью (290 машин), административные проблемы и сложности со снабжением не позволяли обеспечить содержание в Африке более крупных сил.

В первый день британского наступления, 24 октября, мощные удары по немецким аэродромам серьезно повлияли на техническое состояние и общую боеспособность люфтваффе, уже подорванную налетами британской авиации на аэродромы в ходе подготовки к наступлению. В качестве экстренной меры с Сицилии на фронт под Эль-Аламейном были немедленно переброшены 50 одномоторных истребителей, однако организовать сопротивление или поддержку наземных войск перед предстоящим британским наступлением не удалось, и после потери позиции под Эль-Аламейном численность немецкой авиации начала резко снижаться из-за постоянных отступлений и потерь техники на земле. Таким образом, британцы не позволили немецкой авиации принять сколько-нибудь существенное участие в прикрытии немецкого отступления, и после того как 5 ноября немцы начали отход, ее активность оставалась на крайне низком уровне. Более того, для выполнения боевых задач невозможно было использовать бомбардировщики, базировавшиеся в Греции и на Крите, поскольку они были в полном составе брошены на перевозку в Африку топлива, необходимого для продолжения отступления.

Таким образом, к 15 ноября, когда люфтваффе еще действовали с аэродромов в районе Бенгази, в строю оставалось около 30 бомбардировщиков и не более 90–100 истребителей, а после дальнейшего отступления на аэродромы на побережье залива Сирт общая численность истребителей уже не превышала 60 машин. Эти остатки тем более не могли продолжать боевых действий в отсутствие снабжения или наземной инфраструктуры и в условиях общего замешательства и деморализации, вызванной отступлением. В таком положении оказались остатки сил авиационного командования «Африка» в тот момент, когда в тылу Роммеля во Французской Северной Африке внезапно высадились войска союзников.

д) Высадка англо-американских войск во Французской Северной Африке и битва за Тунис

(до 31 декабря 1942 года)

Первые признаки подготовки высадки

Рост активности флота и авиации союзников в районе Гибралтара к концу октября 1942 года начал вызывать у немцев беспокойство относительно намерений противника в Западном и Центральном Средиземноморье. Отчасти вследствие этого, но в большей степени из-за прогрессирующего кризиса на фронте Роммеля в течение всего месяца люфтваффе постоянно направляли на средиземноморский театр подкрепления, составившие за период с конца сентября по начало ноября около 220 самолетов. Таким образом, общая численность немецкой авиации на Средиземном море достигла 940 машин.

Когда были обнаружены первые крупные союзные конвои, проходившие через Гибралтарский пролив, ни командование люфтваффе, ни Верховное командование вермахта не смогли определить их конечную цель. Рассматривались возможности высадки на юге Франции, прохода на восток через Сицилийский пролив (после чего часть конвоя должна была доставить грузы на Мальту), высадка в районе Туниса или непосредственно в тылу североафриканского фронта — на побережье залива Сирт. Истинные намерения союзников (а именно планомерная оккупация всего побережья Французской Северной Африки) даже не рассматривалась. Таким образом, удалось добиться полной стратегической и тактической внезапности. Немцы не рассчитывали на подобный вариант развития событий, чреватый серьезными последствиями, и, чтобы отреагировать на новую ситуацию, им пришлось принимать быстрые и важные решения, особенно сказавшиеся на положении в воздухе на Восточном фронте.

8 ноября, в день высадки союзных войск в Алжире, люфтваффе располагали на Сицилии и Сардинии следующими силами:

Типы самолетов Сицилия Сардиния Всего
Дальние бомбардировщики 210 45 255
Бомбардировщики-разведчики 20 10 30
Пикирующие бомбардировщики 10 20 30
Одномоторные истребители 40 30 70
Двухмоторные истребители 10 5 15
Всего 290 110 400

Кроме того, итальянская авиация располагала в тех же районах примерно 515 самолетами, включая 200 дальних бомбардировщиков (в основном оборудованных под торпедоносцы) и 180 одномоторных истребителей.



Карта 10. Быстрая переброска авиации на Средиземном море (ноябрь 1942 года).

В начале ноября на Сицилии и Сардинии базировалось около 400 самолетов (2/3 из них — дальние бомбардировщики), в Киренаике — около 375 самолетов (2/3 из них — одномоторные истребители, включая истребители-бомбардировщики и т. д.).

На тот момент союзники не могли помешать разведывательной авиации немцев обнаружить подготовку крупной десантной операции. Сначала немцы, по-видимому, решили, что крупный конвой должен доставить подкрепления британской 8-й армии в Египте. Поэтому примерно 2 ноября четыре группы дальних бомбардировщиков (в основном — торпедоносцев) в Северной Норвегии получили приказ на передислокацию на аэродромы в Катании и Комизо на Сицилии и в Гроссето в Италии. Предполагалось, что на Средиземном море этим группам придется действовать в борьбе с судами противника более активно, чем на маршрутах северных конвоев. Переброска заняла от пяти до девяти дней, хотя одна из эскадрилий заявила об успешной передислокации в течение 48 часов, а часть самолетов переправилась за три дня.

Непосредственно перед началом высадки на Сицилию были переведены части двух групп (дальних бомбардировщиков и двухмоторных истребителей сопровождения) из Греции и с Крита, а когда 8 ноября немцы узнали о высадке, на Сицилию была переброшена еще одна группа дальних бомбардировщиков и части группы двухмоторных истребителей из Греции, а также эскадрилья дальних разведчиков с Крита.

Были быстро организованы первые переброски летных частей в Тунис. Группа пикирующих бомбардировщиков и две группы одномоторных истребителей (доставленные на Сицилию с Сардинии накануне) прибыли в Тунис 9 ноября. Это было весьма непростое решение, учитывая, что для их прикрытия в Тунисе имелась лишь горстка сводных частей. Первая рота парашютного полка прибыла не раньше 10–11 ноября, а укомплектованность наземных частей до 13 ноября трудно назвать даже средней.

К 13 ноября в Бизерту прибыла еще одна истребительная группа (незадолго то того снятая с участка фронта под Орлом), а также эскадрилья ближних (армейских) разведчиков, находившаяся на переформировании в Веймаре (Германия). К 15 ноября с Сицилии в Бизерту прибыли еще группа и эскадрилья одномоторных истребителей, а в Тунис — эскадрилья дальних разведчиков.

Некоторое время после высадки в Северной Африке немцы, судя по всему, ожидали десанта на южном побережье Франции или, возможно, на Корсике. Поэтому они перебросили на аэродромы в Южной Франции, оккупированной сразу же после возникновения кризиса, все группы и эскадрильи, которые только можно было собрать в Голландии, Бельгии и Северной Франции (включая две резервные учебные группы дальних бомбардировщиков и некоторые учебные части одномоторных истребителей).

В предшествовавшие месяцы немцы уже проявляли интерес к этим аэродромам, однако аэродромы пока не были готовы к приему боевых самолетов. Для подготовки требовалось не менее семи дней. Около 16 ноября были произведены следующие перегруппировки: две группы дальних бомбардировщиков (часть из них предназначалась для минирования подступов к Тулону) — из Голландии в Тулузу и Коньяк; группа дальних бомбардировщиков — из Северной Франции в Истр; две резервные учебные группы дальних бомбардировщиков — из Северной Франции в Тулузу и Монпелье; группа двухмоторных истребителей — из Голландии и Бельгии в Лезиньян; группа одномоторных истребителей — из Северной Франции в Марсель; 20 истребителей-бомбардировщиков — из Северной Франции в Истр; две эскадрильи дальних разведчиков — из Северной Франции в Авиньон; две эскадрильи ближних разведчиков — из Германии (до того находились под Ленинградом) в Авиньон.

Часть дальних разведчиков, базировавшихся в Бордо и обычно выполнявших разведывательные задачи в Атлантике, на несколько дней переключилась на разведку в Средиземном море.

Переброска подкреплений на Средиземное море

В течение четырех недель после высадки союзников в Северной Африке люфтваффе постоянно направляли на Средиземное море новые части первой линии (см. карту 10), и к 12 декабря число самолетов на всем театре достигло максимума — 1220 машин, из которых 850 базировались на Сицилии, на Сардинии и в Тунисе. Таким образом, всего с начала октября по середину декабря сюда было переброшено около 500 самолетов, из которых не менее 400 были отозваны с Восточного фронта, а остальные — с Западного. Особенно большое значение имела переброска сил из Арктики: из Северной Норвегии были выведены 150 бомбардировщиков и торпедоносцев, действовавших на путях северных конвоев. Этот важнейший участок был лишен ударных сил, игравших столь важную роль в борьбе с поставками грузов в Советский Союз по северному пути. Более того, эти силы до самого конца войны так и не вернулись на Крайний Север в прежних количествах из-за постоянных боевых действий на Средиземном море и, как следствие, ослабления противокорабельной авиации. Восточный фронт был также ослаблен переводом 120 дальних бомбардировщиков с центрального и южного направлений. С тех же направлений на Средиземное море было переброшено и аналогичное количество истребителей. Ослабление авиации именно в этот момент существенно затруднило отражение начинавшегося советского наступления на Дону.

Успешная высадка союзников в Алжире немедленно повлекла за собой оккупацию Германией всей Южной и Юго-Западной Франции. В результате расширения территории оборонительная нагрузка на люфтваффе лишь усилилась, однако в то же время были захвачены базы, дававшие возможность действовать против судоходства в Западном Средиземноморье. Однако первая реакция люфтваффе в этом районе была оборонительной: в ожидании высадки союзников на южном побережье Франции на аэродромы в Тулоне, Тулузе, Монпелье, Марселе и других городах были передислоцированы дальние бомбардировщики и минная авиация, истребители, истребители-бомбардировщики и разведчики первой линии и учебных частей. Впрочем, после того как выяснилось, что союзники не намерены немедленно развивать успех, они вернулись на свои прежние базы. Только в 1943 году базы в Южной Франции стали активно использоваться для бомбовых и торпедных ударов по кораблям и судам союзников.

Таким образом, одним ударом была опрокинута вся немецкая стратегия воздушной войны, и недостаточная численность, не позволявшая справиться с постоянными и растущими нагрузками, поставила люфтваффе в положение, из которого невозможно было выйти никакими, даже самыми нетрадиционными способами. Кроме того, впервые развитие боевых действий на Средиземном море заставило немцев понять всю опасность усиления авиации союзников, которому они не в силах были что-либо противопоставить. В полном объеме эта опасность и дальнейшее развитие стратегии немецкой авиации в течение зимы 1942/43 года рассматриваются в главе 9.

Базирование люфтваффе в Тунисе

К 15 ноября части люфтваффе, спешно переброшенные в Тунис для отражения наступления союзников с Запада, были сведены в новое авиационное командование «Тунис», которое возглавил генерал-майор Харлингхаузен. Несмотря на полную внезапность, немцы быстро отреагировали на высадку союзников, и уже 9 ноября с Сардинии и Сицилии в Тунис были переведены пикирующие бомбардировщики и одномоторные истребители. Для перевозки личного состава и имущества аэродромного обслуживания во время этой передислокации использовались транспортные самолеты и планеры. Через неделю численность люфтваффе в Тунисе уже достигла примерно 100 машин, однако их ресурсы не позволяли пока занять аэродромы на востоке Алжира (например, в Константине).

В течение второй недели положение с аэродромным обслуживанием улучшилось, и немцы заняли аэродромы вплоть до Габеса и Джедейды, однако снабжение и обслуживание пока не могли осуществляться в полном объеме, что значительно снижало боеспособность летных соединений, базировавшихся в Тунисе. В частности, не хватало транспорта и личного состава для доставки бомб, боеприпасов и топлива, которые немцам удалось перевезти через море в достаточных количествах, на аэродромы. Эти трудности административного характера стали существенным препятствием для ведения боевых действий на раннем этапе кампании, и лишь в конце ноября, когда из-за продвижения союзников возникла угроза отсечения Туниса, суточное число вылетов удалось довести до 100–120. Имевшаяся у немцев авиация в сложившихся условиях неизбежно использовалась, главным образом, для решения оборонительных задач: прикрытия портов, сопровождения морских конвоев и самолетов транспортной авиации. На возможностях немецкой авиации также сказывалось отсутствие хороших аэродромов. Плохая погода, установившаяся во время кампании и создавшая немало трудностей для союзной авиации, не столь сильно сказалась на люфтваффе, поскольку немецкие аэродромы в Бизерте и Тунисе (рядом с последним проходило очень удобное асфальтированное шоссе, которое использовалось в качестве взлетно-посадочной полосы для пикирующих бомбардировщиков и истребителей) во время декабрьских проливных дождей находились в лучшем состоянии, чем аэродромы союзников в Восточном Алжире.

Важным новшеством в ходе этой кампании стало первое применение на Средиземном море ФВ-190. Хотя их число не превышало 35, их появление стало первым признаком того, что немцы стали считать невозможным применение Ю-87 в условиях превосходства союзников в воздухе, и ФВ-190 использовались в основном в качестве истребителей и истребителей-бомбардировщиков для нанесения ударов с малых высот. Немцы не пытались перебросить в Тунис дальние бомбардировщики отчасти из-за сложности снабжения, но в большей степени из-за наличия поблизости, на Сицилии и Сардинии, хорошо оборудованных баз бомбардировочной авиации. Поэтому силы авиационного командования «Тунис» выполняли только задачи по непосредственной поддержке наземных войск и тактической разведке. Тем не менее, несмотря на трудности, возникшие на начальном этапе, авиационная группировка в Тунисе к концу 1942 года сумела сражаться на равных с численно превосходящей авиацией союзников (благодаря тому, что на начальном этапе союзники испытывали еще большие сложности, которые они смогли преодолеть лишь со временем).



Карта 11. Зоны ответственности командований. Немецкая авиация на Средиземном море (декабрь 1942 года).

На Западе и без того обширная зона ответственности 3-го воздушного флота была расширена за счет оккупации территории вишистской Франции. Так немцы отреагировали на высадку союзников в Северной Африке в ноябре 1942 года. На юго-востоке Франции, где немцы быстро сосредоточили более 300 самолетов (в основном второй линии и учебных), было сформировано новое оперативное соединение — 2-я авиадивизия, представлявшая собой скорее ослабленный авиакорпус. Вскоре ее численность значительно уменьшилась.

В то же время люфтваффе укрепляли свои позиции на Сардинии, где было организовано отдельное соединение, подчиненное 2-му воздушному флоту. На карте зона ответственности 2-го воздушного флота охватывает всю Сардинию. Также показано ее уменьшение в Северной Африке из-за отступления войск Оси.

К этому времени люфтваффе имели на Средиземном море не более 850 боеспособных самолетов первой линии, из которых около 150 находились в Восточном Средиземноморье в составе X авиакорпуса, а около 550 находились в Западном Средиземноморье в составе II авиакорпуса и авиационного командования «Северная Африка». Число самолетов на Восточном фронте, в том числе в Северной Норвегии, несколько уменьшилось ввиду необходимости усиления группировки на Средиземном море.

Удары по союзным конвоям и системе снабжения

Как уже упоминалось выше, основные силы немецкой авиации в Тунисе выполняли оборонительные задачи. Однако силами ФВ-190 было нанесено несколько ударов с малых высот по портовым сооружениям и системе снабжения союзников. Основные усилия немецкой авиации в Центральном Средиземноморье были направлены против конвоев и портов, в ударах по которым днем и ночью принимали участие как торпедоносцы, так и дальние бомбардировщики, на которые была возложена задача задержать наращивание сил и закрепление войск союзников. Поскольку важнейшие авиабазы в районе Марселя, Перпиньяна и Тулузы все еще находились в стадии передачи и переоборудования, торпедоносная и дальняя бомбардировочная авиация немцев использовала базы на Сицилии и, отчасти, в Гроссето, а аэродромы на Сардинии рассматривались в качестве передовых аэродромов.

В состав немецкой дальней бомбардировочной авиации в Центральном Средиземноморье в ноябре и декабре 1942 года входили все части, обладавшие опытом действий в качестве противокорабельной авиации, которые только удалось собрать. Первоначально удары были направлены против судов в порту Алжира и конвоев в этом районе и приносили некоторый успех, однако операции в районе Алжира для самолетов, базировавшихся в Сицилии, были затруднены ввиду большой дальности и отсутствия необходимых аэродромов на Сардинии.

Поскольку в течение ноября и декабря союзники начали использовать расположенные восточнее порты в Филиппвиле, Бужи и особенно в Боне, тяжесть ударов дальних бомбардировщиков постепенно переносилась на эти цели, что сыграло важную роль в замедлении сосредоточения сил союзников в прифронтовой полосе. Немцы прилагали все усилия для того, чтобы обеспечить максимальную активность боевых действий, однако продолжительные операции в условиях все усиливающегося противодействия зенитной артиллерии и истребительной авиации союзников приводили к чрезмерно высокой нагрузке на бомбардировочную и торпедоносную авиацию. Потери как в самолетах, так и в экипажах были велики, причем происходило это в тот момент, когда число резервных бомбардировщиков было невелико, а положение на Восточном фронте (особенно под Сталинградом) требовало от люфтваффе использования всех имевшихся ресурсов.

Укомплектованность частей бомбардировочной авиации на Средиземноморье неуклонно падала, подкреплений не хватало, и численность бомбардировочной авиации на этом театре можно было поддерживать лишь за счет переброски ее с других фронтов, которые, таким образом, серьезно ослаблялись. К концу декабря, несмотря на прибытие еще двух частей бомбардировочной авиации в Центральное Средиземноморье, ее численность едва достигала уровня начала ноября. Однако это несколько сглаживало тот факт, что средняя численность частей бомбардировочной авиации на Средиземном море упала до 75 % штатной, а число боеспособных машин — до 50 %, как это произошло во время Битвы за Британию. Таким образом, боеспособность единственной ударной силы, способной помешать снабжению войск союзников, постоянно падала, и после ноября активность ее действий резко упала. Несмотря на критическую ситуацию, в декабре бомбардировочная авиация при весьма внушительной численности была способна лишь на довольно малозначительные операции.

Положение на 31 декабря 1942 года

Распределение сил немецкой авиации в центральной части Средиземного моря в конце декабря 1942 года показано ниже, и его можно сравнить с положением в начале кампании союзников, описанным выше. В обоих случаях цифры показывают фактическую, а не штатную численность:

Типы самолетов Сицилия и Сардиния Тунис Авиационное командование «Африка» Всего
Дальние бомбардировщики 240 240
Разведчики-бомбардировщики 35 10 45
Пикирующие бомбардировщики 10 20 30 60
Штурмовики 5 25 30
Одномоторные истребители 50 105 85 240
Двухмоторные истребители 50 20 70
Армейские разведчики 5 10 15
Всего 385 155 160 700

Сравнение показывает, что при отсутствии существенных изменений в общей численности люфтваффе на Сицилии и Сардинии для создания авиационного командования «Тунис» потребовалось дополнительно 155 самолетов непосредственной поддержки наземных войск. Это усилие было весьма существенным в условиях острой потребности в таких машинах, учитывая положение на Восточном фронте и тот факт, что немало самолетов потребовалось для восстановления упавшей численности сил авиационного командования «Африка», по-прежнему прикрывавшего отступление Роммеля, до 160 машин. Вместе со 150 самолетами в восточной части Средиземного моря общая численность немецкой авиации на этом театре составила 850 самолетов.

Таким образом, к концу 1942 года стратегия Гитлера на Средиземном море потерпела полный крах, а люфтваффе были заняты на всех театрах военных действий более активно, чем на предыдущих этапах войны, и не только ощущали нехватку ресурсов, но и начинали терять свое боевое значение.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.142. Запросов К БД/Cache: 0 / 0