• Вакуумные траверсы

    Можете приобрести в Москве вакуумные траверсы недорого в компании "Контур".

    www.k97.ru


Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Первый этап кампании (июнь — декабрь 1941 года)

Первый этап кампании

(июнь — декабрь 1941 года)

Первый удар и наступление

Как и в предыдущих кампаниях, первый мощный удар был нанесен по авиации противника, и в результате внезапной атаки в начале наступления советская авиация понесла тяжелые потери на земле. На силы VIII и II авиакорпусов 2-го воздушного флота легла тяжелейшая задача поддержки основного удара на центральном направлении. Пикирующие бомбардировщики и истребители, действовавшие в качестве истребителей-бомбардировщиков, наносили многочисленные и интенсивные удары по советским аэродромам, коммуникациям и скоплениям войск между границей и Минском. Кроме того, дальняя бомбардировочная авиация активно участвовала в непосредственной поддержке наступающих войск, для чего требовалось наносить массированные удары с малых высот, причем действовать приходилось практически исключительно в дневное время. Таким образом, им пришлось действовать в условиях, совершенно не похожих на те, к которым они привыкли за время зимнего воздушного наступления против Великобритании. На прибалтийском фланге воздушные операции были более ограничены, носили в основном стратегический характер и заключались главным образом в применении дальних бомбардировщиков для минирования подступов к Кронштадту, бомбардировок Беломорско-Балтийского канала и ударов по кораблям и судам с целью запереть советский флот на Северной Балтике и в Финском заливе.

На южном направлении в течение первого месяца далеко продвинуться не удалось. Наступление из Румынии развивалось не очень активно — там удалось лишь форсировать Прут и выйти к Днестру. Основные усилия 4-го воздушного флота были направлены на поддержку наступления наземных войск[39] на Лемберг (Львов), Тарнополь (Тернополь) и другие пограничные крепости к северу от Карпат.

Быстрое продвижение немецкой армии по территории Польши и Белоруссии потребовало от частей непосредственной поддержки наземных войск высочайшей мобильности, и наземные службы люфтваффе в этих условиях отлично справились с задачей по поддержанию уровня технической и боевой готовности авиации. Немецкая авиация применялась в соответствии со ставшими уже классическими принципами, основанными на довоенных теориях и доказавшими свою действенность поразительными успехами в предыдущих кампаниях. Так, ниже будет отмечено, что численность частей тактической и дальней разведки достигала 700 самолетов, и воздушная разведка применялась с выдающимся размахом. Авиаразведка охватывала не только зону боевых действий, но и глубокий тыл советских войск, и немецкое командование постоянно имело перед глазами четкую картину не только перемещений советских частей и скоплений войск и техники, но и общего положения по всей протяженности фронта, ситуация вдоль которого нередко была весьма запутанна.

В середине июля 1941 года уже начиналось сражение под Смоленском, и к этому времени немецкие войска продвинулись вперед настолько, что появилась возможность совершить первые налеты дальних бомбардировщиков на Москву (21 и 22 июля). Для этих операций потребовалось перебросить дополнительные силы дальней бомбардировочной авиации с Запада, где они еще несколько дней назад действовали против Великобритании. Эта передислокация бесповоротно ослабила и без того немногочисленные силы люфтваффе на Западе. Эти налеты выполнялись нерегулярно практически до конца года, но так и не достигли сколько-нибудь значительного размаха. Обычно они сводились к 30–40 самолето-вылетам и редко превышали планку 100 самолето-вылетов, то есть фактически были не более чем беспокоящими действиями.

К концу июля большая протяженность фронта потребовала быстрого переподчинения летных частей от одних соединений к другим в соответствии с местными тактическим нуждами (см. карту 15). Однако первая крупная перегруппировка сил люфтваффе на Восточном фронте произошла лишь после остановки наступления в центральном секторе фронта после неудачи наступления на Смоленск. Было решено усилить давление на северном фланге, через Прибалтику. Для этого в начале августа VIII авиакорпус был переподчинен 1-му воздушному флоту, который, таким образом, стал насчитывать в своем составе около 400 самолетов непосредственной поддержки наземных войск. Последовавшая в результате активизация действий авиации в этом секторе способствовала быстрому продвижению в направлении Ленинграда, который уже к концу месяца оказался под угрозой захвата и под ударами авиации 1-го воздушного флота.

В течение августа, пока на центральном участке фронт стабилизировался, немцы ускорили наступление на западе Украины, где впервые начал активно принимать участие в боях 4-й воздушный флот. Основные его усилия были направлены на поддержку наступления наземных войск на Одессу и Николаев. Как следствие, невозможно было обеспечить достаточное прикрытие наземных войск и авиации в районе Киева, где советским войскам удалось оказать сильное сопротивление в воздухе. По-прежнему наносились беспокоящие удары по портам и судам в Черном море и, как и на других участках фронта, по коммуникациям, с тем чтобы помешать отступлению советской армии.

Между тем в начале сентября большое значение придавалось удару крупной немецкой танковой группировки в южном направлении из района Гомеля. Это наступление угрожало тылу советских войск, удерживавших выступ в районе Киева, и осуществлялось при поддержке более 500 самолетов. Активность этих операций вновь подтвердила стремление немцев максимально использовать авиацию для достижения своих целей. Способность авиации непосредственной поддержки следовать за наступающими частями еще раз показала ее умение сохранять мобильность и действовать незамедлительно с полевых аэродромов. В то же время эти операции показали, что силы люфтваффе на Восточном фронте не располагают ресурсами, необходимыми для того, чтобы держать сильные группировки на всех участках фронта. С этой проблемой боролись, сосредоточивая основные усилия авиации на поддержке локальных операций за счет ослабления других секторов, создавая, таким образом, превосходство в воздухе на участках, считавшихся важнейшими.

Снабжение

Успех действий люфтваффе на протяжении первых трех месяцев кампании практически полностью зависел от функционирования их системы снабжения. Советская тактика «выжженной земли» не позволила немцам захватить топливо в сколько-нибудь значительных количествах, и нередко они вынуждены были полагаться на снабжение силами транспортной авиации. Аналогичные условия действовали в течение первых нескольких недель и на центральном участке фронта, однако через месяц после начала кампании часть коммуникаций была восстановлена, и начался процесс укрепления системы снабжения в этих районах. Улучшению положения со снабжением, по-видимому, способствовало также и снижение темпов наступления в течение третьей и четвертой недель. Советская авиация была слишком занята боями в прифронтовой зоне, чтобы выделять какие-либо силы для ударов по немецким складам и коммуникациям. Положение в Прибалтике несколько облегчило открытие морского сообщения с Ригой.

На южном фронте, судя по всему, особых трудностей со снабжением не возникало. Это было связано не только с более низкими темпами наступления, но и с хорошим обслуживанием железнодорожных коммуникаций после его начала, что позволило наладить необходимое снабжение из Южной Польши.

Боевые действия с октября по декабрь 1941 года

После окружения и начала осады Ленинграда и улучшения обстановки на южном участке фронта с окружением Киева немцы приняли важное решение о начале общего наступления на Москву. Для этого была произведена масштабная перегруппировка сил люфтваффе на Восточном фронте, имевшая далеко идущие последствия. В результате генерал-фельдмаршал Кессельринг, командовавший 2-м воздушным флотом на центральном направлении, получил в свое распоряжение мощнейшую за все время кампании группировку авиации. Перегруппировка включала в себя передачу 2-му воздушному флоту VIII авиакорпуса, а также всех дальних бомбардировщиков и истребителей авиакорпуса и истребительной авиации 4-го воздушного флота. В результате в распоряжении 2-го воздушного флота оказалась примерно половина всех сил люфтваффе на Восточном фронте, в том числе:

Дальние бомбардировщики 600
Дальние разведчики 100
Пикирующие бомбардировщики 120
Одномоторные истребители 400
Двухмоторные истребители 100
Всего 1320


Карта 15. Перемещение летных частей ближнего радиуса действия на восточном фронте (июнь — октябрь 1941 года)

Хорошей иллюстрацией принципов применения частей ближнего радиуса действия в люфтваффе служат перемещения пяти частей одномоторных истребителей и пикирующих бомбардировщиков на Восточном фронте в течение первых четырех месяцев наступления.

Силы непосредственной поддержки наземных войск в составе 2-го воздушного флота были сосредоточены в двух основных секторах: от Смоленска на юго-восток до Рославля и далее на юг до Конотопа. В каждом из этих секторов поддержку оказывали дополнительно соответственно около 400 и 200 дальних бомбардировщиков.

Наступление на Москву началось 1 октября, и сосредоточение огромной массы войск позволило в течение первых нескольких дней добиться значительных результатов. Однако через неделю ухудшение погодных условий вынудило ограничить действия авиации. Как бы то ни было, есть основания считать, что именно это позволило сохранить или даже повысить боеготовность авиации и действовать максимально активно (особенно пикирующим бомбардировщикам) в дни, когда погода этому благоприятствовала. Стремясь обеспечить воздушную поддержку на северном фланге наступления на Москву, немцы предприняли целенаправленную попытку стянуть крупные силы авиации непосредственной поддержки наземных войск в район Калинина, у вершины выступа, образовавшегося в результате наступления к северо-востоку от Вязьмы. Несмотря на тяжелые удары советских войск и авиации, а также на то, что снабжение в основном осуществлялось по воздуху, люфтваффе удавалось довольно долго сохранять свое присутствие в этом районе, однако едва ли они были способны в полной мере воспользоваться преимуществами этого маневра.

К ноябрю состояние аэродромов ухудшилось до предела. Поверхность их или размокала и превращалась в грязь, в которой вязли самолеты, или промерзала, и при посадке машины повреждали шасси и хвостовые колеса. Советская же авиация, сосредоточенная для обороны Москвы и действовавшая с аэродромов, остававшихся в хорошем состоянии, напротив, успешно сражалась с люфтваффе, не подпуская немецкие бомбардировщики к цели. Неблагоприятные погодные условия, сохранявшиеся и в декабре, в целом сказывались на действиях советской авиации меньше, чем на немецкой, которая теперь страдала от недостаточной поддержки истребителей и оказалась неспособна обеспечить требуемую воздушную поддержку наземным войскам на большей части фронта под Москвой. Таким образом, с приближением зимы инициатива и превосходство в воздухе впервые оказались на стороне советских войск.

На южном участке фронта немецкая авиация, по-видимому, так и не сумела помешать советской авиации нанести войскам противника тяжелые потери в результате штурмовых и бомбовых ударов. Переброска сил непосредственной поддержки наземных войск для наступления под Москвой неминуемо привела к тому, что немецкая авиация на юге была лишена поддержки с воздуха.

Между тем наступление на Крым развивалось очень медленно, и лишь после возвращения авиации из-под Москвы немцам удалось преодолеть Перекопский перешеек. Это препятствие стало одной из важнейших причин задержки организации в Крыму оперативных баз люфтваффе, с которых можно было действовать на Черном море.

Оглавление книги


Генерация: 0.161. Запросов К БД/Cache: 3 / 1