Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Зимняя кампания 1941/42 года

Зимняя кампания 1941/42 года

Подготовка к зимней кампании (карта 16)

С неудачей наступления на Москву, после которой возникла перспектива зимней кампании на Востоке, и с развитием ситуации на Средиземном море перед люфтваффе встал вопрос об общей дислокации люфтваффе в зимние месяцы. Для усиления авиации на средиземноморском театре было решено направить туда 2-й воздушный флот с центрального участка фронта. Одновременно рассматривалась возможность отвода VIII авиакорпуса. Однако ввиду ухудшения ситуации и кризиса, вызванного отступлением из-под Москвы, по-видимому, было решено оставить VIII авиакорпус на Востоке, а на Средиземное море отправить II авиакорпус. Также с южного фланга выводился V авиакорпус, с уходом которого оставался лишь малочисленный Особый штаб «Крым», руководивший воздушными операциями на полуострове.



Карта 16. Изменение зон ответственности оперативных командований на восточном фронте (январь 1942 года)

Изменения дислокации оперативных командований к январю 1942 года были связаны с решением немцев усилить авиацию на Средиземном море вследствие наступления британских войск в Северной Африке.

Вывод с Восточного фронта 2-го воздушного флота и II авиакорпуса привел к некоторым перестановкам. VIII авиакорпусу пришлось взять на себя весь сектор фронта, который ранее он прикрывал совместно с II авиакорпусом в составе 2-го воздушного флота. Этот участок фронта протяженностью около 650 км к северу и к югу от Москвы был слишком велик для одного авиакорпуса.

Учитывая то, что раньше этот сектор был занят 2-м воздушным флотом, VIII авиакорпус временно получил статус воздушного флота в том смысле, что его действиями руководило непосредственно Министерство авиации.

В конце 1941 года V авиакорпус, занимавший участок фронта на северном фланге 4-го воздушного флота (примерно от Курска до Сталино (Донецка)) и принимавший участие в поддержке наступления на Харьков, был отведен в тыл и позднее был использован (во всяком случае, частично) в качестве Особого штаба для операций в Крыму. IV авиакорпус участвовал в попытках немцев прорваться в Крым.

Следует отметить, что к этому времени из зоны ответственности 4-го воздушного флота уже была исключена Румыния, поскольку действиями немецкой воздушной миссии стало непосредственно руководить Министерство авиации.

Параллельно с выводом штабов оперативных соединений массово выводились летные части, отчаянно нуждавшиеся в отдыхе и пополнении, а также предназначавшиеся для усиления средиземноморского театра. В результате численность немецкой авиации на Восточном фронте зимой 1941/42 года сократилась примерно до 1700 машин. В результате описанного выше вывода соединений 1-й воздушный флот, в подчинении которого по-прежнему находился I авиакорпус, как и ранее, отвечал за воздушные операции на ленинградском направлении. На центральном участке фронта VIII авиакорпус действовал самостоятельно, не имея над собой вышестоящего штаба воздушного флота, и фактически на время его статус был приравнен к статусу воздушного флота. На юге же в составе 4-го воздушного флота остались лишь IV авиакорпус, действовавший по всей Украине, и небольшой оперативный штаб в Крыму.

Зимние условия

В суровых зимних условиях в глубине территории Советского Союза немецкая авиация, как и наземные войска, оказалась совершенно не готова к действиям в непривычной и непредвиденной ситуации. Вдобавок к отсутствию зимнего обмундирования и жилья для личного состава в условиях глубокого снега и сильных холодов немецкая авиация оказалась без необходимого оборудования для технического обслуживания самолетов и коммуникаций, в результате чего возможности значительной части сил, остававшихся на Востоке, были ограничены. Уровень боеготовности упал до 30 %, а перспективы пополнения после потерь, понесенных летом и осенью, были весьма невелики, учитывая потребности пополнения частей, уже отведенных в тыл. Более того, советское зимнее наступление на центральном и южном направлениях с потерей Ростова и угрозой Харькову и Курску, несмотря ни на что, вынуждало действовать в крайне неблагоприятных условиях. Таким образом, постоянное участие в боях приводило к истощению экипажей и постоянным потерям техники, что еще больше затягивало перевооружение частей.

Результаты первых шести месяцев кампании

В тщетных попытках добиться решающей победы до конца года немецкая авиация с самого начала кампании непрерывно участвовала в боевых действиях, продолжавшихся даже после ухудшения погоды в середине октября, и лишь сильные холода вынудили ее прекратить активные действия. Экипажи практически не имели времени для отдыха, а непрерывно возникавшая то на одном, то на другом участке фронта потребность в воздушной поддержке заставляли авиацию действовать почти без передышек. Все части участвовали в боевых действиях практически без перерыва с июня по конец октября. Об интенсивности боевых действий позволяет судить тот факт, что в течение этого периода суточное количество самолето-вылетов пикирующих бомбардировщиков составляло 75 % штатной численности, истребителей — около 60 %, а дальних бомбардировщиков — 40–45 %. Средняя интенсивность действий всех сил, насчитывавших в среднем около 2500 самолетов всех типов, составляла 1200 самолето-вылетов в день, а в периоды повышенной активности боевых действий достигала и 2000 вылетов.

Несмотря на все усилия и постоянные попытки уничтожать советскую авиацию, атакуя ее при любой возможности, выполнить эту задачу так и не удалось, хотя к концу октября было заявлено об уничтожении примерно 20 тысяч советских самолетов. Сами же люфтваффе, наоборот, были ослаблены неимоверными нагрузками. Потери были крайне высоки в результате вынужденного использования недостаточно подготовленных или плохо оборудованных аэродромов и в особенности в результате высокой точности огня советской зенитной артиллерии, от которого особенно сильно страдала бомбардировочная и разведывательная авиация. Потери самолетов были столь высоки, что общая численность самолетов первой линии, неуклонно возраставшая вплоть до начала кампании на Востоке, к концу декабря 1941 года упала примерно до 4300 машин. Как следствие, в некоторых случаях приходилось сливать части, и впервые стало очевидно, что производственные мощности авиационной промышленности недостаточны для ведения длительных и интенсивных боевых действий в воздухе. Более того, были велики потери экипажей, и существовавшая система подготовки личного состава была не в состоянии в кратчайшие сроки исправить положение. Особенно сильно это сказалось на дальней бомбардировочной авиации, послужив первым толчком к последующему снижению ее эффективности после выхода на максимальный уровень зимой 1940/41 года. В связи с активными боевыми действиями на Востоке также стала ощущаться нехватка авиационного топлива, поскольку заводы синтетического топлива еще не были введены в эксплуатацию. Этот дефицит, в свою очередь, сказался на обучении экипажей в следующем году — именно тогда, когда потребность в стабильном выпуске подготовленных летчиков была как никогда высока.

Январь — июнь 1942 года

Зимнее наступление советских войск, которые на юге стали угрожать Харькову и Курску, а на севере стремительно двигались к Смоленску, вынудило люфтваффе действовать в крайне неблагоприятных погодных условиях и при отсутствии превосходства в воздухе на каком-либо участке фронта. Хотя в течение января отвод частей продолжался, к концу месяца вновь возникла необходимость усиления центрального участка фронта авиацией непосредственной поддержки наземных войск, что и продолжалось до конца марта. Таким образом, хотя часть авиации, переброшенной с Восточного фронта, и усилила позиции люфтваффе на средиземноморском театре, непрекращающееся давление со стороны советских войск, по-видимому, не позволило выделить подкрепление в первоначально запланированных объемах.

На протяжении зимних месяцев немцы продолжали активно строить аэродромы на юге Советского Союза. Эти работы были не только проявлением дальновидности, требовавшей организации оперативных баз для возобновления наступления летом 1942 года, но и призваны были обеспечить обслуживание действий транспортной авиации, активность которой должна была возрасти, особенно в случае дальнейшего продвижения на Восток с соответствующим растягиванием коммуникаций.

Период весенней распутицы в апреле 1942 года, сопровождавшейся общим затишьем в воздушных боях и отсутствием каких бы то ни было наземных операций, дал немцам возможность отвести части для доукомплектования после зимних операций. В то же время важную роль стали играть силы, базировавшиеся в Северной Норвегии и действовавшие на путях конвоев, шедших в Мурманск. Чтобы воспользоваться увеличением светового дня на Севере, немцы значительно усилили группировку своей дальней бомбардировочной авиации на этом направлении.

Оглавление книги


Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 0 / 0