Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Крах немецкой воздушной стратегии

Крах немецкой воздушной стратегии

Банкротство немецкой стратегии

После британской победы под Эль-Аламейном и изгнания немцев из Египта поворотным моментом в войне стала Сталинградская битва. 19 ноября 1942 года советские войска начали историческое контрнаступление, в результате которого были перерезаны коммуникации немецких войск, осаждавших Сталинград. 31 января 1943 года фельдмаршал фон Паулюс вместе с остатками своей армии (46 тысяч человек) вынужден был капитулировать.

Поражение было окончательным и бесповоротным. В отличие от поражения в Битве за Британию, на этот раз у немецкого Верховного командования не было ни плана действий, ни дополнительных ресурсов, ни каких-либо стратегических целей, если не считать стремления всеми силами удержать завоеванное. После неудачи в Битве за Британию немцы в большей или меньшей степени сохранили наступательный потенциал как на земле, так и в воздухе и сумели употребить эти силы (в которых люфтваффе играли ведущую роль) в соответствии со стратегией, которая при всем ее размахе и непомерной амбициозности преследовала вполне конкретные цели: во-первых, изолировать европейский континент от влияния Великобритании, затем нанести поражение Советскому Союзу, а затем, поскольку армии Британского Содружества, казалось, уже были разгромлены в результате быстрого наступления Роммеля к Эль-Аламейну, закрепиться в странах Леванта, нанеся удары с двух направлений — через Египет и Кавказ, и прибрать к рукам топливные ресурсы Ближнего Востока.

Все эти надежды перечеркнула двойная победа союзников под Эль-Аламейном и под Сталинградом. Вместе эти успехи означали политическое банкротство Германии. Уже к концу 1942 года изгнание Оси из Северной Африки было предрешено и оставалось лишь вопросом времени. На Восточном фронте, хотя здесь и существовала возможность создать устойчивую линию обороны, на деле речь шла лишь о том, где и когда немцы сумеют остановить советское контрнаступление. И на Средиземноморском, и на Восточном фронтах немцы определенно были вынуждены перейти к обороне. В это же время с вступлением в войну американской бомбардировочной авиации, базировавшейся на аэродромах в Великобритании, стали очевидны масштабы оборонительных усилий авиации на Западе: после первых налетов на оккупированные территории в Европе, осуществленных американцами своими силами в августе 1942 года, удар американских бомбардировщиков по Вильгельмсхафену 27 января 1943 года ознаменовал начало нового этапа воздушного наступления союзников против Германии, а тремя днями позже британские ВВС совершили первый дневной налет на Берлин. Спустя месяц, в феврале 1943 года, пользуясь благоприятными погодными условиями, англо-американская авиация приступила к осуществлению стратегии круглосуточных бомбардировок. Политические и психологические вопросы изменения хода войны учитывались в ходе конференции в Касабланке в январе 1943 года, которая закрепила успехи, достигнутые в предшествовавшие ей месяцы, заявлением союзников с требованием безоговорочной капитуляции Германии.

Истощенные ресурсы

В этот поворотный момент войны, когда Германия вынуждена была отказаться от наступательной стратегии в пользу обороны, необходимо остановиться и рассмотреть подробнее положение и ресурсы немецкой авиации после трех лет военных действий. Для люфтваффе годы с 1939 по 1942 можно охарактеризовать как «годы, которые пожрала саранча». В этот важнейший период, когда воздушный потенциал союзников мобилизовался и стремительно рос, боевая ценность люфтваффе падала как в относительном, так и в абсолютном выражении из-за невероятного оптимизма, царившего среди руководства. Поэтому 1 января 1943 года во многих отношениях можно считать днем начала кризиса люфтваффе. Их боевая численность — своеобразный барометр боеспособности — упала примерно до 4000 самолетов. Резервы, накопленные на начальном этапе, были исчерпаны. Программа приведения материальной части в соответствие с требованиями времени за счет принятия на вооружение новых типов техники не была реализована. То, что люфтваффе в 1941 и 1942 годах действовали за счет накопленных ранее резервов, что не было принято никаких мер на случай крупной неудачи и что немецкое Верховное командование решительно отказывалось рассматривать саму возможность оборонительных действий в воздухе, удавалось скрывать до тех пор, пока Германия сохраняла за собой стратегическую инициативу. Но именно поэтому после кризиса под Сталинградом этот вопрос встал так остро. Напряжение усилий с 5 сентября по 29 декабря 1942 года (сначала — чтобы добиться решающей победы под Сталинградом, затем — чтобы вывести немецкие войска из окружения) не только создало новые серьезные трудности для люфтваффе, но и вскрыло долгосрочные проблемы, накапливавшиеся в результате стратегических просчетов, недальновидности и недостатков планирования. Не все эти проблемы были прямым следствием неудач в Африке и в СССР. Многие из них стали результатом того, что люфтваффе с самого начала создавались для серии молниеносных операций и, несмотря на неудачи, цеплялись за мысли о быстрой победе даже в конце 1942 года. Однако к началу 1943 года поддерживать эти надежды уже было невозможно, поэтому необходимо было подготовить новую программу — программу затяжной войны, предполагающую значительное изменение баланса между наступательными и оборонительными вооружениями, наступательной и оборонительной стратегией.

Перспективы затяжной войны

Решение было принято с неохотой и после долгих колебаний. Вообще крупный недостаток стратегии люфтваффе заключался в том, что, столкнувшись с новой ситуацией, требующей четких решений, они ограничивались лишь подручными средствами и полумерами. В штабе люфтваффе были способные люди, такие как фельдмаршал Мильх, который еще весной 1942 года, после неудач первой зимней кампании на Востоке, предвидел настоятельную необходимость радикального изменения воздушной стратегии для того, чтобы отразить неминуемую угрозу немецкому воздушному потенциалу со стороны англо-американской авиации. Однако к ним никогда не прислушивались вовремя, а если и выслушивали, то их идеи находили лишь неохотную поддержку и претворялись в жизнь кое-как. В начале 1943 года и еще в течение долгих месяцев Гитлер и Геринг по-прежнему отказывались согласиться с мыслью о необходимости со стороны люфтваффе пожертвовать своим наступательным потенциалом для нужд обороны, аргументируя свое мнение тем, что при уязвимом положении Германии в центре Европы и ограниченном по сравнению с огромными ресурсами союзников военном потенциале долгосрочная стратегия становится непозволительной роскошью.

Таким образом, в конце 1942 года в немецком Верховном командовании возник глубокий раскол по всем вопросам стратегии воздушной войны, пагубно сказавшийся на дальнейшем ходе военных действий в воздухе, особенно в том отношении, что любая попытка реалистичной оценки изменившейся ситуации немедленно получала клеймо «пораженчества». В первую очередь не было предпринято адекватных мер для создания сильной оборонительной авиации, чтобы противостоять попыткам союзников вернуть утраченные позиции в Европе, хотя было очевидно, что после провала немецких планов «блицкрига» единственным вариантом для заключения приемлемого для Германии мирного договора было отражение англо-американской попытки открыть Второй фронт. Немецкое Верховное командование, полностью поглощенное войной с Советским Союзом, утратило способность рассматривать положение в целом и не могло взвешенно оценить ситуацию. Все усилия были направлены на ведение войны на Востоке, считавшемся основным направлением, и все требования о необходимости долгосрочного планирования с целью избежать угрозы войны на три фронта считались распылением сил. Поэтому в критический момент после поражения под Сталинградом и катастрофы в Северной Африке вместо тщательного пересмотра всей воздушной стратегии был принят ряд полумер, которые не смогли ни решить основные проблемы настоящего, ни гарантировать спокойствие в будущем.

Оглавление книги


Генерация: 0.141. Запросов К БД/Cache: 3 / 1