Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Восстановление немецких сил после Сталинграда

Восстановление немецких сил после Сталинграда

Состояние немецкой и советской авиации

К концу 1942 года советская авиация оправилась от тяжелейшего удара, нанесенного немцами летом и осенью 1941 года. Она была модернизирована и усилена за счет собственных производственных ресурсов, а также за счет поставок техники из США и Великобритании через Арктику, Аляску и Иран. По немецким оценкам, ее численность к концу 1942 года составляла около 5000[50] самолетов первой линии. Немецкая же авиация при примерно равной численности вынуждена была распределять свои силы для боевых действий в СССР и на Средиземноморье, ударов по Англии, действий против судоходства в Атлантике и защиты от все усиливавшихся налетов западных союзников на немецкие промышленные предприятия.

Полностью понять сложности, с которыми столкнулась немецкая авиация в 1943 и 1944 годах, можно, лишь изучив кампанию на Востоке, описываемую в этой главе, вместе с другими кампаниями, которые Германия вела на Средиземном море и в небе над самой Германией (главы 11 и 12). Необходимо помнить также, что до начала совместных бомбардировок Германии союзниками в 1943 году немцы считали Восточный фронт наиболее важным направлением. Таким образом, истинную картину хода войны читатель может получить, лишь поставив себя на место немцев — борьба с советскими войсками на Восточном фронте, осложнявшаяся ухудшением ситуации на Средиземном море и нарастающей угрозой бомбардировок Германии союзниками.

К концу лета 1943 года Верховное командование люфтваффе начало понимать, что стратегия чистой поддержки наземных войск (на осуществление которой было направлено 4/5 всех усилий бомбардировочной авиации на Восточном фронте[51]) не позволит добиться победы. Верховное командование предпочло перейти к стратегической воздушной войне, при которой бомбардировочная авиация освобождалась от задач по непосредственной поддержке наземных сил и должна была наносить удары по промышленности противника, не допуская дальнейшего наращивания его воздушных и наземных сил. Если не считать периода в июне, когда пауза в боях на короткое время позволила авиации действовать против советской промышленности, твердое решение о переключении бомбардировочной авиации на выполнение стратегических задач было принято лишь в августе, после провала немецкой операции под Курском. Однако решение запоздало. К тому времени, когда стало возможным его осуществление, немцы отступили уже так далеко, что советская промышленность стала недосягаемой для обычных бомбардировщиков. Непрерывное наступление советских войск не оставляло Верховному командованию люфтваффе иного выбора, как полностью переключиться на поддержку подвергавшихся сильным ударам наземных сил. Немецкие вооруженные силы стали жертвами собственного изобретения — блицкрига, который теперь обрушился на них самих, и с этого момента люфтваффе могли использовать свои дальние бомбардировщики только для непосредственной поддержки наземных войск.

В этой главе описываются события, которые привели к отказу от отработанной и до этого момента успешной теории блицкрига в применении авиации в качестве средства непосредственной поддержки наземных войск. События, последовавшие за этой неудачей, лишь описывают неуклонное отступление немецких войск на Запад. При чтении этой главы следует сверяться с картой 21, которая поможет следить за ходом кампании.

Отступление немцев из-под Сталинграда (январь — февраль 1943 года)

В начале 1943 года советское командование, воспользовавшись тем, что все военные силы немцев были сосредоточены под Сталинградом, перешло в наступление по всему фронту: на севере 18 января была снята блокада Ленинграда, на московском направлении советские войска к концу зимней кампании дошли до Ржева и Вязьмы, а южнее, в верховьях Дона, еще до конца января был занят Воронеж. Самых значительных успехов советские войска добились на юге. Обойдя немецкие войска, окруженные под Сталинградом, они продолжили наступление в направлении реки Донец и к середине февраля достигли Ростова, Ворошиловграда и Харькова, одновременно прикрыв северный фланг наступлением на Курск. Между тем немцы вынуждены были стремительно отступить с Кавказа. В начале января советские войска освободили Моздок, от которого немцам оставалось преодолеть лишь четверть пути от Азовского до Каспийского моря. Спустя всего лишь пять недель был занят Краснодар, и немцам осталось лишь защищать узкий плацдарм на Кубанском полуострове.

Остатки немецких войск под командованием фон Паулюса, окруженных под Сталинградом, капитулировали 2 февраля 1943 года. Все время до их капитуляции, пока развивалось наступление советских войск по всему фронту, силы немецкой авиации были сосредоточены под Сталинградом. С начала ноября 1942 года силы люфтваффе в нижнем течении Дона оказывали наземным войскам активную поддержку, стремясь предотвратить катастрофу 6-й армии. Один участок фронта за другим вынужден был отдавать часть своей авиации, чтобы обеспечить сосредоточение сил, необходимых для того, чтобы остановить советское контрнаступление. На распределении сил люфтваффе на Восточном фронте это сказывалось следующим образом:

Период Середина октября 1942 г. Начало декабря 1942 г. Середина января 1943 г.
Ленинградское направление 485 270 195
Московское направление 425 480 380
Донской фронт 545 700 900
Кавказ и Крым 495 330 240

Когда советские войска вышли к устью Дона у Ростова и к рубежу реки Донец, сосредоточение немецкой авиации лишь ускорилось. К началу февраля на участке Дон — Донец было сосредоточено около 950 из примерно 1800 самолетов первой линии, имевшихся в наличии на Восточном фронте (включая район Мурманска на Крайнем Севере), что составляло 53 % (по сравнению с 36 % двумя месяцами ранее). Более того, большинство самолетов, остававшихся на ленинградском, московском и кавказском участках фронта, составляли самолеты непосредственной поддержки наземных войск и самолеты-разведчики, полезные только при выполнении своих обычных заданий. Таким образом, битва под Сталинградом полностью расстроила планы дислокации немецкой авиации в СССР, нарушив (за исключением основного участка фронта) баланс ее сил и лишив люфтваффе способности решать стоявшие перед ними задачи. Дезорганизация усиливалась отвлечением бомбардировочной авиации на выполнение транспортных задач и выражалась в широко распространенной децентрализации боевого управления. Особенно показательным стал вывод VIII авиакорпуса (который ранее под командованием фельдмаршала фон Рихтгофена воевал на острие любого крупного немецкого наступления) из боевых действий и подчинение ему тактического управления снабжением по воздуху сначала 6-й армии, а затем, после капитуляции немецких войск под Сталинградом, плацдарма на Кавказе, который удерживала 17-я армия. Его место в качестве командования непосредственной поддержки наземных войск заняла специально созданная авиадивизия «Донец».

Таким образом, в немецкой авиации сложилась довольно громоздкая система командования, состоявшая из семи штабов командований, располагавшихся от Великих Лук на юг, причем большинство из них были временными командованиями, созданными для решения тех или иных конкретных оперативных и тактических задач. В сложившихся обстоятельствах немецкая стратегия не ставила никаких широких целей. Все силы вынужденно сосредотачивались под местным управлением в соответствии с повседневными потребностями для решения единственной задачи: задержать и остановить продвижение советских войск, насколько позволяли имевшиеся средства.

Сосредоточение в районе Дон — Донец основных сил ударной авиации немцев на Восточном фронте, которого удалось добиться только за счет перевода частей из-под Ленинграда и с Кавказа, привело к тому, что превосходство в воздухе на этих участках перешло к советской авиации. На Кавказе, где в это время шли активные боевые действия, немецкая авиация оказалась неспособна обеспечить в достаточном объеме прикрытие с воздуха ни для отступавших наземных войск, ни для района Новороссийска, который немцы укрепляли, надеясь использовать в качестве основного элемента системы обороны кубанского плацдарма. Более того, на отдельных участках фронта прикрытие с воздуха практически отсутствовало. Так, не оказалось ударной авиации, способной противостоять советскому наступлению, в калмыцких степях, где на 300-километровый участок фронта приходилось лишь несколько дальних разведчиков. Так же обстояли дела и на открытом северном фланге Сталинградского выступа, где отсутствие немецкой авиации непосредственной поддержки наземных войск позволило советским войскам быстро развить наступление на Воронеж и далее.

Ослабление отдаленных участков фронта оказалось тщетным. Даже сосредоточение огромных сил в районе Донец — Ростов в январе 1943 года не позволило немцам добиться превосходства в воздухе, что удавалось им ранее на основных направлениях. Упадку немецкой авиации способствовало множество факторов. Во-первых, плохие условия полетов (к которым немцы оказались менее приспособлены, чем советские летчики) ограничивали возможности действия немецкой авиации, и самолеты люфтваффе оставались на земле, в то время как советские истребители успешно патрулировали небо над занятыми немцами аэродромами и транспортными узлами. Во-вторых, изнурительные усилия осенью и ранней зимой 1942 года добиться решающего перелома под Сталинградом привели к тому, что многие части воевали непрерывно с лета 1942 года, не имея возможности для отдыха и пополнения. Как следствие, исправных самолетов было немного, а летчики были измотаны. Более того, поспешное отступление привело к сложностям со снабжением, а многие аэродромы (из-за сосредоточения транспортной авиации для снабжения 6-й и 17-й армий) были переполнены. По мере отступления у люфтваффе оставалось все меньше баз, готовых к немедленному использованию. Потеря передовых аэродромов означала отсутствие баз для ближней авиации непосредственной поддержки войск, поэтому люфтваффе не могли обеспечить прикрытие войск истребителями, и, соответственно, советская авиация добилась превосходства в небе над полем боя. Сказались на уровне боеготовности техники и частые переброски частей, при которых неисправные самолеты оставались на аэродромах. Наконец, нет никаких сомнений в том, что немецкая авиация была захвачена врасплох мощью и мобильностью советского контрнаступления и не успела вовремя принять меры. В течение долгого времени она была способна лишь отступать.

В результате в течение января 1943 года активность немецкой авиации при обороне на рубеже Донца была лишь умеренной, несмотря на сосредоточение в этом районе больших сил и на то, что теперь для беспокоящих ночных ударов по скоплениям советских войск и коммуникациям в прифронтовой полосе использовались некоторые части второй линии. Таких частей было восемь. Они получили название «эскадрильи беспокоящих бомбардировок» (Stoerkampfstaffeln) и летали на устаревших и учебных самолетах (таких как Хе-46, Хе-51, Ар-66 и Хш-126), оборудованных бомбодержателями. Это были вспомогательные части, в критический момент направленные для усиления частей первой линии, однако они стали применяться постоянно и с марта 1943 года были реорганизованы в постоянную структуру, на основе которой впоследствии были сформированы «ночные ударные группы» (Nachtschlachtgruppen). Тем не менее на первом этапе их вклад был невелик. Они были немногочисленны — всего 85–100 самолетов на весь Восточный фронт, и их ударные возможности были незначительны. В результате люфтваффе, несмотря на все принимаемые временные меры, так и не смогли остановить или замедлить советское наступление, и 5 февраля сохранившие темп советские войска форсировали Донец. Столь быстрого развития событий немцы явно не ожидали.

К началу февраля советские войска вышли в район между Славянском и Краматорском. 16 февраля советская армия заняла северный оплот немецкой позиции на Донце — Харьков, а неделей позже был освобожден Белгород в 80 км к северу от Харькова. Самой существенной была опасность удара с северо-востока в направлении Днепропетровска и Запорожья. Казалось, что немецкая линия обороны по Донцу находится на грани краха и немецкие войска могут быть вынуждены (если сумеют) отойти к Днепру. 13 февраля коммуникации армии Манштейна в районе Сталино (Донецк) — Ростов были перерезаны, и она оказалась в крайне рискованном положении.

Угроза советского удара на Днепропетровск казалась более опасной, чем была на самом деле, и нужно отдать должное смелости и уверенности фон Рихтгофена, который все это время держал значительные силы авиации на базах в районе Сталино, чтобы обеспечить взаимодействие с фон Манштейном, несмотря на угрозу их коммуникациям, и позволил тем самым сохранить давление на фланг советских войск, наступавших на Днепропетровск. Несомненно, такое решение было основано на понимании того, что с освобождением Харькова и захватом плацдарма за Донцом основное советское наступление выдохлось. Для наступления под Сталинградом и на Дону советским командованием были накоплены мощные ударные силы, и в течение долгого времени советская сторона располагала всеми преимуществами наступающего, но к концу января советские армии были растянуты и ослаблены, а раннее таяние снега ухудшало коммуникации и препятствовало снабжению передовых частей. С середины февраля некоторые части советской авиации вынуждены были оставаться на земле из-за недостатка топлива, и дальнейшее наступление на Днепропетровск и Запорожье велось недостаточными силами при недостаточной поддержке с воздуха.

Реорганизация и восстановление сил люфтваффе

В обстоятельствах, описанных в предыдущем параграфе, немцы приняли ряд новых мер, имея в виду три основные задачи:

а) снова захватить Харьков и сделать его северным опорным пунктом южного фронта;

б) восстановить линию обороны по Донцу от Харькова до Ворошиловграда и далее до Таганрога или, по возможности, до Ростова;

в) сохранить Кубанский плацдарм. Не позднее марта вместо более раннего решения эвакуировать плацдарм, очевидно, было принято решение сохранить опорный пункт по другую сторону Керченского пролива.

С учетом этих задач к середине февраля 4-й воздушный флот вел подготовку и действовал «в рамках нового плана наступления». Немедленно была проведена широкая реорганизация, обусловленная неудачей попытки удержать линию обороны по Донцу. Бомбардировщики Хе-111 были отозваны из транспортной авиации, и была сформирована особая бомбардировочная часть для непосредственной поддержки сухопутных войск. Система командования была укреплена и отлажена, и централизованное управление было передано 4-му воздушному флоту под командованием самого фон Рихтгофена. Авиадивизия «Донец», ранее действовавшая в качестве отдельного командования в составе 4-го воздушного флота, с начала февраля была подчинена IV авиакорпусу. Через две недели по приказу Гитлера 4-му воздушному флоту была поручена противовоздушная оборона Крыма, Керченского пролива и Таманского полуострова. Таким образом, вместо множества существовавших ранее временных командований единое управление всеми силами авиации на южном участке Восточного фронта перешло к 4-му воздушному флоту, зона ответственности которого была расширена.

Обеспечив единоначалие, фон Рихтгофен приступил к повышению боеспособности своих сил. Первым шагом стало безжалостное избавление от слабых и потрепанных частей, из которых не менее восьми (с общей штатной численностью 250 самолетов) в течение февраля были выведены на отдых и переформирование, оставив на фронте исправные самолеты, которые были использованы для пополнения оставшихся частей. Таким образом, была снижена нагрузка на наземные службы без уменьшения боевой мощи при одновременном повышении эффективности частей, непосредственно участвовавших в боевых действиях. Также была частично решена проблема размещения частей на переполненных аэродромах, а перегруппировка позволила упростить обслуживание техники.

Результатом был резкий рост боеспособности, ставший заметным уже 23 февраля, когда фон Рихтгофен поздравил личный состав наземных служб с успешными результатами их «самоотверженного и кропотливого труда». Несомненно, способствовало этому и отступление, которое отбросило люфтваффе обратно на постоянные аэродромы, оборудованные за год-полтора до этого и хорошо оснащенные для обслуживания техники, а также вынудило их действовать вблизи тыловых баз (таких как Николаев), что позволило, в частности, в кратчайшие сроки перевооружить части непосредственной поддержки наземных войск. Кроме того, в то время как советские войска в результате быстрого продвижения сталкивались с трудностями снабжения, люфтваффе отошли к более коротким и качественным линиям снабжения с хорошими коммуникациями и базами снабжения (например, в Полтаве). Тем не менее, даже если учитывать все эти обстоятельства, реорганизация и восстановление боеспособности в течение 2–3 недель в условиях непрерывного давления со стороны советской армии были подобны подвигу и показали гибкость люфтваффе. Не менее примечательно то, что реорганизация была проведена без привлечения значительных сил с других театров военных действий или с других участков фронта.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0,649. Запросов К БД/Cache: 3 / 1