Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Завершающий этап боев в Северной Африке

Завершающий этап боев в Северной Африке

Немецкая авиация в конце 1942 года

К концу 1942 года положение немецких войск в Северной Африке относительно стабилизировалось. Немецкое Верховное командование по-прежнему сталкивалось с огромными трудностями в снабжении и вынуждено было усиливать средиземноморский театр военных действий в ущерб широкому стратегическому планированию. Однако благодаря энергичным мерам оно сумело оправиться от первого потрясения, вызванного высадкой союзников во Французской Северной Африке, и подготовить неожиданно мощные оборонительные позиции. На западном направлении первый удар союзников на Бизерту и Тунис потерпел неудачу, и авиация союзников столкнулась с необходимостью оборудовать аэродромную инфраструктуру в неблагоприятной для этого местности и в условиях плохих коммуникаций. Эту проблему удалось решить не сразу, а тем временем люфтваффе, проявившие немалую энергию и способности при оборудовании аэродромов и наземной инфраструктуры в Тунисе, сумели устоять против численно превосходящего противника, в частности, благодаря тому, что запоздалое решение союзников направить на Средиземное море новейшие типы «спитфайров» (тогда как немцы немедленно перебросили с побережья Ла-Манша ФВ-190) позволило немцам в течение долгого времени пользоваться техническим превосходством. На востоке добровольное отступление немцев от Эль-Агейлы на сильные позиции у Буэрата значительно облегчило снабжение немецких войск и позволило люфтваффе действовать не с плохо подготовленных площадок в пустыне, а с давно оборудованных аэродромов в окрестностях Триполи. Британская же авиация на этом направлении, также как и британская 8-я армия, вынуждена была действовать в условиях растянутых коммуникаций, и сложности со снабжением и оборудованием аэродромов заставляли ее время от времени останавливать продвижение, чтобы закрепиться и подготовиться к следующему рывку.

Такие условия особенно способствовали обороне, и немецкое Верховное командование, очевидно, надеялось, что естественные препятствия, которые необходимо было преодолеть союзникам на обоих флангах немецкого плацдарма в Северной Африке, сведут на нет их превосходство и приведут к созданию патовой ситуации. До сих пор война в Северной Африке представляла собой череду эпизодов, в которых победоносные армии обеих сторон оказывались неспособными развить успех из-за непреодолимых трудностей в организации коммуникаций и снабжения. Поэтому немцы могли небезосновательно рассчитывать на то, что более короткие коммуникации и обладание такими портами, как Триполи и Тунис, дадут им огромное преимущество. Однако это преимущество рассматривалось исключительно с точки зрения обороны. Нет никаких свидетельств присутствия у немцев на этом этапе желания или возможности перейти от обороны к наступлению. Наступательные действия, предпринятые в феврале 1943 года, носили ограниченный и локальный характер и были направлены исключительно на укрепление немецких оборонительных позиций. Успех в обоих случаях позволил ослабить хватку союзников и оттянуть последний штурм немецких укреплений в Тунисе. Из-за трудностей со снабжением у немцев не хватало ни техники, ни людей, чтобы добиться большего. Они не смогли развить тактические успехи в стратегическое наступление.

Поэтому в сложившихся обстоятельствах исход североафриканской кампании с начала 1943 года зависел главным образом от решения проблем снабжения, с которыми сталкивались обе стороны. Способность союзников начать наступление и выбить войска стран Оси из Северной Африки зависела от их способности в условиях противодействия со стороны немцев организовать собственную систему снабжения и укрепить передовые позиции (эта проблема относится к разряду организационных и не рассматривается в данной работе), а также от нарушения силами союзников немецких линий коммуникации с тем, чтобы подорвать способность противника к сопротивлению. Ведущая роль проблем снабжения отражена и в дислокации сил на Средиземном море в начале 1943 года, показанной в следующей таблице.

Дислокация немецкой авиации, средиземноморский театр, 1 января 1943 г.

Типы самолетов Триполитания Тунис Италия, Сицилия, Сардиния Греция и Эгейское море Всего
Дальние бомбардировщики 270 75 345*
Дальние разведчики 5 30 20 55
Пикирующие бомбардировщики 20 20 10 50
Штурмовики 30 5 35
Одномоторные истребители 70 90 35 15 210
Двухмоторные истребители 10 15 45 70
Тактические разведчики 15 10 25
Береговые патрульные самолеты 10 10
Всего 150 140 390 120 800*

* Кроме того, в Северной Италии было еще 90 дальних бомбардировщиков, занятых патрулированием побережья и снабжением (ФВ-200) или не принимавших активного участия в боевых действиях.

Из приведенной выше таблицы видно, что в Северной Африке люфтваффе в основном полагались на две небольшие тактические группы, вооруженные главным образом одномоторными истребителями, основная задача которых заключалась в перехвате бомбардировщиков союзников и защите портов и коммуникаций. Для непосредственной поддержки наземных войск имелась небольшая группа пикирующих бомбардировщиков Ю-87 и истребителей-бомбардировщиков ФВ-190, однако разместить в Африке дальние бомбардировщики даже и не пытались. Бомбардировочная авиация базировалась на Сардинии, на Сицилии и в Западном Средиземноморье и использовалась для ударов по конвоям союзников и портам высадки войск в Северной Африке (Бон и Филипвиль), а также для сопровождения самолетов транспортной авиации. Основная масса двухмоторных истребителей также базировалась на Сицилии и прикрывала морское сообщение немцев с Тунисом. Такую дислокацию сил определяли не только сложности со снабжением и обслуживанием техники, ограничивавшие возможности базирования авиации в Африке. Несомненно, она также стала следствием понимания того, что судьбу Северной Африки решит контроль над Средиземным морем и что основная задача люфтваффе состоит в том, чтобы оспорить господство союзников на Средиземноморье и обеспечить снабжение сил Оси через Сицилийский пролив.

В этих обстоятельствах ход воздушной войны в Африке отошел на второй план, и наиболее заметным фактом стала способность люфтваффе поддерживать численность авиации непосредственной поддержки наземных войск в Африке на уровне 300–330 машин с начала января до середины апреля. Это, равно как и высокий уровень боеготовности, было огромным достижением, учитывая абсолютное численное превосходство союзников и массированные удары с воздуха по передовым аэродромам Оси. Добиться такого результата удалось, направив на Средиземное море значительную часть выпускаемых одномоторных истребителей. Число одномоторных истребителей, направляемых для пополнения сил на Средиземноморье, выросло с примерно 150 машин в месяц в конце 1942 года до 260 машин в апреле 1943 года. Эти усилия, хотя они и означали отток на Средиземное море значительной части новых истребителей в то время, когда немецкая авиация в целом проходила широкомасштабное перевооружение и расширение истребительной авиации, позволили успешно выполнить непосредственную задачу. В течение трех месяцев люфтваффе имели возможность эффективно действовать в Африке, и лишь на второй неделе апреля, когда они вынуждены были отступить на последние оставшиеся в их распоряжении аэродромы восточнее и юго-восточнее Туниса, авиация союзников восстановила полное превосходство в воздухе, которым она обладала под Эль-Аламейном.

Возобновление наступления союзников

Наступление союзников, остановившееся в декабре 1942 года, когда немцы отошли от Эль-Агейлы на позиции у Буэрата, возобновилось 15 декабря 1943 года и привело к взятию Триполи 23 января. Воздушные бои во время этого сражения велись весьма активно, и потери люфтваффе были довольно высоки. Ко времени отступления из Триполитании в Тунис численность одномоторных истребителей уменьшилась до 75 машин при боеготовности порядка 45–50 %, а из 25 истребителей-бомбардировщиков к вылетам были готовы лишь 10. Однако немецкая авиация, сократив число вылетов до 40–50 в сутки, сумела максимально воспользоваться затишьем при выдвижении британской 8-й армии к немецким позициям у Марета и быстро восстановить численность и боеспособность. Одновременно отсрочка позволила произвести реорганизацию, после которой силы, прежде действовавшие по отдельности в Триполитании и Тунисе, были сведены в единое оперативное командование — авиакорпус «Тунис».

Реорганизация позволила более гибко использовать силы на обоих флангах в соответствии с обстоятельствами и, несомненно, способствовала успешным действиям люфтваффе против превосходящих сил союзников. Эффективность реорганизации проявилась в середине февраля, когда угроза прорыва союзников из Центрального Туниса в направлении Сфакса и расчленения армий Роммеля и фон Арнима вынудила немецкое командование начать контрнаступление для расширения позиций в дефиле Гафса — Сфакс. Для поддержки этой операции люфтваффе перебросили значительные силы из Северного Туниса в район Кайруан — Сфакс, и 14 февраля, обеспечивая успешный удар немцев в направлении Ферианы и Сбейтлы, совершили примерно 360–375 самолето-вылетов. На протяжении последующих двух дней люфтваффе совершали порядка 250 вылетов в сутки, и лишь после этого интенсивность их действий снизилась из-за нелетной погоды. Между тем немецкое командование энергично использовало успех в Центральном Тунисе, начав 26 февраля наступление против 1-й армии союзников на севере. И здесь, несмотря на активное участие в ударе на Сбейтлу, люфтваффе сумели небольшими силами обеспечить эффективную поддержку, совершая на протяжении четырех дней операции в среднем по 150 самолето-вылетов в сутки.

Таким образом, силы непосредственной поддержки наземных войск в Северной Африке показали неожиданно высокую стойкость и эффективность, и даже через три недели непрерывных боевых действий после начала наступления 8-й армии на линию Марет 19 марта их численность превышала 300 самолетов, из которых более 60 % были в исправном состоянии. Они успешно (если учесть их малую численность) выполняли поставленные перед ними задачи, обеспечивая высокую интенсивность поддержки на всех этапах боевых действий. Немецкие наземные войска и надеяться не могли на более масштабную поддержку от столь немногочисленных сил, и история действий этой группировки люфтваффе служит классическим примером того, чего могут добиться компактные силы, обладающие высоким боевым духом и эффективностью, против численно превосходящего противника. Однако судьба немецких войск в Тунисе зависела в большей степени не от усилий авиакорпуса «Тунис» (сражавшегося с ожесточением и упорством вплоть до начала последних трех недель кампании, когда ухудшение положения на земле стало серьезно сказываться на работе наземной инфраструктуры люфтваффе), а от действий дальних бомбардировщиков — только они были способны помешать накоплению сил союзников и нарушить их подготовку к наступлению. Решающей оказалась именно неудача дальней бомбардировочной авиации.

Бомбардировочная авиация приходит в упадок

Причин этой неудачи, ставшей первым признаком несоответствия немецкой бомбардировочной авиации новым условиям войны, было множество. Наиболее важные последствия имела неспособность восстановиться после тяжелых потерь, понесенных за время активных боевых действий после высадки союзников во Французской Северной Африке 7 ноября 1942 года. В течение декабря пришлось вывести на отдых и переформирование три авиагруппы общей штатной численностью 90 машин, и к 31 декабря число самолетов упало с максимального уровня в 310 машин до 270, из которых исправны были лишь около 55 %. Вынужденный отвод частей продолжался в течение всей зимы и лишь отчасти компенсировался возвратом переформированных частей. Провал программы подготовки экипажей в результате активного участия учебных частей в боевых действиях под Сталинградом не позволил немцам обеспечить постоянный приток пополнений. Особенно тяжело сказалось закрытие специализированных школ, приведшее к прекращению подготовки квалифицированных летчиков торпедоносной авиации. Как следствие, боевая эффективность торпедоносной авиации и ее численность пошли на убыль. При штатной численности 90–100 самолетов фактическая численность торпедоносной авиации в течение первых четырех месяцев 1943 года не превышала 50–60 машин, а к началу апреля боеготовность упала настолько, что одновременно в боевых действиях могли участвовать не более 5–10 торпедоносцев с полным экипажем.

Таким образом, основное оружие люфтваффе для борьбы с конвоями союзников — торпедоносцы — было неспособно справиться с поставленной задачей. Остальная немецкая бомбардировочная авиация на Средиземном море, пусть и в несколько меньшей степени, страдала от тех же проблем. Кроме того, нехватка специализированных и современных самолетов для сопровождения конвоев (что было неизбежно для военной авиации, приспособленной исключительно к ведению войны на суше) вынудила использовать немецкие бомбардировщики для сопровождения собственных конвоев. Насколько отвлечение сил на сопровождение конвоев сказывалось на выполнении традиционных наступательных задач дальней бомбардировочной авиации, видно из следующего анализа вылетов дальних бомбардировщиков в течение первых четырех месяцев 1943 года:

Среднее число вылетов в день Удары по конвоям Удары по портам Сопровождение конвоев Удары по наземным целям в Тунисе Прочие Всего
Январь 11 5 12 1 6 35
Февраль 8 2 11 6 27
Март 8 4 13 13 12 50
Апрель 2 5 11 15 11 44
Среднее число вылетов в день, январь-апрель 1943 года 7-8 4 12 7-8 8-9 39

Приведенная выше таблица показывает, что треть усилий бомбардировочной авиации в течение первых четырех месяцев 1943 года была направлена на сопровождение конвоев Оси на Средиземном море. Более того, необходимо отметить, что значительная часть Ю-88 в марте и апреле привлекалась для нанесения ночных ударов по наземным целям в районе боевых действий. Причиной тому послужили неудачные действия базировавшихся в Африке Ю-87 и Хш-129 в условиях воздушного превосходства союзников. Однако это означало отвлечение самолетов от нанесения стратегических бомбовых ударов как раз в тот момент, когда целями первоочередной важности были порты в Алжире, через которые шло снабжение войск союзников. Невозможно переоценить значение, которое имела неспособность люфтваффе обеспечить сколько-нибудь активные действия против пунктов высадки союзников. Отчасти она стала следствием ошибочного распыления сил авиации на восток вплоть до Эгейского моря в попытке воспрепятствовать судоходству союзников по всей акватории Средиземного моря вместо того, чтобы сосредоточить их на важнейшем участке. Кроме того, способствовали этой неудаче и сложности с организацией адекватного снабжения и обслуживания техники на передовых базах, в особенности на Сардинии.

Эти факторы затрудняли сосредоточение мощных ударных сил в какой-либо одной точке. В конце марта трудности усугубились в результате массированных налетов авиации союзников на аэродромы на Сардинии. Они повлекли за собой тяжелые потери и снижение боеготовности частей, вынудив немцев перенести свои базы на материковую часть Италии. С этого времени аэродромы на Сардинии использовались только в качестве передовых. И все же ни один из этих факторов не имел такого значения, как падение уровня подготовки личного состава вследствие потери лучших экипажей в активных боевых действиях в ноябре и декабре. К началу 1943 года квалификация летчиков упала до такого уровня, что значительная часть и без того не слишком многочисленных вылетов против портов и конвоев противника заканчивалась безрезультатно: из-за плохой подготовки неопытным летчикам все чаще не удавалось обнаружить цель.

Полный упадок бомбардировочной и торпедоносной авиации немцев в начале 1943 года значительно облегчил союзникам подготовку к последнему наступлению, начавшемуся 19 марта. Не сумев предотвратить или даже сколько-нибудь существенно помещать сосредоточению противника, люфтваффе позволили союзникам создать подавляющее превосходство в силах и средствах. С другой стороны, они не сумели обеспечить достаточную защиту немецких морских и воздушных коммуникаций. Вызвано это было общей слабостью истребительной авиации вследствие невыполнения программы ее расширения в 1942 году. Ме-110 и Ме-210, использовавшиеся для сопровождения транспортных самолетов и морских конвоев, ни в какое сравнение не шли с истребителями союзников, а имевшиеся в наличии Ме-109 были слишком малочисленны для эффективного выполнения этой задачи без ущерба для действий по непосредственной поддержке наземных сил. Когда по мере стягивания союзниками кольца вокруг Туниса и Бизерты и соответственно по мере усиления действий союзников против системы снабжения стран Оси возникла необходимость в отвлечении все большего числа одномоторных истребителей авиакорпуса «Тунис» для выполнения эскортных задач, оно немедленно сказалось на активности поддержки наземных сил. В последние недели африканской кампании проблема создания истребительных заслонов, патрулирования и сопровождения не только конвоев, но и разведывательных самолетов и авиации непосредственной поддержки наземных войск достигла невероятных масштабов.

К середине апреля к этим трудностям добавились проблемы обслуживания техники, особенно обострившиеся после того, как все части люфтваффе в Тунисе оказались сосредоточены на нескольких аэродромах вокруг Туниса и Бизерты. В последние три недели кампании эффективность действий авиакорпуса «Тунис», уязвимого для ударов союзников, неспособного поднять самолеты в воздух из-за постоянно находившихся над аэродромами истребителей противника и преследуемого проблемами с обслуживанием техники и снабжением ее топливом, заметно упала.

Постепенно авиационные части полностью или по частям отводились на Сицилию, чтобы избежать потерь на земле. Сначала были выведены бомбардировщики-разведчики и пикирующие бомбардировщики. За ними последовали и истребители, после передислокации ежедневно вылетавшие на передовые аэродромы в Тунисе. В начале мая в Африке оставалось всего около 200 самолетов (все — истребители). В последующие 12 дней падение численности продолжалось до тех пор, пока не был потерян последний аэродром, после чего все усилия по прикрытию с воздуха эвакуации войск предпринимались частями, базировавшимися на Сицилии. Однако из-за дезорганизации, возникшей вследствие вывода истребительной авиации по частям, усилия эти не увенчались успехом. В последние дни битвы за Северную Африку силы люфтваффе, хотя они и насчитывали более 800 самолетов, были истощены и совершенно не способны на эффективные действия. Они не оказывали никакого влияния в последние дни кампании, и авиация и флот союзников могли беспрепятственно вести патрулирование в районе мыса Бон, препятствуя эвакуации и превращая поражение немцев в Северной Африке в катастрофу.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.118. Запросов К БД/Cache: 0 / 0