Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Высадка на Сицилии (14 мая — 17 августа 1943 года)

Высадка на Сицилии

(14 мая — 17 августа 1943 года)

Реорганизация после краха в Северной Африке

Провал попыток стран Оси удержаться в Северной Африке поставил люфтваффе перед необходимостью решить множество проблем, потребовавших в ущерб остальным действиям особого внимания в мае и июне. Важнейшей проблемой стало восстановление численности и боеспособности летных частей, измотанных боями в Северной Африке. Затем необходимо было направить на Средиземное море новые подкрепления ввиду явно недостаточной численности сил на этом направлении в первые месяцы года. Кроме того, существовала стратегическая проблема распределения этих сил по множеству участков, которым угрожала высадка союзников. Для этого необходимо было укрепить и расширить аэродромную сеть (особенно на таких передовых участках, как Сардиния), которая позволила бы обеспечить необходимое обслуживание перебрасываемых летных частей. Также требовалось тщательно оценить вероятные направления основного удара союзников, чтобы максимально экономно и эффективно использовать имевшиеся в наличии силы и средства.

В соответствии с требованиями ситуации были незамедлительно проведены реорганизация и усиление оперативных командований люфтваффе. В первую очередь, силы на средиземноморском театре, прежде действовавшие под централизованным командованием 2-го воздушного флота Кессельринга, были разделены на два командования, каждое из которых получило статус воздушного флота. Теперь 2-й воздушный флот отвечал только за Италию и Центральное Средиземноморье, а другое соединение (командование люфтваффе «Юго-Восток») — за Юго-Восточную Европу, включая Грецию, Крит и Балканы. Это разделение было, вне всяких сомнений, вызвано возможностью высадки союзников на любом из двух направлений и призвано было упростить ведение боевых действий. Одновременно штаб сил люфтваффе на Средиземном море, показавший прискорбную нехватку способностей и энергичности, был усилен за счет перевода энергичных и опытных офицеров с Восточного фронта. Фельдмаршал фон Рихтгофен[55] принял командование 2-м воздушным флотом в Центральном Средиземноморье. Командование подчиненным ему II авиакорпусом было поручено генералу Бюловиусу, прежде возглавлявшему корпус непосредственной поддержки наземных войск на Востоке. Тактическое командование на Сицилии возглавил генерал-лейтенант Манке, ранее командовавший авиадивизией «Донец» и участвовавший в этом качестве в контрнаступлении под Харьковом в марте 1943 года. Кроме перевода этих и других штабных офицеров с Востока, от командования бомбардировочной авиацией на Средиземном море был освобожден генерал-майор Харлингхаузен, которого заменил полковник Пельц — перспективный офицер, отвечавший ранее в 1943 году за действия против Англии. В это же время на Средиземное море был откомандирован на длительный срок генерал Галланд, инспектор истребительной и штурмовой авиации. Ему было поручено ускорить подготовку пилотов и техники и восстановить эффективность и боевой дух.

Эти меры указывают на твердое намерение привлечь для отражения предполагаемых попыток высадки союзников лучший командный состав и лучшие силы. Они, наверное, наиболее наглядно демонстрируют понимание люфтваффе того факта, что наступление союзников, когда оно начнется, потребует от немецкой авиации привлечения наиболее опытных и способных командиров. Немцы не жалели сил для максимального укрепления позиций своей авиации на Средиземном море в ожидании вторжения на европейский континент, которое теперь явно считалось неизбежным. Поэтому за каких-то полтора месяца численность люфтваффе была увеличена на 440 самолетов (т. е. более чем на 50 %) с соответствующим ростом боеготовности. Сравнительная таблица, приведенная ниже, показывает этот рост численности по типам самолетов и по районам в период между окончанием боевых действий в Северной Африке и 3 июля 1943 года, когда начались воздушные операции по подготовке высадки на Сицилии.

Период 14 мая 1943 года 3 июля 1943 года
Район Центральное Средиземноморье Восточное Средиземноморье Всего Центральное Средиземноморье Восточное Средиземноморье Всего
Дальние бомбардировщики 260 40 300 260 40 300
Пикирующие бомбардировщики 65 65
Штурмовики 70 70 150 150
Одномоторные истребители 180 10 190 380 70 450
Двухмоторные истребители 120 5 125 100 10 110
Дальние разведчики 45 30 75 60 45 105
Тактические разведчики 20 20 25 25 50
Береговые патрульные самолеты 40 40 50 50
Всего 695 125 820 975 305 1280

Подкрепления, прибывшие в мае и июне 1943 года, не только служат указанием на то значение, которое придавалось обороне Южной Европы, но и демонстрируют, что люфтваффе хорошо усвоили уроки воздушного превосходства союзников в африканской кампании. Первоочередной задачей теперь считалось создание достаточно крупной группировки истребительной авиации, и следует отметить, что из 440 машин, дополнительно переброшенных на этот театр военных действий, 260 (или почти 60 % подкреплений) составляли одномоторные истребители. Кроме того, Ю-87, показавшие свою крайнюю уязвимость на завершающих этапах боев в Тунисе, были направлены в Восточное Средиземноморье, где они находились вне радиуса действия одномоторных истребителей союзников. Серьезной попыткой улучшить качество непосредственной поддержки наземных войск стала переброска с Западного фронта ФВ-190, участвовавших в беспокоящих налетах на Южную и Юго-Восточную Англию. Численность одномоторных истребителей удалось нарастить без отвлечения сил с других фронтов, однако на Средиземное море пришлось отправить две вновь сформированные части, предназначавшиеся для ПВО Рейха. Кроме того, на Средиземноморье для пополнения частей поступала значительная доля Me-109 и ФВ-190 непосредственно с заводов. В период с 1 мая по 15 июля 1943 года доля одномоторных истребителей, направлявшихся на Средиземное море, по расчетам, составляла около 40 % общего выпуска самолетов этих типов. Численность дальней бомбардировочной авиации при этом не увеличивалась. Некоторые части были отведены в тыл на отдых и перевооружение, а их место заняли другие, недавно перевооруженные. Однако полностью устранить отрицательные последствия тяжелых потерь, понесенных в конце 1942 года на Востоке и на Средиземном море, не удалось. Тем не менее группировка в 300 бомбардировщиков могла представлять собой внушительную силу, если бы удалось восстановить ее боеспособность. В этом и заключалась задача, стоявшая перед Пельцем, и от его успеха или неудачи зависела мощь сопротивления флотам вторжения союзников.

После окончания кампании в Северной Африке в распоряжении люфтваффе было почти два месяца, в течение которых необходимо было не только завершить перегруппировку, но и ударами по судам и портам, в которых накапливались силы для десантной операции, помешать приготовлениям союзников к высадке. Что примечательно, ни той ни другой возможностью люфтваффе не сумели воспользоваться в полной мере. Мероприятия по обеспечению скрытности и ложные маневры союзников вынудили немецкое Верховное командование угадывать направление главного удара и, соответственно, распылять силы немецкой авиации, что в значительной степени обесценивало рост ее численности. В течение значительного периода немцы считали наиболее вероятным направлением удара союзников Грецию или Крит, поэтому группировка авиации в Восточном Средиземноморье, очень немногочисленная к моменту падения Туниса, к концу июня была усилена более чем в два раза. Такая же угроза привела к удвоению сил люфтваффе на Сардинии. Более того, значительные усилия прикладывались для расширения аэродромной инфраструктуры на юге Франции, которой, как предполагалось, также угрожает высадка союзников, и в течение июня и июля в этот район также были переброшены значительные силы. Влияние многочисленных угроз на дислокацию немецкой авиации видно из следующей таблицы.

Период 14.05.1943 1.06.1943 14.06.1943 3.07.1943 10.07.1943
Сардиния 80 80 115 175 115
Сицилия 415 275 315 290 175
Центральная и Южная Италия 200 360 290 345 460
Южная Франция и Северо-Западная Италия 80 80 165 135
Греция и Крит 125 185 220 305 265
Всего 820 980 1020 1280 1150

В приведенной выше таблице примечательно крайне незначительное, несмотря на стремительный общий рост, колебание численности группировки люфтваффе на Сицилии и в Южной Италии. Эта группировка насчитывала 615 самолетов к 14 мая и выросла всего лишь до 635 машин ко дню высадки на Сицилии. Неспособность немцев сосредоточить силы люфтваффе в регионе, выбранном для нанесения удара (хотя отчасти этому способствовали налеты авиации союзников на аэродромы Сицилии, сделавшие их непригодными для базирования дальних бомбардировщиков), стала прямым следствием необходимости отражения потенциальных угроз в других районах, которые немцы так до конца и не сбросили со счетов. Даже в последнюю неделю перед высадкой, с 3 по 10 июля, налеты союзной авиации на Сардинию помогли держать немцев в неведении относительно истинного направления удара.

Если одним из факторов, ограничивавших возможности немцев организовать сопротивление на начальном этапе высадки на Сицилии, стало распыление сил, то в неменьшей степени такому развитию событий препятствовал тот факт, что немцы не сумели должным образом воспользоваться передышкой, предоставленной им после окончания североафриканской кампании. Не было предпринято сколько-нибудь серьезных попыток помешать приготовлениям союзников. В значительной степени это было обусловлено успешными ударами авиации союзников в июне по аэродромам на Сардинии и Сицилии, вынудившими люфтваффе оставить базы, наиболее пригодные для нанесения эффективных ударов по скоплениям судов в портах Северной Африки. Дальняя бомбардировочная авиация была отброшена сначала в Центральную Италию, а затем частично в Северную Италию и Южную Францию. И хотя предпринимались попытки использовать сардинские и сицилийские аэродромы в качестве передовых, интенсивность действий авиации неминуемо снижалась. В мае и июне было организовано несколько бессистемных налетов (в основном на Бон и Бизерту), однако эти удары наносились нерешительно, и люфтваффе не смогли обеспечить постоянные ночные действия дальних бомбардировщиков.

Таким образом, сохранялась слабость, проявившаяся на завершающих этапах кампании в Северной Африке, — неспособность дальней бомбардировочной авиации эффективно вмешиваться в ход боев на любой стадии операции. Хотя на тот момент в наличии у немцев было не менее 250–300 бомбардировщиков, лишь в некоторых случаях района цели достигали более 50–60 машин (в среднем их число составляло 2–30), а результаты бомбовых ударов были незначительными. Эта слабость, хотя отчасти вызванная плохим состоянием техники (исправны были в среднем лишь 55 % машин от штатной численности), в основном была следствием постоянного дефицита подготовленных экипажей. Ввиду серьезного положения с экипажами одновременно укомплектовать летчиками можно было лишь около 50 % исправных самолетов, в результате чего фактически в налете каждый раз могли участвовать только от четверти до трети от общего числа бомбардировщиков. Более того, плохо обученным экипажам не удавалось поразить или даже обнаружить цель, а потери (нередко бывшие следствием ошибок в навигации) были крайне высоки, составляя, как правило, до 10–15 % самолетов, участвовавших в налете.

Как следствие, союзники смогли подготовиться к высадке на Сицилии практически без помех, а операции против островов Лампедуза и Пантеллерия в начале июня позволили получить ценные сведения о низкой боеспособности немецкой авиации, несмотря на восстановление ее численности. Во время этих операций немцы не предпринимали никаких действий ни против бомбардировщиков союзников, громивших укрепления на островах, ни против портов отправления, ни против десантных судов, которые были обнаружены самолетом-разведчиком вскоре после выхода в море. Только после оккупации островов союзниками 11 и 12 июня люфтваффе стали действовать более активно и наносить удары по судам, вышедшим в море. В этих атаках немцы полагались в основном на истребители-бомбардировщики ФВ-190 в сопровождении истребителей. Активность дальней бомбардировочной авиации оставалась низкой и составляла всего лишь порядка 25 самолето-вылетов Ю-88 за ночь, несмотря на наличие превосходных целей. Та же слабость дальней бомбардировочной авиации проявилась и ближе к концу месяца, когда приготовления союзников достигли кульминации: за две недели, предшествовавшие высадке на Сицилии, дальние бомбардировщики совершили всего два налета на порты в Северной Африке.

Высадка союзников на Сицилии

Интенсивное воздушное наступление союзников, начавшееся 3 июля и продолжавшееся без перерывов в течение недели, постепенно измотало немецкую истребительную авиацию. За период с 3 по 10 июля (день высадки) численность люфтваффе в Центральном Средиземноморье уменьшилась более чем на 100 самолетов, из которых половина была потеряна на Сицилии, а многие аэродромы на острове были приведены в негодность. В результате все исправные ФВ-190 пришлось перебросить с Сицилии в район Неаполя, а сицилийские аэродромы с этого времени стали использоваться исключительно в качестве передовых. В то же время число одномоторных истребителей на Сицилии уменьшилось со 185 машин 3 июля до 100 машин 9 июля, включая переброску примерно 50 истребителей в Калабрию и Апулию, чтобы не подвергать их опасности во время налетов авиации союзников. Таким же образом была ослаблена и группировка люфтваффе на Сардинии, где доля исправных истребителей-бомбардировщиков упала с 55 до 35 % общей численности. Таким образом, удары союзников, не позволившие использовать аэродромы на Сардинии в качестве передовых баз дальних бомбардировщиков, также ослабили истребительную и истребительно-бомбардировочную авиацию на Сардинии, которая могла быть переброшена на Сицилию после начала высадки.

Когда в ночь с 9 на 10 июля союзники начали высадку десанта, оборонявшиеся части люфтваффе были уже значительно ослаблены. Отвод истребителей-бомбардировщиков в район Неаполя означал, что эти силы, на которые немцы полагались при нанесении ударов по высадочным средствам и плацдармам противника на побережье, базировались примерно в 300 км от района боевых действий. Часть одномоторных истребителей также базировалась вне радиуса эффективного действия, некоторые подразделения были отведены в материковую Италию, а отдельные подразделения оказались отрезанными в западной части Сицилии, поскольку даже после высадки союзников между Пачино и Гелой немцы продолжали считать, что это лишь отвлекающий маневр, который должен прикрыть основной десант на Западе, и предпочли сохранить базы авиации в районе Палермо.

В этих условиях действия люфтваффе по отражению высадки были нерешительными и плохо скоординированными, а их усилия были распределены между районами Гела — Ликата и Сиракузы — Пачино. В то же время интенсивность ударов авиации союзников по аэродромам на Сицилии требовала отвлечения значительной части немецких истребителей, остававшихся на острове, на отражение налетов, что значительно снижало активность наступательных действий. Поэтому активность немецкой авиации на ранних этапах оставалась весьма умеренной. В период с 10 по 12 июля всеми типами самолетов выполнялось в среднем около 275–300 самолето-вылетов в сутки, из которых около 50 % приходилось на ночное время. В условиях подавляющего превосходства союзников в воздухе не удалось сохранить даже и столь умеренную активность, и вскоре интенсивность действий немецкой авиации упала примерно до 150 самолето-вылетов в сутки, включая действия самолетов из Южной Италии и с Сардинии, каждый день перелетавших на передовые аэродромы на Сицилии. Уже 12 июля на активности немецкой авиации начала сказываться эвакуация передовых аэродромов с соответствующей дезорганизацией системы аэродромного и технического обслуживания. К 19 июля в результате ударов авиации союзников доля исправных истребителей и истребителей-бомбардировщиков на Сицилии и в Южной Италии упала до 35 % от наличного числа. В сложившихся обстоятельствах у люфтваффе не было иного выхода, кроме как отступать. К 16 июля на Сицилии оставалось всего 120 самолетов (из которых исправны были не более 30), а к 18 июля их число сократилось до 25 машин. Все, что осталось от немецкой и итальянской авиации на Сицилии, — примерно 1100 уничтоженных или поврежденных самолетов, брошенных на земле. Около 600 из них были немецкими.

Поражение люфтваффе на Сицилии

Люфтваффе потерпели полное поражение и были практически уничтожены. На «носке» Италии оставалась лишь небольшая группировка примерно из 50 истребителей-бомбардировщиков ФВ-190 и Me-110 и 50–60 одномоторных истребителей, обеспечивавшая поддержку войск, которые вели арьергардные бои в районе Катании. Впрочем, влияние на ход событий этой немногочисленной группировки, действовавшей на пределе дальности с плохих аэродромов, уязвимых для ударов авиации союзников, было незначительным. Лишь на последнем этапе боевых действий, с 14 по 17 августа, когда необходимо было прикрыть эвакуацию остатков немецких войск с Сицилии, активность немецкой авиации усилилась, и интенсивность действий одномоторных истребителей, прежде составлявшая в среднем всего по 60 самолето-вылетов в сутки, достигла 150 самолето-вылетов в день. Однако с момента эвакуации немецкой авиации с Сицилии (22 июля) командование люфтваффе было озабочено не столько участием в продолжавшемся сражении, сколько восстановлением сил после дорого обошедшегося поражения, чтобы подготовиться к обороне материковой Италии. Были предприняты все усилия для восстановления численности и технического состояния, и в конце июля две группы одномоторных истребителей, две бомбардировочные группы и группа двухмоторных истребителей, понесшие огромные потери в боях на Сицилии, были выведены на переформирование. В то же время другие части, остававшиеся в районе боевых действий, снизили интенсивность действий с тем, чтобы сохранить технику и накопить силы.

Между тем в материковой части Италии ускоренными темпами велось строительство аэродромов для размещения переформированных частей. Немцы прекрасно понимали, что у них не будет такой передышки, как после завершения боевых действий в Северной Африке, и приготовления к обороне материковой Италии не могли быть отложены до завершения боев на Сицилии. Тем не менее тяжелые потери, понесенные на Сицилии, восполнить было невозможно, и когда после трехнедельной паузы войска союзников 3 сентября переправились через Мессинский пролив и высадились в Реджо, численность сил люфтваффе на Средиземном море упала с максимального уровня 1250 машин в начале июля до 880 самолетов — самого низкого уровня после потери Туниса в середине мая. Это сокращение численности, ознаменовавшее собой конец попыток люфтваффе оспорить воздушное превосходство союзников на Средиземноморье, отчасти было вызвано необычайно высоким уровнем потерь на Сицилии, однако к этому времени начал сказываться и другой фактор. В течение августа со средиземноморского ТВД были отозваны части общей штатной численностью 210 машин, и все они, кроме одной, были переброшены на Западный фронт. Средиземноморье окончательно и бесповоротно утратило первоочередное значение.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.164. Запросов К БД/Cache: 0 / 0