Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Позиционные бои в Италии: Монте-Кассино и Анцио (октябрь 1943 года — июль 1944 года)

Позиционные бои в Италии: Монте-Кассино и Анцио

(октябрь 1943 года — июль 1944 года)

Люфтваффе бережет силы

В то время как в Восточном Средиземноморье немецкая авиация принимала решительные и энергичные меры по восстановлению положения, о чем свидетельствует быстрая последовательность операций в период с 21 сентября по 16 ноября, в Италии люфтваффе практически перестали действовать после стабилизации фронта севернее Неаполя в начале октября, и стало ясно, что Италия для немцев стала второстепенным направлением. Действия наземных войск носили настолько ограниченный и местный характер, что едва ли требовали массированной поддержки с воздуха, а люфтваффе, потерявшие немало летчиков и самолетов во время сицилийской кампании, не были готовы растрачивать впустую свои силы в малоэффективных операциях. Поэтому в соответствии со сложившейся обстановкой сразу же после того, как наступавшие армии союзников вступили в труднопроходимую местность, было принято решение о строгой экономии сил и средств люфтваффе. Учитывая периоды ухудшения погоды, когда боевые вылеты были невозможны, в течение ноября и декабря число вылетов одномоторных истребителей и истребителей-бомбардировщиков в прифронтовые районы не превышало 30–35 в сутки. Однако, учитывая естественное стремление воспрепятствовать снабжению сил союзников в Италии, большее значение имело снижение активности дальней бомбардировочной авиации. За период с 15 октября по 5 декабря немецкие дальние бомбардировщики в Италии участвовали в боевых действиях лишь восемь раз, совершив шесть налетов на Неаполь, один на Маддалену (о. Сардиния) и один на Бари (в общей сложности — около 400 самолето-вылетов). То есть в среднем за неделю группировка из 145–185 бомбардировщиков совершала всего 55–60 самолето-вылетов — чуть более одного вылета в две недели на каждую исправную машину. Более того, значительная часть этих вылетов была неудачной. Во время налета на Неаполь в ночь с 23 на 24 октября на цель вышли лишь 15–20 из 90 взлетевших бомбардировщиков. А в ночь со 2 на 3 декабря, хотя Бари и был нанесен серьезный ущерб в результате случайного попадания в транспорт боеприпасов, лишь 30 из 100 самолетов, участвовавших в налете, сбросили бомбы в районе цели. Куда успешнее действовали против конвоев союзников базировавшиеся на юге Франции торпедоносцы и бомбардировщики, вооруженные планирующими бомбами. Однако успехи этой группировки были достигнуты ценой ощутимых потерь, достигавших в отдельных случаях 20 % участвовавших в налете машин, в результате чего возникала необходимость в длительных периодах отдыха, подготовки и переформирования. Как следствие, после четырех операций в октябре и ноябре эти силы оставались в бездействии вплоть до 10 января 1944 года, когда был атакован конвой в районе Орана.

Ситуация в Италии долго не сдвигалась с мертвой точки, что, помимо резкого снижения активности люфтваффе, привело также к переброске некоторых частей на фронты, где боевые действия шли более активно. Несмотря на низкую активность, численность одномоторных истребителей восстановить не удалось в силу того, что настоятельная потребность ПВО Рейха в истребителях не оставляла лишних машин для Италии, несмотря на рост их производства. И без того немногочисленная группировка истребителей-бомбардировщиков ФВ-190 была еще больше ослаблена выводом на перевооружение истребителей-бомбардировщиков, эвакуированных с Сардинии, которые впоследствии были направлены на Западный фронт. Наконец, в течение декабря вся дальняя бомбардировочная авиация в Северной Италии (численность которой составляла 180 машин) была выведена для подготовки ударов возмездия по Англии. Таким образом, численность люфтваффе на Средиземном море, к октябрю уже снизившаяся на 40 % по сравнению с пиком, достигнутым в июле, к январю резко сократилась всего до 575 самолетов, из которых лишь 370 находились в Центральном и Западном Средиземноморье. Поэтапное сокращение численности показано в следующей таблице.

Период 1 июля 1943 г. 1 октября 1943 г. 1 января 1944 г.
Район Центр. и Зап. Средиземноморье Вост. Средиземноморье Всего Центр. и Зап. Средиземноморье Вост. Средиземноморье Всего Центр. и Зап. Средиземноморье Вост. Средиземноморье Всего
Дальние бомбардировщики 260 40 300 220 70 290 85 35 120
Истребители-бомбардировщики и штурмовики 150 150 15 15 15 15
Пикирующие бомбардировщики 65 65 70 70
Одномоторные истребители 380 70 450 140 45* 185* 200 65* 265*
Двухмоторные истребители 100 10 110 10 10 10** 10**
Дальние разведчики 60 45 105 30 25 55 35 20 55
Тактические разведчики 25 25 50 10 40 50 20 35 55
Береговые патрульные самолеты 50 50 15 45 60 15 40 55
Всего 975 305 1280 430 305 735 370 205 575

* Без учета 60 одномоторных истребителей в Румынии и Болгарии.

** Без учета 35 ночных истребителей в Болгарии и Румынии.

Возобновление действий на плацдарме в Анцио

Так складывалась ситуация на 21 января 1944 года, когда вопреки ожиданиям немцев командование союзников решило склонить чашу весов на Итальянском фронте в свою пользу, высадив крупный морской десант в тылу немецких позиций. После сложностей, с которыми союзники столкнулись под Салерно, едва ли можно сомневаться в том, что немцы не ожидали повторения подобной операции в зимние месяцы, а в результате слабости немецкой воздушной разведки, выродившейся в обычную разведку погоды и патрулирование над морем по постоянным маршрутам, при высадке в Анцио союзникам удалось добиться полной внезапности. Со времени высадки десанта в Салерно численность люфтваффе на Средиземном море сократилась почти на 200 самолетов. Вследствие отвода дальних бомбардировщиков из Северной Италии, слабости истребительно-бомбардировочных частей и необходимости выделять значительную часть истребителей для выполнения оборонительных задач на севере Италии (где немецким коммуникациям в результате непрерывных бомбардировок наносился огромный ущерб) люфтваффе в Италии, располагающие лишь минимальными силами для организации обороны, оказались совершенно не готовы противодействовать крупной операции.

Реакция люфтваффе на серьезную стратегическую угрозу была как всегда стремительной и энергичной. В период с 23 января по 3 февраля в Италию с северо-запада Германии, из Франции и Греции было переброшено около 140 дальних бомбардировщиков, включая самолеты, которые еще в ночь с 21 на 22 января участвовали в налете на Лондон. Одновременно противокорабельная авиация на юге Франции, которая могла действовать против кораблей и судов союзников у плацдарма в Анцио с передовых аэродромов в Италии, получила дополнительно 50–60 До-217 и Хе-177, вооруженных радиоуправляемыми планирующими бомбами. В то же время силы непосредственной поддержки наземных войск в Италии никаких подкреплений на начальном этапе не получили.

К 23 февраля около 50 одномоторных истребителей из Северной Италии были переведены поближе к району боевых действий, однако подкрепления с других фронтов начали прибывать лишь в конце декабря. Так, с Западного фронта прибыли 40 одномоторных истребителей, предназначенных для поддержки третьего контрудара немецких войск. Численность истребителей-бомбардировщиков так и не превысила 30–35 исправных машин, и отсутствие подкреплений для них стало одной из отличительных особенностей сражения под Анцио. Тем не менее общий рост численности к 1 марта 1944 года был весьма значителен — почти на 35 % по сравнению с численностью к моменту высадки союзников. На пике численности люфтваффе располагали на Средиземном море 750–775 самолетами, из которых 600 находились в Центральном Средиземноморье, а около 475 могли непосредственно участвовать в боевых действиях в районе Анцио.

Операции против плацдарма в Анцио можно разделить на четыре этапа. На первом этапе, пока немцы не опомнились и не стянули к плацдарму наземные части, основной реакцией с их стороны были удары дальних бомбардировщиков по конвоям союзников с целью задержать накопление сил на плацдарме. Основная тяжесть этих операций выпала на долю торпедоносцев и бомбардировщиков с планирующими бомбами, совершивших в общей сложности более двадцати налетов на корабли и суда в районе Анцио, причем на начальном этапе, в ночи с 23 на 24 и с 24 на 25 января, было совершено 150 самолето-вылетов. Однако не имея возможности действовать в светлое время суток из-за сильного противодействия истребителей союзников, эти части действовали менее эффективно, чем в Салерно, и поскольку за время, прошедшее между этими операциями, была потеряна значительная часть опытных экипажей, отношение числа попаданий в цель и рядом с целью к числу совершенных вылетов резко упало. Более того, они не смогли поддерживать активность действий на первоначальном уровне. Таким образом, первый контрудар, нанесенный немецкими войсками 3 февраля, не получил должной поддержки с воздуха. За период с 3 по 15 февраля было совершено семь налетов на суда союзников в районе Анцио, однако максимальное число самолето-вылетов за ночь составляло всего лишь 50, из которых 20 были совершены бомбардировщиками До-217 и Хе-177, вооруженными радиоуправляемыми планирующими бомбами Хш-293. Части, летавшие на Ю-88, которые теперь были сосредоточены в Северной Италии, оказались способны лишь на несколько мелких беспокоящих налетов (в основном по наземным целям) группами не более 10–15 машин. Дневные налеты на суда силами истребителей-бомбардировщиков оказались еще менее эффективны. Если не считать успешного налета 24 января на три госпитальных судна союзников (из которых два были повреждены, а третье — потоплено), от действий истребителей-бомбардировщиков за период с 23 января по 15 февраля союзники потеряли лишь один десантный катер сожженным и еще два — поврежденными.

Первое немецкое контрнаступление началось 3 февраля в условиях плохой погоды (вероятно, такое решение было принято намеренно с тем, чтобы свести к минимуму превосходство союзников в воздухе), и поэтому поддержка люфтваффе была незначительна. Плохо подготовленные аэродромы частей непосредственной поддержки наземных войск в большинстве случаев были в состоянии, непригодном для полетов. Когда 16 февраля контрнаступление возобновилось, погодные условия улучшились и, поскольку все имевшиеся в наличии силы были сосредоточены под Анцио в ущерб операциям в Северной Италии и поддержке армий, сражавшихся на юге под Монте-Кассино, интенсивность действий истребителей и истребителей-бомбардировщиков достигла максимума. Совершив по пять вылетов на каждый исправный самолет 16 февраля и по четыре вылета на каждый исправный самолет 17 февраля, немногочисленная группа из 20–25 исправных ФВ-190 совершила за два дня 160–170 вылетов. За это же время одномоторные истребители совершили около 300–350 самолето-вылетов на сопровождение и патрулирование. Однако в условиях подавляющего воздушного превосходства союзников (17 февраля союзная авиация совершила более 1700 самолето-вылетов) активность действий не могла долго оставаться на таком уровне, и после 18 февраля действия люфтваффе быстро утратили агрессивность и напор. Третий контрудар немцев, начавшийся 29 февраля, уже не мог получить такой поддержки с воздуха. Это контрнаступление велось в плохих погодных условиях без учета возможностей люфтваффе, поскольку немцы понимали, что дальнейшее промедление приведет к изменению соотношения наземных сил не в их пользу. Как следствие, активность авиации была ничтожной: истребители и истребители-бомбардировщики совершили за четыре дня (с 1 по 4 марта) всего 120 самолето-вылетов для непосредственной поддержки войск, а дальние бомбардировщики произвели лишь два налета (да и то малыми силами). Однако уже 1 марта Кессельринг понял, что уничтожить плацдарм без привлечения еще двух свежих и опытных дивизий невозможно, и, поскольку этих дивизий в его распоряжении не было, решил перейти к обороне, чтобы не допустить прорыва союзников в направлении Рима.

Несмотря на неудачу попыток уничтожить плацдарм в Анцио, энергичными действиями наземных и воздушных сил немцы сумели ликвидировать стратегическую угрозу десанта союзников и, воспользовавшись неспособностью командования союзников развить первоначальный успех, без труда связали силы противника боями на небольшом участке, который вместо того, чтобы создать угрозу позициям немцев на юге, стал весьма беспокойным и обременительным для союзников. Три немецких контрудара, вынудившие союзников перейти к обороне, позволили стабилизировать положение, и для союзников эту операцию следует считать неудачной. Вместо активизации действий на Итальянском фронте с начала марта стороны вновь вернулись к позиционному тупику, и союзники вынуждены были предпринимать сложные и малопродуктивные фронтальные атаки на Монте-Кассино. Таким образом, немцам удалось вернуться к чисто оборонительной стратегии прошедшей зимы, радикально понизив интенсивность воздушной поддержки и вновь получив возможность отозвать из Италии излишек сил люфтваффе для действий на других фронтах.

Около 60 Ю-88, переброшенных в Северную Италию после высадки в Анцио, вернулись на северо-запад Германии, а 40 одномоторных истребителей были направлены из Центральной Италии на Балканы, над которыми нависла угроза ударов англо-американских бомбардировщиков, базировавшихся в Фодже. Была предпринята попытка усилить ПВО в Италии за счет организации небольших военно-воздушных сил Итальянской Фашистской Республики (Республики Сало) под немецким командованием, однако этот план не увенчался успехом, и в апреле 1944 года активность истребительной авиации упала даже ниже того уровня, который был достигнут на более ранних этапах кампании в Италии. В район боев были переброшены несколько ночных бомбардировщиков (итальянских Cr-42 с немецкими экипажами и Ю-87) для замены дальней бомбардировочной авиации, активность которой упала практически до нуля, однако их нерегулярные действия в ночное время в прифронтовой полосе были слишком малозначительны, чтобы добиться хоть каких-то результатов. Как следствие, даже после возобновления 5-й и 8-й армиями союзников наступления 11 мая и форсирования ими рек Рапидо и Гарильяно немецкая авиация не предприняла серьезных усилий для активизации своих действий и еще до занятия союзниками Рима 4 июня практически перестала участвовать в боях.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.160. Запросов К БД/Cache: 0 / 0