Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Стратегия и подготовка к отражению англо-американской высадки в Европе

Стратегия и подготовка к отражению англо-американской высадки в Европе

Реорганизация соединений

Первый шаг на пути к установлению системы командования, необходимой для отражения высадок морских десантов союзников, которые, несомненно, должны были последовать летом 1944 года, заключался в возвращении в августе 1943 года из Италии генерал-майора Пельтца в качестве командующего силами бомбардировочной авиации на Западном фронте. Соответственно, Пельтц возглавил IX авиакорпус, в состав которого входила вся дальняя бомбардировочная авиация, базировавшаяся на севере Франции, в Бельгии и в Голландии, и который был к тому же усилен за счет переброски на Запад из Италии всех находившихся там дальних бомбардировщиков.

Только в феврале 1944 года был сделан следующий шаг, и вновь — за счет фронта в Италии. На этот раз на Запад был переведен весь II авиакорпус вместе с командовавшим им Бюловиусом. Однако в отличие от усиления IX авиакорпуса этот шаг не привел к активизации действий на Западе. Это соединение, ставшее теперь самым опытным по части непосредственной поддержки наземных войск, следующие несколько месяцев занималось исключительно подготовкой к боевым действиям (в частности, обустройством аэродромов, систем связи, снабжения и наземной инфраструктуры в целом), ожидая возможности сыграть свою роль в отражении высадки союзников.

Третий важный шаг был предпринят в середине марта, когда авиационное командование «Атлантика», руководившее действиями самолетов дальнего радиуса действия с баз в Южной Франции, получило статус полноценного авиакорпуса. И вновь меры были приняты за счет средиземноморского театра, откуда в распоряжение командования «Атлантика» был переброшен X авиакорпус генерал-лейтенанта Холле. Холле был выбран для выполнения этой задачи из-за большого опыта действий против кораблей и судов противника не только в Восточном Средиземноморье, но и в 1941–1943 годах, когда он возглавлял аналогичные соединения в Норвегии — авиационные командования «Север» и «Северо-Восток». Такой шаг указывает на понимание немцами роли противокорабельной авиации в противодействии крупной высадке союзников. Более того, это соединение планировалось усилить специально сформированными частями противокорабельной ударной авиации.

Эти меры завершили основную подготовку к ведению боевых действий на Западе и окончательно устранили для люфтваффе Средиземноморье как крупный театр военных действий. Одновременно в состав 2-й авиадивизии, подчиненной новому X авиакорпусу, вошли торпедоносные части, базировавшиеся на юге Франции, где их стратегическое положение позволяло участвовать в отражении морского десанта союзников как в этом районе, так и на Западе. В дальнейшем для обороны Южной Франции было создано небольшое истребительное соединение, названное «Истребительное командование „Южная Франция“».

Подготовка к боевым действиям

Полностью осознавая жизненно важную роль, которую авиация будет играть в отражении высадки союзников, особенно на раннем ее этапе, командование люфтваффе в январе — феврале 1944 года начало активную подготовку к использованию всех имеющихся в наличии ресурсов. Несмотря на понимание того, что союзники будут иметь в воздухе подавляющее численное превосходство, а оборонительная кампания на Востоке и нужды ПВО Рейха значительно ограничат силы, которые Германия сможет выставить в нужный момент, немецкое командование полагало, что на его стороне будет преимущество более коротких расстояний между базами и зоной боевых действий, и это позволит в некоторой степени компенсировать перевес противника. Принятые люфтваффе меры для максимального использования ограниченных ресурсов были исключительно масштабны. Была проведена подготовка к ускоренной переброске авиации в угрожаемый район, учебные части должны были подготовиться к действиям в качестве боевых в экстренной ситуации, а истребительные части необходимо было обучить и оснастить для действий в качестве истребителей-бомбардировщиков, если в этом возникнет необходимость. Последняя мера потребовала от Бюловиуса немалых затрат времени на инспекционные поездки в истребительные части, предназначенные для переброски на Запад, причем особое внимание уделялось обучению и подготовке ведущих групп, а командиры частей, если позволяла обстановка, выезжали в предполагаемый район действий для ознакомления с задачами, а также со строящимися аэродромами и посадочными площадками. Также понемногу началась подготовка дальних бомбардировщиков к действиям в дневное время.

Что касается снабжения и административных вопросов, то здесь особых трудностей не возникло. Так, немцами были накоплены большие запасы бомб и боеприпасов, а также топлива. Рост производства и строгая экономия позволили в течение зимы и весны 1944 года увеличить запасы авиационного топлива до уровня не менее 420 тыс. тонн, не считая резерва Верховного командования — около 120 тыс. тонн. Таким образом, всего для различных целей люфтваффе располагали 540 тыс. тонн топлива. Запасы авиационного топлива в распоряжении 3-го воздушного флота во Франции, в Бельгии и Голландии к концу мая превышали 20 тыс. тонн, и их должно было хватить более чем на месяц активных боевых действий. Однако при достаточно хорошей обеспеченности материальными ресурсами уже к началу мая начали возникать сложности с комплектованием. Расширение истребительной авиации и в целом трудное положение с пополнениями летного состава препятствовали доукомплектованию бомбардировочных частей, а дальнейшее развитие системы станций наведения и аэродромных служб люфтваффе ввиду нехватки личного состава пришлось ограничивать.

В результате описанных выше усилий наземная инфраструктура люфтваффе на Западе накануне высадки союзников была в основном приведена в удовлетворительное состояние и полностью подготовлена к прибытию подкреплений, когда бы ни возникла потребность в них. Однако при этом фактической переброски частей не происходило, поскольку требовалось поддерживать на прежнем уровне силы ПВО Рейха. Также, поскольку направление основного удара не было определено, сыграло роль и нежелание подставить самолеты под удар авиации союзников при подготовке к высадке десанта.

Развитие противокорабельной авиации

В июне 1943 года немецкая противокорабельная авиация достигла самого низкого уровня численности и боевой эффективности за все время войны. В основном это было вызвано потерями торпедоносцев на Средиземноморье зимой и летом 1942–1943 годов, в результате которых в наступательных действиях могли принимать участие всего две авиагруппы, насчитывавшие в сумме около 50 торпедоносцев.

Соответственно, в срочном порядке была начата интенсивная работа по расширению противокорабельной авиации и разработке новых вооружений. К осени 1943 года наконец стал поступать в боевые части долгожданный Хе-177, и были сформированы три новые части, одна из которых была вооружена Хе-177, а оставшиеся две — До-217, причем все самолеты были способны нести управляемое оружие, а именно: планирующие бомбы Хе-293 и управляемые по радио бомбы FX. Одновременно с этим зимой 1943/44 года происходили перевооружение и усиление базировавшейся на юге Франции эскадры KG.44, прежде занимавшейся вооруженной разведкой и взаимодействием с подводными лодками, для ведения более активных боевых действий. Дополнительные Хе-177 были направлены в эту эскадру.

Одновременно планировалось дальнейшее усиление противокорабельной авиации. На этот раз — за счет переобучения экипажей дальних бомбардировщиков для действий в качестве торпедоносцев. Таким образом, командование люфтваффе надеялось получить к июню 1944 года сбалансированные силы из примерно пяти авиагрупп торпедоносцев и примерно того же числа групп бомбардировщиков, несущих управляемое оружие. Проводились также эксперименты по переделке в торпедоносец Ме-410, обладавший более высокой скоростью и маневренностью, чем Ю-88, однако по техническим причинам самолет оказался непригодным для этих целей.

Кроме перечисленного выше, для борьбы с кораблями и судами противника было разработано и принципиально новое оружие. Оно представляло собой составной самолет, получивший название «Мистель», состоявший из загруженного взрывными зарядами Ю-88, на верхней части фюзеляжа которого крепился Me-109, пилот которого управлял сцепленными самолетами и имел возможность сбросить Ю-88 на подлете к цели. Это оружие предполагалось применять против линкоров и других крупных кораблей союзников, поддерживающих высадку. Однако в срок удалось изготовить лишь несколько образцов, а немногочисленные попытки применения этого оружия полностью провалились.

Таким образом, немцы могли надеяться, что для отражения морского десанта союзников в их распоряжении будет сильная воздушная группировка из 450 самолетов, которая послужила бы мощным и грозным дополнением к дальней бомбардировочной авиации. Однако обстоятельства сложились так, что полностью осуществить программу наращивания сил оказалось невозможно в результате срыва весной 1944 года программы строительства бомбардировщиков в пользу увеличения выпуска истребителей. Как следствие, к апрелю 1944 года численность сил противокорабельной авиации так и не превысила 200–250 машин, а к началу июня она снизилась примерно до 190 самолетов. Более того, части, принимавшие участие в боевых действиях в течение зимы 1943/44 года, понесли большие потери. Особенно уязвимыми оказались торпедоносцы, средние потери которых составляли 15–25 % от числа самолетов, заходивших на цель. Таким образом, возник острый дефицит экипажей, прошедших специальную подготовку и имевших достаточный опыт для эффективного применения торпедоносцев, и это обстоятельство не позволило им добиться сколь-нибудь значительных успехов, когда пришло время противодействовать высадке союзников.

Бомбардировки Великобритании

Прибытие в IX авиакорпус в декабре 1943 года подкреплений из Италии позволило увеличить численность бомбардировщиков в его распоряжении примерно до 550 машин (в основном — Ю-88, Ю-188 и До-217). Кроме того, в корпусе было 35 новых Хе-177, впервые получивших возможность для нанесения ударов по Британским островам, 20 Ме-410 и 25 ФВ-190, также использовавшихся для нанесения бомбовых ударов. В главе 11 уже отмечалось, насколько снизилась эффективность и ударная мощь немецких бомбардировщиков на Средиземноморье в результате нехватки опытных экипажей, поэтому силы в распоряжении Пельтца были не столь уж грозны, несмотря на численность. Он понимал, что уровень подготовки большинства его экипажей недостаточно высок, чтобы обеспечить нанесение эффективного и массированного удара по целям, имевшим жизненно важное значение для военной экономики Великобритании и союзников. Осознавая эту слабость, он приложил все усилия, чтобы воспользоваться опытом британского Командования бомбардировочной авиации и создать группу самолетов-целеуказателей, экипажи которых прошли специальную подготовку по навигации и получали, кроме того, указания с наземных радиолокационных станций. Немцы надеялись, что такой способ, для реализации которого была разработана подробная система обозначения целей с помощью осветительных бомб и наземных указателей, позволит им преодолеть сложности, связанные с низкой эффективностью боевого применения бомбардировочной авиации.

Операции против Великобритании начались с налета на Лондон в ночь на 21 января 1944 года. Едва ли есть основания сомневаться в том, что серия воздушных налетов была осуществлена по особому приказу Гитлера и имела своей целью скорее возмездие за массированные ночные бомбардировки Германии и подпитку внутренней пропаганды, которая была столь необходима в тот момент. Очевидно, что воздушное наступление, направленное в основном на Лондон, едва ли способно было помешать приготовлениям союзников к высадке. Налет 21 января обманул ожидания немцев. Система самолетов-целеуказателей провалилась, и лишь немногие самолеты смогли вообще долететь до Большого Лондона, сбросив на город всего 30 тонн бомб. Еще 270 тонн бомб было сброшено на окружающую сельскую местность. Поэтому следующий налет был произведен с тем же успехом лишь после восьмидневной паузы, 29 января. Результаты последовавших двух налетов до 13 февраля были еще хуже. 18 февраля удалось добиться значительного улучшения — на район цели было сброшено 175 тонн бомб, а к концу месяца результаты стали еще лучше. Вплоть до последнего налета на Лондон 18 апреля около 50 % от общего числа самолетов, участвовавших в вылетах в течение ночи, достигали района цели. Однако интенсивность действий неуклонно падала, и если 21 января было совершено 270 самолетовылетов, то в дальнейшем их число не превышало 100–140.

Помимо многочисленных налетов на Лондон было совершено два налета на Халл и один — на Бристоль. Однако вновь увеличение дальности полета привело к навигационным ошибкам, и ни один из этих налетов так и не достиг цели. В случае налета на Бристоль бомбы упали довольно плотно в районе города Вестон, примерно в 30 км от цели.

Хотя сами по себе эти налеты не имели отношения к приготовлениям люфтваффе к противодействию или нарушению планов союзников, огромное значение имел их катастрофический результат для бомбардировочной авиации на Западном фронте. Хотя непосредственные потери от действий британских истребителей и зенитной артиллерии составили около 135 самолетов (т. е. около 6 % от общего числа совершенных самолето-вылетов), люфтваффе понесли огромные потери по другим причинам. По крайней мере, часть этих потерь можно отнести на счет низкой квалификации экипажей, однако куда более значительные потери стали следствием удачных штурмовых ударов авиации союзников по аэродромам базирования. К началу апреля общая численность бомбардировочной авиации IX авиакорпуса едва достигала 200 машин (во многих случаях число самолетов в частях составляло 50 % или менее от штатной численности), а к концу апреля численность и вовсе упала до 170 машин. Причиной столь катастрофического падения численности стало произошедшее за это время радикальное изменение стратегии: решение сосредоточить все возможные ресурсы на производстве истребителей. С течением времени оно должно было привести к практическому исчезновению бомбардировочной авиации люфтваффе как таковой, а те самолеты соответствующих типов (например, Ю-88), выпуск которых еще продолжался, в основном предназначались для пополнения и дальнейшего расширения ночной истребительной авиации. Как следствие, в отсутствие резервных самолетов восполнить потери было попросту нечем, и единственным важным результатом бесплодной кампании против Англии стало то, что для сопротивления высадке союзников в распоряжении 3-го воздушного флота осталось всего 130 бомбардировщиков, не считая противокорабельной авиации.

Только в последнюю неделю апреля воздушные операции немцев над Великобританией стали препятствовать приготовлениям союзников: два налета, 23 и 25 апреля, были направлены в основном против района Портсмута и скоплений судов, обнаруженных в устье реки Солент и в районе между Пулом и Суониджем. Хотя в этих случаях было совершено соответственно 100 и 130 вылетов, а за ними в течение трех ночей последовало несколько налетов меньшей интенсивности, все они оказались малорезультативными, несмотря на то что действовать более активно ослабленная бомбардировочная авиация была неспособна. Причиной неудачи стала постановка британцами помех, препятствовавших работе радионавигационных приборов немцев, а также эффективное противодействие целеуказателям, от которых полностью зависел успех налета. Поэтому было решено, что, до тех пор пока эти трудности не удастся преодолеть, на успех подобных налетов в дальнейшем можно надеяться только в лунные ночи, причем придется смириться с более высокими потерями. Еще один, более целенаправленный налет был совершен на крупные корабли в районе Плимута ночью 30 апреля, когда в действиях IX авиакорпуса приняли участие около 15 специализированных противокорабельных самолетов из состава X авиакорпуса, вооруженных 1400-килограммовыми радиоуправляемыми бомбами «Фриц-Х». Однако и на этот раз не было поражено ни одной важной цели. После этого налета операций с применением управляемых бомб против Великобритании больше не проводилось.

Одна из основных сложностей в определении района и масштабов приготовлений союзников заключалась в отсутствии достаточных данных воздушной фоторазведки Британских островов. Мощная ПВО препятствовала любым попыткам подобного рода в течение 1943 и начала 1944 года, и только в середине апреля были предприняты усилия для устранения этого недостатка. Но даже и тогда размах операции был весьма ограничен. Основные усилия над Южной Англией пришлось ограничить действиями ближних разведчиков над южным и юго-восточным побережьем. Также увеличилась активность дальней авиаразведки над Скапа-Флоу и Северной Шотландией. Разведывательные самолеты не пытались углубляться в воздушное пространство над островом, и к концу мая активность их действий по сравнению с началом месяца снизилась. Отсутствие регулярного притока данных авиаразведки не позволяло оценить ход подготовки союзников. Во многих случаях снимки вертикально над целью сделать не удавалось из-за сильной ПВО, поэтому приходилось довольствоваться случайными фотографиями цели, сделанными с большого расстояния и под углом. Масштабы провала немецкой авиаразведки в этот период потрясают, особенно в сравнении с ее активностью на начальном этапе войны как на Западном фронте, так и на Востоке. Этот провал стал одной из причин, по которым немецкому Верховному командованию не удалось точно определить направление удара, и, соответственно, способствовал распылению немецких сил по всему Западному фронту от Бретани до Голландии, Дании и Норвегии.

Дислокация немецкой авиации

В общих чертах дислокация немецкой авиации на Западе в период, предшествовавший высадке союзников, уже описывалась выше: сосредоточенные силы бомбардировочной авиации IX авиакорпуса на севере Франции, в Бельгии и в Голландии и противокорабельной авиации X авиакорпуса в Южной и Юго-Западной Франции. Истребительная авиация на Западе подчинялась II истребительному корпусу и все это время занималась исключительно обороной от дневных налетов союзников на северо-восток Франции и Бельгию, а II авиакорпус продолжал играть пассивную роль. На 1 января 1944 года общая численность одномоторных истребителей на Западе не превышала 130 машин, а в течение весны 1944 года мощные дневные налеты союзников на Германию вынуждали бросать все силы на ее оборону. Давление было столь велико, что к началу марта и без того немногочисленные силы во Франции и Бельгии были ослаблены на 40 истребителей, переброшенных в Германию. Еще 85 истребителей были выведены из Голландии. Только в начале мая число одномоторных истребителей на северо-востоке Франции и в Бельгии вновь достигло 135 машин. Кроме того, эти меры по усилению ПВО были приняты в связи с увеличившейся интенсивностью налетов авиации союзников на этот район в рамках кампании по уничтожению пусковых установок летающих бомб V-1 и никак не относились к мерам по подготовке к отражению высадки союзников. Фактически не было предпринято никаких попыток перегруппировать истребительную авиацию таким образом, чтобы создать на месте сколько-нибудь мощную ударную группу, способную действовать в случае крайней необходимости. Возможно, отчасти это связано с неуверенностью командования 3-го воздушного флота относительно намерений союзников, поскольку приходилось учитывать возможности высадки как восточнее, так и западнее устья Сены. В результате силы непосредственной поддержки, находившиеся в распоряжении II авиакорпуса, по-прежнему были намного меньше его сил на итальянском театре в июле 1943 года, когда корпус потерпел неудачу при попытке обороны Сицилии.

Особенно заметна слабость штурмовой авиации, находившейся во Франции. К концу мая прибыли небольшие подкрепления, но фактически для отражения высадки противника II авиакорпус располагал не более чем 75 истребителями-бомбардировщиками ФВ-190, тогда как на Восточном фронте находилось не менее 600 самолетов этого класса. Ввиду отчаянной необходимости противостоять угрозе со стороны советских войск (и в частности — предотвратить их вступление в Восточную Пруссию и Румынию), не было сделано никаких попыток наращивания сил за счет мощной группировки на Востоке. Как уже указывалось выше, общая стратегия заключалась в компенсации этого разрыва за счет переделки истребителей. Это решение было крайне неудачным из-за отсутствия необходимой подготовки и боевого опыта и нецелесообразным, поскольку в результате существенно сокращалось число истребителей, действующих в чисто оборонительных целях. Таким образом, можно считать, что в том, что касается сил непосредственной поддержки, люфтваффе придерживались стратегии следования за событиями, что неизбежно ограничивало их способность реагировать на начальном этапе операции. Последующие события показали, что какие бы предварительные меры ни принимало командование люфтваффе, авиация союзников располагала такой мощью, что какие бы силы немцы ни бросили в бой, эффективность люфтваффе была бы крайне низкой с самого начала, а потери были бы огромны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.194. Запросов К БД/Cache: 3 / 1