Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Немецкие запасы топлива в 1939–1944 годах

Немецкие запасы топлива в 1939–1944 годах

Анализ положения в 1944 году

Как уже говорилось в главе 13, весной 1944 года Германия столкнулась с необходимостью бросить все силы на оборону Рейха от дневных и ночных налетов авиации союзников. Кроме того, на Западе ожидалась высадка десанта союзников при массированной поддержке с воздуха, а на Востоке задачей первостепенной важности стало предотвращение дальнейшего продвижения советских войск, поэтому люфтваффе приходилось сражаться в условиях огромного численного превосходства противника. Критическое положение требовало максимального развития и расширения истребительной авиации в ущерб наступательной мощи, что, как уже упоминалось, привело к созданию «Ягерштаба». Однако невероятное усиление немецкой истребительной авиации было сведено на нет разрушительной кампанией по уничтожению топливных ресурсов Германии, позволившей применять истребительную авиацию по назначению лишь в очень ограниченных масштабах. Перед тем как приступить к рассмотрению объема, интенсивности и последствий налетов авиации союзников на объекты топливной промышленности Германии, необходимо вкратце рассмотреть положение с обеспечением Германии топливом во время войны до весны 1944 года.

От начала войны до Восточной кампании 1941–1942 годов

К началу войны в 1939 году немецкая топливная промышленность была неспособна полностью удовлетворить потребности военного времени в авиационном топливе, и в течение примерно двух лет до начала войны значительную часть топлива приходилось импортировать. Значительная часть импорта не шла на текущие нужды, а направлялась в «резерв верховного командования вооруженных сил». К сентябрю 1939 года этот резерв составлял 355 000 тонн, что соответствовало трехмесячному запасу в условиях войны. Кампании в Польше в 1939 году и в Норвегии и на Западе в 1940 году были настолько скоротечны, что на потребление авиационного топлива не накладывалось никаких ограничений. Потребности всех видов военной авиации удовлетворялись в полном объеме вплоть до весны 1941 года, когда были приняты некоторые меры по сокращению потребления топлива, чтобы накопить запасы перед наступлением на Советский Союз.

На протяжении первых 12 месяцев Восточной кампании люфтваффе удавалось поддерживать максимальную активность без каких-либо ограничений, если не считать случаев возникновения локальных трудностей в снабжении топливом. Однако стало понятно, что неожиданно затянувшиеся бои в Советском Союзе, вероятность новой крупной кампании на Востоке летом 1942 года и большие расстояния, на которые требовалось доставлять топливо, в будущем неизбежно приведут к строгой экономии топлива. Тяжелые бои на Востоке, продолжавшиеся осенью и зимой 1942 года, также сопровождались большим расходом топлива в ущерб кампании на Средиземном море. В результате запасы топлива были практически истощены, и к сентябрю сложилась критическая ситуация, когда у люфтваффе оставалось запасов топлива всего на две недели боевых действий. Однако такое положение не должно было помешать боевым действиям на двух основных театрах, поэтому экономить приходилось на других направлениях. Как это регулярно случалось впоследствии, первыми ощутили на себе новые ограничения учебные части, которым были резко ограничены поставки авиатоплива. Ограничения также вводились для полетов транспортной авиации и самолетов связи, а на относительно спокойном Западном фронте наступательные действия ограничивались периодами наиболее благоприятной погоды.

В начале 1943 года с ростом производства синтетического топлива положение начало понемногу выравниваться, однако по мере активизации боевых действий с улучшением погоды ситуация снова начала ухудшаться примерно в те же сроки и таким же образом, что и годом раньше. И вновь полноценное ведение боевых действий обеспечивалось за счет лишения летных школ топлива.

Влияние на подготовку летного состава и испытания двигателей

В июне 1943 года командующим учебной авиацией люфтваффе был назначен генерал-лейтенант Крайпе. Перед тем как занять эту должность, он поставил условие, чтобы ему было гарантировано выделение ежемесячно 50 тысяч тонн горючего для надлежащего исполнения обязанностей, и хотя на самом деле он получал не более 30–35 тысяч тонн топлива в месяц, до осени ему удавалось выполнять программу подготовки, обходясь и этим количеством. Как уже говорилось в главе 13, в 1943 году удалось добиться увеличения выпуска летного состава из школ по сравнению с 1942 годом. Хотя требования по численности выпускников были соблюдены, в сложившейся обстановке программы обучения пришлось сократить, что привело к неизбежному снижению уровня подготовки, и значительная часть обучения, которое должно было осуществляться в школах боевого применения, проводилась уже после распределения экипажей в части.

Помимо системы подготовки летного состава, от сокращения выдачи топлива страдала, особенно после лета 1943 года, и авиационная промышленность, которой требовалось горючее для проведения стендовых и летных испытаний. Сокращения обошлись немцам очень дорого, что выразилось в снижении боевой эффективности техники. Снижение запасов топлива привело в конечном итоге к тому, что лишь один из пяти самолетов проходил нормальные сдаточные летные испытания, а остальные отправлялись прямо на фронт после 20-минутного полета.

Наращивание производства синтетического топлива

В течение зимы 1943/44 года в положении с авиационным топливом наметилось заметное улучшение благодаря увеличению выпуска синтетического топлива и одновременному сокращению потребления в зимние месяцы. В этот период предпринимались все усилия, чтобы максимально упрочить положение. Удалось добиться значительных результатов: запасы топлива выросли с относительно низкого уровня 280 000 тонн в сентябре 1943 года до 390 000 тонн к декабрю и достигли максимума в конце апреля 1944 года — не менее 574 000 тонн. Таким образом, к началу воздушного наступления союзников против топливной промышленности Германии люфтваффе были обеспечены топливом лучше, чем когда-либо после лета 1940 года.

Запасы, накопленные благодаря сокращению потребления и превосходству производства над потреблением в зимние месяцы, позволили создать несколько резервов. В дополнение к постоянно существовавшему (по крайней мере, в теории) «резерву верховного командования» было решено создать «резерв фюрера», который (во всяком случае, номинально) мог расходоваться только по личному указанию Гитлера. Этот резерв позволял обеспечить наличие запасов топлива для использования в исключительных случаях. Кроме того, собственные запасы были накоплены некоторыми воздушными флотами в качестве меры предосторожности на случай внезапного нарушения поставок или роста потребления. Эти три системы накопления резервов, действовавшие весной 1944 года на случай непредвиденных ситуаций, позволяли хотя бы оттянуть полное прекращение боевых действий в случае прекращения поступления топлива.



Производство, потребление и запасы топлива в Германии (1940–1945 годы)

Удары по немецким топливным запасам

Так обстояли дела к моменту, когда авиация союзников перенесла удар на объекты немецкой топливной промышленности, начав с массированных налетов американской 8-й воздушной армии 12 и 28–29 мая, во время которых более 2500 тонн бомб было сброшено на крупные заводы синтетического топлива в Лойна, Пелитце, Болене, Люцкендорфе, Магдебурге, Цайтце и Руланде, производившие в сумме около 40 % синтетического топлива. В течение июня за этими ударами последовали налеты сил британского Командования бомбардировочной авиации и американских 8-й и 15-й воздушных армий, и к 22 июня эти удары оказались настолько успешными, что производство синтетического авиационного топлива упало на 90 %. Общие объемы производства упали со 195 тысяч тонн в мае всего до 52 тысяч тонн за весь июнь. В последующие три месяца падение производства продолжалось, составив 35 000, 16 000 и 7000 тонн соответственно. Однако запасы, предусмотрительно накопленные в начале года, позволили люфтваффе около трех месяцев действовать с максимальной интенсивностью. В результате вся тяжесть кризиса проявилась не раньше августа.

Противодействие люфтваффе высадившимся в Нормандии войскам союзников ничуть не ограничивалось недостатком топлива, и в течение первых двух или трех месяцев боев дефицита топлива во Франции не наблюдалось. Однако к августу для сохранения остававшихся запасов требовались радикальные меры. Верховное командование люфтваффе вынуждено было ввести «далеко идущие ограничения на ведение боевых действий». Без ограничений разрешалось действовать только истребителям ПВО. Даже разведывательные полеты были ограничены, а поддержка наземных войск бомбардировщиками и штурмовиками допускалась только в случаях, когда она имела решающее значение. Кроме того, вскоре пришлось ограничить полеты ночных истребителей, чтобы сберечь больше топлива для боевых действий в дневное время, и острый дефицит горючего, несомненно, ускорил упадок и роспуск уже бомбардировочной авиации, развал которой начался примерно в это время.

В результате критической нехватки топлива осенью 1944 года люфтваффе не удалось использовать преимущество численности, увеличившейся почти до уровня лета 1943 года за счет производства по 3100 самолетов (главным образом истребителей) в месяц в последнем квартале года. Именно в результате снижения производства топлива и все меньшей вероятности успешного решения проблемы вновь потребовалось радикально пересмотреть программу производства самолетов. Все усилия были направлены на увеличение выпуска реактивных истребителей (Хе-162 был спроектирован, испытан и утвержден для массового производства всего за четыре месяца) не только в расчете на более высокие характеристики этих самолетов, но и благодаря тому, что они потребляли только низкосортное топливо.

К ноябрю 1944 года из-за нехватки топлива на всех участках боев авиация подолгу оказывалась прикованной к земле. На Западе положение было еще сложнее ввиду накопления запасов перед контрнаступлением в Арденнах. Однако к концу месяца положение стало понемногу выправляться не столько за счет сокращения потребления, сколько благодаря небольшому, но столь необходимому восстановлению производства. Авиация союзников неумолимо продолжала бомбить объекты нефтяной промышленности до сентября, и в течение некоторого времени в Германии вообще не было действующих нефтеперерабатывающих заводов. То, что стратегической авиации союзников не удалось продолжить удары по предприятиям нефтяной промышленности и закрепить успех, позволило Германии увеличить производство авиационного топлива до 18 000 тонн в октябре и до 39 000 тонн в ноябре. Этого количества топлива оказалось достаточно, чтобы вдохнуть в люфтваффе новую жизнь. Это позволило немцам вновь массированно применять авиацию во время контрнаступления в Арденнах, организовать новогодний налет на аэродромы союзников, наносить удары по аэродромам Командования бомбардировочной авиации в Англии и действовать в районе Ремагенского плацдарма (глава 17).

Последний этап воздушного наступления союзников начался в середине декабря, когда улучшение погодных условий позволило возобновить налеты на заводы, возобновившие производство. В немалой степени этому способствовали энергичные действия Гайленберга, которому для восстановления производства без ограничений предоставлялась рабочая сила и материалы. Возобновление наступления ознаменовалось серией последовательных операций американской 15-й воздушной армии, направленных на нейтрализацию заводов синтетического топлива в Силезии и завода в Бруксе. Они с успехом сопровождались мощными ночными налетами британских бомбардировщиков на Пелитц, Лойна и Брукс, в то время как американская 8-я воздушная армия продолжала действовать днем. Такой ход событий не оставлял никаких сомнений в конечном результате наступления союзников против немецкой нефтяной промышленности. К марту имевшиеся запасы топлива были практически исчерпаны, а к апрелю практически вся промышленность была парализована, в то время как наземные войска союзников быстро захватывали отдельные предприятия. Немецкая военная машина стояла на грани коллапса, восстановление и рассредоточение нефтяной промышленности стало невозможно. Таким образом, задача по нарушению работы немецкой нефтяной промышленности была выполнена, и остатки люфтваффе, сидевшие на аэродромах с пустыми баками, уже не могли принимать никакого участия на последних этапах катастрофы Германии.

Румынские нефтепромыслы

Говоря о наступлении на нефтяную промышленность Германии, нельзя забывать и об ударах по румынским нефтепромыслам, составлявших часть общего плана операции союзников. Первый налет на Плоешти был совершен с баз в Северной Африке 1 августа 1943 года, однако тактической внезапности добиться не удалось. В результате немцы сумели нанести большие потери силам, участвовавшим в налете. Более того, ущерб, причиненный налетом на нефтепромыслы, оказался меньше ожидаемого, хотя основная его задача заключалась в уничтожении мощностей нефтеперерабатывающих заводов. Повторения налета пришлось ждать до весны 1944 года, поскольку до занятия американской 15-й воздушной армией аэродромов в районе Фоджи и появления дальних истребителей сопровождения ни о каких последовательных действиях против румынских нефтепромыслов речи не было. Однако последствия бомбардировок Плоешти весной и в начале лета 1944 года были незначительны, и в июле и начале августа румынская нефтеперерабатывающая промышленность постепенно восстановила производство. В это время немцев больше беспокоили минные постановки на Дунае, препятствовавшие судоходству и затруднявшие перевозки речным транспортом. Только в середине августа 15-й воздушной армии ВВС США удалось совершить несколько успешных налетов на ведущие нефтеперерабатывающие предприятия в Румынии. За этим успехом вскоре последовало занятие советскими войсками нефтепромыслов и города Плоешти.

Потеря румынской нефтяной промышленности имела далеко идущие и прямые последствия для общего развития ситуации. Помимо потери производственных мощностей, она также освободила силы американской 15-й воздушной армии от наиболее обременительной задачи и привела к немедленной активизации ударов по другим целям, находившимся в пределах досягаемости. Таким образом, мощь 15-й воздушной армии дополнила мощные удары по немецкой нефтяной промышленности, наносившиеся с Запада, и была направлена на недостижимые для других соединений бомбардировочной авиации заводы синтетического топлива в Силезии. Переключение внимания авиации именно в этот момент имело огромное значение, поскольку в сочетании с мощным натиском с Запада, достигшим своего пика, позволило в середине сентября полностью остановить производство синтетического топлива в Германии.

Оглавление книги


Генерация: 0.228. Запросов К БД/Cache: 3 / 1