Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Союзники у границ Германии

Союзники у границ Германии

Восстановление немецких сил после операции в Арнеме

Неудача попытки союзников под Арнемом выйти к Рейну и вырваться на равнины Северной Германии дала люфтваффе передышку, необходимую для завершения реорганизации истребительной авиации. В сентябре 1944 года выпуск одномоторных самолетов в Германии достиг пика, и быстрая реализация программы расширения истребительной авиации позволила поднять численность боевых частей на невиданный прежде уровень. Опыт боев во Франции показал всю глубину дезорганизации, к которой приводит применение всей мощи авиации непосредственной поддержки войск союзников против систем снабжения и различных коммуникаций. Чтобы избежать повторения подобной ситуации, когда численность боевых частей неуклонно сокращается при отсутствии пополнения самолетами, было решено создать при боевых частях значительные резервы авиатехники. Одновременно действовал принцип сохранения сил, требовавший сокращения до абсолютно необходимого минимума действий по непосредственной поддержке сухопутных войск и приведший к началу патрулирования для защиты с воздуха людей, работавших над сооружением укреплений Западного вала, и к нерешительным действиям против истребителей-бомбардировщиков союзников на коммуникациях в глубоком тылу немецких позиций. В этот период, ознаменовавшийся началом применения реактивных самолетов, в крайне неблагоприятных условиях произошло последнее и наиболее примечательное возрождение люфтваффе.

Наращивание численности истребительной авиации

За период с начала сентября по середину ноября 1944 года число одномоторных истребителей люфтваффе выросло примерно с 1900 до 3300 машин, т. е. почти на 70 %. Программа расширения была подготовлена уже давно и могла бы дать хорошие результаты еще в июле — августе 1944 года, если бы тяжелые потери, особенно на начальном этапе боев после высадки союзников и при отступлении в Германию, не затормозили ее осуществление. Расширение велось в четыре этапа:

а) введенная в 1943 году программа расширения ночной истребительной авиации за счет одномоторных машин, призванных содействовать двухмоторным ночным истребителям, была завершена весной 1944 года, когда были сформированы три новых авиагруппы одномоторных ночных истребителей и их численность достигла 200 самолетов. К июню они практически прекратили действовать в ночное время и переключились на дневные бои, став желанным пополнением немногочисленной дневной истребительной авиации;

б) с мая 1944 года авиагруппы дневной истребительной авиации перешли с трехэскадрильной структуры на четырехэскадрильную, а численность эскадрилий была увеличена на 50 %;

в) после 6 июня 1944 года было сформировано не менее шести новых частей дневной истребительной авиации, вооруженных одномоторными истребителями;

г) первый истребитель с ракетным двигателем, Me-163, начал поступать в боевые части в июне 1944 года, а в сентябре и октябре появились Ме-262 и Арадо-234.

Особенно примечательным это расширение становится, если учесть тот факт, что катастрофа во Франции вынудила одновременно осуществлять переформирование уже существовавших частей. За период между серединой августа и концом октября были восстановлены, переформированы и возвращены в строй 15 истребительных частей, потрепанных на Западном фронте. Справиться с такой задачей позволил непрерывный поток новых самолетов с заводов.

Упадок бомбардировочной авиации

Однако подобный рост был бы невозможен без серьезного ухудшения (практически — уничтожения) дальней бомбардировочной и разведывательной авиации. За первые девять месяцев 1944 года были расформированы или приступили к расформированию не менее 25 частей бомбардировочной авиации первой линии. Из этих 25 частей 80 % были расформированы в июле или позднее. Противокорабельная авиация теперь насчитывала всего 60 торпедоносцев Ю-88 и Ю-188, а также ФВ-200 и Хе-177, приспособленных для применения управляемых бомб, которые были переброшены в Норвегию и не принимали участия в боевых действиях. Торпедоносцы базировались в Германии и в Норвегии и держались в резерве в ожидании новой высадки на побережье Голландии. Численность бомбардировщиков Ю-88 на Западном фронте достигла чисто символического уровня — 60 машин, которые в основном занимались бессистемными минными постановками, а еще 60 Хе-111 были переоборудованы для обстрела Англии «летающими бомбами».

Личный состав, высвободившийся при расформировании частей бомбардировочной авиации, разделился на четыре группы, из которых наиболее многочисленной стала группа летчиков, направленных на усиление истребительной авиации. Часть личного состава вернулась в промышленность, другие были направлены на формирование парашютно-десантной армии или крепостных батальонов люфтваффе. Среди летного состава приоритет отдавался обороне Рейха. В то время немцы объясняли упадок бомбардировочной авиации снижением потребности в наступательных силах после появления нового оружия — Фау-1 и Фау-2. На самом деле причиной стали острая нехватка личного состава во всех видах вооруженных сил, постоянная потребность в расширении истребительной авиации и ограничения на наступательные действия в связи с дефицитом топлива. Практически параллельно с увеличением числа самолетов в истребительной авиации успешно осуществлялось комплектование сравнительно квалифицированным личным составом (уровень подготовки которого в июле и августе оставался крайне низким). Со второй половины сентября по декабрь 1944 года, благодаря энергичной переподготовке личного состава расформированных бомбардировочных частей, пилотов, готовых к боевым действиям, всегда было больше, чем боеготовых самолетов. Однако за этим фактом не стоит забывать об истинном положении дел: качество и боевая эффективность истребительной авиации в целом были обратно пропорциональны ее численности. Такое положение было связано с: 1) дефицитом топлива и срочной потребностью в летчиках-истребителях, приводившими к сокращению программы подготовки до совершенно неудовлетворительного минимума; 2) вынужденным смягчением критериев отбора пилотов; и 3) стремительным расширением истребительной авиации, в результате которого сокращалась доля опытных летчиков и командиров групп.

Закат ночной истребительной авиации

В ночной истребительной авиации, бывшей на протяжении 1943 и первой половины 1944 года наиболее эффективной частью люфтваффе, начали появляться признаки развала. Еще 31 июля 1944 года генерал Шмидт, возглавлявший немецкое командование истребительной авиации, поздравлял экипажи ночных истребителей с удачными действиями в ночь с 28 на 29 июля, когда британское Командование бомбардировочной авиации потеряло 62 из 760 самолетов, участвовавших в налете на Штуттгарт и Гамбург. Но он же раскритиковал действия ночной системы ПВО в ночь с 6 на 7 октября, когда из 725 самолетов, участвовавших в налете на Дортмунд и Бремен, британская авиация недосчиталась лишь 10. Критике подверглись не экипажи, а служба наземных наблюдателей, оказавшаяся «совершенно неспособной обеспечить эффективное применение наших сил». Положение в воздухе было оценено совершенно неверно, и «неудачная работа служб проводной и радиосвязи стала ошеломляющим свидетельством некомпетентности офицеров связи на всех уровнях».

В этих заявлениях генерала Шмидта заключена немалая часть истории развала ночной истребительной авиации, вызванного успехами союзников на континенте. Основной причиной упадка стала быстрая оккупация союзниками Франции, Бельгии и Голландии, лишившая противника систем раннего предупреждения о налетах. Кроме того, эффективные контрмеры и рейды британских ВВС вынудили немцев ограничить использование аэродромного освещения и световых маяков для сбора групп. Из-за недостатка топлива обучение ночных истребителей также было не столь тщательным, как прежде, а потребность в людях для наземных войск и промышленности привела к ощутимому падению качества обслуживающего и наземного персонала. Более того, часть ночных истребителей ПВО Рейха пришлось перебросить на Восток для борьбы с ударами советской авиации.

Тем не менее, как показывают приведенные ниже данные, ночная истребительная авиация продолжала расширяться.

Период 1 июля 1944 г. 1 октября 1944 г.
Всего ночных истребителей 800 1200
Действовавших против британских бомбардировщиков 685 830

Если в июле линия ночных истребителей тянулась от Дании до Парижа, то в октябре она шла от Дании до Швейцарии, что позволяло бомбардировщикам союзников достигать Германии без угрозы быть перехваченными в пути.

Противодействие ночным налетам также ослаблялось отвлечением ряда частей на выполнение других задач. Приходилось регулярно вылетать по ночам для патрулирования над Северным морем, чтобы заранее предупреждать о налетах авиации союзников. Требования армии о содействии со стороны люфтваффе удалось отчасти удовлетворить за счет использования ночных истребителей для нанесения по ночам штурмовых ударов, однако пока на такие задания направлялись экипажи, не относившиеся к «основным».

Несмотря на все эти недостатки, немецкая ночная истребительная авиация, достигшая самой большой численности за все время войны, оставалась достаточно сильной, чтобы представлять серьезную угрозу для бомбардировщиков британских ВВС, особенно участвовавших в налетах в глубь немецкой территории. Однако начиная с первой половины 1944 года перспективы для ночной истребительной авиации изменились, и возможности роста боевой эффективности сменились ее падением по мере того, как все сильнее стали проявляться последствия плохой подготовки, дефицита топлива, распыления усилий и нехватки личного состава.

Улучшение состояния авиаразведки

В сфере авиаразведки с появлением реактивного Арадо-234 наступило заметное улучшение. Неспособность немцев разработать хороший разведывательный самолет для замены различных модификаций Ю-88, которые были опробованы, но в условиях противодействия ПВО союзников показали себя недостаточно хорошо, привела к практически полному прекращению дальней и тактической разведки на Западном фронте. Катастрофические последствия этого упущения проявились в том, что немецкое Верховное командование до 6 июня 1944 года так и не имело полной картины приготовлений союзников, а позднее не смогло определить скорость и направление ударов союзников при прорыве из Нормандии.

С появлением в конце сентября Арадо-234 ими была оснащена разведывательная авиачасть, базировавшаяся на северо-западе Германии. Скорость этого самолета позволяла выполнять задачи, считавшиеся невозможными для Ю-88 или Ю-188. Новому подразделению было немедленно поручено ведение воздушной разведки гаваней на английском побережье от устья Темзы до Ярмута, а также аэродромов на юго-востоке Англии. Эти действия должны были вскрыть любые приготовления союзников к дальнейшим высадкам воздушных и морских десантов в Голландии. Кроме того, снова появилась возможность вести авиаразведку передовых районов и тыла союзников на континенте, и вскоре, по мере поступления в части Ар-234, были получены воздушные фотографии фронта союзников на большом его протяжении.

Ночные бомбардировщики

Несмотря на ликвидацию бомбардировочной авиации, перспективы наступательных действий также улучшались. Решив сократить потери своей дальней бомбардировочной авиации, немцы возлагали основные свои надежды на Западном фронте (впервые после 1940 года) на устаревшие пикирующие бомбардировщики Ю-87. Однако на этот раз самолеты данного типа предполагалось использовать в ночное время при поддержке ФВ-190, часть из которых была способна нести 900 кг бомб. Ю-87 уже давно использовался в качестве ночного бомбардировщика на Восточном фронте. Свою эффективность и сравнительную неуязвимость для ПВО союзников он показал в Италии. Низкая скорость становилась преимуществом при уклонении от атак ночных истребителей, а потери от зенитной артиллерии в ночное время были незначительны. С надеждой на успех его можно было использовать только в лунные ночи, и в такие ночи самолеты этого типа действовали интенсивно. Два вылета за ночь считались делом вполне обыденным, а отдельные экипажи в случае необходимости совершали по три, четыре и даже пять вылетов.

Появление реактивных самолетов

Особые надежды возлагались на реактивные самолеты Ме-262 и Ар-234. С помощью этих самолетов немцы (особенно Гитлер) надеялись повернуть ситуацию в пользу своих сил непосредственной поддержки наземных войск и создать ударную авиацию, которая сыграла бы видную роль в боевых действиях в дневное время. Уже в начале октября одна из частей была практически полностью вооружена Ме-262, и полным ходом шло переобучение и перевооружение еще девяти авиачастей, относившихся ранее к бомбардировочной авиации. Гитлер лично настаивал на разработке реактивного бомбардировщика вопреки мнению тех офицеров (особенно Галланда), которые сумели лучше оценить возможности новой техники. Как следствие, укомплектовать истребительную авиацию ПВО этими самолетами в количестве, достаточном для того, чтобы оспорить превосходство союзников в воздухе, не удалось ни в 1944 году, ни в начале 1945 года. Тот факт, что подобные силы могли быть созданы, если бы не ненужные тяжелые потери, понесенные в результате использования этих самолетов в качестве бомбардировщиков, не вызывает сомнения. В истребительных частях в это время насчитывалось около пятидесяти Ме-262. Тем, что бомбардировочная авиация союзников так и не столкнулась с многочисленными группами реактивных истребителей, она обязана исключительно одержимости Гитлера бомбардировщиками и неспособности Геринга поддержать мнение Галланда об использовании этих самолетов в качестве истребителей ПВО.

Таким образом, на первый взгляд, немецкая авиация находилась в это время на подъеме. Численность дневной авиации ПВО стремительно росла; ночная истребительная авиация продолжала расширяться, и с ней по-прежнему приходилось считаться; авиация непосредственной поддержки наземных войск была близка к возрождению, а возможность широкого ведения разведки придавала командованию сухопутных войск уверенность в успехе своих планов. Однако на другой чаше весов лежали все более жесткие ограничения на расход топлива и сложности с подготовкой личного состава, сказывавшиеся на действиях частей первой линии. Наступление союзников по всем фронтам лишало немцев возможности обучать личный состав. Районы рассредоточения и аэродромы на территории Германии вскоре были переполнены, становясь заманчивыми целями для ударов бомбардировщиков и штурмовиков союзников. Более того, приходилось использовать плохо оборудованные аэродромы, которые нередко становились совершенно непригодными для полетов в дождливую погоду. Таким образом, уже начало складываться положение, при котором люфтваффе численно были значительно сильнее, чем когда-либо после июля 1943 года, но не могли достаточно эффективно использовать имевшиеся в их распоряжении силы.

Перегруппировка сил

В период между окончанием боев под Арнемом и началом контрнаступления в Арденнах боевые действия велись исключительно в оборонительном ключе, и основную роль играла необходимость сохранить силы на земле и в воздухе для борьбы с наступлением союзников на территории Германии. Во время боев во Франции ради нужд армии приходилось жертвовать обороной Рейха. Теперь основное внимание уделялось обороне, и в конце сентября — начале октября 1944 года в дислокации сил непосредственной поддержки наземных войск произошли разительные изменения. Общая численность истребителей на Западном фронте (в составе Командования люфтваффе «Запад», которому подчинялись II истребительный корпус на севере и 5-я истребительная дивизия на юге) была сокращена примерно до 350 машин, а остальные (около 500 одномоторных истребителей) были отведены в Германию либо на переформирование, либо для обороны Рейха в составе I истребительного корпуса (карта 26). Эти самолеты в основном были переброшены на северо-восток Германии (в зону ответственности 1-й истребительной дивизии) для защиты Берлина и важнейших объектов нефтяной промышленности на Востоке. Таким образом, несмотря на наступление союзников в направлении Аахена в течение первых двух недель октября, завершившееся 21 числа взятием города, немецкая авиация в дневное время практически бездействовала. Всего в распоряжении Командования люфтваффе «Запад» к третьей неделе октября оставалось не более 640 самолетов:

Реактивные бомбардировщики (Ме-262) 25
Дальние бомбардировщики 70
Штурмовики 35
Ночные бомбардировщики 70
Одномоторные истребители 350
Разведчики 90
Всего 640

В то же время силы воздушного флота «Рейх», отвечавшего за ПВО Германии, составляли:

Одномоторные истребители 900
Двухмоторные дневные истребители
Реактивные и ракетные истребители 90
Ночные истребители 830
Всего 1820

Кроме того, не менее 1000 истребителей насчитывалось в частях, находившихся в это время в Германии на переформировании или не участвовавших в боевых действиях.



Карта 26. Зоны ответственности истребительных соединений люфтваффе (сентябрь 1944 года — февраль 1945 года)

Стратегическая оборона

Из 350 истребителей, остававшихся на Западе, две трети нередко не участвовали в боях над линией фронта, оставаясь в готовности для перехвата тяжелых бомбардировщиков. 8 октября Геринг приказал II истребительному корпусу, прикрывавшему северный сектор, действовать в качестве соединения ПВО, и отступления от этого приказа допускались крайне редко. Необходимость бросить все наличные силы истребительной авиации на оборону стала болезненно очевидной 7 октября, когда в налетах на цели в Германии приняли участие около 3000 тяжелых бомбардировщиков союзников с соответствующим эскортом истребителей. Накапливание и усиление частей ПВО продолжалось весь ноябрь и начало декабря, хотя, как будет показано ниже, настоятельные требования Верховного командования, в том числе Гитлера, об обеспечении непосредственной поддержки войск не позволяли вести его беспрепятственно. Видимого усиления противодействия дневным налетам авиации союзников не было (по-видимому, из-за плохой погоды) до ноября, но даже и тогда активность истребителей ПВО не достигала уровня, соизмеримого с численностью имевшихся в наличии самолетов. 2 ноября в отражении налета на Мерзебург участвовало около 500 истребителей, однако было заметно, что качество их действий было низким, и из 63 потерянных в тот день самолетов союзников только 15 достоверно были сбиты истребителями. Многие истребительные части люфтваффе все еще находились на отдыхе и в процессе подготовки, в других было множество плохо обученных пилотов, а строгое нормирование топлива сказывалось все ощутимее. Однако 21 ноября самолетам американской 8-й воздушной армии, участвовавшим в новом налете на Мерзебург, противостояли 650–700 истребителей, а 25 ноября 750–850 истребителей вылетали на перехват американских бомбардировщиков, наносивших удар по Мисбургу и железнодорожным линиям. Однако даже при максимальной активности сил ПВО большая часть действий оказывалась недостаточной или малоэффективной. Например, 21 ноября из двух групп истребителей численностью 170 и 180 машин в бой с американскими бомбардировщиками вступили соответственно всего 6 и 30.

Эти усилия были максимумом, которого удалось добиться в ожидании крупной истребительной операции против американской 8-й воздушной армии. Эта операция была запланирована генералом Галландом под кодовым названием «Дер Гроссе Шлаг» («Большой удар»). Операция готовилась тщательно. Необходимым условием для ее осуществления было участие значительных сил 8-й воздушной армии в налете на Германию в ясный день. Для первого перехвата предполагалось выделить не менее 11 боевых частей, насчитывавших в своем составе до 1000 самолетов, из которых 300–400 должны были впоследствии совершить еще по одному вылету. Кроме того, 80–100 ночных истребителей должны были перехватывать поврежденные бомбардировщики, пытавшиеся долететь до Швейцарии и Швеции. Однако отсутствие подходящей погоды, изменение союзниками стратегии бомбардировок и подготовка к наступлению в Арденнах так и не дали реализовать этот план, который должен был нанести достаточно тяжелые потери, чтобы прекратить дневные налеты на Германию. Но даже если бы такая возможность и представилась, вызывает сильные сомнения способность истребительной авиации добиться успеха на этом этапе войны, учитывая низкий уровень подготовки ее личного состава.

Непосредственная поддержка

На Западном фронте в это время действовала главным образом ночная авиация. В дневное время удары наносили немногочисленные Ме-262, обычно действовавшие поодиночке. Во время наступления союзников на Аахен в первой половине октября 1944 года активные действия против коммуникаций и аэродромов союзников вела группа примерно из 70 Ю-87 второй линии, интенсивность действий которой в течение двух недель, предшествовавших взятию города 21 октября, составляла порядка 40–60 самолето-вылетов за ночь. На выполнение аналогичных задач направлялись и ночные истребители. Ме-262 сначала совершали налеты на Неймеген и Граве, а затем — на аэродромы штурмовой авиации союзников. В конце октября — начале ноября начавшееся наступление американской 3-й армии и французской армии на юге привело к перегруппировке немногочисленной тактической авиации Западного фронта. С севера на юг были переброшены одномоторные истребители, а также Ю-87 и несколько ночных штурмовиков ФВ-190. Но, если не считать достаточно широкого использования Ар-234 из состава разведывательного подразделения, 5-я истребительная дивизия, отвечавшая за этот участок фронта, даже не пыталась вести полномасштабные боевые действия в воздухе. Попыток усилить это направление из Германии не предпринималось, и наступление, достигшее кульминации с взятием к 24 ноября союзниками Бельфора, Мюлуза, Меца и Страсбурга, практически не встречало противодействия со стороны люфтваффе. Вермахт уже сосредоточился на подготовке наступления в Арденнах, приготовления к которому перечеркнули все планы применения одномоторных истребителей для обороны в зимнее время. Как уже было сказано выше, активность авиации ПВО достигла пика 21 и 25 ноября, после чего численность истребительной авиации начала снижаться[60], и отвлечение сил истребительной авиации на поддержку наземных войск больше не позволяло обеспечить прежнюю интенсивность действий истребителей ПВО.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.267. Запросов К БД/Cache: 3 / 1