Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Немецкая авиация на Западе после провала наступления в Арденнах

Немецкая авиация на Западе после провала наступления в Арденнах

Западный фронт

Силы немецкой авиации на Западном фронте после провала наступления в Арденнах были истощены: а) переброской крупных сил на Восток в январе 1945 года и б) возобновлением топливного кризиса. В начале февраля 1945 года наступательных действий почти не велось, а интенсивность оборонительных действий против авиации непосредственной поддержки союзников в ближайшем тылу все время оставалась на низком уровне. Более того, общая численность сил, участвовавших в боях на Западе, теперь не превышала 1000 самолетов, из которых около 600 были одномоторными истребителями. Действия авиации в основном ограничивались разведкой с реактивных самолетов перемещений войск союзников в Бельгии и на юге Голландии, а также максимально возможным противодействием снабжению войск союзников (интенсивность которого, впрочем, все равно оставалась на крайне низком уровне).

Объяснялся этот очевидный паралич в первую очередь проблемами с топливом. Отчаянные бои, шедшие на Востоке, в Силезии и вдоль Одера, требовали максимальных усилий, поэтому II истребительный корпус вынужден был 5 февраля по указанию штаба люфтваффе отдать приказ, по которому вводились новые ограничения на боевые действия на Западе ввиду увеличения расхода топлива на Востоке. В результате действия истребителей были жестко ограничены ситуациями, в которых вероятность успеха была высока, и даже впервые были свернуты действия реактивных бомбардировщиков, которым разрешалось наносить только решающие удары. Такое положение сохранялось в течение большей части месяца, что подчеркивается последовавшим через неделю приказом Йодля (начальника штаба Верховного командования), в котором указывалось на необходимость жестко ограничить действия авиации ввиду ухудшения ситуации со снабжением топливом и предписывалось отменить все боевые вылеты, кроме непосредственно влиявших на положение сражающихся войск. Более того, штабу сухопутных войск было приказано ограничить свои запросы на поддержку с воздуха.

Как следствие, наступление британской 21-й армейской группы на северном участке фронта, возобновившееся в середине февраля, в течение первых десяти дней не встречало серьезного противодействия люфтваффе.

Прибытия подкреплений также не ожидалось по той простой причине, что их невозможно было бы эффективно использовать, не говоря уже о каких-то других соображениях, связанных с кризисом на Востоке. Еще одним фактором, послужившим причиной провала этих попыток, стали интенсивные и успешные действия патрулей союзников над аэродромами люфтваффе. Патрули препятствовали взлету самолетов и позволяли перехватить их и втянуть в бой прежде, чем они достигнут прифронтовой зоны.

По мере продолжения давления со стороны союзников и ускорения продвижения к Рейну в конце месяца были сняты некоторые ограничения на расход топлива, а реактивные бомбардировщики, сосредоточенные теперь в одной части под командованием подполковника Ковалевски, получили небольшое подкрепление. В результате в первые дни марта активность авиации заметно увеличилась, достигнув уровня 300–400 самолето-вылетов в дни, когда погода этому благоприятствовала, причем все вылеты были направлены на защиту коммуникаций и баз реактивной авиации. Реактивные бомбардировщики также совершали до 50 боевых вылетов в сутки (в основном против переправ и передовых частей союзников). По ночам части, летавшие на Ю-87, которых насчитывалось около 140 машин, совершали до 150 самолето-вылетов. Дальние бомбардировщики для люфтваффе остались в прошлом. Тем не менее эффект от этих действий был незначительным, и они не оказали заметного влияния на неуклонное продвижение союзников к Рейну.

Истребители в стратегической обороне

Картина стратегической обороны от налетов тяжелых бомбардировщиков в феврале мало отличалась от описанной выше. Истребительная авиация ПВО была раздергана на части для поддержки операций на Востоке, и мощному налету на Магдебург 14 февраля немцы смогли противопоставить всего 100–130 самолето-вылетов, а сопротивление налетам на Дрезден и нефтеперерабатывающие заводы в последующие два дня и вовсе было незначительным. Сопротивление налетам в глубь территории Германии до конца месяца оставалось слабым, несмотря на стремительное ухудшение внутреннего положения и неуклонный упадок транспортной системы.

Действия ночных истребителей против бомбардировщиков британского Командования бомбардировочной авиации также были малоуспешными. В отражении налетов на Дрезден и Хемниц в ночь с 13 на 14 и с 14 на 15 февраля участвовали значительные силы — 200 ночных истребителей, однако потери составили едва ли 1 % самолетов, участвовавших в налете. В полной мере проявилась неспособность немцев преодолеть сложные и удачные меры противодействия британской авиации для успешного отражения ночных налетов в глубь территории Рейха, а недостатки в их действиях по защите приграничных целей на западе Германии были уже и без того давно очевидны.

Налеты на Англию

Новым явлением в борьбе с силами британского Командования бомбардировочной авиации стали давно и тщательно планировавшиеся операции против аэродромов базирования возвращавшихся самолетов. Хотя подобные действия предпринимались в небольших масштабах на более раннем этапе войны, осенью 1941 года, немцы никогда не пытались развить и расширить применение подобной тактики. Причиной этому послужило вмешательство в дела авиации Гитлера, который утверждал вопреки данным и рапортам экипажей об обратном, что подобные операции обречены на неудачу. Запрет сохранялся с 1941 года вплоть до этого времени. Однако теперь повышение мощности и точности ударов британских ночных бомбардировщиков и падение эффективности ночной истребительной авиации требовали отчаянных мер, которые могли бы стать серьезным препятствием для ночных налетов.

В подходящих условиях в ночь с 3 на 4 марта 140 ночных истребителей вылетели для нанесения ударов по аэродромам Командования бомбардировочной авиации на территории от Нортумберленда до Оксфордшира. Примерно 100 самолетам удалось добраться до британского побережья и при поддержке нескольких целеуказателей нанести рассеянные удары по аэродромам, сбив прямо над базами 22 бомбардировщика. За этой операцией последовал более слабый удар на следующую ночь, но, несмотря на то что был достигнут некоторый успех, потери нападавших составили более 20 самолетов, и попыток продолжать или активизировать подобные действия не предпринималось. Подобные налеты больше не повторялись. Среди причин, которые привели к прекращению таких ударов, была и довольно странная: теперь Гитлер решил, что подобные операции невыгодны с пропагандистской точки зрения и что для поддержания боевого духа бомбардировщики следовало сбивать над Германией, чтобы люди могли видеть, как они падают, объятые пламенем. Поэтому, а также вследствие усиливающегося дефицита топлива, ограниченные ресурсы ночной истребительной авиации теперь были направлены на более привычные, хотя и менее успешные, действия.

Действия торпедоносцев

Именно в этот период была предпринята крупная операция, ставшая практически последней для торпедоносцев, выведенных в Германию и Норвегию после летнего разгрома во Франции. 6 февраля, впервые за шесть месяцев, возобновились действия против кораблей и судов союзников у побережья Норвегии. В этот день, а также и в четыре последующих дня торпедоносной авиацией было совершено не менее 200 боевых и разведывательных вылетов, но, несмотря на многочисленные заявления об успехах, удары не увенчались успехом, а значительная часть вылетов даже не завершилась атакой. В дальнейшем с 18 по 23 февраля предпринимались действия против конвоя, возвращавшегося из Советского Союза, в которых участвовало около 60 самолетов, и было потоплено одно судно, после чего торпедоносная авиация вновь впала в бездействие, из которого вышла лишь в последние дни войны.

Реорганизация соединений

В это время в Германии происходила крупная реорганизация соединений. На Западном фронте II истребительный корпус, отвечавший за действия истребительной авиации на северном участке фронта, был расформирован. Его место заняли две авиадивизии, 14-я и 15-я, причем командование последней принял генерал-майор Вильке, прежде командовавший II истребительным корпусом. В то же время 5-я истребительная дивизия, действовавшая на южном участке фронта, была переименована в 16-ю авиадивизию, и все три дивизии были подчинены Командованию люфтваффе «Запад». Похожую реорганизацию проходила и авиация ПВО Германии. I истребительный корпус также был расформирован, а его функции перешли к авиакорпусу IX(J), в состав которого входили бывшие части дальней бомбардировочной авиации, переученные на истребителей.

Понижение статуса основных истребительных соединений само по себе свидетельствовало о неуклонном падении боевой ценности и эффективности люфтваффе. Весь период между окончанием наступления в Арденнах и переходом союзников через Рейн служит свидетельством того, что все сильнее ощущались необходимость новых отступлений от привычной тактики для спасения положения и полнейшее бессилие люфтваффе в условиях топливного голода и дефицита ресурсов. Конечная стадия развала началась после форсирования Рейна и Одера.

Оглавление книги


Генерация: 0.138. Запросов К БД/Cache: 3 / 1