Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Глава 20 Выводы и заключения

Глава 20

Выводы и заключения

В предыдущих главах достаточно подробно описывалось боевое применение люфтваффе на протяжении всей войны. Также были показаны на примере поворотных моментов войны различные факторы, обусловившие как практически непрерывную череду успехов на раннем этапе войны, так и колебания, упадок и развал по мере того, как люфтваффе начали уступать в численном и боевом отношении. Объективно и с исторической точки зрения необходимо признать, что вплоть до 1943 года люфтваффе, несмотря на уже очевидные слабости, несомненно, сражались хорошо и были грозной силой, с которой нельзя было не считаться. Ее наземные службы, системы снабжения и связь работали крайне эффективно и бесперебойно на обширных территориях оккупированной Европы и западной части Советского Союза. Эффективность административных служб в немалой степени обусловила способность командования люфтваффе создать военно-воздушные силы, которые, несмотря на численность, явно недостаточную для выполнения в полной мере всех поставленных задач, сумели продержаться так долго. Этого удалось добиться благодаря удивительной гибкости в маневрировании частями или даже целыми оперативными соединениями между различными фронтами в кратчайшие сроки. Эта способность быстрого создания эффективной воздушной ударной группировки на важнейших участках была четко выражена практически на всех этапах войны и внесла немалый вклад в успехи немцев в ранний период.

Многие высшие офицеры люфтваффе как в штабе Верховного командования, так и во главе оперативных соединений, обладали выдающимися способностями и, несомненно, сумели добиться максимально возможного результата теми силами, которые имелись в их распоряжении. Они показали великолепное умение решать постоянно усложнявшиеся задачи стратегического развертывания, особенно по мере того, как росло превосходство противника в воздухе. Среди таких офицеров можно упомянуть Мильха, фон Рихтгофена, Кессельринга, Кортена, Коллера, Каммхубера и Штудента, а также ряд более молодых офицеров, в том числе и тех, кто добился высокого положения, проявив выдающиеся способности в качестве командиров боевых частей. Среди них можно выделить Галланда, Пельца, Хичхольда и Херрманна. Офицеры Генерального штаба, в особенности начальники штабов соединений, также показали высокий уровень выучки, который, как правило, недооценивается вследствие их традиционного стремления держаться в тени.

Неверно было бы считать, что все назначения на высшие командные посты неизменно оказывались удачными: Ешоннек, занимавший должность начальника штаба люфтваффе до 1943 года, был недостаточно подготовлен к выполнению стоявших перед ним задач и, несомненно, проявил значительную недальновидность в оценке проблем, с которыми люфтваффе неминуемо должны были столкнуться, что способствовало в конечном итоге катастрофе 1944 года. Также и назначение Удета на должность начальника Технического управления ОКЛ, отвечавшего за техническое развитие в 1941 году, со стороны Геринга носило, по-видимому, совершенно личный характер. Удет не обладал ни опытом, ни знаниями, необходимыми для подобного испытания в период, когда планы дальнейшего технического развития имели огромнейшее значение. Необходимо отметить, что оба они в конечном итоге покончили с собой: Ешоннек — ввиду явного банкротства своей стратегии, Удет — после осознания того, что он не способен выполнить свою задачу. Назначение Шмида начальником разведки люфтваффе в 1938–1942 годах также трудно назвать удачным. Такие назначения производились Герингом с тем, чтобы сохранить в своих руках как можно больше власти, расставляя повсюду своих фаворитов, и избежать тем самым диктата со стороны штаба люфтваффе.

Корни неудач люфтваффе в 1944 году следует искать даже не в штабе люфтваффе. Ответственность за провал в большей степени лежит на Гитлере как Верховном Главнокомандующем вооруженных сил Германии и его ближайшем окружении, и в особенности — на Геринге, который с падением его престижа после Битвы за Британию не сумел добиться от штаб-квартиры Гитлера адекватной оценки нужд и слабостей люфтваффе. Преобладавшие в этом кругу слепой оптимизм и нерушимая вера в скорую победу приводили к тому, что любая попытка донести реальную картину положения дел немедленно клеймилась как пораженчество. Планы и программы, подготовленные самыми высокопоставленными чинами штаба люфтваффе, раз за разом отвергались. Высшее руководство нередко вмешивалось в дела авиации через голову штаба люфтваффе, и эти вмешательства шли вопреки здравой стратегии воздушной войны. Однако именно штаб люфтваффе вновь подвергался упрекам и взысканиям, когда проявлялись неизбежные недостатки, и это породило взаимное недоверие и привело к потере уверенности в собственных силах. В этих условиях едва ли может вызвать удивление то, что штаб люфтваффе не смог проявить себя лучше на завершающих этапах войны.

Постоянные отказы недальновидного политического руководства Германии прислушаться к доводам штаба люфтваффе отчасти были связаны с полным невежеством в вопросах авиации и неспособностью здраво оценить обстановку. Важную роль сыграла и узость мышления Верховного командования, состоявшего в основном из старших офицеров сухопутных войск, которому люфтваффе были подчинены и в котором они были представлены лишь немногочисленными младшими офицерами, не обладавшими достаточным весом и авторитетом. Поэтому нередко запросы на приоритетное обеспечение немецкой авиации личным составом, техникой и т. д. отклонялись как отражающие одностороннее и предвзятое мнение штаба люфтваффе. Вплоть до рокового часа так и не удалось убедить Верховное командование в том, что без превосходства в воздухе судьба немецких вооруженных сил и всей Германии предрешена.

Если бы дела обстояли иначе, если бы Гитлер был более внимателен и способен понять истинные уроки воздушного превосходства Германии в начале войны, ход войны (но не обязательно ее исход) мог быть и иным. Начнись массовое производство истребителей (в том числе и реактивных) в 1943 году, а не под давлением обстоятельств в 1944 году, удалось бы создать весьма грозную силу, способную противостоять как бомбардировкам Германии, так и высадке союзников. Немецкая промышленность была вполне способна достичь столь же высоких уровней производства и годом раньше, если учесть, что производство достигло пика лишь летом 1944 года, а до тех пор промышленность работала далеко не в полную силу. Но принятые меры запоздали.

В целом взлет и падение люфтваффе в основном связаны с направлением военно-политической стратегии Германии на высшем уровне. Пока ситуация благоприятствовала Германии, на всех направлениях удавалось добиваться великолепных результатов — настолько великолепных, что они ослепили Гитлера, Геринга и других представителей властной верхушки, лишив их способности воспринимать и трезво оценивать, к чему же на самом деле ведут их видимые успехи. Несмотря на безрассудное нападение на Советский Союз и вступление в войну Америки, никто из руководства Германии так и не смог понять, что сил и ресурсов Германии далеко не достаточно для того, чтобы удержать завоеванные территории и на равных состязаться в военном производстве со странами союзников. Наиболее примечательной стала неспособность своевременно спрогнозировать последствия утраты превосходства в воздухе вследствие объединения производственных, людских и учебных ресурсов Великобритании, Советского Союза и США, несмотря на то что штаб люфтваффе изо всех сил старался довести это до их сведения. Хотя такое положение было четким и, вероятно, важнейшим фактором, ограничивавшим возможности штаба люфтваффе, собственные недоработки штаба, особенно в 1943 году, также усугубляли его слабость. Важнейшими из таких недоработок стали: отсутствие адекватной стратегии подготовки личного состава; задержка в принятии на вооружение новых и модифицированных моделей техники, не уступавших авиационной технике союзников, что лишь подчеркивало численную слабость люфтваффе; а также недостаточно решительные действия по принятию разумной доктрины воздушной войны, что, по-видимому, было неизбежно в условиях нацистского режима.

Таким образом, неумолимый ход предопределенных событий пришел к неизбежному исходу. Немецкая авиация более не располагала достаточными силами для защиты промышленности и коммуникаций Германии от бомбардировок союзников и не могла оказывать необходимую воздушную поддержку наземным войскам на поле боя. В силу обстоятельств люфтваффе метались от одной из этих неизбежных задач к другой, пока, наконец, измотанные и сломленные, они не распались и не рухнули вместе с гитлеровским Третьим рейхом.

Оглавление книги


Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 0 / 0