Главная / Библиотека / Боевые операции Люфтваффе: взлет и падение гитлеровской авиации /
/ Приложение Роль люфтваффе в планировании общевойсковых операций

Глав: 10 | Статей: 92
Оглавление
The Rise and Fall of the German Air Force 1933-1945

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Приложение Роль люфтваффе в планировании общевойсковых операций

Приложение

Роль люфтваффе в планировании общевойсковых операций

Верховное командование вооруженных сил (ОКВ)

История и организация

Прежде чем описывать положение люфтваффе в общей структуре немецких вооруженных сил, необходимо вкратце рассмотреть историю и организацию ОКВ[62], Верховного командования вооруженных сил Германии. По Версальскому договору Германии было разрешено сохранить Министерство обороны. С введением в 1934 году всеобщей воинской обязанности должность Министра обороны получила новое название: Министр обороны и главнокомандующий вооруженных сил (Reichskriegsminister и Оbеrbеfehlshaber der Wehrmacht). Занял эту должность фон Бломберг. Указом от 4 февраля 1938 года Гитлер, прежде довольствовавшийся второстепенной ролью в военных делах, взял на себя непосредственное руководство вооруженными силами Германии, и было создано Верховное командование вооруженных сил. Одновременно фон Бломберг был отправлен в отставку, обязанности Военного министра были возложены на Кейтеля, начальника ОКВ, а должность главнокомандующего перешла к Гитлеру, ставшему Верховным главнокомандующим.

Полномочия ОКВ не сильно отличались от полномочий бывшего Военного министерства, за исключением того, что начальник ОКВ в иерархической системе занимал должность, равную должностям командующих каждого из видов вооруженных сил, а Военный министр был их начальником, занимая положение между командующими и Гитлером. Благодаря реорганизации, командующие сухопутных войск, флота и авиации получили право прямого доступа к Гитлеру для консультаций по всем вопросам, которые они считали жизненно важными, в то время как начальник ОКВ должен был решать принципиальные вопросы, касавшиеся вооруженных сил в целом, и издавал приказы как представитель Гитлера, а не от собственного имени.

Однако на практике изменение системы командования практически не сказалось на положении люфтваффе. Геринг всегда противился идее промежуточного звена между ним и Гитлером, и даже когда он теоретически был подчиненным фон Бломберга, политическое влияние и должность Министра авиации, дававшая ему право участия в заседаниях совета министров, практически обеспечили ему невмешательство со стороны Военного министра. На тот момент идея ОКВ казалась здравой — оно должно было заниматься общими принципами ведения войны, вопросами стратегического и экономического планирования, пропаганды и организации разведывательной деятельности. Оно должно было выпускать общие директивы для всех трех видов вооруженных сил, оставляя проработку деталей на усмотрение верховных командований сухопутных войск, военно-морских сил и военно-воздушных сил (ОКХ, ОКМ и ОКЛ соответственно).

В ходе войны произошли три разительные перемены, коренным образом повлиявшие на положение ОКВ:

(а) Зимой 1942/43 года в Советском Союзе немецкая армия столкнулась с огромными трудностями, и Гитлер, посчитав, что только он может спасти положение, взял на себя командование сухопутными войсками. На практике решение привело к тому, что ОКВ вовсе перестало отвечать за Восточный фронт, руководство действиями которого полностью перешло к Гитлеру как главе ОКХ, а ОКЛ вело воздушную войну в соответствии с указаниями Гитлера, отданными Герингу. Сохранив название и, теоретически, положение, ОКВ стало во многих отношениях дублировать функции ОКХ и вынуждено было отказаться от выполнения своей основной функции Верховного командования — стратегического планирования на всех театрах военных действий.

(б) При прежнем Военном министерстве существовал Военно-промышленный штаб (Wehrwirtschaftsstab), который после ликвидации министерства стал управлением в составе ОКВ и был переименован в Управление военной промышленности и вооружений (Wehrwirtschafts und Ruestungsamt), которое возглавлял генерал Томас. Его основными задачами были подготовка подробного плана мобилизации экономики для работы в военное время, согласование потребностей всех трех видов вооруженных сил и подготовка директив для военной промышленности. В состав управления входили региональные подразделения — командования вооружений (Ruestungskommandos). В январе 1940 года было образовано новое министерство — Министерство вооружений и боеприпасов, которое возглавил Тодт. В феврале 1942 года Тодт погиб, и пост министра занял Шпеер. После этого начался процесс сосредоточения военной промышленности Германии в руках Шпеера. В мае 1942 года в распоряжение Шпеера была передана большая часть Управления военной промышленности и вооружений вместе с региональными подразделениями. Томас еще некоторое время оставался главой управления под руководством Шпеера. Небольшая часть Управления, оставшаяся в составе ОКВ, была позднее переименована в Полевое экономическое управление (Feldwirtschaftsamt) и практически занималась только обобщением экономической информации по оккупированным и иностранным территориям. Таким образом, ОКВ утратило одну из важнейших своих функций.

(в) Третье значительное изменение в организационной структуре ОКВ произошло осенью 1944 года, когда Гитлер приказал передать разведывательную службу (Amt Ausland/Abwehr) ОКВ, которой руководил адмирал Канарис, в ведение Главного управления безопасности ОС (Reichssicherheitshauptamt) Гиммлера.

В работе ОКВ принимали участие офицеры всех трех видов вооруженных сил, но ни одним из отделов не руководил представитель люфтваффе. Отсутствуют также и свидетельства того, что в состав ОКВ когда-либо входили офицеры люфтваффе в звании выше полковника. В этой связи представляют интерес цифры, приведенные в штатном расписании ОКВ на 31 марта 1942 года:

ОКВ

Сухопутные войска ВМС ВВС Всего
(а) Офицеры — равные по званию
фельдмаршалу 1 1
генералу 2 2
генерал-лейтенанту 2 1 3
генерал-майору 2 1 3
полковнику 23 4 4 31
подполковнику 51 12 13 76
майору 135 41 36 212
капитану 20 2 7 29
236 61 60 357
(б)Чиновники 322 42 49 413
558 103 109 770

Эти цифры приведены исключительно для того, чтобы показать представительство видов вооруженных сил, и не отражают точное число работников ОКВ. Помимо перечисленных выше офицеров и чиновников, в это время 1162 человека работали на более низких должностях в штате собственно ОКВ и еще многие тысячи офицеров, чиновников и служащих работали в штабах, подчиненных ОКВ. Из таблицы видно, что представителей люфтваффе в ОКВ было лишь немногим больше, чем представителей военно-морских сил, игравших намного менее значительную роль, и оба этих вида вооруженных сил уступали сухопутным войскам как в численности (соотношение числа офицеров было 1:5), так и по старшинству (сухопутные войска были представлены в ОКВ семью генералами и фельдмаршалами). Несомненно, важнейшей составной частью ОКВ был Оперативный отдел, выполнявший функции объединенного генерального штаба. На Йодле как начальнике отдела лежала огромная ответственность. Он в большей степени, чем Кейтель, поддерживал непосредственный контакт с Гитлером и выступал в качестве советника последнего в вопросах стратегии и планирования. Круг обязанностей Кейтеля больше соответствовал должности Военного министра, тогда как Йодль играл роль начальника штаба вооруженных сил и оказывал более существенное влияние на Гитлера. Несмотря на важность оперативного отдела ОКВ, представитель люфтваффе носил всего лишь звание майора. ОКВ, равно как ОКХ, ОКМ и ОКЛ, с началом войны должно было разделиться на две части: передовой эшелон, работавший в поле в непосредственной близости от основных театров военных действий, и тыловой эшелон, остававшийся в месте постоянной дислокации (обычно — в Берлине). Цель разделения заключалась в том, чтобы освободить передовой эшелон от решения всех вопросов, не связанных непосредственно с ведением войны, давая ему возможность целиком сосредоточиться на оперативном управлении действующими войсками.

Гитлер

Передовой эшелон ОКВ (в том числе и оперативный отдел ОКВ), а также передовые эшелоны ОКХ и ОКЛ (но не ОКМ) располагались вблизи полевой штаб-квартиры Гитлера (Fuehrerhauptsquartier), которая фактически являлась высшим органом военного руководства Германии. В число людей, собиравшихся здесь каждый день для анализа обстановки на фронте, обычно входили:

(1) Гитлер;

(2) личный адъютант Гитлера;

(3) адъютанты (офицеры связи) от сухопутных войск, флота и авиации, состоявшие при Гитлере;

ОКВ

(4) начальник ОКВ;

(5) начальник оперативного отдела ОКВ;

(6) заместитель начальника оперативного отдела ОКВ;

ОКХ

(7) начальник штаба сухопутных войск;

(8) начальник отдела Ia (оперативного отдела);

ОКМ

(9) главнокомандующий военно-морскими силами;

(10) постоянный представитель главнокомандующего ВМС;

(11) представитель ВМС при оперативном отделе ОКВ;

ОКЛ

(12) главнокомандующий люфтваффе;

(13) начальник штаба люфтваффе;

(14) начальник отдела Ia (оперативного отдела).

Кроме того, присутствовали представители партийной канцелярии, Министерства иностранных дел, Министерства вооружений и военного производства, отдела печати и время от времени командующие более низкого звена (воздушных флотов, групп армий и т. д.).

Вечером или ночью Гитлер имел обыкновение собирать еще одно, менее официальное совещание, на котором присутствовали лишь некоторые из перечисленных выше людей. На деле люфтваффе были представлены в ставке Гитлера не так хорошо, как может показаться из приведенного выше списка. Гитлер был Главнокомандующим сухопутными войсками и Верховным главнокомандующим, а начальник ОКВ и начальник оперативного отдела ОКВ представляли сухопутные войска. Геринг присутствовал на совещаниях не всегда, и у начальника штаба люфтваффе не было поддержки, необходимой для того, чтобы не допустить принятия решений, учитывающих только интересы сухопутных войск. Постоянного представителя при ставке Гитлера, такого как у военно-морских сил, у ведомства Геринга не было. Должность представителя занимал заместитель Геринга Карл Боденшатц, но фактически он не исполнял эти обязанности, поскольку вынужден был замещать Геринга во множестве других дел, включая решение политических вопросов, связанных с реализацией «четырехлетнего плана». Адъютанты от видов вооруженных сил, состоявшие при Гитлере, судя по всему, играли незначительную роль, служа в основном в качестве офицеров связи для передачи информации в ставку Гитлера и направления приказов верховным командованиям, которые они представляли. Адъютант от люфтваффе носил звание полковника. Последним эту должность занимал полковник фон Белов. Дневные совещания в ставке Гитлера начинались с докладов об общем положении, которые делали представители видов вооруженных сил и ОКВ. Малозначительные решения принимались тут же в виде устных указаний Гитлера. Эти указания позднее оформлялись в письменном виде за подписью Гитлера, Кейтеля, Йодля или начальника штаба сухопутных войск на Восточном фронте, но так происходило не всегда. Позднее оформление указаний Гитлера в приказе возлагалось на вид вооруженных сил, к которому эти указания относились. Если приказ относился сразу к нескольким видам вооруженных сил, приказ готовили совместными силами. Более важные решения, касавшиеся стратегии, планирования новых операций или реагирования на изменение ситуации, принимались несколько более формально. Сначала так же шло обсуждение в ставке Гитлера, в ходе которого (главным образом представителями видов вооруженных сил) выдвигались общие предложения, оформлявшиеся затем в виде так называемой «директивы фюрера» (Fuehrerweisung), подготовленной оперативным отделом ОКВ (представители видов вооруженных сил жаловались, что их собственные предложения впоследствии возвращались к ним как продукт деятельности ОКВ). В директиве излагались задачи, общие принципы их выполнения, ориентировочные силы, средства и сроки, выделенные для исполнения плана. Дальнейшую разработку плана вели ответственные за операцию штабы, поддерживавшие между собой тесное взаимодействие путем непосредственного контакта между ответственными офицерами. Если на этом этапе возникали разногласия, вопрос направлялся обратно в ставку Гитлера для принятия «решения фюрера» (Fuehrerentscheidung). В конечном итоге в ставку Гитлера подавался подробный план, рассматривавший проблему со всех сторон и содержавший предложения по составу частей и командиров, необходимым срокам подготовки и ориентировочным потребностям в дефицитных материальных средствах. Этот план мог быть утвержден, изменен или отклонен. В последнем случае необходимо было разработать альтернативный план. После этого оперативный отдел ОКВ готовил четкий приказ, в котором указывались задачи всех трех видов вооруженных сил, включая сроки начала и окончания операции, подготовку материальных запасов, организацию системы связи и докладов. На последнем этапе командования видов вооруженных сил разрабатывали подробные приказы для нижестоящих штабов. Указанные выше два вида указаний Гитлера не следует путать с «приказами фюрера» (Fuehrerbefehl), представлявшими собой прямой приказ Гитлера штабам более низкого уровня. Количество этих приказов к концу войны неуклонно увеличивалось, все чаще приобретая вид: «Такую-то и такую-то позицию удерживать любой ценой».

Отношения люфтваффе с ОКВ и Гитлером

Пока авиация добивалась успеха, Генеральный штаб люфтваффе в значительной степени сохранял самостоятельность в оперативных вопросах. Выше уже упоминалось, что в составе ОКВ или в ставке Гитлера не было сколько-нибудь высокопоставленных представителей люфтваффе. Как следствие, ОКЛ могло получать от ОКВ или Гитлера лишь общие указания и самостоятельно готовило планы и приказы. Важную роль, по-видимому, играла личность Геринга. В первые годы войны он пользовался значительным авторитетом и был способен противостоять любой попытке ОКВ подмять под себя люфтваффе. Он получал приказы (или, вернее, предложения) непосредственно от Гитлера и передавал их в ОКЛ. На завершающих этапах войны вследствие постоянных неудач люфтваффе Геринг становился все более непопулярной личностью. Он вынужден был чаще присутствовать на совещаниях в ставке Гитлера, и все больше решений, касавшихся люфтваффе, принималось в обход Геринга. Примерно с 1942 года люфтваффе уже не могли справляться со всеми проблемами сразу. Крупные разногласия возникли по вопросу о том, следует ли использовать люфтваффе в стратегических или в тактических целях. Гитлер и оперативный отдел ОКВ в целом придерживались тактического решения. Ешоннек, бывший до конца июля 1943 года начальником штаба люфтваффе, поначалу поддерживал решение стратегическое. Он продолжал распространять свои взгляды среди подчиненных, но вскоре его действия разошлись со словами, и под его руководством люфтваффе практически полностью стали средством поддержки наземных войск. Его преемник, Кортен, напротив, считал, что люфтваффе должны сосредоточиться на обороне Германии и на стратегических бомбардировках на Востоке и на Западе. В этом вопросе наиболее видные офицеры люфтваффе полностью поддерживали своего начальника штаба. Геринг, по-видимому, тоже склонялся к этой точке зрения, но действовал непоследовательно и без особого энтузиазма. В целом это мнение возобладало, и именно оно послужило отправной точкой для развития люфтваффе в конце 1943 и в 1944 годах. Однако развитию препятствовало вносившее путаницу прямое вмешательство Гитлера, становившееся со временем все более активным. Перечисленные ниже случаи можно считать примерами прямого вмешательства Гитлера в сферу деятельности ОКЛ. Теоретически единственным действием ОКЛ, для которого требовалась санкция Гитлера, была переброска сил с одного фронта на другой, что уже само по себе оказывало существенное влияние на планы ОКЛ.

(а) Любопытный случай прямого вмешательства Гитлера произошел осенью 1941 года, когда он распорядился прекратить действия одиночных ночных истребителей над Англией. Он утверждал, что добиться успеха в таких операциях невозможно, хотя по имевшихся данным эти действия приносили успех и поднимали боевой дух экипажей. Несмотря на постоянные попытки командиров оперативных соединений добиться его отмены, запрет оставался в силе до осени 1944 года;

(б) Гитлер лично приказал бросить все силы на снабжение Сталинграда по воздуху и лично контролировал и руководил ходом операции во всех подробностях;

(в) Летом 1943 года из политических соображений он настоял на передаче истребителей Ме-109 итальянцам, хотя с военной точки зрения это совершенно не имело смысла. Это указание было отдано вопреки мнению Геринга;

(г) В месяцы, предшествовавшие высадке союзников, по его указанию большие запасы снаряжения люфтваффе были направлены в стратегически важные районы, такие как Норвегия и Греция, чтобы обеспечить быстрое реагирование на высадку. Это решение не нашло поддержки в ОКЛ, поскольку в результате огромное количество снаряжения было «заморожено», а впоследствии потеряно;

(д) Он отказался санкционировать переброску авиагруппы на Хе-111с Восточного фронта для усиления минных постановок с воздуха в Ла-Манше во время высадки союзников в Нормандии. Позднее он не разрешал использовать силы, выделенные для защиты заводов синтетического топлива, но впоследствии все же согласился;

(е) Широко известны его настойчивые требования использовать Ме-262 в качестве истребителя-бомбардировщика. Только после начала серийного производства Арадо-234 он разрешил сформировать истребительный полк на Ме-262. Даже в марте 1945 года он отказывался выделить Ме-262 для использования в качестве ночных истребителей, по-прежнему считая, что в первую очередь их надлежит использовать как истребители-бомбардировщики;

(ж) Гитлеру же принадлежит идея перебросить значительную часть немецкой истребительной авиации на Восточный фронт после провала наступления в Арденнах;

(з) Инициатива использования составных самолетов на завершающих этапах войны была выдвинута Шпеером. Гитлер поддержал этот проект вопреки мнению оперативного отдела Генерального штаба люфтваффе. Планировалось проведение операций против советской военной промышленности, Антверпена и Скапа-Флоу, но эти планы так и не были реализованы ввиду нехватки топлива.

Еще лучше свидетельствуют о вмешательстве Гитлера в дела авиации слова генерала Коллера, последнего начальника Генерального штаба люфтваффе:

«Фюрер был главнокомандующим всеми вооруженными силами и в этом качестве мог действовать по собственному усмотрению и отдавать приказы по любому вопросу. Верховному главнокомандующему так поступать не следует. С точки зрения ведения войны это в любом случае неверно, но, к сожалению, Гитлер все чаще поступал именно так, и никто из его подчиненных не мог помешать ему.

То, что он так поступал, возможно, было вызвано безграничным недоверием к собственным подчиненным и отсутствием необходимой подготовки для тщательной проработки военных решений. Фюрер был политиком, который постепенно начал считать себя великим полководцем. Ни одну операцию нельзя было начать без одобрения фюрера. Множество штабных работников ежедневно готовило отчеты о положении дел, чтобы можно было ответить на самые дотошные и неожиданные расспросы Гитлера. Например, ему ничего не стоило задать вопрос об использовании боеприпасов взводом зенитных орудий где-нибудь на Дону с подробной информацией о типах боеприпасов, количестве дистанционных взрывателей, контактных взрывателей, противотанковых гранат и т. п.

Переброску эскадрилий люфтваффе с одного фронта на другой обычно нельзя было осуществлять без прямого согласия фюрера. Он либо оставлял за собой право принимать решение в каждом конкретном случае, либо получал жалобу от командующего соответствующим фронтом, узнавшего о предстоящем выводе авиационных частей с его участка. Таким образом, решения практически всегда принимал фюрер.

Фюрер не научился широкому взгляду на ход войны, потому что его интересовали только детали — количество танков и орудий в конкретных боевых частях и в парках на территории Германии и т. д. Он не понимал нужд люфтваффе, всю свою жизнь оставаясь по мировоззрению пехотинцем».

Геринг

Участие Геринга в делах вооруженных сил Рейха во время войны характеризуют настойчивые попытки убедить всех в собственной исключительности. Он твердо верил в принцип единоначалия и настаивал на том, что как главнокомандующий авиацией он несет полную ответственность за ее действия. Это выражалось в чрезмерном стремлении всегда быть на виду и принимать все решения самостоятельно. Офицеры ОКЛ, говоря о его некомпетентности, выдвигают три причины: во-первых, он не был специалистом в вопросах авиации и был то ли недостаточно заинтересован, то ли недостаточно уверен в себе, чтобы успешно воплощать свои идеи; во-вторых, он отказывался верить неприятным фактам и не принимал никаких мер для исправления положения; в-третьих, он во всем был послушен Гитлеру и ничего не делал, чтобы противостоять стремлению последнего рассматривать люфтваффе как придаток сухопутных войск. Многочисленные свидетельства этой покорности содержатся в архивах генерал-фельдмаршала Мильха, в которых хранятся стенограммы совещаний у Геринга. Во всех обсуждениях, касавшихся отношений Геринга с Гитлером, красной нитью проходит мысль о том, что Геринг во всем будет руководствоваться мнением Гитлера. Геринг всеми силами стремился оправдать перед Гитлером стратегию люфтваффе — чтобы оправдать самого себя. По второстепенным вопросам, где принципы имели меньшее значение, его решения зачастую были произвольными и своенравными и нередко — взаимоисключающими. Незначительным, но весьма показательным примером могут служить два приказа, отданных почти одновременно весной 1945 года. Первый гласил, что офицеры ОКЛ должны передать свое оружие боевым частям, а второй — что те же офицеры должны пройти боевую подготовку для ведения обороны. Он часто угрожал застрелить того или иного офицера за мелкую провинность и в целом управлял люфтваффе примерно теми же методами, какие использовала Червонная Королева в «Алисе в стране чудес» (и примерно с тем же результатом).

Уполномоченные

В последние месяцы войны для решения проблем планирования пришлось прибегнуть к отчаянной и непопулярной мере: были назначены «уполномоченные» (Bevollmaechtigte), ответственные за выполнение определенного круга задач. Полномочиями их наделяли непосредственно Гитлер или Геринг. Уполномоченные имели право напрямую диктовать штабам порядок действий и требовать у соответствующих органов предоставления снаряжения, людей и материалов. Ярким примером такого уполномоченного был уполномоченный Гитлера по авиации генерал СС Каммлер, функции которого дублировал уполномоченный Геринга генерал Каммхубер. Их задача состояла в том, чтобы для обороны Германии поднять в воздух столько Ме-262, сколько возможно, и они имели право решать все вопросы производства, транспорта и снабжения. Теоретически, как только самолеты выпускались с завода, они поступали в распоряжение штабов соединений. На практике уполномоченные распоряжались и этими штабами. Пример возникших в результате трудностей показан в приведенном ниже отрывке из записи в журнале боевых действий ОКЛ за 31 марта 1945 года:

«Генеральный уполномоченный фюрера по реактивной авиации [генерал войск СС Каммлер] прежде не выходил за пределы своего круга обязанностей и никогда не вмешивался в вопросы боевого применения реактивной авиации. Однако вчера он приказал передать IX авиакорпус в оперативное подчинение генералу Каммхуберу и переподчинить KG.51 IX авиакорпусу для выполнения задач по обороне Рейха. Затем генерал Каммхубер приказал KG.51 передать две трети своих самолетов в JG.7, а оставшуюся треть — в KG(J).54. В то же время рейхсмаршал отказался передать IX авиакорпус в распоряжение генерального уполномоченного [генерала Каммлера], о чем уведомил начальника штаба. На случай, если потребуется подтверждение приказа о передаче IX авиакорпуса генералу Каммхуберу в вышестоящих инстанциях, начальник штаба направил рейхсмаршалу проект приказа, согласно которому генерал Каммхубер должен незамедлительно принять командование истребительной авиацией ПВО Рейха и нести полную ответственность за ее действия».

Весной 1945 года Гитлер видел возможность спасения в разрушении мостов через Одер. Своим уполномоченным по этому вопросу он назначил подполковника Баумбаха, командира KG.200. Баумбах мог по своему усмотрению использовать ресурсы люфтваффе, а также отвечал за корректировку артиллерийского огня по мостам и за применение против них специальных видов морских вооружений. На тот момент у Баумбаха было много других обязанностей, и ОКЛ без ведома Гитлера заменило его полковником Хельбигом. Всю работу выполнял Хельбиг, но Гитлеру, разумеется, докладывал Баумбах. Одновременно ОКЛ дало указания 6-му воздушному флоту относительно сотрудничества с Хельбигом. Такая схема работы была непопулярна у офицеров люфтваффе, принадлежавших к традиционной штабной школе. Хельбиг, судя по всему, неплохо сработался с фон Граймом, командовавшим 6-м воздушным флотом, но опасность, возникавшая вследствие нечеткой субординации, параллельной отдачи приказов и общей неразберихи, была очень велика, что приводило к определенным трениям и вызвало сильную критику.

Планирование на низших уровнях

Трудно в общих чертах описать, где проходила граница между планированием на уровне ОКЛ и планированием на уровне воздушных флотов. Сложность заключается в том, что невозможно найти два совершенно одинаковых случая. В зависимости от обстоятельств ОКЛ могло направить подробный план операции или издать общую директиву. То, насколько тщательно планировало операции ОКЛ, зависело от необходимости взаимодействия с другими видами вооруженных сил и от количества участвующих в операции воздушных флотов. Чем больше людей было задействовано в операции, тем подробнее были планы ОКЛ. Однако ОКЛ, как правило, определяло состав используемых сил (как летных частей, так и зенитной артиллерии), степень взаимодействия с наземными войсками и другими соединениями люфтваффе, в общих чертах — организацию снабжения, особенно выделяемые запасы топлива, и — также в общих чертах — организацию связи. Ниже на примере планирования немецкого контрнаступления под Курском в июле 1943 года показано наиболее характерное распределение обязанностей всех заинтересованных сторон. Часть плана, касавшаяся люфтваффе, разрабатывалась на трех уровнях:

(а) Гитлер, действуя в качестве Верховного главнокомандующего вооруженными силами, направил в ОКЛ общую директиву. Люфтваффе обязаны были поддержать максимально возможными силами наступление в районе Курска и т. д.;

(б) ОКЛ разработало план и направило его в форме приказа в соответствующие воздушные флоты — 4-й и 6-й. В приказе были определены состав задействованных сил, взаимодействие воздушных флотов между собой и с группами армий, в интересах которых они должны были действовать, общие положения о снабжении и связи, а также общие указания по осуществлению плана (например, что в первый день необходимо предпринять энергичные действия всеми наличными силами на узком участке фронта, чтобы облегчить прорыв наземных войск, и что действия дальних бомбардировщиков должны быть сосредоточены на советских коммуникациях, ведущих к району прорыва). На этом этапе поддерживался постоянный контакт с ОКХ. В основном связь осуществлял начальник штаба люфтваффе Ешоннек, постоянно находившийся в ставке Гитлера;

(в) Далее воздушные флоты устанавливали связь друг с другом и с группами армий и уточняли детали, в том числе дислокацию сил, сроки, вопросы взаимодействия между авиацией и наземными войсками и т. д.

Примеры планирования общевойсковых операций

Приведенные ниже примеры призваны показать степень участия ставки Гитлера, различных видов вооруженных сил и штабов люфтваффе в планировании операций на разных уровнях.

Норвегия, 1940 год

Первым этапом подготовки плана вторжения в Норвегию стала подготовка отчета специальной комиссии, состоявшей из офицеров люфтваффе, сухопутных войск и флота, незадолго до начала кампании. По-видимому, это была чисто теоретическая штабная разработка, и ее авторы не предполагали, что она будет пущена в ход. Тогда Гитлер лично принял решение упредить союзников в захвате Норвегии и приказал начать подготовку к операции. Три вида вооруженных сил в тесном взаимодействии на основе штабной разработки подготовили планы. Планирование действий сухопутных войск было поручено XXI группе генерала фон Фалькенхорста, работавшей в тесном взаимодействии с ОКВ. В обязанности группы входила координация работы всех трех видов вооруженных сил и определение для них конкретных сроков операции. Однако сами по себе сроки операции устанавливались приказом ОКВ. План действий авиации был разработан небольшой специальной группой планирования из числа офицеров ОКЛ. Эта группа планирования незамедлительно была в полном составе прикомандирована к штабу X авиакорпуса — соединения, отвечавшего за осуществление воздушной части операции. Планирование морской части операции осуществляло управление морской войны ОКМ. ОКВ определяло общую стратегию и давало указания об обращении с гражданским населением Дании и Норвегии. Гитлер должен был лично утвердить планы до начала их осуществления.

Крит, 1941 год

Решение о высадке на Крите был принято лично Гитлером. Сначала в его ставке обсуждался вопрос о том, следует ли атаковать Мальту или Крит, поскольку для захвата обоих островов сил было недостаточно. Решение Гитлера в пользу захвата Крита было вызвано тем, что немецкие войска уже находились в Южной Греции, а также нежеланием привлекать к операции итальянцев. Была подготовлена обычная директива для ОКВ, однако по настоянию Геринга планирование было практически полностью поручено 4-му воздушному флоту, отвечавшему за район проведения операции. Тем не менее все время планирования операции в штабе воздушного флота находился Ешоннек, бывший тогда начальником штаба люфтваффе. Штаб воздушного флота располагался в Афинах, в непосредственной близости от мест дислокации 12-й армии и морской группы «Юг». Оба этих соединения получили инструкции оказывать всяческое содействие 4-му воздушному флоту. В состав воздушного флота входили VIII и XI авиакорпуса, причем первому подчинялась вся боевая авиация, а второму — транспортные самолеты и воздушно-десантные войска. На период проведения десантной операции в распоряжение XI авиакорпуса было передано армейское соединение — 5-я горная дивизия. Командир дивизии осуществлял управление наземными боями после высадки. На этапе планирования генерал Штудент, командовавший XI авиакорпусом, поддерживал прямую связь с Гитлером.

Арденны, 1944 год

Идея этой операции также принадлежала Гитлеру. Успешным ударом он надеялся высвободить силы для боев на Востоке и, возможно, принудить к миру западные державы. Базовый приказ был разработан оперативным отделом ОКВ на основе идей Гитлера. Гитлер лично проинструктировал начальников штабов, Рундштедта (командующего Западным фронтом), Моделя (командующего Группой армий «Б») и Геринга. Затем командование Западного фронта подготовило план действий наземных сил. План действий люфтваффе был подготовлен четырьмя офицерами ОКЛ (малая численность разработчиков плана объясняется стремлением сохранить его в тайне). Планы получили одобрение Гитлера. Далее ОКЛ направило достаточно подробный приказ командованию люфтваффе «Запад». Также был проинформирован воздушный флот «Рейх», которому командование «Запад» номинально подчинялось. Гитлера беспокоило превосходство союзников в воздухе, но план «молниеносного удара», послуживший основой для операции 1 января 1945 года, направленной на уничтожение тактической авиации союзников, судя по всему, принадлежал Герингу. Подробный план этой операции разработал генерал Пельтц, который на тот момент пользовался доверием Геринга и которому для осуществления этой операции было поручено командование II истребительным авиакорпусом. Однако проведение этой операции было включено в общий приказ ОКЛ. Важнейший приказ, датированный 14 ноября 1944 года, был выпущен за подписью Геринга. Остальные были подписаны начальником штаба или начальником оперативного отдела штаба.

Выводы

Заметной особенностью эволюции Верховного командования вооруженных сил Германии после 1938 года стало все возрастающее личное влияние Гитлера, достигшее пика на завершающем этапе войны, когда он начал вмешиваться в мельчайшие вопросы. Этот процесс в целом был постепенным, однако существуют два важных момента. Первый — в феврале 1938 года, когда Гитлер упразднил должность Главнокомандующего вооруженными силами, подчинив главнокомандующих всех трех видов вооруженных сил непосредственно себе. Второй — зимой 1941 /42 года, когда он лично возглавил верховное командование сухопутных войск. Таким образом, можно выделить три периода:

(а) первый период — до февраля 1938 года: в военных вопросах Гитлер в основном является номинальным руководителем. Главная фигурой в военных делах — Бломберг, и теоретически ему подчиняется Геринг;

(б) второй период — до первого советского контрнаступления зимой 1941/42 года: Гитлер теоретически и фактически является Верховным главнокомандующим. ОКВ и, в частности, оперативный отдел ОКВ фактически стали его личным штабом, и он контролирует все три вида вооруженных сил через их командующих;

(в) последний период: Гитлер непосредственно контролирует сухопутные войска на Восточном фронте, а войска на остальных фронтах — через ОКВ. Он также ограничивает свободу действий люфтваффе.

С точки зрения люфтваффе такое развитие событий показывает неуклонный упадок Верховного командования. Старшие офицеры ОКЛ, допрошенные после войны, утверждали, что организацией командования в период (а) они были очень довольны. По их мнению, в период (б) положение изменилось в худшую сторону, однако система еще была способна нормально функционировать. Организация командования в период (в) для люфтваффе была почти катастрофической. На допросах офицеры ОКЛ высказывали мнение, что основная роль авиации — стратегическая. То есть она должна использоваться для независимых ударов по основным источникам мощи противника. Поддержка наземных сил на поле боя рассматривалась как второстепенная задача. Если военно-воздушные силы неспособны выполнить обе задачи, основное внимание должно уделяться первой. Координация на высшем уровне, разумеется, необходима, но ее следует свести к разумному минимуму, а авиация должна получить максимальную свободу действий. Они говорили, что Гитлер не понимал, как нужно использовать авиацию. Он был по сути своей представителем армии и мыслил только в категориях наземного боя. Та же критика была направлена и в адрес ОКВ. Недостаток его комплектования, т. е. отсутствие в его составе авторитетных представителей люфтваффе, уже был отмечен выше. Армейских офицеров, преобладавших в ОКВ, один из представителей люфтваффе охарактеризовал как людей, «не способных заглянуть дальше макета местности». Таким образом, авиация все чаще применялась неправильно и рассматривалась как придаток сухопутных войск. Противостоять этому мог только Геринг. Он мог настоять на назначении на ответственные должности в ОКВ высокопоставленных и квалифицированных офицеров люфтваффе, способных противостоять нажиму армии и влиянию Гитлера. Он не только не смог сделать этого сам, но и выступал против подобных попыток со стороны других. Высокопоставленный офицер люфтваффе в ОКВ представлял угрозу его собственным отношениям с Гитлером, чего он не мог себе позволить в условиях падения популярности. Усиливающееся вмешательство Гитлера в дела люфтваффе говорит о том, что он разуверился в Геринге. Он мог легко снять Геринга с должности. Однако, что бы о нем ни говорили, общепризнано, что Гитлер оставался верен тем, кто поддержал его на начальном этапе политической карьеры, если они не угрожали его собственному положению. Геринг был достаточно умен, чтобы избегать этого почти до самого конца. Убрать Геринга не мог никто, кроме Гитлера. Таким образом, суть проблемы заключается в личных и политических отношениях этих людей. Такие отношения возможны только в тоталитарном государстве, и более убедительное доказательство разрушительного воздействия принципа единоличного руководства трудно себе представить.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.290. Запросов К БД/Cache: 0 / 0