Глав: 8 | Статей: 33
Оглавление
Такой книги еще не было! Это — первое на русском языке исследование танкостроения Китая и боевого применения китайской бронетехники с середины прошлого века до наших дней.

Возникшая в 1950-е годы танковая промышленность КНР на первых порах адаптировала под местные условия советские разработки, а после разрыва с СССР сотрудничала с Израилем, США, Германией и Францией. Кроме того, китайцы жадно копировали все, что могли заполучить в ходе боевых действий или в результате операций спецслужб.

Значительный рывок китайское танкостроение совершило в 90-е годы, когда появилась возможность закупить российские Т-72 и активно использовать помощь украинских специалистов. Во многом благодаря этому китайцы смогли запустить в производство современные танки ZTZ-96 и ZTZ-99, серьезно увеличившие боевой потенциал Народно-Освободительной Армии.

К успехам китайских танкостроителей можно отнести и большой объем экспортных поставок. К давним потребителям их продукции традиционно относятся Пакистан и Иран. В настоящее время корпорация «Norinco» активно осваивает рынки Мьянмы, Марокко, Судана, Танзании и ряда других африканских стран. 3 сентября 2015 года весь мир наблюдал грандиозный парад в Пекине, на котором впервые широкой публике продемонстрировали многие образцы современной китайской бронетехники.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех китайских танках от первого «Тип 59» до новейшего ZTZ-99A2. Издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, цветных «боковиков» и фотографий.

ПРЕДЫСТОРИЯ

ПРЕДЫСТОРИЯ

Первые сведения о появлении танков на территории Китая относятся к 1920-м годам. В то время, пришедшее к власти после революции 1911 г. Центральное правительство контролировало лишь несколько провинций на юге. Фактически страна представляла собой набор феодальных вотчин различных милитаристских группировок.

Одним из наиболее авторитетных «провинциальных милитаристов» считался Чжан Цзолинь. Опираясь на поддержку Японии, он сумел установить свой контроль над тремя провинциями: Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян, а в 1926 г. получил должность главнокомандующего Армии Умиротворения Страны.



Чжан Цзолинь.

Именно он в 1925 году заказал для своих войск, в общей сложности, 36 танков Renault FT-17. Лига Наций запрещала в то время поставлять вооружение участникам Гражданской войны в Китае, однако машины оформили как «сельскохозяйственные трактора». Первые 10 танков отправили на британском пароходе, затем в ноябре 1925 года в порт Нью-Чанг прибыли ещё четыре машины. Это стало первым зафиксированным в истории случаем контрабанды танков. Другим интересным моментом является факт, что среди попавших в руки Чжан Цзолиня машин оказались и танки, предназначенные изначально для войск адмирала Колчака. Их доставили во Владивосток в 1919 году, когда помогать Верховному Правителю Сибири было уже поздно, и танки, в конечном итоге, попали в Маньчжурию.

Имеются также не вполне проверенные данные, что на вооружении войск Чжан Цзолиня находилось и некоторое количество итальянских Fiat 3000В с 37-мм пушками. Считается, что впоследствии их захватила японская армия.

Полученные машины Чжан Цзолинь вначале использовал против своего конкурента, другого «милитариста» У Пей-фу, а затем в боях с армиями Блюхера и Чан Кайши, который после смерти Сунь Ятсена возглавил партию Гоминьдан.



Танки Renault FT-17 в Северном Китае, 1929 год.

После гибели Чжан Цзолиня его сын Чжан Сюэлян согласился передать танки Китайской Народной революционной армии Чан Кайши. Несколько машин придали 1-й кавалерийской бригаде 1-й армейской дивизии и использовали для борьбы с другими «милитаристами».

В 1929 году Китай приобрел у Великобритании 24 танкетки Carden-Loyd Mk. VI. Первые 12 из них прибыли уже в мае. Их направили в Сучжоу на Лунгхайский фронт. К июню 1930 года четыре из них уже оказались потеряны. Имеются данные, что примерно в тот же период правительство Гоминьдана заключило контракт и на поставку 15 французских танков Renault NC-27, однако сведений об их эксплуатации найти не удалось, и ни одна из этих машин не дожила до 1937 года.

Тем временем, воспользовавшись произошедшим 18 сентября 1931 года взрывом на железной дороге, впоследствии названным «Мукденским инцидентом», японская армия начала захват Маньчжурии. На её территории оккупанты создали марионеточное государство Маньчжоу-го во главе с последним отпрыском свергнутой в период Синьхайской революции династии Цин — Пу И, которому и передали захваченные в ходе боевых действий три китайских Renault FT-17.



Renault FT-17 из состава войск Чжан Цзолиня, 1929 год. Реконструкция автора.

Не удовлетворившись достигнутым, Япония приступила к дальнейшему расширению своего влияния в Китае. В качестве следующей цели избрали Шанхай. Несколько организованных японскими агентами провокаций привели к всплеску антияпонских настроений в городе. Начались демонстрации с призывами к бойкоту японских товаров. 27 января 1932 года у шанхайского побережья собралось около 30 японских военных кораблей, на борту которых находились 7 тыс. человек десанта. Властям Шанхая предъявили ультиматум с требованием пресечения демонстраций и компенсации материального ущерба. Несмотря на то, что городские власти согласились удовлетворить японские требования, в ночь с 28 на 29 января самолеты с авианосцев начали бомбить Шанхай, а около 3 тыс. пехотинцев Императорской армии высадились на побережье.



Позиции китайских войск в Шанхае, 1932 год.

Ожесточенное сопротивление, оказанное 19-й китайской армией, вынудило японцев серьёзно увеличить свои силы. В числе переброшенных к Шанхаю подкреплений оказалась и 2-я отдельная танковая рота под командованием капитана Шигеми, в составе которой находилось 5 танков Туре 89 японского производства и 10 французских Renault NC-27. Если Туре 89 показали себя вполне пригодными к боевым действиям, то слишком слабая подвеска Renault NC-27 доставила японцам много хлопот, и они вскоре сняли эти машины с вооружения.

Тем не менее, сам факт столкновения с японскими танками заставил правительство Китайской Республики ускорить темпы механизации своей армии. В апреле 1932 года маршал Лиу Хсанг приступил к формированию в Чунцине первого в истории Китая бронетанкового корпуса.



Лиу Хсанг.

Острая нехватка техники вынуждала изготавливать своими силами импровизированные бронеавтомобили на базе американских грузовых автомобилей GMC М31, которые вооружали спаренными пулеметами и 37-мм пушками. Одновременно оборотистые американцы решили предложить Китаю другую разновидность экзотических боевых машин. Под руководством генерала Фрэнка Саттонта фирма Henry Disston Steel Works установила на стандартные сельскохозяйственные тракторы броневые корпуса с двумя расположенными по бокам амбразурами для пулеметов. Также мог устанавливаться 76-мм миномет, стреляющий назад по ходу движения через люк в задней стенке боевого отделения. Машина получила наименование «Suttont Skunk». Демонстрационный образец отправили в Китай, но там отказались закупать это «вундерваффе», однако в целом, положительно оценили опыт бронирования тракторов. В итоге, по этой технологии для нужд бронетанкового корпуса в Чунцине построили некоторое количество «эрзац-танков» на базе шасси Cletrac 20, вооружив каждый двумя 7,71-мм пулеметами Льюиса и более тяжелого Cletrac 30 с 37-мм орудием и одним пулеметом.

В дополнение к закупленным ещё в 1929 году 24 британским танкеткам Carden-Loyd Mk. VI, в 1936 году приобрели ещё 29 машин. Кроме танкеток, китайцы заказали у фирмы Vickers 16 легких плавающих танков Vickers Carden-Loyd М1931.

Не ограничиваясь пулеметными машинами, Китай решил закупить и более мощные 6-тонные Vickers Mk.Е.



Легкий танк Vickers Mk.Е 1-й роты, 1936 год. Машина окрашена в четырехцветный камуфляж. На правый борт башни наносился тактический номер (для машин этого типа от 50 до 69). Иероглиф на левом борту обозначал название роты «Тигр». Реконструкция автора.

В качестве посредника в сделке выступила британская фирма Matcheson & Co. Ltd. Заказанная 9 марта 1934 года первая партия из 12 танков с заводскими номерами V.A.E.800–811 прибыла в период с 29 сентября по 18 ноября. Второй заказ последовал 25 мая того же 1934 года. Четыре машины с номерами V.A.E.845–848 (в отличие от предыдущей партии, они комплектовались радиостанциями) Чан Кайши получил с 13 марта по 10 мая 1935 года. Следующие четыре танка (номера V.A.E.1148–1151) заказали 12 сентября 1935 года. В итоге, Китай приобрел 20 танков Vickers Mk. Е type В (однобашенный вариант с 47-мм короткоствольной пушкой).

В марте 1936 года 12 танков Renault ZB (одна из модификаций AMR-35, в самой Франции на вооружение не принятая) приобрели на свои средства «полевые командиры» из провинции Юньнань. В Китай машины прибыли в октябре 1938 года. К этому же году относятся закупки Китаем бронетанковой техники в Италии и Германии. В Италии приобрели 20 танкеток CV33 (Китай оказался наиболее крупным зарубежным заказчиком машин этого типа), причем часть из них оснащалась, вместо штатного вооружения, 9-мм пулеметами Villar Perosa М1914 или 7,92-мм пулеметами SAFAT.



Vickers Mk.Е 2-го танкового батальона, 1937 год. Машина несет однотонную окраску. На правом борту башни нанесен тактический номер «65».


Танкетка CV3/33 3-го батальона. Нанкин, 1937 год. Реконструкция автора.

С помощью германской военной миссии китайцы закупили 15 танков Pz.I Ausf.А и 18 бронеавтомобилей Sd.Kfz.221/222. Кстати, в качестве военных советников при Чан Кайши состояло значительное количество немецких офицеров, а китайские офицеры направлялись на обучение в Германию.

Благодаря проведенным закупкам, к 1935 году китайцы смогли сформировать уже три танковых батальона. В 1937 году на вооружении у них находились следующие виды бронетехники:

— 1-й батальон (Шанхай) —29 танкеток Carden-Loyd Mk.VI и плавающих танков, три танка Vickers Mk.Е;

— 2-й батальон (Шанхай)—17 танков Vickers Mk.Е, 17 танкеток Carden-Loyd Mk.VI и четыре Renault ZB;

— 3-й батальон (Нанкин)—15 немецких танков Pz.I Ausf.А, 20 итальянских танкеток CV33 и 18 бронеавтомобилей Sd.Kfz.221/222.

Все три батальона приняли активное участие в начавшейся в 1937 году японо-китайской войне, но заметной роли не сыграли. Сказалась слабая тактическая подготовка командного состава.



Закупленный в Германии танк Pz.I ausfA. Машина сохранила стандартную германскую окраску «панцерграу», поверх которой нанесли символику Гоминьдана. Реконструкция автора (вверху).

Pz.I ausfA 3-го танкового батальона. Нанкин, 1937 год. Машина перекрашена в трехцветный камуфляж. Реконструкция автора (внизу).

1-й и 2-й батальоны японцы уничтожили в Шанхае в период с 13 августа по 9 сентября 1937 года, а 3-й — в ходе Нанкинского сражения с 4 по 13 декабря того же года. К 1938 году, после понесенных потерь, китайский танковый парк уже не превышал 48 единиц.

Это совпало со свертыванием китайско-германского военного сотрудничества. Япония, будучи союзником Третьего Рейха, настояла на прекращении контактов и отзыве немецких военных советников. Чан Кайши возлагал определенные надежды на США и Великобританию, но эти страны ограничились весьма расплывчатой «моральной поддержкой».



Уличные бои в Шанхае, 1937 год. Японские морские пехотинцы готовятся отразить атаку китайского танка Vickers Mk.Е.

В сложившейся ситуации, единственным государством, оказывающим военную помощь Китаю, стал Советский Союз, так как для И. В. Сталина было на тот момент важным укрепить способность Китая сопротивляться Японии, косвенно обезопасив, таким образом, дальневосточные рубежи СССР.

Буквально сразу после начала боевых действий Советское правительство и руководство Китайской Республики заключили договор о ненападении, который стал юридическим основанием для направления в страну вооружений, техники и военных советников. Для закупки вооружений СССР предоставил Китаю кредит на сумму 150 млн долларов. Как правило, крупные партии вооружений перевозились из Алма-Аты через провинцию Синьцзян во Внутренний Китай, но часть поставок шла и морским путем через Гонконг.



Японские солдаты под руководством офицера буксируют подбитый китайский Vickers Mk.Е, 1937 год. Этот танк был оснащен радиостанцией, о чем свидетельствует ниша в корме башни, и нес четырехцветный камуфляж.


Плавающие Vickers Carden-Loyd М1931 из состава 1-го батальона. Машины окрашены в четырехцветный камуфляж. На левый борт башни головного танка нанесен иероглиф «дракон».

Среди закупленной техники было 87 танков Т-26 образца 1933 года (однобашенный вариант с 45-мм орудием) и некоторое количество бронеавтомобилей ФАИ и БА-6. Также в китайских источниках встречается информация о приобретении в СССР четырех танков БТ-5, но советские документы этого не подтверждают.

Эти машины, а также остатки трех китайских танковых батальонов, пошли на формирование 200-й механизированной дивизии. Ее первым командиром стал генерал Ду Юмин, а военным советником состоял майор Чесноков. Также в подготовке китайских танковых экипажей принимали участие советские офицеры Грабовский, Булатов, Цыганков, Гальчин и Михайлов.

По состоянию на январь 1938 года дивизия включала два танковых (1149-й и 1150-й) полка, один бронеавтомобильный (1151-й) и один моторизованный пехотный (1152-й) полк, а также 52-й артиллерийский полк. В мае 1938 года организационно-штатная структура дивизии изменилась, и она стала состоять из трех моторизованных пехотных полков, батальона полевой артиллерии, инженерно-саперного батальона и штурмовой пехотной роты. Каждый моторизованный пехотный полк, в свою очередь, включал три пехотных батальона, танковый батальон, противотанковую и минометную роты.



Колонна китайских Pz.I ausfА. Танки несут оригинальную немецкую окраску «панцерграу» а на головной машине сохранился даже германский тактический номер.



Японские солдаты позируют на захваченном китайском Pz.I ausfА, 1937 год.

Большую помощь в подготовке танковых экипажей оказали советские специалисты.

Однако Чан Кайши предпочитал держать 200-ю дивизию в глубоком тылу в качестве стратегического резерва, причем не столько для сдерживания японцев, сколько для устрашения непокорных «полевых командиров» — губернаторов провинций. В июле 1938 года из состава дивизии выделили танковую группу из десяти Т-26, а также роты 6-тонных «виккерсов» и роты итальянских танкеток, которую отправили на фронт в район Кайфын-фу, где она внесла значительный вклад в остановку японских войск.

По итогам этих боев советские военные специалисты сделали следующие выводы:

«…танк Т-26 имеет хорошее вооружение и оборудование внутри танка, что дает экипажу вести хороший огонь и хорошее наблюдение без усталости экипажа на продолжительное время. Китайские танкисты очень любят советский танк и стараются обязательно попасть на Т-26.

Танк Т-26 имеет хорошую защиту, т. е. броню и хорошую проходимость. Пример: при бомбардировке 1-го танкового батальона было попадание осколков в танк Т-26 в 3-х машинах из них все три машины были повреждены незначительно и находились на ходу после бомбардировки, это потому что броня Т-26 не разбивалась на несколько частей, а только делалось отверстие по величине осколка. Танк Т-26 имеет большой запас горючего, что дает возможность действовать и передвигаться на большое расстояние».



Варианты окраски танков Т-26 в китайских подразделениях.


Танки Т-26 в провинции Хунань, 1939 год.


Т-26 с китайскими экипажами, 1938 год.

«Эксплуатация танка Т-26 в жаркую погоду делает нагрев до 80°, но моторы работают хорошо. Нами был проделан один эксперимент на Т-26, в июле месяце в разгар жары танк работал без остановок по пересеченной местности и оказалось, что танк работал безотказно на всех скоростях и температура была 85°. Наш вывод таков, что танк Т-26 в жаркую погоду может выполнять любое задание безотказно».

Встречалась в отчетах и оценка состоящих на вооружении Китая образцов иностранной бронетехники:

«1. Танк Виккерс вооружен незначительно, он имеет одну 37-мм пушку и один пулемет и малый запас боеприпасов, потому что нет снарядных ящиков, нет патронных ящиков, а поэтому он не может действовать на продолжительное время.

2. Танк Виккерс при попадании в него снарядом, его броня раскалывается на много частиц и осколками от брони поражается экипаж танка, броня его имеет небольшую толщину 14 м/м, а остальная еще меньше.

3. Танк Виккерс имеет плохую проходимость по пересеченной местности, по песчаной, потому что у него маломощный мотор, который имеет 65 лош. сил.

Танк „Виккерс“ и танкетка „Фиат“ в жаркую погоду переносят хуже, чем Т-26, это потому, что танк „Виккерс“ при работе очень быстро нагревается его мотор до 100–110° отчего происходят частые вынужденные остановки. На „Виккерс“ часто и быстро устает экипаж от жары, а также и на „Фиат“, потому что нет на этих системах вентиляторов».

Подробные характеристики давались не только машинам, но и командному составу. Приведем еще одну любопытную цитату:

«Генерал-лейтенант Сюй-тин-яо является и являлся начальником моторизации китайской армии. Раньше командовал 17 армией, возраст 46 лет, был в Америке, Англии и СССР. Придерживается больше взглядов английских. Имел у себя раньше советника из Англии, по отзывам генералов, да и из нашего наблюдения, генерал Сюй-тин-яо грамотный и заслуженный генерал, имеет свои труды по применению танков, выработал устав, является членом гоминдана, пользуется у Чан-хай-ши доверием. Не курит, не выпивает спиртных напитков. Имел до войны три жены, в настоящее время имеет одну».

В отношении оценки организационной структуры танковой дивизии указывалось следующее:

«…организация мотомехдивизии слишком велика и громоздка, таким соединением сложно управлять, тем более при китайских условиях, т. е. неоднородном командном составе. Действие всей дивизией немыслимо, а как правило будут действовать побатальонно совместно с пехотой. Организацию танкового полка надо считать высшим танковым соединением. Наличие в б-не большого количества транспортных машин дает возможность б-ну действовать в большом отрыве от своего соединения, баз и станции снабжения. Слишком большой людской состав б-на (около 900 чел.)».



Обучение китайских военнослужащих в Баоцзи (провинция Шэньси), 1940 год.


Уничтоженный в Бирме Т-26 200-й дивизии.

В октябре 1938 года один из полков дивизии бросили в бой для ликвидации японского прорыва в районе Пинцзяна. Труды советских военных советников пошли впрок. Танкисты в этом бою действовали смело и решительно.

В 1939 году китайские танки приняли участие в боях за проход Кун Лун и понесли настолько большие потери, что оставшуюся технику пришлось свести в один батальон, а 200-ю дивизию стали называть моторизованной пехотной.

После заключения Советско-японского пакта о нейтралитете Япония стала оказывать на СССР колоссальное давление с целью свернуть военную помощь Китаю. Чтобы избежать нарастающей опасности войны на два фронта (против Германии и Японии), СССР с лета 1941 года вынужденно пошел на это.

Место СССР в роли ведущего военного партнера Китая заняли США. Ещё в январе 1941 года на него распространили действие закона о ленд-лизе, а уже в октябре Чан Кайши получил 36 американских легких бронетранспортеров Scout Car МЗА1.

Нападение японцев на Перл-Харбор сделало Китай и США естественными союзниками в борьбе с общим врагом. Американские военные прекрасно понимали, что Чан Кайши способен связать боями значительное количество японских дивизий, которые, в противном случае, могут быть использованы против войск Макартура на Тихоокеанском театре. Усилившиеся в связи с этим американские поставки стали осуществляться из Индии по расположенной в труднопроходимой местности так называемой «Бирманской дороге», но стремительное продвижение японской армии и оккупация Бирмы поставили эту единственную артерию под серьезную угрозу. В этой ситуации союзники потребовали от правительства Чан Кайши обеспечить безопасность маршрута, и 1 марта 1942 года китайские 5-я и 6-я армии начали продвижение на юг по Бирманской дороге. Среди многочисленных подразделений, выделенных для этой цели китайцами, оказалась и 200-я дивизия. В ответ на это 7 марта японские войска начали наступление. 200-й дивизии пришлось участвовать в затяжных боях. В частности, в районе города Таунгу (в 200 км к северу от Рангуна) она оказала упорное сопротивление наступающей 55-й японской дивизии. Командовавший в тот период китайскими войсками в Бирме американский генерал Дж. Стилуэл в одном из своих рапортов писал о подразделении следующее:

«Китайский танковый корпус наилучшим образом показал себя в боях. И это при том, что китайцы не были законодателями мод в механизированной войне, не имели многолетней традиции эксплуатации бронетанковой техники. Танкисты и пехота уничтожили около полутысячи японских солдат, распространяя панику среди врага везде, где появлялись. Это тем более удивительно, учитывая, что китайцы не были ветеранами боев и имели всего три месяца на обучение».

Но героические действия одной дивизии не могли переломить общей неблагоприятной для китайцев и англичан обстановки.



М3А3 «Stuart» Временной танковой группы. Машина сохранила стандартные американскую окраску и тактические знаки.


Полученный по ленд-лизу легкий танк М3А3 «Stuart». Машина сохранила стандартную американскую окраску, но несет китайские тактические знаки, что было редкостью для танков этого типа в китайских подразделениях. Реконструкция автора.

После четырех дней боёв 200-я дивизия оказалась в окружении, но продолжала сражаться ещё в течение десяти дней, после чего ценой больших потерь ее остатки прорвались к северным границам Бирмы. К концу мая 1942 года британские и китайские войска покинули Бирму, и вся ее территория перешла под японский контроль. Потеря Бирманской дороги поставила китайскую армию в исключительно трудное положение, так как она теперь потеряла возможность получать помощь от союзников. В частности, американцы так и не смогли перебросить в Китай предназначенные ему 200 танков Marmon-Harrington Т16. С другой стороны, правительство Чан Кайши было прекрасно осведомлено о невысоких боевых качествах этих машин и не горело особым желанием их получить.



М4А4 «Sherman» Временной танковой группы форсирует реку Нам Ю в период наступления на Лашо, 6 марта 1945 года.


Некоторое количество «стюартов», сняв башни, китайцы превратили в разведывательные и командирские машины.


Китайское подразделение на легких танках М3А3 «Stuart». Так как техника считалась «взятой взаймы», то машины сохраняли не только американскую окраску, но и тактические знаки. Китайские тактические знаки и символика Гоминьдана чаще всего не наносились.

Ещё в июне 1942 года Чан Кайши выступил с предложением организовать на территории Индии учебные лагеря для китайских солдат, и ближе к концу года удалось организовать учебный лагерь в Рамгаре, куда из Китая по воздуху перебросили около 13 тыс. новобранцев. В 1943 году союзники приступили к формированию Временной танковой группы (Provisional Tank Group). Первоначально танковые экипажи укомплектовали американцами, но вскоре их постепенно заменили китайцы. На оснащение группы пошли танки М4А4 Sherman (35 единиц) и М3 Stuart (48 машин) из британских запасов в Индии, а также небольшое количество британских бронетранспортеров Bren Carrier и американских полугусеничных бронетранспортеров. Начиная с 1944 года, группа принимала активное участие в Бирманской операции.

В ходе наступления на Майкван (Мэнгун) китайские танкисты атаковали позиции 18-й японской дивизии. Сковав противника с фронта действиями двух батальонов пехоты, китайские танки переправились через реку и обрушились на фланг 18-й дивизии, командир которой едва не попал в плен.



М4А4 «Sherman» из состава Временной танковой группы, 1944 год.


Туре 97 «Chi-ha» НОАК в экспозиции Военного музея Китайской революции в Пекине.


«Шерманы» Временной танковой группы на очищенной Бирманской дороге, январь 1945 года.

В апреле 1944 года Временной танковой группе пришлось снова столкнуться с 18-й японской дивизией. На этот раз японцы противопоставили им огонь горных пушек и собственных танков «Ха-го», используемых в качестве неподвижных огневых точек, но это не могло остановить хорошо бронированные «шерманы». Окончательно остатки японских войск в Бирме ликвидировали к июлю 1945 года.

Завершение Второй мировой войны не принесло китайцам мира. Уже к весне 1946 года распался Второй объединенный фронт — заключенный для совместного отражения японской агрессии союз между Гоминьданом и Коммунистической партией Китая. В стране с новой силой вспыхнула гражданская война, и Временная танковая группа вошла в состав войск Чан Кайши, направленных против коммунистов. В сложившейся обстановке СССР решил усилить коммунистов за счет захваченного оружия Квантунской армии. Забайкальский фронт передал в сентябре-ноябре 1945 года 320 танков и бронеавтомобилей, 1-й Дальневосточный — 210, 2-й Дальневосточный — 127 единиц. Из общего количества машин около 350 составляли средние «Чи-Ха». Они и стали основой бронетанковых сил Объединенной демократической армии Северо-Востока, ставшей впоследствии костяком Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Американцы, в свою очередь, передали имевшуюся в их распоряжении трофейную японскую технику войскам Чан Кайши.

В ходе гражданской войны обе стороны использовали танки для непосредственной поддержки пехоты. Постепенно победа стала клониться на сторону коммунистов: 31 января 1949 года их танки вошли в Пекин, а 23 апреля — в Нанкин. 1 октября того же года в Пекине провозгласили создание Китайской Народной Республики, что дало СССР возможность уже открыто и на законных основаниях поддержать коммунистическое руководство. За период до 1956 года КНР получила около 1800 Т-34-76 и Т-34-85, а также 60 ИС-2. Кроме танков, в Китай поставлялись самоходные установки СУ-100 и бронетранспортеры БТР-40 и БТР-152. Именно на этих машинах китайские добровольцы воевали с американцами в Корее. По данным американской разведки, в боевых действиях участвовали четыре китайских танковых полка из четырех рот Т-34-85 и одной роты ИС-2 каждый. К концу войны в рядах китайских добровольческих частей оставалось 38 танков ИС-2.

В 1954 году правительство КНР приняло решение развернуть в стране производство Т-34-85 под наименованием Туре 58. Одновременно в Китае стали прорабатывать альтернативный вариант Т-34-1. Путем перекомпоновки моторно-трансмиссионного отделения и подвески предполагали уменьшить массу машины и снизить её высоту. Другим проектом того времени стал Т-34-2 — попытка китайских инженеров скопировать советский Т-54. Однако ни одного опытного образца так и не изготовили. Да в этом и не было никакой необходимости, так как СССР передал Китаю техническую документацию на Т-54, который и стал прародителем собственно китайских танков.



Построение экипажей китайских Т-34-85.


Т-34-85 НОАК на параде, 1 октября 1950 года.


ИС-2 НОАК на параде, 1956 год.

Оглавление книги


Генерация: 0.413. Запросов К БД/Cache: 0 / 2