Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Степень девальвации количества побед на Восточном фронте лучше всего характеризует следующий факт: в первые месяцы кампании к Рыцарскому кресту представляли за 20 сбитых самолетов, а к концу войны в люфтваффе множество пилотов имели на своем личном счету более 100 побед, но не были награждены высшей наградой Рейха. На Западном фронте воевало лишь несколько пилотов, сумевших сбить более ста самолетов, на Восточном — более 70. восемь летчиков имело более 200 побед, а двое — более 300! Послевоенные исследования показали, что количество побед сильно завышалось. Очень часто тянущийся за пикирующим Bf. 109 шлейф дыма летчики-истребители или воздушные стрелки союзников считали достаточным основанием для занесения немецкого истребителя в разряд уничтоженных. На самом же деле, нередко мессершмитт благополучно садился на свой аэродром.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

Преддверие и начало

Преддверие и начало


Вторжение Германии на территорию Советского Союза — операция «Барбаросса» — положило начало кампании, беспрецедентной в истории войн по масштабу и ожесточенности. Уже через несколько недель после 22 июня 1941 г. линия советско-германского фронта протянулась на 4480 км от Баренцева моря на крайнем севере до субтропиков Черного моря на юге.

Германия нанесла удар силами 120 дивизий, еще 26 дивизий находилось в резерве, всего 146 дивизий — почти три миллиона солдат и офицеров. Этим силам противостояли 149 дивизий Красной Армии, которые дислоцировались в Западных военных округах Советского Союза.

Прямое сопоставление количества дивизий не отражает истинное соотношение сил: немецкие и советские дивизии сильно отличались друг от друга по численности и насыщенности боевой техникой. Так, важнейшую роль в наземных сражениях играли танки. Германия задействовала в операции «Барбаросса» 17 танковых дивизий, еще две панцердивизии находились в резерве. Красная Армия имела в западных районах СССР 36 танковых дивизий. Соотношение по танкам получается 2:1 в пользу русских, однако если учесть, что по штатам в танковой дивизии Красной Армии числилось 400 танков, а в панцердивизии вермахта — 150–200, то соотношение реально получается 4:1.



В начале операции «Барбаросса» все силы одномоторных истребителей люфтваффе на Крайнем Севере ограничивались десяткой Bf. 109 стаффеля «Кикинес». На снимке — один из этих самолетов (оснащен тропическим фильтром!) в полете над Арктикой.


На другом фланге огромного 4480-км фронта «Фридрихи» базировались на побережье Черного моря. На снимке — истребитель будущего кавалера Рыцарского креста оберефрейтора III./JG-52 Фридриха Ваховяка.


Руль поворота истребителя оберефрейтора Эдмунда Вагнера из 9./JG-51. Обратите внимание — из всех победных отметок лишь одна принадлежит сбитому английскому самолету. Дисбаланс результативности на Западном и Восточном фронтах — крупным планом. Вагнер сбил 54 советских самолета, пока его карьере не положил 13 ноября 1941 г. конец воздушный стрелок бомбардировщика Пе-2.

На бумаге ВВС Красной Армии также значительно превосходили по численности люфтваффе. Командование вооруженных сил Германии привлекло к участию в операции «Барбаросса» 2598 боевых самолетов первой линии, меньше, чем принимало участие в кампании мая 1940 г. на Западе (3826 машин) или тремя месяцами спустя в битве за Британию (3705 самолетов).

Истребительные силы насчитывали 619 боеспособных одномоторных истребителей, главным образом Bf. 109 — примерно две трети всех истребителей люфтваффе (68 %), остальные оставались на Западе или находились на Средиземноморском театре военных действий.

В боях на Восточном фронте летчики-истребители люфтваффе добились высочайших индивидуальных результатов в истории авиации — результатов, невероятных для других театров военных действий.

В Великобритании и США асом считался летчик, сбивший пять и более самолетов противника. Если пользоваться данным критерием, то на Востоке 5000 пилотов люфтваффе стали асами.

На самом деле, среди немецких летчиков-истребителей титул «ас» имел весьма ограниченное хождение. Наиболее опытных и удачливых пилотов в люфтваффе называли экспертами — «Experte». Один из соколов Геринга, на счету которого значилось более 50 побед — больше, чем у любого западного аса времен второй мировой войны — как-то заметил: «Я не был великим экспертом…»

Степень девальвации количества побед на Восточном фронте лучше всего характеризует следующий факт: в первые месяцы кампании к Рыцарскому кресту представляли за 20 сбитых самолетов, а к концу войны в люфтваффе множество пилотов имели на своем личном счету более 100 побед, но не были награждены высшей наградой Рейха. На Западном фронте воевало лишь несколько пилотов, сумевших сбить более ста самолетов, на Восточном — более 70, восемь летчиков имело более 200 побед, а двое — более 300!

Послевоенные исследования показали, что количество побед сильно завышалось. Очень часто тянущийся за пикирующим Bf.109 шлейф дыма летчики-истребители или воздушные стрелки союзников считали достаточным основанием для занесения немецкого истребителя в разряд уничтоженных. На самом же деле, нередко мессершмитт благополучно садился на свой аэродром.

В военно-воздушных силах воюющих стран существовали различные методики подтверждения побед в воздушных боях. В люфтваффе достаточным основанием для занесения сбитого самолета на личный счет пилота считалось письменное подтверждение победы одним или более воздушным наблюдателем плюс, по возможности, письменный рапорт от наземных наблюдателей. Рапорты о сбитых самолетах направлялись высшему командованию люфтваффе в Берлин. В отдельных случаях на официальное занесение победы на индивидуальный счет мог потребоваться год или более.

Несмотря на столь бюрократизированную систему подсчета сбитых, астрономическое количество побед экспертов на Восточном фронте все еще остается предметом для дискуссий. Итак, как они могли добиться таких успехов?



Оберфельдфебелъ (позже — лейтенант) Отто Гайсер из JG-51. Гайсер сбил на Востоке 74 самолета и погиб в воздушном бою с четверкой Ил-2 в начале 1944 г.


В истории авиации лишь двум летчикам-истребителям было суждено одержишь более 300 побед — гауптману Эриху Хартману (слева) и майору Герхарду Баркхорну (справа). Оба аса воевали в составе JG-52.


Оберфельдфебелъ Улльман из II./JG-2 показывает пальцем на карте место, где он только что сбил советский самолет.

Ответ не прост. Война на Востоке имела ряд особенностей, более ни на одном театре военных действий не встречавшихся.

Во-первых, летчики люфтваффе принимали участие в боях постоянно, а не придерживались столь характерных для англичан и американцев практики «командировок на войну». Количество побед далеко не всегда считалось основанием для карьерного роста летчика, перехода его на штабные должности. Большинство пилотов находились во фронтовых частях, за исключением кратких отпусков, с первого до последнего дня войны или же до дня своей гибели.

Чаще всего ягдваффе превосходило своих оппонентов в трех ключевых для воздушной войны позициях: технике, выучке и тактике.

В начальный период войны на Востоке Bf. 109 превосходил по своим характеристикам любой советский истребитель. Ветераны вспоминают, что без внешних подвесок мессершмитт «делал» и один из лучших истребителей ВВС РККА времен второй мировой войны Як-9.

Во-вторых — все командиры люфтваффе имели отличную подготовку. Ирония судьбы заключалась еще и в том, что многие немецкие летчики, в числе которых такие асы, как Лютцов и Траутлофт, проходили подготовку в секретной летной школе Рейхсвера под Липецком в период с 1925 по 1933 г. Многие получили боевой опыт, воюя в Испании в составе легиона «Кондор», после Испании были Польша, Франция, битва за Британию, Балканы.



Захваченный советский аэродром: И-16 стоит рядом с Bf109F из II./JG-54.


Коллеги поздравляют майора Герхарда Баркхорна после выполнения 1000 боевого вылета. Венок перевязан ленточками с названиями стран, где воевал Бар- кхорн с августа 1940 г. (тогда летчик прибыл для дальнейшего прохождения службы в II./JG-52). До конца войны Биркхорну осталось выполнить 104 боевых вылета.

Вышеуказанные факторы играли роль на любом фронте второй мировой войны, но на Восточном фронте имело место еще и другая сторона медали — состояние ВВС противника.

Сталинские репрессии конца 30-х годов резко ослабили вооруженные силы страны. Множество командиров ВВС РККА, в числе которых имелось немало летчиков с полученным в Испании, Китае, Финляндии боевым опытом, было репрессировано. У уцелевших командиров репрессии отбили охоту проявлять инициативу — на каждое действие требовался официальный письменный приказ.

Пытаясь восполнить потери армии в результате репрессий, Кремль стимулировал ускоренный рост численности Красной Армии. Качество принесли в жертву количеству. Большинство пилотов ВВС РККА на момент начала операции «Барбаросса» имело подготовку, несоизмеримую с уровнем подготовки летчиков люфтваффе. Немецкие пилоты характеризовали тактику противника как негибкую и неэффективную: «Русские просто старались удержать высоту и курс, мы сбивали их одного за другим, порой их строй ломался и тогда, самолеты напоминали хаотический рой пчел».

Неадекватный уровень подготовки советских летчиков не привел к падению у них морального духа. Не способные противостоять асам люфтваффе в классическом воздушном бою русские летчики шли на таран. Случаи таранов отмечались уже в первые минуты операции «Барбаросса».

В 4.15 утра 22 июня младший лейтенант Д.В. Кокорев из 124-го истребительного авиационного полка после того, как на его МиГ-3 отказали пулеметы, таранил разведчик Do-215. Через десять минут старший лейтенант И.Т. Иванов таранил над Ровно бомбардировщик Не-111. Кокорев остался жив. Иванов погиб. Указом Президиума Верховного совета Союза ССР от 2 августа 1941 г. старшему лейтенанту Иванову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Первые бои дорого обошлись советским ВВС. Чтобы восполнить потери требовалось направлять летчиков на фронт как можно быстрее. В течение многих месяцев возможностей улучшить качество подготовки пилотов не имелось. Лишь в самом конце войны на фронт стали попадать хорошо подготовленные воздушные бойцы, но немецкие «эксперты» к тому времени имели уже двух-трехлетний боевой опыт на Восточном фронте. Летчики люфтваффе по-прежнему качественно превосходили личный состав ВВС РККА.

Тоталитаризм Кремля сказался на положении дел в советской авиационной промышленности. Неплохо воевавшие на стороне республиканцев в Испании истребители конструкции Н.Н. Поликарпова к лету 1941 г. уже устарели абсолютно. Три современных истребителя были приняты на вооружение ВВС РККА в 1940 г., однако все они были сырыми.

Истребитель Як-1 имел слабую конструкцию и недостаточно мощное вооружение. ЛаГГ-3 и МиГ-3 показали плохую маневренность. Оценка летчиков этих самолетов нашла отражение в отдающей черным юмором расшифровке названия самолета ЛаГГ-3 — «Лакированный Гарантированный Гроб». Летчики, много часов налетавшие на истребителях Поликарпова, считали новые монопланы чересчур инертными и тяжелыми в управлении.

В течение войны характеристики советских истребителей постоянно росли, выправлялась и ситуация с качеством обучения летного состава. И Лавочкин, и Яковлев сумели создать превосходные истребители. На все это потребовалось время. Мир вплоть до появления в 1950 г. в Корее истребителей МиГ-15 не подозревал об успехах советской авиации. Тем не менее, своей славой революционный самолет МиГ-15 во многом обязан трофейным материалам немецких исследований в области конструкции и аэродинамики скоростных летательных аппаратов, а также реактивному двигателю британской конструкции.



Сделанный с земли снимок падающего Ил-4 — свидетельство победы, одержанной оберфельдфебелем Куртом Сошатцы из 7./JG-3. Сошатцы сбил 38 советских самолетов и один британский «Спитфайр» над Ла-Маншем, прежде чем его мессершмитт таранил истребитель И-16 12 августа 1941 г. над Киевом. Сошатцы выпрыгнул с парашютом и последующие восемь лет провел в советском плену.


Ганс Траутлофт уже бывал в России — он оттачивал свое мастерство в секретной школе люфтваффе в Липецке. Авторитет лидера он завоевал в Испании. Траутлофт командовал 54-й эскадрой «Зеленое сердце» с 1940 по 1943 г.г.

Поставки по ленд-лизу позволили восполнить снижение производства самолетов в СССР, связанное с эвакуацией промышленности за Урал. С 1941 по 1945 г.г. из США было получено около 10 000 истребителей, более 7000 из них — Р-39 «Аэрокобра» и Р-63 «Кингкобра». Помимо этих машин в СССР поставлялись устаревшие истребители Р-40, в Советский Союз попало порядка 200 «Тандерболтов», но ни одного американского «Мустанга» (десять «Мустангов» Mk I с двигателями «Аллисон» русским передали англичане, все эти самолеты ранее использовались в RAF).

Из Великобритании по ленд-лизу Советский Союз получил более 4000 «Харрикейнов» и «Спитфайров». Неплохие по своим летным данным английские истребители мало подходили для спартанских условий Восточного фронта, которые наиболее ярко проявлялись на аэродромах подскока.

В конце — о тактике. Несмотря на крайне ожесточенный характер, воздушная война на Востоке не носила стратегический характер. Главной задачей авиации обоих сторон стала поддержка сухопутных войск, поэтому воздушные бои велись на малых и средних высотах. Как правило, летчики-истребители люфтваффе во время «свободной охоты» находили группы советских самолетов, пикировали на них и, сбив двух-трех, вновь набирали высоту, чтобы атаковать следующую волну. Именно так, сильно упрощая, и велась воздушная война на Восточном фронте.

Восточный фронт делился на три сектора — северный, центральный и южный (правильнее — на четыре, но в арктическом секторе практически в течение всей войны велись позиционные бои).

Несмотря на большую протяженность фронта, люфтваффе удалось разгромить авиацию противника на земле, нанеся внезапный удар по аэродромам. Решение Гитлера напасть на Советский Союз впервые нашло письменное отражение в директиве фюрера № 21 от 18 декабря 1941 г. Начало операции «Барбаросса» планировалось на конец весны 1941 г., однако трудности союзника по «оси» Муссолини, увязшего в Греции, наряду с военным переворотом в Югославии, заставили Гитлера заняться Балканами.



Разбитый немецкой авиацией еще на железнодорожной платформе советский истребитель ЛаГГ-3.


Не каждому летчику везло при вынужденной посадке в местах, где отсутствовала сплошная линия фронта или в тылу противника. Этого летчика спас патруль дивизии «Рейхсфюрер СС».

Удар на Балканы отодвинул начало операции «Барбаросса» на несколько роковых для Рейха недель. 15 ноября Panzerpionierbataillon 62 находился всего в 20 км от Кремля, но «генерал Зима» остановил марш германских армий на советскую столицу. Москва устояла, а фюрер потерял свой единственный шанс на быстрое завершение войны с СССР.

Немцы возобновили наступление весной 1942 г., но на этот раз объектом удара стала не Москва, а нефтяные месторождения Кавказа и Сталинград. Соединения 6-й армии достигли Сталинграда в конце августа 1942 г., однако вскоре ее окружили и зимой 1942-43 полностью разбили.

Эпическая Сталинградская битва многими воспринимается как поворотная точка войны. На самом деле, за Сталинградом последовало третье стратегическое наступление Германии на Востоке — операция «Цитадель». Именно поражение немцев летом 1943 г. под Курском и послужило действительной поворотной точкой войны. Здесь произошло величайшее танковое сражение в истории. Под Курском началась дорога, по которой Красная Армия весной 1945 г. вошла в Берлин.



Фротовой аэродром. На переднем плане — Bf.109E адъютанта II./JG-54 лейтенанта Штейндля.


В полете — Bf 109E-7 с подвешенной под фюзеляжем бомбой, первые дни операции «Барбаросса».

Оглавление книги


Генерация: 0.165. Запросов К БД/Cache: 3 / 1