Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Степень девальвации количества побед на Восточном фронте лучше всего характеризует следующий факт: в первые месяцы кампании к Рыцарскому кресту представляли за 20 сбитых самолетов, а к концу войны в люфтваффе множество пилотов имели на своем личном счету более 100 побед, но не были награждены высшей наградой Рейха. На Западном фронте воевало лишь несколько пилотов, сумевших сбить более ста самолетов, на Восточном — более 70. восемь летчиков имело более 200 побед, а двое — более 300! Послевоенные исследования показали, что количество побед сильно завышалось. Очень часто тянущийся за пикирующим Bf. 109 шлейф дыма летчики-истребители или воздушные стрелки союзников считали достаточным основанием для занесения немецкого истребителя в разряд уничтоженных. На самом же деле, нередко мессершмитт благополучно садился на свой аэродром.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

«Барбаросса» — первые успехи

«Барбаросса» — первые успехи

Первая победа на Восточном фронте засчитана стаффелькапитану 1./JG-3 оберлейтенанту Вернеру Олейнику, он так описывал тот исторический воздушный бой в своем рапорте:

— Примерно в 3 ч 30 мин я взлетел вместе с ведомым с аэродрома базирования. Перед нами поставили задачу блокировать русские аэродромы. расположенные вдоль границы.

— Мы взлетели в полутьме, рассвет едва забрезжил. На первом русском аэродроме я заметили признаки активности. Два истребителя были готовы к взлету. Пока мы на высоте 700–800 метров закладывали вираж, русские запустили двигатели и стали выруливать на взлет. Они взлетели и направились в пашу сторону с явным намерением завязать воздушный бой.

— Русские находились примерно на 300–400 м ниже, когда мы атаковали. На пикировании я короткой очередью сбил ведущего русской пары — самолет охватило пламя и он упал. Второй русский истребитель исчез из поля зрения. Перед посадкой я покачал крыльями над своим аэродромом в знак одержанной победы.

Существует, однако, некоторая неувязка в отношении первой официальной победы люфтваффе на Восточном фронте. В журнале боевых действий 1./JG-3 время падения И-16 указано как 3 ч 40 мин — всего через 25 минут после первых залпов германской артиллерии, возвестившей о начале операции «Барбаросса». Сам же летчик указал время своей победы как 3 ч 58 мин.

На первую победу претендует также лейтенант Ганс Витцель из 5.1 JG-27, сбивший в 3 ч 54 мин один И- 15. второй советский истребитель он сбил минутой позже.



1. Bf.109F-2 «белый тройной шеврон» командира JG-3 майора Гюптера Лютцова, Хостиние, июнь 1941 г.

На рисунке изображен один из трех «Фридрихов», на которых воевал Лютцов, на этой машине он летал в первый период операции «Барбаросса». Обратите внимание на ярко-желтую маркировку театра военных действий и обычный для Лютцова символ командира эскадры — тройной шеврон. Самолет очень похож на истребитель, на котором Лютцов воевал во Франции.



2. Bf.109G-2 «черный шеврон и стрела» командира JG-3 «Удет» майора Воль-фа-Дитриха Вильке, Морозовская, ноябрь 1942 г.

На рисунке изображен один из двух Bf.109G-2 на которых зимой 1942-43 г.г. летал преемник Лютцова в должности командира 3-й истребительной эскадры майора Вольф-Дитрих Вильке. Обратите внимание на эмблему эскадру — стилизованную красную букву «U» с крыльями на геральдическом щите белого цвета. Наименование «Удет» присвоено 3-й эскадре 1 декабря 1941 г. после самоубийства Эрнста Удета.



3. Bf. 109F-2 «черные шеврон и треугольник» командира I./JG-3 гауптмана Ганса фон Гана, Луцк, июль 1941 г.

Истребитель Ганса фон Гана имел довольно необычный камуфляж и символику командира группы. На этом мессершмитте фон Ган летал в первые недели операции «Барбаросса». Помимо эмблемы группы, зеленого дракона, на борту фюзеляжа ниже фонаря кабины изображена личная эмблема фон Гана — голова петуха на геральдическом щите белого цвета (Hahn — петух). Символику петуха использовал в рисунке личной эмблемы однофамилец и тезка Ганс «Асси» Ган, воевавший на Западном фронте. На руле поворота самолета фон Гана изображены отметки о победах: три аэростата, 15 сбитых самолетов на Западе и первые девять побед, одержанных на Востоке. Фон Ган собьет еще десять самолетов, прежде чем I./JG-3 отведут на Запад, где переформируют в II./JG-1.



4. Bf.109F-2 «черные шеврон и круг»- технического офицера I./JG-3 лейтенанта Детлева Рохвера, Белая Церковь. август 1941 г.

Истребитель Рохвера имел еще более необычный, чем самолет фон Гана. камуфляж, кроме того «Фридрих» технического офицера группы имел полностью желтый нос по типу мессершмиттов периода битвы за Британию. Персональная эмблема летчика — изображение средневекового германского рыцаря Гётца фон Берлихингена, рыцарь нарисован в крайне неприличной позе (поза средневекового героя отражает обращенный к врагам девиз самого Рохвера: «Поцелуйте меня в ж…»). На руле поворота истребителя нанесены отметки о четырех сбитых на Западе самолетах и 24 победах на Восточном фронте. Половинки победных марок (такие же есть и на самолете фон Гана) обозначают самолеты, уничтоженные на земле.



5. Bf.109F-4 «двойной белый шеврон» командира II./JG-3 «Удет» гауптмана Курта Брандля, Тусов, август 1942 г.

Курт Брандль являлся самым результативным летчиком 3-й эскадры: всего он сбил 180 самолетов, 160 из них на Восточном фронте. На руле поворота — отметки о 95 победах, Брандль пока на полпути к своему окончательному результату, а германская военная машина — на пути к Сталинграду. Помимо нанесенной на капот двигателя эмблемы эскадры, на фюзеляже под фонарем кабины нарисована эмблема группы.



6. Bf.109F-4 «желтая 7» стаффель- капитана 9./JG-3 «Удет» оберлейтенанта Виктора Бауэра, Сольцы, март 1942 г.

Летчик еще не одержал половины из своих 106 побед — на руле поворота отметки о 42 сбитых самолетах. Истребитель полностью перекрашен в белый цвет — камуфляж первой военной зимы на Восточном фронте. Обратите внимание — на основных опорах шасси отсутствуют щитки. В 111 группе 3-й истребительной эскадры было не принято изображать на самолетах эмблему JG-3.

Факты этих первых побед бесспорны, но воздушные бои в первые минуты войны были редкостью. Советские ВВС удалось захватить врасплох. Повсеместно происходили сцены. подобные описанной ветераном битвы за Британию командиромJG- 3 гауптманом Гансом фон Ханом:

— Мы не верили своим глазам. Все аэродромы были забиты разведчиками. бомбардировщиками, истребителями. выстроенными в линейки, словно на параде. Количество приграничных взлетно-посадочных площадок и самолетов на них производило огромное впечатление.

Русские заплатили высокую цену за свою самонадеянность. Для пилотов люфтваффе 22 июня 1941 г. стало удачным днем.

На севере за один день летчики JG-54 майора Ганса Траутлофта сбили 45 русских самолетов, немало побед на свой счет записали ягдфлигеры из 11./JG-53.

Две других группы JG-53 действовали на центральном участке и в течение 22 июня сбили не менее 62 самолетов противника. Группенко- мандир 11I./JG-53 гауптман Вольф- Дитрих Вильке стал первым асом Восточного фронта, записав на свой счет пять побед, одержанных 22 июня в грех боевых вылетах. Три И-15 он сбил в районе 4 часов утра. И-16 — утром и один И-17 (?) — вечером.

Точно идентифицировать пятой сбитый Вильке 22 июня самолет гак и не удалось, истребители И-17 никогда не состояли на вооружении ВВС РККА Плохая работа германской разведки в сочетании с тотальным режимом секретности в Советском Союзе привела к потрясающей путанице при идентификации пилотами люфтваффе советских самолетов. Люфтваффе начали операцию «Барбаросса» фактически ничего не зная о системе обозначений типов самолетов, состоявших вооружении советских ВВС. Сегодня почти невозможно точно установить какие типы самолетов сбивали на самом деле ягдфлигеры.



Оберлейтенант Роберт Олейник одержал первую официальную победу люфтваффе в операции «Барбаросса», с которой его и поздравляет механик фельфебель Маккерт. Рыцарский крест Олейник получил после того, как сбил 32 советских самолета. Обратите внимание на дракона — эмблему I./JG-3, нарисованного па капоте двигателя мессершмитта. Это эмблема осталась неизменной после переформирования группы в H./JG-1.


Гауптман Вольф-Дитрих Вильке, командир I/1./JG-53. В первый день операции «Барбаросса» он сбил пять советских самолетов.


Вечер 22 июня 1941 г. истребитель Bf 109F лейтенанта Юргена Хардера приземлился на аэродроме Соболева, Хардер в этот день сбил один самолет, который он идентифицировал как «И-17».

К примеру, истребитель И-17 был спроектирован под руководством Н.Н. Поликарпова в середине 30-х годов. Самолет имел двигатель водяного охлаждения и отличался предельно чистыми аэродинамическими формами, но этот самолет так и не вышел из стадии прототипа. Тем не менее, среди рапортов о победах немецких летчиков в первый день операции «Барбаросса» истребитель И-17 (и даже И-18!) упоминается неоднократно. Скорее всего. И-17 путали с также оснащенным двигателем жидкостного охлаждения МиГ-3. Истребителей МиГ-3 в ВВС приграничных округов было намного больше. чем самолетов двух других новых типов — Як-1 и ЛаГГ-3. Силуэт МиГ- 3 мог напомнить немецким летчикам публиковавшиеся в открытой печати фотографии И-17.

Многие пилоты люфтваффе, по старой памяти времен легиона «Кондор», продолжали за внешнее сходство именовать поликарповскис бипланы «Кертиссами», бомбардировщики Туполева СБ «Мартинами»; силуэт последних имел много общего с внешним обликом американского двухмоторног о бомбардировщика Мартин В-10.

Будущий кавалер Рыцарского креста Франц Шиесс начал операцию «Барбаросса» в должности летчика штаба JG-53. Шиесс очень высоко оценивал маневренность бипланов Поликарпова:

— Мы повстречались с группой из 20 истребителей «Кертисс», летчики которых отлично представляли что нужно делать. Они стали пытаться зайти нам в хвост и смогли занять выгодное положения для открытия огня. Русские быстро разворачивались на 180 град, и выходили нам в лоб. В таком бою победу мог одержать лишь большой везунчик.

Впрочем, сложности боя с бипланами Поликарпова не помешали Шиессу сбить И-153 в 7 ч 25 мин 22 июня 1941 г.



Фотографии советского аэродрома, сделанная самолетом-разведчиком люфтваффе. Хорошо видны поставленные крыло к крылу самолеты — заманчивая цель для удара с воздуха. Такие цели считались наиболее приоритетными в первые часы операции «Барбаросса».


Результат одного из первых ударов по советскому аэродрому, от парадной линейки не осталось и следа.

Летчики также действовавшего на центральном участке фронта JG-51 одержали 69 побед в воздушных боях. Четыре из них записал на свой боевой счет командир гешваде- ра подполковник Вернер Мёльдерс. Он довел свой личный счет до 72 сбитых. после чего немедленно был представлен к награждению мечами — Рыцарский кресте дубовыми листьями у Мельдерса уже имелся.

«Вати» Мёльдерс был самым известным из всех летчиков-истребителей люфтваффе, принимавших участие в начальном этапе операции «Барбаросса». Мёльдерс никогда не питал иллюзий относительно предстоящей кампании на Востоке и не уставал повторять своим подчиненным. что война на Востоке будет длительной и ожесточенной. Сам Мёльдерс так и не смог убедиться насколько он был прав.

За три недели воздушных боев с советскими летчиками Мёльдерс добавил на руле поворота своего истребителя 27 победных марок. 15 июля он сбил еще два самолета, доведя свой общий счет до 101 победы. Мёльдерс был не только лучшим асом легиона «Кондор» (14 побед), но и первым ягдфлигером. сбившим 20 самолетов во второй мировой войне (за что получил Рыцарский крест), и первым летчиком-истребителем в истории. одержавшим более 100 побед в воздушных боях.

За 100 побед Мёльдерса представили к брильянтам, здесь он опять стал первым! Всего 27 человек получили Рыцарские кресты с дубовыми листьями, мечами и брильянтами, семеро из них были летчики, но самым первым был Мёльдерс. Награждение брильянтами поставило крест на боевой карьера аса: ему присвоили звание полковника и убрали подальше от фронта — на должность генерал-инспектора истребительной авиации.

Весть о смерти в ноябре 1941 г. знаменитого аса времен I мировой войны Эрнеста Удета, занимавшего пост Generalluftzeugmeister'a, настигла Мёльдерса в момент, когда последний находился в инспекционной поездке на Восточном фронте. Мёльдерс. несмотря на плохую погоду, немедленно вылетел в Берлин на самолете Не-111. Пилоты самолета указывали на недопустимость полета в таких сложных метеоусловиях, однако Мёльдерс категорически приказал лететь — он хотел прибыть в Берлин во время. За Львовом погода ухудшилась настолько, что даже генерал- инспектор усомнился в правильности принятого им решения.

Мельдерс приказал садиться на ближайшем аэродроме. На одном работающем моторе Хейнкель взял курс на Бреслау. Уже на подходе к Бреслау самолет влетел в полосу дождя, машину окутал мрак. Опытный пилот самолета не справился с управлением в слепом полете на одном моторе: в 11.30 22 ноября 1941 г. Не-111 с Мёльдерсом на борту столкнулся с землей. Вся нация скорбела над гибелью величайшего героя.

Вернемся, однако, к операции «Барбаросса».

Третьим ягдгешвадером, действовавшим на центральном участке фронта был JG-27 (точнее II./JG-27, III./JG-27 и II./JG-52, последняя группа заменяла в составе гешвадера группу I./JG-27, которая находилась в Северной Африке). Результативность этих подразделений была несколько ниже: летчики II./JG-27 сбили 22 июня 11, a III./JG-27 — два самолета противника.

На Южном участке фронта находились две истребительных эскадры — JG-3 и JG-77. Пилоты JG-3 одержали 25 побед, в числе которых одну («И-18») записал на свой счет командир эскадры майор Гюнтер Лютцов.

Больше всего самолетов -15- сбили пилоты 11./JG-3. группой командовал гауптман Лотар Келлер. Сам Келлер одержал 22 июня 1941 г. четыре победы (два И-16 и два И-153), после чего его личный счет составил 20 сбитых. Четыре подчиненных Келлера одержали 22 июня свои первые победы, среди них был будущий кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями и инспектор дневных истребителей оберлейтенант Вальтер Даль. Даль сбил «И-18».

Летчики 1II./JG-77 записали на счет группы все 15 побед 77-й эскадры. Стаффелькагштан 8./JG-77 оберлейтенант Курт Уббен сбил истребитель И-16 и бомбардировщик ДБ-3. Он. как и Даль, стал кавалером Рыцарского креста с дубовыми листьями. но в отличие от Даля не дожил до конца войны. Будучи командиром JG-2 Уббен был сбит над Францией весной 1944 г.



«Если самолет красив, значит — он хорошо летает». Эта поговорка не всегда справедлива. МиГ-3 отличался чистотой аэродинамических форм, но его летные характеристики оставляли желать лучшего.


Полковник Вернер Мёльдерс стал первым генерал-инспектором истребительной авиации люфтваффе. На снимке — свежеиспеченный генерал прибыл с инспекцией ни Восточный фронт, ранняя осень 1941 г. На снимке справа стоит командир JG-3 майор Гюнтер Лютцов, слева — командир IV./JG-51 гауптман Карл-Готфрид Нордман.


7. Bf.109F-4 «желтая 4» обер-фелъдфебеля Эбергарда фон Боремски, 9./JG-3 «Удет», Чугуев, май 1942 г.

Весной 1942 г. III группу 3-й истребительной эскадры «Удет» отвели в Германию на перевооружение. Истребители, которые поступили в группу, изначально предназначались для Средиземноморья, на некоторых даже имелись тропические фильтры воздухозаборников двигателя. Машины также имели окраску средиземноморского театра военных действий — желтый верх, светло голубой низ. Импровизированный камуфляж для Восточного фронта получился путем накрашивания на базовой желтый цвет крупносегментных пятен темно-зеленого и светло-серого цветов. На бортах всех мессершмтиттов 9-го стаффеля красовались имена жен или подруг летчиков. Самолет фон Боремски несет на руле поворота отметки о 43 победах, всего же пилот сбил 84 самолета.



8. Bf.109F-4 «белый тройной шеврон» командира I./JG-4 гауптмана Франца Гана, Мицил, Румыния, январь 1943 г.

Одним из малоизвестных истребительных соединений люфтваффе являлась 4-я истребительная эскадра. I группа 4-й эскадры сначала занималась прикрытием румынских нефтепромыслов, в качестве ее противников выступала англо-американская авиация. В эскадре так и не появились асы класса ведущих экспертов люфтваффе, тем не менее летчики воевали достойно. Франц «Гокелъ» Ган командуя 11-м стаффелем 51-й истребительной эскадры успел одержать не менее 17 побед, прежде чем его осенью 1942 г. назначили командиром I./JG-4, фактически же он был командиром эскадры — на тот момент вся 4-я истребительная эскадра состояла из одной группы.



9. Bf 109E-7 «черный двойной шеврон» командира II1./JG-5 гауптмана Гюнтера Шольца, Петсамо, Финляндия, сентябрь 1942 г.

Большую часть войны 5-я истребительная эскадра действовала на изолированном театре военных действий в Заполярье. В JG-5 пятеро пилотов смогли стать экспертами с числом личных побед более ста. Гюнтер Шольц не вошел в их число, его личный счет едва превысил 30 сбитых. Войну Шольц завершил в должности командира эскадры, которая к тому времени превратилась в Jafu Norwegen. Обратите внимание на эмблему III./JG-5 — лапландский сапог на фоне финского желтого креста на голубом поле. Рядом с эмблемой группы изображена личная эмблема пилота — милая юная девушка в позе, сходной с позой сурового средневекового рыцаря Гётца фон Берлихингена с самолета Детлева Рохвера.



10. Bf 109G-2 «желтый 12» стаффель- капитана 6./JG-5 оберлейтенанта Генриха Эрлера, Петсамо, Финляндия, март 1943 г.

Лучшим арктическим асом стал Генрих Эрлер, его боевой счет колеблется по различным оценкам между 201 и 220 победами. Чтобы самолет больше соответствовал преобладающему цвету театра военных действий его целиком покрасили белой краской, поверх которой нанесли зеленые пятна неправильной формы. На руле поворота — отметки о 77 сбитых советских самолетах.



11. Bf.109G-2 «белая 4» стаффель-капитана 7./JG-5 обер-лейтенанта Теодора Вейссенбергера, Петсамо, Финляндия, июль 1943 г.

Вейссенбергер одержал более 200 воздушных побед, 175 из них — на Востоке. Самолет Вейссенбергера имеет обычный на Bf. 109G этого периода камуфяяж. На руле поворота — изображение орла, который держит в клюве венок с числом 100–100 побед. Ниже — отметки еще о 12, одержанных Вейссенбергом уже после появления на руле орла.



12. Bf 109E-7 «желтая 1» стаффель- капитана 9./JG-27 оберлейтенанта графа Эрбо фон Кагеника, Сольцы, август 1941 г.

27-я истребительная эскадра недолго оставалась на Восточном фронте, однако за короткий срок летчики JG- 27сумели в период начальной фазы операции «Барбаросса» добиться внушительных результатов. Эрбо фон Кагеник с июня по октябрь 1941 г. сбил 48 самолетов, на счету Кагеника уже было 18 одержанных на Западе побед. На рисунке — на самолете летчика нанесены пока отметки о 18 «западных» и 27 «восточных» победах. Обратите внимание на место нанесения бортового номера самолета; в 1II./JG-27 существовала уникальная для люфтваффе практика рисовать бортовые номера на капотах двигателей мессер- шмиттов.



Осколочная бомба SD-2 в снаряженном состоянии. Тротиловый эквивалент бомбы составлял всего 212 г, но они давит большое количество осколков.


Майор Вольфганг Шеллман, командир JG-27. Шеллман выпрыгнул 22 июня из горящего мессершмитта на парашюте над советской территорией и, скорее всего, был расстрелян органами НКВД.


Самолеты 51-й эскадры на захваченном советском аэродроме. Слева под кронами деревьев стоят поврежденные истребители И-153.

Большие различия в результативности ягдшевадеров объясняются тем, что некоторые эскадры выполняли задачи по штурмовке аэродромов. Хотя люфтваффе имело примерно 35 Kampf- и Stukagruppen. этих сил. по мнению командования, было недостаточно для разгрома приграничных аэродромов ВВС РККА, поэтому к ударным действиям привлекли истребительные эскадры.

Наиболее широко в ходе бомбежек аэродромов применялись оско- лочные бомбы-»бабочки» SD-2 Splitterbomb; бомбы массой 2 кг взрывались над самой землей. Они предназначались для поражения живой силы, но сброшенные залпом представляли собой прекрасное средство для выведения из строя стоявших вне укрытий самолетов. Каждый Bf. 109 мог нести 96 бомб SD-2.

Удары вооруженных осколочными бомбами истребителей имели большой эффект, но такие вылеты не пользовались у ягдфлигеров популярностью.

Во-первых, бомбы подвешивались на четыре внешних балочных держателя, из-за чего маневренность и летные характеристики Bf. 109 заметно снижались. Во-вторых, для большего эффекта бомбы требовалось сбрасывать с высоты порядка 40 м. подставляя самолет под огонь малокалиберного стрелкового оружия.

Однако, наибольшие опасения летчикам внушала высокая вероятность «залипания» бомб на держателях. На высокой скорости воздушный поток прижимал бомбы (особенно восемь бомб, подвешенных на двух первых держателях) к узлам подвески так. что их было невозможно сбросить. Не сброшенные бомбы имели тенденцию отделяться от самолета в самый не подходящий момент — на посадке. Известны случаи повреждения мессершмитов в результате несанкционированного сброса собственных бомб при заходе на посадку. Иногда бывало, что бомбы отделялись от держателей тогда, когда самолет уже заруливал на стоянку.

Стандартной процедурой стал проход Bf. 109 на малой высоте и небольшой скорости над собственным аэродромом перед заходом на посадку. Наблюдатели с земли должны были убедиться в отсутствии бомб на внешней подвеске и только после этого давали по радио разрешение на посадку.

Неизвестно сколько советских самолетов вывели 22 июня из строя вооруженные осколочными бомбами истребители Bf. 109. К концу дня советская авиация потеряла в воздухе 322 самолета и примерно 1500 — на земле.

Успех был совершенно неожиданным — Геринг отказался верить донесениям своих командиров. Данные летчиков подтвердились только после того, как сухопутные войска захватили все 31 русских аэродрома, которые являлись объектами ударов люфтваффе 22 июня. Первые рапорты рейхсмаршалу соответствовали истине, более того — количество уничтоженных советских самолетов в них даже было занижено.

Даже не самые объективные в мире советские историографы Великой Отечественной войны признают огромные потери, понесенные советскими ВВС в первый день войны:

— К полудню 22 июня наши потери составили примерно 1200 самолетов. 800 из которых было уничтожено на аэродромах.

Потери немцев не шли ни в какое сравнение — люфтваффе лишилось 35 самолетов всех самолетов. Потери в истребителях следует считать незначительными, однако количество не всегда отражает качество: среди не вернувшихся в первый день операции «Барбаросса» летчиков значились три командира подразделений. Кавалер Рыцарского креста командир II./JG-53 гауптман Гейнц Бретнутц сбил бомбардировщик СБ- 2, но и его самолет был поврежден огнем пулемета воздушного стрелка советского самолет. Бретнутц сел на вынужденную на советской территории. но его спасли дружественно настроенные к немцам селяне; 26 июня его передали подразделению вермахта. Слишком поздно — раненая нога воспалилась и летчик скончался в госпитале 27 июня от начавшейся гангрены.

Командир 27-й эскадры майор Вольфганг Шеллман и стаффель- капитан 8./JG-3 оберлейтенант Вилли Станге были сбиты над советской территорией. Bf. 109Е Станге столкнулся в только что положенным ягд- флигером И-16, а «Фридрих» Шел- лмана пострадал от огня с земли. Оба пилота погибли.

Угроза немедленной расправы в случае приземления на парашюте или вынужденной посадки за линией фронта стала занимать мысли пилотов одномоторных истребителей с первых дней кампании на Востоке. Из-за этой угрозы летчики старались не забираться глубоко в тыл советских войск.

ВВС Красной Армии понесли огромные потери, но полностью нейтрализовать их немцам не удалось. Уже в середине дня советские бомбардировщики начали наносить удары по наступающим германским войскам. На протяжении последней недели июня количество ударов советской авиации, равно как и число принимавших в них участие самолетов, постоянно росла. К счастью для немцев удары были плохо подготовлены, а бомбардировщики не имели истребительного прикрытия. В отличие от истребителей, уничтоженных на приграничных аэродромах, базировавшиеся в глубине страны бомбардировщики понесли от налетов 22 июня меньшие потери.

Лишенные прикрытия бомбардировочные когорты становились легкой добычей истребителей люфтваффе. Индивидуальные счета быстро росли как у ветеранов кампаний на Западе, так и у новичков.

На второй день кампании потери советской авиации составили 775 самолетов, опять — большинство на земле. 24 июня летчики JG-51 заявили о 51 сбитом бомбардировщике типа «Мартин». Через 24 часа на свой боевой счет по 25 бомбардировщиков записали пилоты I1./JG-27 и III./JG-53.



Прошел месяц, 27 августа 1941 г. — Шмидт рисует на руле поворота своего истребителя 44-ю победную марку. Через четыре дня Шмидта собьют зенитки под Дубно, до этого он успеет сбить еще три советских самолета.


В первую очередь в ходе инспекционной поездки «генерал от истребителей» Вернер Мёльдерс посетил 111 группу 53-й эскадры. Эту группу он сам формировал и стал в октябре 1939 г. ее первым командиром. Мёльдерс воспользовался оказией, чтобы вручить 23 июля 1941 г. Рыцарский крест лейтенанту Эриху Шмидту за 30 сбитых самолетов (17 побед он одержал на Западе). Слева направо: Мёльдерс, командир группы гауптман Вильке и лейтенант Шмидт.


Отдых после боя — оберлейтенант Франц Гётц из 9./JG-53. «Дедушка» Франц первую победу одержал во Франции, сбив 14 марта 1940 г. истребитель Моран. Гётц прошел всю войну, он завершил ее на западном фронте в должности командира 26-й истребительной эскадры.

Лейтенант из 5./JG-27 Густав Ланганке, имевший на своем счету один сбитый в сентябре 1940 г. британский «Харрикейн», пополнил счет сразу пятью бомбардировщиками Туполева. Однако, в дальнейшем судьба отвернулась от летчика — через три месяца Ланганке погиб над Ливией в бою с «Мэрилендами», причем на его счету все еще значилось шесть сбитых.

Не менее трех летчиков из III./ JG-53 сделали «хед-трик». В их числе — сбивший три штурмовика Ил-2 фельдфебель Герман Ныохоф.

25 июня «настоящим асом» стал командир 5-го стаффеля II./JG- 51 оберлейтенант Ганс Колбов, сбивший пять бомбардировщиков в одном боевом вылете. На счету Колбова уже имелись 13 одержанных на Западе побед. Прежде чем его 16 июля сбили советские зенитки, он успел одержать еще 14 побед на Востоке. Через 11 дней после гибели Колбов был удостоен Рыцарского креста.

Впечатляющего, но весьма спорного с точки зрения достоверности. успеха достигли люфтваффе 30 июня, сбив порядка полутора сотен советских бомбардировщиков на центральном участке фронта, в числе которых имелись антикварные четырехмоторные ТБ-3.

Три группы 51-й эскадры совершили 157 боевых вылета. Шестьдесят летчиков завили об одном и более сбитых, в результате эскадре засчитали 113 побед в воздушных боях. Среди этих побед оказался и 1000-й сбитый летчиками эскадры с начала второй мировой войны самолет. JG-51 стала первой эскадрой люфтваффе, которая добилась такого результата. Три летчика JG-51 сбили 30 июня по пять самолетов противника.

Командир эскадры Вернер Мёльдерс сбил пять самолетов и довел свой личный счет до 82 побед, превысив мировой рекорд «красного барона» первой мировой войны Манфреда фон Рихтгофена — 80 сбитых. По пять самолетов в тот день сбили кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями командир I./JG-51 гауптман Герман-Фридрих Йоппен и лейтенант Гейнц Бар, Бар впоследствии вошел в число самых результативных летчиков-истребигелей люфтваффе.

Среди летчиков 51-й эскадры превысивших 30 июня на личном счете число в 20 побед были командиры II и III групп Йозеф Фёзё и Ричард Леппла. «Магическое число» 20 ранее автоматически давало право на получение Рыцарского креста, однако уже после недели войны на Востоке 20 побед отнюдь не гарантировало получения высшей награды Рейха. Количество сбитых советских самолетов росло так быстро, что цена побед в воздушных боях быстро девальвировалась.

Потери ВВС РККА, приводившиеся в сводках люфтваффе представлялись совершенно нереальными. Согласно данным на 29 июня 1941 г. представленным верховному командованию вооруженных сил Германии (OKW), силами люфтваффе на земле и в воздухе было уничтожено 4017 советских самолетов. Рейхсмаршал Геринг докладывал:

— За первую неделю люфтваффе уничтожило 4990 самолетов противника ценой потери 179 собственных самолетов.

Начальная фаза операции «Барбаросса» близилась к завершению. В воздухе люфтваффе нанесли сокрушительное полражение ВВС РККА, однако поражение не означало смерть советской военной авиации. Гитлер напрасно считал, что кампания на Востоке близка к победному окончанию.

На земле соединения вермахта также разгромили части Красной Армии, открыв себе дорогу на Москву. Захват столицы СССР являлся ключом к победному решению кампании на Востоке.



Если дедушка Гётц использовал свободное время для сна, то «принц» Вильке предпочитал хорошую сигарету. Вильке с сигаретой в руках в кампании друзей, слева — лейтенант Герберт Шрам, справа — Эрих Шмидт. Вильке и Шрамм стали кавалерами Рыцарских крестов в один день — 6 августа 1941 г.


Гауптман Йоханнес Штейнхоф, снимок сделан после назначения его командиром II./JG-52 в начале 1942 г.


Захваченный советский аэродром, Литва, лето 1941 г. На летном поле собрана богатая коллекция трофейных истребителей. И-16, МиГ-3 и даже экс-литовские «Гладиаторы». Здесь же стоит бомбардировщик СБ.

В начале июля две танковые группы вермахта форсировали Березину и начали наступление в направлении на Москву. С воздуха танкистов прикрывали истребители 51-й эскадры. Чаще всего пилоты Bf. 109 летали на сопровождение бомбардировщиков и на штурмовку позиций Красной Армии, воздушные бои с советскими истребителями в этот период случались довольно редко. Не менее одного стаффеля в каждой группе задействовалось исключительно для нанесения ударов по обороне и отступающим войскам противника. Пилоты добились, чтобы на их истребители вместо непредсказуемых осколочных бомб SD-2 стали подвешивать по четыре 50-кг «нормальных» бомбы.

12 июля гауптаман Леппла сбил 50-й советский самолет, по странному стечению обстоятельств этот сбитый русский самолет одновременно оказался 1200-й победой, занесенный на боевой счет JG-51. На действиях летчиков люфтваффе стала сказываться усталость, накопившаяся за три недели постоянных боев. Эскадра потеряла за это время всего трех летчиков, однако по причине боевых и не боевых потерь пришлось списать 89 мессершмиттов. На смену списанной технике поступило только 49 новых мессершмиттов. Боеспособность эскадры снизилась вдвое по сравнению со штатной. В JG-51 осталось 58 пригодных к полетам ВГ. 109. лишь на 22 из них стояли двигатели, у которых остаточный гарантированный ресурс работы двигателей составлял более 50 часов.

Тем не менее, пилоты JG-51 продолжали свою борьбу с ВВС РККА. 19 июля Вернер Мёльдерс сдал командование эскадры майору Фридриху Бекху. Мёльдерса ждал пост генерал-инспектора истребительной авиации.

Новая должность лучшего летчика-истребителя люфтваффе отнюдь не являлась синекурой. Пилоты ягдваффе дрались одновременно на трех фронтах: на Востоке, на Западе и на Средиземноморье. Наличные силы истребителей явно не соответствовали огромным географическим размерами восточного театра военных действий.

В июле впервые началась ротация истребительных подразделений не только в пределах Восточного фронта, но и между Западным и Восточным театрами военных действий: первая ягдгруппа была переброшена на Запад, чтобы пилоты смогли отдохнуть от напряженных боев в Советском Союзе. Война на Западе по сравнению с войной на Востоке представлялась личному составу отдыхом.

Этой первой группой стала II./ JG-27 гауптмана Вольфганга Лип- перта. За четыре недели боев на Восточном фронте летчики группы сбили 42 советских самолета. В Германии группу перевооружили на истребители ВГ. 109F. после чего направили в Северную Африку, где группа перешла в оперативное подчинение командованию 1-й эскадры (JG-1).

Чтобы компенсировать отсутствие II./JG-27 группу I11./JG-53 гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке временно подчинили штабу 27-й эскадры (после исчезновения Вольфганга Шелмана эскадрой командовал майор Бернгард Вольденга). В конце лета — начале осени 1941 г. три группы 27-й эскадры (III./JG-27, II./JG- 52 и III./JG-53) действовали на центральном участке фронта — на Московском направлении.

Наиболее успешным на тот период летчиком III./JG-27 был командир 9-го стаффеля оберлейтенант Эрбо фон Кагенек. на его счету к середине октября значилось 48 побед, одержанных на Восточном фронте и 17 — на Западе. В октябре штаб 27-й эскадры и III./JG-27 вместе с двумя другими группами перебросили в Северную Африку.

Летчики приданной 27-й эскадре группы III./JG-53 сбили порядка 200 самолетов противника. Наилучших результатов в группе достигли командир 9-го стаффеля оберлейтенант Франц Гётц (23 сбитых), обер- сгфельдфебель Герман Ньюхоф из 7- го стаффеля (21 победа) и гауптман Вильке (20 побед). Вильке был удостоен Рыцарского креста 6 августа за 25 сбитых, первые 13 побед лн одержал на Западе. Гетц и Ньюхоф дожидались высокой награды еще год, кресты они получили только сбив по 40 самолетов противника.



Оберлейтенант Ганс Филипп первым в JG-54 получил дубовые листья к Рыцарскому кресту. Он погиб в бою в конце 1943 г. будучи командиром JG-1.


Командир II./JG-3 гауптман Гордон Голлоб был удостоен дубовых листьев за 85 одержанных в воздушных боях побед 26 октября 1941 г. Позже Голлоб командовал 77-й эскадрой, а завершил войну в должности генерал-инспектора истребительной авиации.


«Эмиль» технического офицера II./JG-77 оберлейтенанта Герга Ширмбока. Символ между шевроном и опознавательным знаком можно принять за руны СС, на самом деле — это эмблема организации «Jungvolk», в которой начинал свою карьеру Ширмбок.


Помимо должности генерал-инспектора истребительной авиации, Мёльдерс исполнял обязанности Nahkampffurer Krim (ответственный за связь авиации и наземных войск), в этой роли он осенью 1941 г. отвечал за действия пикирующих бомбардировщиков Ju-87 в Крыму. На снимке — Мёльдерс что-то объясняет командиру III./S1G-77 гауптману Гельмуту Боде, на заднем плане — лейтенант Гавлина.


Мёльдерс по праву считался выдающимся летчиком-истребителем. На снимке — наглядный пример: Мёльдерс расстреливает штурмовик Ил-2. Наиболее уязвимым местом советского штурмовика являлся расположенный под кабиной летчика топливный бак.

Один летчик из II./JG-52 в этот период также получил Рыцарский крест. Им был командир 4-го стаффеля оберлейтенант Йоханнес Штейнхофф. На момент присвоения Рыцарского креста (30 августа 1941 г.) на его счету числилось 35 сбитых. Со временем «Макки» Штейнхофф стал одним самых известных командиров люфтваффе и сбил на Восточном фронте 148 советских самолетов. В группе был еще летчик, добившийся к концу войны вдвое большего, чем у Штейнхоффа числа побед.

Лейтенант Герхард Баркхорн прослужил в 1I./JG-52 более года, прежде чем 2 июля 1941 г. он одержал свою первую победу — в 120-м боевом вылете! В 1941 г. трудно было представить, что этот летчик собьет более 300 самолетов и станет асом № 2 в истории авиации.

Единственным истребительным соединением, задействованном на северном участке фронта, оставалась 54-я эскадра майора Ханнеса Траутлофта (первоначально в составе эскадры также действовали 4-й и 5-й стаффели JG-53). Летчики прикрывали действия соединений группы армий «Норд», наступавших вдоль побережья Балтики в направлении на Ленинград.

Первым крупным успехом летчиков JG-54 стал разгром 29 июня большой группы советских бомбардировщиков. пытавшихся бомбить переправу через Западную Двину. К концу дня ягдфлигеры сбили 65 советских самолетов, а 18 июля на боевой счет эскадры была записана 500-я победа.

19 июля открыл свой боевой счет еще один «величайший ас» Восточного фронта — лейтенант Вальтер Новотны из 9./JG-54 сбил над одним из островов Балтийского моря три истребителя И-153. Карьера Новотны едва не завершилась уже через три дня после первого успеха, когда сбили его самого.

За 20 одержанных побед командир эскадры Ханнес Траутлофт 27 июля был удостоен Рыцарского креста, а 1 августа на счет эскадры записали 1000-ю победу на Восточном фронте.



13. Bf 109F-4 «черные шеврон и стрела» командира JG-51 «Мёльдерс» майора Готфрида Нордмана, Шаталовка, лето 1942 г.

Истребитель полностью окрашен по стандартной камуфляжной схеме и несет типичную символику самолета командира эскадры, но на нем отсутствуют эмблемы эскадры и самого летчика. Майор Готфрид Нордман командовал 51-й истребительной эскадрой с апреля 1942 г. по март 1944 г. к девяти одержанным на Западе победам Нордман добавил 69 сбитых на восточном фронте самолетов, прежде чем столкновение в воздухе, произошедшее 17 января 1944 г. положило конец его карьере в качестве фронтового летчика-истребителя.



14. Bf 109G-6 «белая 9» лейтенанта Гюнтера Йостена, 1./JG-51 «Мёльдерс», Бобруйск, весна 1944 г. В конце 1942 г.

51-ю эскадру перевооружили истребителями FW-190, но с начала 1944 г. летчики гешвадера вновь пересели на Bf 109. На изображенном на рисунке самолете летал один из ведущих экспертов эскадры Гюнтер Йостен, сбивший на Восточном фронте 178 самолетов, в числе которых более 60 штурмовиков Ил-2 и один сбитый над Варшавой американский В-17. Обратите внимание на установленный подфюзеляжиый бомбодержатель — Йостен совершил примерно 80 боевых вылетов на поддержку наземных войск.



15. Bf 109F «желтая 7» стаффелькапитана 8./JG-51 «Мёльдерс» оберлейтенанта Генриха Крафта, Сольцы, март 1942 г.

Изображенный здесь в зимней окраске «Фридрих» несет на руле направления отметки о 46 победах (все одержаны на Восточном фронте). 18 марта 1942 г. «Гади» Крафт был удостоен Рыцарского креста, а 1 июня его назначат командиром I группы. На момент своей гибели 14 декабря 1942 г. от огня советских зениток Крафт сбил 78 советских самолетов.



16. Bf 109F «черный двойной шеврон» командира 11./JG-51 гауптмана Йозефа Фёзё, Старый Быхов, июль 1941 г.

Австриец Йозеф Фёзё сбил в Испании три И-16, 18 побед он одержал в ходе кампаний на Западе, однако два серьезных ранения, полученных им сначала в бытность командиром II./JG-51. а затем — командиром I./JG-51, положили конец его боевой карьере. Белая марка на руле поворота обозначает сбитый летчиком 13 марта 1940 г. наблюдательный аэростат.



17. Bf 109G-2 «желтая 5» фельдфебеля 6./JG-51 «Мёльдерс» Антона Хафнера, Орел-Северный, август 1942 г.

На рисунке изображен один из первых Bf.109G, полученных 51-й эскадрой. На руле поворота — отметки о 62 победах. Фельдфебель, позже — оберлейтенант, Антон Хафнер стал лучшим летчиком 51-й эскадры, сбив 204 самолета, прежде чем его самого сбил 17 октября 1944 г. над Восточной Пруссией советский Як-9. Примерно половину своих побед Хафнер одержал, летая на FW-190 на Средиземноморье.



18. Bf 109F-4 «красный 12» оберфельдфебеля 6./JG-51 «Мёльдерс» Гейнца Клоппера, Дугино, сентябрь 1942 г.

Еще одним удачливым унтер-офицером из 51-й эскадры был Гейнц Клоп- пер. За 65 изображенных на руле поворота побед летчик получил 4 сентября 1942 г. Рыцарский крест. На Восточном фронте Клоппер сбил 86 самолетов, после чего ему присвоили звание оберлейтенанта и перевели на Западный фронт командиром 7./JG-1.

Первым в 54-й эскадре получил дубовые листья на Рыцарский крест оберлейтенант Ганс «Фипс» Филипп из 4-го стаффеля, за 62 сбитых его удостоили дубовых листьев 24 августа 1941 г. В конце августа германская армия вышла на ближние подступы к Ленинграду. В начале сентября стаффели эскадры перелетели на аэродромы Сиверская и Красногвардейск. Эти два аэродрома оставались основными операционными базами JG-54 на протяжении всех 900 дней эпохальной блокады второй столицы России.

Город, Ленинградская воен- но-морская база и пригороды стали объектами постоянных налетов самолетов люфтваффе. Один из первых крупных налетов немцы предприняли 9 сентября. В этот день истребители JG-54 эскортировали пикирующие бомбардировщики Ju-87 из StG-2, наносившие удар по боевым кораблям Краснознаменного Балтийского флота. 9 сентября — не самый удачный день в истории эскадры: при посадке на поврежденном в бою истребителе разбился кавалер Рыцарского креста командир 5-го стаффеля оберлейтенант Хуберт Мютерих (43 победы, 33 из них на Восточном фронте).

30 сентября эскадра потеряла еще одного кавалера Рыцарского креста — в воздушном бою над Ленинградом был сбит командир III группы гауптман Арнольд Лигниц. Последнее. что видели его «камрады» — это раскрытый купол парашюта, Лигниц опускался прямо в центр города. Скорее всего, Лигница снесло в один из многочисленных рукавов дельты Невы, где он и утонул. Противовоздушная оборона города на Неве становилась сильнее день ото дня.

Контрастом с долговременным «позиционированием» JG-54 в предместьях Ленинграда выглядела быстро меняющаяся обстановка на южном участке Восточного фронта. 1-я танковая группа, в полной мере используя открытые пространства украинских степей, сумела обойти и окружить крупную группировку Красной Армии. В боевых действиях на юге принимали участие две истребительных эскадры люфтваффе — JG-3 и JG-77.

После прыжка из-под оккупированной Варшавы, где стаффели JG-3 базировались накануне вторжения в Советский Союз, летчики 3-й эскадры прикрывали левый фланг группы армий «Юг» — танковые дивизии. наносившие удар в направлении на Киев и Харьков. Перед началом операции «Барбаросса» подразделения JG-77 базировались на аэродромах Болгарии и Румынии. Стаффели 77-й эскадры поддерживали сухопутные войска, наступавшие вдоль побережья Черного моря в общем направлении на Крым.

Наиболее результативным летчиком-истребителем, воевавшим в первые месяцы войны на южном участке фронта, являлся командир JG-3 майор Гюнтер Лютцов. С июня но ноябрь он сбил 83 самолета, для сравнения — все штабное звено (включая Лютцова) записало на счет эскадры 106 побед. 20 июля Лютцов. имевший тогда 42 победы, был удостоен дубовых листьев к Рыцарскому кресту, 11 октября (92 победы) — мечей. 12 октября Лютцов сбил три МиГ-3, а через несколько дней его личный счет перевалил заветные 100 побед. Гюнтер Лютцов стал вторым после Мёльдерса летчиком-истребителем. преодолевшим рубеж в 100 побед в воздушных боях. Лютцов командовал 3-й эскадрой до назначения в августе 1943 г. генерал-инспектором истребительной авиации.



«Фридрих» из III./JG-52, эти группа в начальной фазе операции «Барбаросса» прикрывали войска стран си, действовавшие в прибрежной зоне Черного моря. Обратите внимание на необычный угловатый бортовой номер «6» и «синусоиду». По всей видимости, этот самолет принадлежал 8-му стаффелю.


Первым кавалером Рыцарского креста в IlI./J(i-52 стал фельдфебель Герхард Кёппен из 7-го стаффеля. На сделанном в начале 1942 г. снимке видны нанесенные на руль поворота его истребителя отметки о 62 победах. 27 февраля Кёппен будет удостоен дубовых листьев, тогда на его счету будет уже 72 сбитых самолета. Эксперт погиб в бою с Пе-2 над Азовским морем 5 мая 1942 г., на его счету тогда числилось 85 побед.

Реакция русских на успехи немцев в южном секторе фронта была аналогична действиям на центральном участке. Из-за больших потерь, понесенных истребительной авиацией на аэродромах в первый день войны, волны советских бомбардировщиков не получили адекватной защиты и стали добычей для ягдфлигеров.

В воздушном бою. который имел место 8 июля, летчики JG-3 сбили 38 двухмоторных бомбардировщиков ДБ-3. Пилоты 1-й группы претендовали на 20 побед, три из них записали оберлейтенанту Роберту Олейнику. Это были его 23-я, 24-я и 25-я победы на Восточном фронте. 25 побед вполне хватало для награждения Рыцарским крестом, но крест Олейник получил лишь в сентябре, когда на его счету значилось уже 30 сбитых.

Не намного по количеству сбитых в начальный период войны на юге советских самолетов уступал Лютцову командир II./JG-3 гауптман Гордон Голлоб. Он принял командование группой 27 июня после гибели гауптмана Лотара Келлера.

Голлоб начал свою карьеру в качестве пилота Bf.H0, на котором он сбил шесть самолетов противника. К этим победам Голлоб до конца октября 1941 г. добавил еще 79 сбитых им на Bf. 109 советских самолетов. В ноябре 1941 г. 2-ю группу 3-й эскадры отвели с Восточного фронта. Майор Голлоб вновь появился в России на следующий год в должности командира JG-77. В дальнейшим он будет занимать различные командные должности и сменит Галланда на посту генерал-инспектора истребительной авиации 31 января 1945 г.

Еще одним асом, добившимся больших успехов на южном участке фронта в период начальной фазы операции «Барбаросса», был ветеран легиона «Кондор» командир III./JG- 3 гауптман Вальтер Оесау. С началом второй мировой войны Оесау добавил 42 победы к записанным на его счет восьми сбитым в Испании республиканским самолетам. Еще до вторжения в Россию Оесау был награжден дубовыми листьями к уже имевшемуся у него Рыцарскому кресту. За пять недель боев в южных районах СССР «Гулли» Оесау сбил 44 самолета. Его 80-й победой стал сбитый 15 июля бомбардировщик ДБ-3, после чего ас получил на Рыцарский крест мечи. Вскоре Оессау перевели на Западный фронт, где его назначили командиром 2-й истребительной эскадры.

Многие летчики 3-й эскадры получили возможность увеличить свои личные счета, прикрывая бросок немецких войск к Харькову. Не менее шести пилотов JG-3 получили в этот период Рыцарские кресты.

На любом другом театре военных действий, в ВВС любой другой страны такие достижения могли быть признаны величайшими, но такие асы Восточного фронта, как Франц Байер, Эберхард фон Боремски или Вальтер Олрогг после окончания войны оказались забытыми.



Подготовка к боевому вылету самолета технического офицера II./JG-51, аэродром Вязьма, октябрь 1941 г.


Зима 1941-42 г.г. доставила массу хлопот плохо подготовленным к морозам вооруженным силам Гёрмании. На снимке — Bf. 109F из III./JG-53, на переднем плане — импровизированная зенитная установка: смонтированный на треноге пулемет MG-34, надежно работавший даже при низких температурах.


Снежный покров был очень глубоким, технический состав с трудом обеспечивал расчистку взлетно-посадочной полосы и рулежных дорожек. Пара «негров» заправляют горючем выкрашенный в белый цвет «Фридрих» из III./ JG-53.


Ангар на аэродроме представлялся великим счастьем. В оставшийся в наследство от ВВС РККА ангар мессершмиттов набили под самую завязку.


Гейнц Бар совсем недавно украсил свой Рыцарский крест мечами и теперь позирует фотографу в кампании трех ведущих экспертов 1./JG-51. Слева направо: лейтенант Генрих Хофмейер (96 побед, погиб 7 августа 1943 г.), лейтенант Эрвин Фоейг (66 побед, попал в плен 29 мая 1942 г.), сам Бар и оберлейтенант Генрих Крафт (78 побед, пропал без вести 14 декабря 1942 г.).


«Гади» Крафт стал кавалером Рыцарского креста 18 марта 1942 г. В тот же день лейтенанта Ганса Стрелова из 5-го стаффеля (на снимке справа) представил к аналогичной награде навестивший Брянск с визитом новый «генерал от истребителей» Адольф Голланд. Обратите внимание как «достала» одного из летчиков русская зима, он вырядился в овчиную доху и шапку-ушанку.

На южном фланге советско- германского фронта действовали истребители из JG-77. В конце 1941 г. на счет 77-й эскадры был занесен 1000-й сбитый советский самолет, пять летчиков получили Рыцарские кресты. Наибольшую результативность в этот период продемонстрировали оберлейтенанты Курт Уббен и Генрих Зитц, сбившие 54 и 52 самолета соответственно. Позже оба этих пилота погибнут на Западном фронте, Уббен в должности командира JG-2, Зитц — I./JG-27.

Как и летчики других эскадр, пилоты JG-77 основательно потрепали воевавшие без истребительного прикрытия советские бомбардировщики. 25 июня командир 6-го стаффеля оберлейтенант Вальтер Хёкнер сбил восемь СБ-2. На следующий день летчики эскадры сбили 47 самолетов противника, восемнадцать побед записали на свой счет четыре пилота. Оберфельдфебель Рейнхольд Шметцер сбил пять из 32 уничтоженных в тот день СБ-2, 10 июля Шметцер сбил еще пять советских самолетов. Одиннадцать побед за два дня одержал фельдфебель Эжен Винтер- герст — четыре СБ 9 августа и еще семь СБ через три дня.

Имена этих асов могут быть неизвестны широкому кругу людей, но именно эти пилоты принимали участие в одном из самых известных боев, проведенных в ноябре летчиками JG-77, выступая в двух ипостасях — генерал-инспектора истребительной авиации и временного начальника ударной авиации «Крым» (Nahkampffurer Krim) — Вернер Мёльдерс посетил 77-ю эскадру после того, как услышал, что молодые летчики эскадры боятся драться со штурмовиками..

Хорошо бронированный штурмовик Ильюшина сбить было крайне тяжело. Мёльдерс решил лично продемонстрировать оберфельд- фебелю тактику боя с Ил-2. О «показательном выступлении» полковника немецкий унтер рассказывал следующим образом:

— Он [Мёльдерс] занял позицию сзади сбоку замыкающего строй из шести машин штурмовика, после чего открыл огонь под ракурсом порядка 30 град. Ил-2 загорелся и начал падать. «Видел как это произошло?» спросил он меня: «Теперь работай сам».

— Я повторил маневр полковника и следующий Ил-2 превратился в огненный шар. Казалось, что идет учебный воздушный бой. Еще короткая очередь — очередной Ил-2 пошел к земле, оставляя за собой шлейф дыма. Наглядный урок занял 12 минут.

На счет оберфельдфебеля Герберта Кайзера были записаны 23-я и 24-я победы. Поскольку генерал-инспектору истребительной авиации категорически запрещалось принимать участие в боевых вылетах, то на счет Меобдерса сбитый штурмовик занесен не был (оберст официально сидел на аэродроме и никуда не летал). Кто знает сколько подобный неофициальных наглядных уроков преподал знаменитый ас и сколько самолетов на его счет так и не было занесено.



19. Bf 109G-6 «двойной черный шеврон» командира I./JG-52 гауптмана Герхарда Баркхорна, Харьков-Юг, август 1943 г.

Обратите внимание на собственное имя самолета; Christi — имя жены Баркхорна, второго по результативности летчики-истребителя люфтваффе. На рисунке изображ ен самолет, на котором Баркхорн летал в бытность командиром I./JG-52, тогда он еще не перевалил рубежа в 200 побед. Баркхорн остался в живых, всего он сбил 301 самолет, все — на восточном фронте.



20. Bf 109G-6 «красная 4» оберфельдфебеля 2./JG-52 Рудольфа Тренкеля. Полтава. июль 1943 г.

Одним из малоизвестных асов 1 группы 52-й эскадры является Рудольф Тренкель. Па рисунке изображен «Густав», на котором Тренкель летал в период операции «Цитадель». В духе самолета своего командира гауптмана Баркхорна, истребитель Тренкеля не имеет никаких индивидуальных особенностей вроде эмблем, значков. Определенная «анонимность» самолетов затрудняла деятельность разведки противника, одновременно создавая дополнительные сложности при идентификации машин своими летчиками. Тренкель остался в живых и закончил войну в должности командира 2./JG-52, имея на счету 138 побед. Его можно назвать счастливчиком — как-то за десять дней Тренкелю пришлось пять раз прыгать с парашютом, и он все-таки выжил!



21. Bf 109G-2 «Черный двойной шеврон» командира 11./JG-52 гауптмана Иоханнеса Штейнхофа. Ростов, август 1942 г.

Обычную для самолетов 52-й эскадры сдержанность в художественной росписи несколько разнообразит разноцветный кок винта истребителя Штейнхофа. Штейнхоф успел сбить па востоке 148 самолетов, прежде чем его перевели па Средиземноморье. Эксперт получил сильные ожоги при аварии Ме-262. произошедшей 18 апреля 1945 г. Штейнхоф остался в живых и возглавил ВВС Западной Германии после окончания второй мировой войны.



22. Bf 109G-6 «белая 1» стаффелька- питана 4./JG-52 гауптмана Эриха Хартмана. Будёрс, Венгрия, ноябрь 1944 г.

Присутствие в воздухе одного этого летчика было способно позитивно повлиять па ситуацию в целом, недаром русские прозвали Хартмана «Черным дьяволом». На рисунке изображен самолет, на котором Хартман летал в должности командира 4./JG-52. Истребитель в своей окраске сохранил отличительные черные треугольники на носу фюзеляжа, но на его борту вместо знаменитого пронзенного стрелой сердца с надписью «Karaya» изображено сердце красного цвета, на котором написано уменьшительное прозвище «Usch» молодой жены аса Урсулы. Обратите внимание — па истребителе отсутствуют отметки о победах, в этот период Хартман уже разменял четвертую сотню побед.



23. Bf 109G-4 «черный 12» лейтенанта 5./JG-52 Питера Дютмана, Анапа. май 1943 г.

За два года фронтовой карьеры «Бонифаца» Дютмана сбивали не менее 19 раз, но он оставался неуязвимым, словно был богом. 7 мая 1944 г. он сбил за один день девять советских самолетов. Войну Дютман завершил будучи стаффелькапитаном 5./JG-52, на его счету значилось 150 воздушных побед и два танка (в 1945 г. истребителям стали засчитывать уничтоженные танки как победы), еще 42 сбитых им самолета не были должным образом подтверждены.



24. Bf 109G-2 «желтая 5» лейтенанта 6./JG-52 Вальтера Крупински, Армавир. август 1942 г.

Вальтер Крупински по прозвищу «граф Пунски» сыграл огромную роль в становлении Эриха Хартмана как воздушного бойца. После года службы в должности командира 7./JG-52 Крупински перевели на Запад, где он последовательно командовал I./JG-5. II./JG-11 и III./JG-26. Войну «граф Пунски» завершил в JV-44, летая на реактивном Ме-262. Па Восточном фронте Вальтер Крупински одержал 177 побед.

1-я группа 52-й эскадры не принимала участия в операции «Барбаросса», она дислоцировалась на побережье Северного моря. В то время как 2-я группа JG-52 гауптмана Эриха Войтке прекрасно зарекомендовала себя, действую на центральном участке фронта — летчики группы одержали не менее 270 побед. 3-я группа этой же эскадры продемонстрировала самую низкую результативность в эскадре на начальном этане кампании на Востоке. Герман Геринг даже адресовал 4 июля командиру группы телеграмму следующего содержания:

— Ваше подразделение отличается неспособностью сбивать самолеты противника. До каких пор русские будут безнаказанно действовать в воздушном пространстве, закрепленном за вами?»

На самом деле эта телеграмма — не более, чем свидетельство непонимания рейхсмаршалом обстановки на фронте. Геринг требовал от летчиков III./JG-52 результативности, сравнимой с результативностью нилотов других истребительных эскадр, совершенно не учитывая при этом района действия подразделения. Группа майора Альберта Блуменса- ата патрулировала побережье Черного моря, где активность авиации противника была достаточно низкой. К тому же, вовремя обнаружить шедшие над морем самолеты в то время не представлялось возможным. Русские бомбардировщики наносили удары со стороны моря и быстро уходили опять в строну большой воды.

Тактике ударь-и-беги, охраняя береговую черту на протяжении 320 км, сложно было что-либо противопоставить. Когда 3-ю Группу перебросили в глубинные районы Советского Союза, ее летчики начали быстро наращивать боевой счет.

Прикрывая 3 августа пикирующие бомбардировщики Ju-87, лейтенант Герман Граф одержал первую в своей карьере летчика-истребителя победу. Позже Граф станет одним из самых видных командиров ягдваффе, а тогда он был простым пилотом 9- го стаффеля III./JG-52. В боях над Харьковом стаффель Графа занимался, главным образом, нанесением ударов по наземным целям. Пилоты люфтваффе практически не встречали в воздухе противодействия со стороны советской авиации. К 11 октября на боевом счету 9./JG-52 значилось 59 побед — больше, чем в любом другом стаффсле III группы 52-й эскадры.

28 ноября тяжелую потерю едва не понес 8-й стаффель — в воздушном бою тяжелое ранение получил командир стаффеля оберлейтенант Гюнтер Ралль, имевший на своем счету 35 сбитых. Частично парализованному Раллю предстояло провести в госпитолях девять месяцев. Лишь после длительного лечения летчик сможет вернуться в свое подразделение. Ралля за войну сбивали пять раз, но он таки выжил и стал асом № 3 в германских ВВС (и в мире).

Первым в III группы Рыцарский крест получил относительно малоизвестный ныне летчик — фельдфебель Герхард Кёппен из 8./JG-52. Креста он был удостоен 18 декабря 1941 г. за 40 сбитых самолетов противника.



Командир JG-5I «Мёльдерс» Карл-Готфрид Нордман совершает суеверный ритуал, не совсем приличный, но абсолютно по его мнению необходимый. Майор освобождается от избытка жидкости в своем организме перед боевым вылетом, процесс должен проистекать непосредственно на самолет.


Снег стаял быстрее, чем смыли белую зимнюю окраску с Bf 109. Истребитель идет на взлет прямо по весенним лужа.}!.


Летом 1942 г. истребители люфтваффе сменили масть с белой зимней на серозеленую летнюю. На снимке — Bf 109 из 7./JG-5I.

Осенью стало ясно, что план «Барбаросса» буксует. На пути фюрера немецкой нации к молниеносной победе непреодолимой преградой стал враг всех вторгавшихся в Россию завоевателей — грозный «генерал Зима». К середине ноября осень окончательно отошла в прошлое, выпал снег, а столбик термометра опустился до отметки -40 °C. Из-за абсолютной не готовности германских вооруженных сил к зиме, наступление вермахта застопорилось. Немецкие дивизии потеряли мобильность.

Свежие, переброшенные из Сибири, советские соединения в полной мере воспользовались сложившейся ситуацией. В ходе контрнаступления немецкие войска были отброшены от Москвы. Вернер Мельдерс оказался прав — кампания приобрела затяжной и ожесточенный характер.



В плотном строю ни выполнение боевого задания идут бомбардировщик Ju- 87D из StG-2 «Иммельман» и «Фридрих» из I./JG-51. В конце лета 1942 г. летчики I./JG-51 пересядут на истребители FW-190.


Снимок октября 1941 г. — унтерофицер Франц-Йозеф Биренброк получил Рыцарский крест за 42 победы в воздушных боях. Биренброк первым в 51-й эскадре преодолел рубеж в 100 побед.


Командир III./JG-51 Ричард Леппла был тяжело ранен в воздушном бою 2 августа 1942 г. После госпиталей Лепила командовал различными учебными подразделениями, прежде чем в середине апреля 1945 г. получил назначение командиром JG-6.

Оглавление книги


Генерация: 0.244. Запросов К БД/Cache: 0 / 0