Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Эта книга посвящена целому семейству легких разведывательных танков Красной Армии. История их создания напрямую связана с политическим и военным противостоянием Советского Союза и Германии. Танк-амфибию Т-40 разрабатывали в предвоенные годы для замены не слишком удачных плавающих танков семейства Т-37 и Т-38. Он должен был стать основной гусеничной разведывательной машиной РККА. Однако с началом Великой Отечественной войны потребности действующей армии в технике резко изменились – теперь уже требовались боевые машины поддержки пехоты. Так появилась лишенная водоходного оборудования упрощенная версия Т-40С, а уже в боях под Москвой – модификация Т-30, вооруженная 20-мм скорострельной пушкой ШВАК/ТНШ, наводившей ужас на германскую пехоту.

Сухопутные образцы

Сухопутные образцы



Легкий неплавающий танк Т-40С во время испытаний. 1941 год.

В ходе первых же столкновений с противником, в которых Т-40 пытались использовать в качестве полноценных танков, выявились слабость их вооружения и бронезащиты. Как разведывательные и тем более плавающие Т-40 уже не применялись, а для иных целей они и не предназначались. Однако острая нехватка танков основных типов заставляла бросать в бои и эти машины, используя их в качестве средств поддержки пехоты.

Водоходное оборудование на Т-40 в боевой обстановке практически не использовалось и даже мешало. На боевых возможностях сказывалась и перегруженность малочисленного экипажа, особенно стрелка-командира. Маневренность и надежность машины нареканий не вызывали. Для поддержки пехоты достаточна была и огневая мощь крупнокалиберного пулемета ДШКТ, а с появлением 12,7-мм патронов с бронебойно-зажигательной пулей БС-41 повысились и возможности танка Т-40 в борьбе с легкобронированными целями.

Из-за больших потерь бронетанковой техники танки Т-40 приходилось использовать в боях как сухопутные машины, что подтверждало донесение политотдела Юго-Западного фронта, датированное 4 июля 1941 года:

«В течение 25-30 июня 1941 года разведывательный взвод плавающих танков под командованием тов. Житарева был придан для обеспечения поддержания связи батальона тов. Федорченко со стрелковым полком тов. Лифанова.

29 июня в 8.40, доставляя приказ наштаполка, на опушке леса северо- восточнее с.Баюны, взвод тов. Житарева столкнулся с группой немецких танков и пехоты, прорвавшихся с юго-востока. Используя малые размеры своих танков, тов. Житарев произвел смелую атаку спешно окапывающейся группы немецкой пехоты и расчета артиллерийского орудия, рассеяв их по окрестностям пулеметным огнем своих трех танков с трех направлений. После чего взвод подвергся нападению двух немецких пулеметных танкеток, открывших массированный огонь из засады, прикрывая беспорядочный отход собственной пехоты.




Один из первых образцов Т-40С с 20-мм пушкой ШВАК (с 1 января 1942 года – ТНШ) во время испытаний. 1941 год.

Тов. Житарев принял бой, и в течение приблизительно 15-20 минут, маневрируя, вел безуспешный обстрел немецких танкеток из пулеметов своих танков, получая в ответ такие же бесполезные удары немецких пуль. Видя тщетность таких попыток, тов. Житарев принял решение использовать трофейную противотанковую пушку, развернув ее в сторону противника и произвел из нее 10-12 выстрелов. Один из снарядов пробил борт немецкой головной танкетки под башней и поджег ее. Оба немецких танкиста сгорели внутри. Вторая танкетка, используя дымовую завесу, скрылась в южном направлении. С нашей стороны потерь не было».



Схема бронирования легкого неплавающего танка Т-40С.


Фотопортрет конструктора легких танков семейства Т-40 Н.А. Астрова.


Погрузка танков Т-40С на железнодорожные платформы. На переднем плане видна радиофицированная версия подобной боевой машины. Московская область, 109 тд, август 1941 года.

Таким образом, выяснилось, что применение плавающих машин, каким являлся Т-40, было ограниченным, а вот легких танков хронически не хватало. Чтобы технологически упростить машину, конструкторы ликвидировали все водоходное оборудование: гребной винт с карданным приводом (валом), коробку отбора мощности, водяные (водоходные) рули, трюмный насос, теплообменник, водоотбойный щит, компас. По возможности отказались и от радиостанции. Начиная с июля, когда было произведено уже 60 машин в новой комплектации, такие танки выпускались под условной маркой 40С («сухопутный» – однако в документах завода № 37 этот индекс не встречается) с использованием большого задела прежних бронекорпусов с нишей винта. Вопреки сложившемуся мнению вооружение не менялось – пушку ШВАК установили только на модифицированном полигонном Т-40С, единственном уцелевшем танке этого типа, ныне хранящемся в музее бронетанковой техники в Кубинке. Интересно, что такой же инициативной переделке на полигоне подвергли и танк Т-38, который можно увидеть в музее Вооруженных Сил в Москве.




Танки Т-40С на платформе воинского эшелона 109 тд. Окрестности Москвы, август 1941 года.

Схема компоновки танка Т-40С соответствовала его предшественнику Т-40 и вследствие амфибийных свойств «прототипа» отличалась от классической расположением двигателя и трансмиссии и предусматривала 5 отделений: трансмиссионное, управления, боевое, моторное и кормовое. Боевое отделение и отделение управления были совмещены и находились в средней части корпуса машины у левого борта. Справа от них располагалось моторное отделение. Трансмиссионное отделение находилось в носовой части корпуса.




Чертежи легкого неплавающего танка Т-40С. Представлен нерадиофицированный вариант с 20-мм пушкой ШВАК/ТНШ. Масштаб 1:35.

В кормовом отделении по бортам корпуса размещались топливные баки. В средней части корпуса на шариковой опоре устанавливалась башня конической формы, смещенная от продольной оси танка к левому борту. Экипаж состоял из механика-водителя и командира танка, одновременно выполнявшего функции наводчика и заряжающего. Совместное расположение членов экипажа облегчало непосредственную связь между ними и их взаимозаменяемость. Посадка и выход экипажа производились через люки, расположенные в крыше отделения управления и башни, закрывавшиеся откидными броневыми крышками на петлях. В днище корпуса имелся аварийный (запасный) люк.

Броневая защита танка Т-40С была противопульная, изготовленная из листов цементированной брони толщиной 5, 9, 13 и 15 мм, установленных под рациональными углами наклона. Соединение броневых листов корпуса и башни производилось с помощью электросварки и частично болтами. В переднем лобовом листе корпуса перед механиком-водителем находился люк, закрывавшийся броневым щитком. Для наблюдения за полем боя и вождения танка в броневом щитке и боковых наклонных листах корпуса, слева и справа от механика-водителя, были сделаны смотровые щели, оборудованные триплексами. Над смотровыми щелями устанавливались броневые козырьки. В лобовом и боковых листах имелись амбразуры для стрельбы из личного оружия, закрывавшиеся броневыми пробками. Вентиляция отделения управления осуществлялась с помощью специального воздухопритока, сделанного в крышке механика-водителя и защищенного броневым прикрытием.




Экипажи танков Т-40С прикрывают свои боевые машины маскировочной сеткой. Московская область, 109 тд, август 1941 года.

В нижнем лобовом листе корпуса имелось отверстие, закрытое броневой крышкой, для заводной рукоятки при пуске двигателя вручную. Съемными были сделаны подбашенный, надмоторный, лобовой и кормовой листы корпуса. Справа в надмоторном листе корпуса находился воздухоприток, закрытый броневым колпаком. В колпаке был сделан люк для обслуживания двигателя, закрытый откидной крышкой на петлях. В надмоторном листе располагался также лючок для заправки радиатора охлаждающей жидкостью. В верхнем кормовом листе корпуса была установлена коробка жалюзи, через которые выходил нагретый воздух от радиатора системы охлаждения двигателя, а также имелись два лючка для доступа к заправочным горловинам топливных баков.




Танки Т-40С погружены на платформы и готовы к отправке на фронт. Московская область, 109 тд, август 1941 года.

В днище корпуса были сделаны лючки: один под двигателем – для слива масла, другой для слива воды из системы охлаждения двигателя и два лючка под топливными баками для слива топлива. Все сливные и заправочные лючки были закрыты броневыми крышками или пробками с резьбой.

В передней части башни имелась ниша прямоугольного сечения для монтажа маски и спаренной установки вооружения. Ниша закрывалась броневым щитом, укрепленным спереди на маске. К броневому щиту крепилась бронировка ствола пулемета ДШК (пушки ТНШ). Отверстие для прицела при необходимости могло быть закрыто поворачивающейся броневой заслонкой. Вентиляция боевого отделения осуществлялась через специальное отверстие вверху башни под маской, закрывавшееся броневой заслонкой. Справа и слева в стенках башни имелись смотровые щели с триплексами и отверстия для стрельбы из личного оружия, закрывавшиеся броневыми пробками. Над смотровыми щелями были установлены броневые козырьки. Крепление башни на шариковой опоре осуществлялось с помощью четырех захватов с роликами, скользящих по нижнему погону опоры. В крышке люка башни имелся лючок с броневой задвижкой, предназначавшийся для флажковой сигнализации.




Рядом с танками Т-40С, которые укрыты брезентом и маскировочными сетями, находится другая техника 109 тд- гусеничные тягачи С-2, автомобили ГАЗ-64 и ГАЗ-АА. Московская область, август 1941 года.

Противопожарное оборудование состояло из стационарного и ручного тетрахлорных огнетушителей. Стационарный огнетушитель устанавливался в специальном кронштейне на правом бортовом листе корпуса танка. Баллон стационарного огнетушителя крепился двумя хомутами к кожуху карданного шарнира у коробки передач. Он имел распределитель, от которого отходили четыре трубки с распылителями. Две трубки с распылителями были приведены к большим топливным бакам, третья – к малому топливному баку и четвертая – к карбюратору. Ручной огнетушитель располагался в боевом отделении в специальном кронштейне, установленном на левом бортовом листе.

В моторном отделении танка продольно, вместе с однодисковым главным фрикционом (сцепление грузового автомобиля ГАЭ-31) и четырехступенчатой коробкой передач автомобильного типа, устанавливался четырехтактный шестицилиндровый карбюраторный двигатель ГАЗ- 11 модели 202 жидкостного охлаждения мощностью 85 л.с. (63 кВт) с карбюратором К-23 или двумя спаренными карбюраторами ГАЗ-М- 9510. Система зажигания – батарейная. В состав системы зажигания входили катушка зажигания КЗ-11, дистрибутор (распределитель) Р-10, свечи СЭ-01 и выключатель зажигания 69-К Пуск двигателя осуществлялся электростартером СЛ-40 мощностью 0,8 л.с. (0,6 кВт) с электромагнитным реле включения, пусковой рукояткой или внутренним педальным пусковым механизмом. Емкость топливных баков составляла 206 л, запас хода танка по шоссе достигал 300 км.

Остальные узлы и агрегаты трансмиссии: коническая главная передача, два многодисковых бортовых фрикциона (сталь по феродо) с тормозными лентами с накладками из феродо и два однорядных бортовых редуктора были размещены в трансмиссионном отделении в передней части корпуса. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления движением танка – механические, непосредственного действия.

В ходовой части танка применялись: индивидуальная торсионная подвеска, ограничители хода балансиров с резиновыми буферами, устанавливавшиеся на крайних узлах подвески; восемь односкатных опорных катков и шесть односкатных поддерживающих катков с наружной амортизацией; два направляющих колеса с механизмами натяжения; две гусеницы с литыми траками и ОМШ, а также два ведущих колеса цевочного зацепления, имевших съемные зубчатые венцы. Направляющие колеса переднего расположения были унифицированы с опорными катками. Ширина трака гусеницы составляла 260 мм. Для предотвращения осевого перемещения и выпадения пальцев траков под картерами бортовых редукторов к корпусу танка приклепывались специальные отбойники.




Чертежи легкого неплавающего танка Т-40С выпуска 1941 года. Представлен радиофицированный (радийный) вариант с 12,7-мм пулеметом ДШК в качестве основного вооружения.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 6 В. В качестве источников электроэнергии использовались: две аккумуляторные батареи ЭСТЭ-112 и генератор Г-41 мощностью 0,2 кВт, работающий с реле-регулятором РРА-0364. На линейных танках вторая батарея являлась запасной; на командирских танках, оснащенных радиостанцией, она была включена в бортовую сеть. В состав потребителей электроэнергии входили электростартер СЛ-40 (включение производилось кнопкой, установленной на щитке приборов механика-водителя), приборы системы зажигания, электрический сигнал СБ-4714А, аппаратура внутренней и наружной световой сигнализации, контрольные приборы и вспомогательная аппаратура. Для управления движением танка использовалось трехцветное светосигнальное устройство передачи команд от командира машины к механику- водителю.

На командирских танках устанавливалась радиостанция 71-ТК-З с батарейным питанием приемника. Приемник и передатчик размещались в левой нише корпуса танка на специальном подрамнике на амортизаторах. Центральный переключатель радиостанции был размещен на задней балке жесткости корпуса. Возле переключателя на специальном кронштейне устанавливался изолятор антенны. Отверстие в корпусе машины для выхода антенны было защищено резиновым конусом. Комплект штырей антенны, укладывавшийся в специальном чехле, размещался на амортизаторах радиостанции за коробом башни.

Танк был вооружен спаренной установкой пулеметов: 12,7-мм ДШК обр. 1938 г. и 7,62-мм ДТ, располагавшихся в броневой маске в амбразуре вращающейся башни. Длина ствола пулемета ДШК составляла 78,7 калибра, высота линии огня – 1590 мм. Углы наводки спаренной установки по вертикали находились в диапазоне от -8° до +25°. Стрельба из пулеметов велась с использованием оптического прицела ТМФП или дублирующего механического прицела. Для наводки спаренной установки использовались шестеренчатый механизм поворота башни (справа от установки) и винтовой подъемный механизм (слева от установки). Ведение огня из пулемета ДШК обеспечивалось нажатием на кнопку предохранителя, располагавшуюся на рукоятке механизма поворота башни, и опускании рукоятки вниз.

Прекращение стрельбы – возврат рукоятки механизма поворота башни в верхнее положение. Стрельба из пулемета ДТ обеспечивалась аналогичными действиями с рукояткой подъемного механизма спаренной установки. В боекомплект пулемета ДШК входили 500 патронов с бронебойной пулей Б-30, бронебойно-зажигательной пулей Б-32, а также с бронебойно-зажигательно-трассирующей пулей БЗТ. Начальная скорость пули составляла 850 м/с, боевая скорострельность – 80 выстр./мин., прицельная дальность стрельбы – 3500 м. Непрерывное питание пулемета ДШК патронами осуществлялось из кольцевого короба башни. Патрон с бронебойной пулей Б-30 предназначался для поражения бронированных целей на дистанции до 400 м, а патрон с бронебойно-зажигательной пулей – для поражения бронированных целей на дистанции до 500 м и воспламенения бензина за броней. Для повышения бронепробиваемости основного оружия в боекомплект машины были введены 12,7-мм патроны с бронебойно-зажигательной пулей БС-41, которая обладала повышенным бронебойным действием по сравнению с пулями Б-30 и Б-32. Боекомплект к пулемету ДТ состоял из 2016 патронов (32 диска).

Для усиления огневой мощи Т-40 тульское ОКБ-15, руководимое Б.Г. Шпитальным, в инициативном порядке предложило в июле 1941 года установить на нем свой скорострельный 7,62-мм пулемет ШКАС (или два спаренных), не имевший, однако, кроме высокого темпа стрельбы при малой массе секундного залпа (0,288 кг/с) и ничтожной дульной энергии каких-либо преимуществ перед штатной установкой. Эта работа была отменена распоряжением наркомата вооружения как явно неэффективная.

В том же июле 1941 года Наркомат вооружения дал задание на установку в башне танка Т-40 более мощной серийной 23-мм авиапушки БТ-23 конструкции Я.Г. Таубина и М.Н. Бабурина, доработанной в ОКБ-16 А.Э. Нудельманом. К сожалению, испытания ее путем отстрела 4 августа дали отрицательный результат.

Работы по вооружению танка Т-40 автоматической малокалиберной пушкой начались еще в довоенное время. Еще в декабре 1939 года ОКБ № 16 под руководством Таубина получило задание на разработку для танка Т-40 23-мм автоматической пушки с обойменным питанием. Проект такого орудия, получивший индекс ПТ-23ТБ (пушка танковая 23-мм системы Таубина-Бабурина), утвержденный в апреле 1940 года, был вскоре реализован ОКБ-16 «в металле» на основании конструкции легкой 23-мм пехотной противотанково-зенитной пушки. В декабре 1940 года для проведения полигонных испытаний выделили опытный танк, в башне которого стоял единственный доведенный до рабочего состояния опытный образец орудия. В конической башне вместо спаренной установки пулеметов ДШК и ДТ была размещена спаренная установка 23-мм автоматической пушки ПТ-23 ТБ и 7,62-мм пулемета ДТ. Пушка была разработана на базе авиационной автоматической пушки МП-6 в ОКБ-16 (г. Москва). Для установки пушки в танк ее конструкция была доработана А.Э. Нудельманом. Углы наводки спаренной установки по вертикали составляли от -5° до +27°. Для прицельной стрельбы использовался телескопический прицел ТМФП-1 и простой механический прицел. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 2800 м, максимальная – 9000 м.



Схема установки в башнях танков Т-30 и Т-60 20-мм танковой версии авиационной артсистемы ШВАК – пушки ТНШ.

Установка вооружения (разрез по пушке ТНШ): 1 – пушка ТНШ, 2 – заслонка вентиляционного отверстия башни, 3 – стопор походного крепления маски, 4 – рукоятка поворотного механизма, 5 – коробка с патронной лентой, 6 – кронштейн коробки.

В боекомплект танка входили 154 выстрела к пушке и 2016 патронов к пулемету ДТ (32 диска). Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 830 м/с. Сам танк тоже был необычен. За счет уменьшения длины и ширины корпуса машины, несмотря на установку более мощного вооружения и усиления броневой защиты (до 13 мм), боевая масса танка снизилась до 5,32 т. Показатели подвижности и плавучести машины остались на уровне аналогичных показателей серийного танка Т-40. Но во исполнение предписания по НКВ от 25 января 1941 года пушку с танка демонтировали и передали на завод № 5, где шли работы по перевооружению бронеаэросаней для НКВД. Вскоре руководитель работ КБ Таубин был отстранен от работ и арестован, а все перспективные работы над орудием ПТ-23ТБ приостановлены. Сам танк прошел полигонные испытания, но на вооружение РККА не принимался и серийно не производился.

Как уже говорилось, с началом войны возникла острая необходимость вооружения легких танков малокалиберной пушкой, так как это решение позволяло их использовать не только для борьбы с пехотой, но и в качестве мобильных противотанковых средств. Уже 5 июля вышло указание НКВ для ОКБ № 15 об установке авиационной пушки ШВАК в башню легкого танка Т-40.




Фотографии плавающего танка Т-40 с 23-мм пушкой ПТ-23ТБ. Вид спереди и на правый борт.

Однако только в начале августа эта задача была в первом приближении разрешена, но не Шпитальным, а Нудельманом (заменившим в ОКБ-16 Таубина). 4 августа 1941 года был проведен отстрел 20-мм и 23-мм пушек из установки, разработанной ОКБ-16, который дал в целом положительные результаты, но сами орудия имели массу отказов. Для окончания работ, согласно приказа Наркома Вооружений, танковую башню с 20-мм артсистемой передали в ОКБ-15, где занимались уже чисто артиллерийской частью и доводили ее до окончательного вида. В основу конструкции 20-мм танковой пушки была положена авиационная (крыльевая) ШВАК, в которой ствол заимствовался от мотор-пушки, тяга перезаряжания – от турельной, а спусковой механизм и затыльник сделаны заново.

Несмотря на то, что теоретически 20-мм пушка, получившая 1 января 1942 года индекс ТНШ-1 или ТНШ-20 (танковая Нудельмана- Шпитального) была близка по ТТХ к немецкой пушке KwK38, практическая мощность ее выстрела оказалась слабой, что определялось применением в пушке ТНШ/ШВАК гильзы с пороховым зарядом от 12,7-мм пулемета. Бронепробиваемость орудия, даже с учетом применения сердечника из карбида вольфрама, была довольно высокой, но заброневое действие снаряда оставляло желать лучшего. Чаще всего обстрелянный очередью из ТНШ немецкий танк, бронеавтомобиль или бронетранспортер, уходили из боя неповрежденными, если осколки сердечника не задевали баков или механика-водителя. Малым было и разрывное действие снаряда.



Схема монтажа реактивной установки БМ-8-24 на базе легкого танка Т-40С.

Характеристики артсистемы ТНШ были следующими: калибр – 20 мм, длина ствола – 82,4 калибра, начальная скорость бронебойного снаряда – 817 м/с, масса бронебойного снаряда – 96 грамм, углы вертикального наведения варьировались в пределах от -5° до +27°, табличная дальность стрельбы – 2500 м, предельная дальность стрельбы – 6800 м, вес качающейся части – 68 кг, практическая скорострельность – 200 выстрелов в минуту. Бронебойным снарядом с сердечником из карбида вольфрама при начальной скорости 817 м/с артсистема с 50 м пробивала 25 мм броню, а со 100 метров – 18 мм броню.

При стрельбе использовался телескопический прицел ТМФП-1. Для наводки спаренной установки использовались механизмы наводки, заимствованные у танка Т-40 – шестеренчатый механизм поворота башни (справа от установки) и винтовой подземный механизм (слева от установки).

Конструкция механизмов спусков пушки и спаренного пулемета была аналогична конструкции механизмов спусков пулеметов ДШК и ДТ, устанавливающихся на танке Т-40.

Производство 20-мм артсистем типа ТНШ началось во второй половине августа 1941 года, но орудия (в танках Т-30 и Т-60) работало из рук вон плохо и потому до зимы его производство шло крайне неритмично. Лишь 5 декабря 1941 года доведенная артсистема была принята на вооружение.

Выпуск же самих машин Т-40С начался во второй половине июля 1941 года. На этих танках использовали корпуса плавающих Т-40 с нишей для гребного винта. Начиная с августа 1941 года кормовой лист корпуса стали делать прямым, без ниши винта, а за счет массы ликвидированных водоходных агрегатов увеличили, хотя и незначительно – до 15 мм, толщину лобового и бортового листов корпуса и до 20 мм – брони подбашенной коробки, бортов башни и маски спаренной установки [* Впоследствии эта модификация танка получила название Т-30.]. На Т-30 облегчили управление бортовыми фрикционами и их обслуживание: вместо кулачковых отводок ввели шариковые – знаменитые «слезки», как на Т-34. На некоторых машинах в ходовой части вместо штампованных дисков опорных катков использовались литые спицованные опорные катки с наружной амортизацией. Близость топливных баков составляла 206 л, запас хода танка по шоссе достигал 300 км.



Легкий неплавающий танк модели Т-30, вооруженный 20-мм модификацией пушки ШВАК/ТНШ во время испытаний. 1941 год.



У танка Т-30 в отличие от машин Т-40 и Т-40С был спрямлен кормовой лист, что хорошо видно на схеме бронирования и фото (вид сзади) этого танка.

Конструкция корпуса, применительно к условиям военного времени, стала более рациональной и полностью сварной из гомогенной (однородной) брони. Но в целом конфигурация его не изменилась, машина оставалась такой же высокой, как и Т-40, что повышало ее уязвимость на поле боя. По своей бронезащищенности новая модификация не уступала распространенному в РККА 10-тонному Т-26 и имела более высокую среднюю скорость по местности. Так как этот вариант танка носил заводской индекс 030, то его иногда полуофициально именовали Т-30. Такие танки в документах завода № 37 проходили как Т-30, такой же индекс они имели в войсках, хотя популярной эта марка не стала.

Военно-исторический музей бронетанкового вооружения и техники (п. Кубинка Московской области) имеет в составе своей экспозиции легкий танк Т-40С, снимки которого представлены в настоящем издании



Легкий танк Т-40С в различных ракурсах. Представлена фактически опытная машина с 20-мм пушкой ТНШ и 7,62-мм пулеметом ДТ. На подавляющее большинство серийных танков этой модификации монтировался только 12,7-мм крупнокалиберный пулемет ДШК с 7,62-мм пулеметом ДТ.



Кормовая часть легкого танка T-40C. Несмотря на то, что ниша для водоходного оборудования осталась, винто-моторная группа и рули для управления подобным танком при движении на воде уже не устанавливались.



Легкий танк Т-40С. Виды на башню и переднюю часть легкой боевой машины. Волноотбойник, являющийся необходимой частью водоходного оборудования Т-40, также отсутствует.


Военно-исторический музей бронетанкового вооружения и техники (п. Кубинка Московской области) имеет в составе своей экспозиции легкий танк Т-30, снимки которого представлены в настоящем издании


Общие виды легкого танка Т-30. Эта машина штатно вооружена 20-мм пушкой ТНШ и 7,62-мм пулеметом ДТ. Опорные катки и ленивец на представленном образце литые.



Легкий танк Т-30, находящийся в служебном помещении музея после демонстрационного марша. Боевая машина еще не помыта, поэтому ходовая часть танка несколько загрязнена.



Вид из люка на открытую башню танка Т-30. Просматриваются элементы казенной части артсистемы и другое оборудование боевой машины.



Нанесение цифрового номера на тыльной стороне башни было очень характерным для тактической идентификации танков Красной Армии в первые месяцы войны. Предполагалось, что номер будет виден только «своим»: поддерживающим сзади танки пехоте и артиллерии, а для врага боевые машины, атакующие его позиции, не будут ничем выделяться. Но оказалось, что в быстро изменяющихся условиях боя подобное тактическое обозначение прежде всего малозаметно для своих войск.

Легкий танк T-40C одной из бригад Западного фронта. На задней стороне башни нанесена цифра «1». Июнь 1941 года.



Легкий танк Т-30 с тактическим номером «63». Машина имеет трехцветный камуфляж, что характерно для Северо-Западного ТВ Д. Ленинградский фронт, 54-я армия, сентябрь 1941 года.


Легкий танк Т-40С, принадлежащий одной из бронетанковых частей Западного фронта. На башне красной краской сделана надпись: «За Сталина». Сам танк камуфлирован смывающейся побелкой. Предположительно 5-я армия, начало 1942 года.


Легкий танк T-40C, имеющий на борту корпуса неизвестное тактическое обозначение, нанесенное черной краской. Сама боевая машина окрашена зеленой краской 4БО. Советско-германский фронт, первая половина 1942 года.



Чертежи легкого неплавающего танка Т-30. Представлен радиофицированный вариант с пулеметом ДШК.

В отчетах Красной Армии эти танки проходили под наименованием не только Т-30, но и Т-40.

Электрооборудование танка Т-30 было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 6 В. В качестве источников электроэнергии использовались аккумуляторная батарея ЗСТЭ-100 и генератор Г-40 мощностью 180 Вт с ременным приводом. Для пуска двигателя использовались стартер СЛ-40 мощностью 0,8 л.с. (0,6 кВт) или приспособление с заводной рукояткой.

Для внешней связи на части танков устанавливалась радиостанция 71-ТК-3, для внутренней односторонней связи – световая сигнализация.

Первые машины Т-30 имели вооружение как у Т-40: 12,7-мм и 7,62-мм пулеметы в башне. Примерно со второй половины августа 1941 года на некоторых серийных Т-30 уже устанавливалась 20-мм автематическая пушка ШВАК/ТНШ с ленточным питанием (боекомплект – 750 снарядов), которая, как известно, еще находилась в стадии доработки, в спаренной установке с пулеметом ДТС (1512 патронов в 24 магазинах).




Чертежи легкого неплавающего танка Т-30. Представлен нерадиофицированный вариант с 20-мм пушкой ШВАК/ТНШ.

Экипаж танка Т-30 состоял из механика-водителя и командира танка, одновременно выполнявшего функции наводчика и заряжающего. Совместное расположение членов экипажа облегчало непосредственную связь между ними. Посадка и выход экипажа производились через два люка (один в крыше над отделением управления, другой – в крыше башни), которые закрывались откидными броневыми крышками на петлях. В днище корпуса имелся аварийный (запасный) люк для выхода экипажа из машины.

К сожалению, достаточно сложно сказать, сколько танков Т-30 было изготовлено. В отчете завода № 37 за 1941 год Т-40 и Т-30 не разделялись, а были показаны общей графой. В документах Наркомата танковой промышленности танки Т-30 и Т-40 также часто идентифицировались одинаково. В документах завода № 37 по 1 августа 1941 года было изготовлено 44 танка Т-40С, а по документам автобронетанкового управления – 45. По другим архивным документам с июля по сентябрь 1941 года было выпущено 136 танков Т-40С. Всего же в 1941 году было изготовлено 443 танка трех разновидностей: Т-40, Т-40С, Т-30. На этом история производства этой боевой машины кончается. Уже 15 сентября 1941 года завод № 37 выпустил первую серийную машину Т-60, а 9 октября последовал приказ об эвакуации из Москвы. 26 октября производство было остановлено и предприятие эвакуировалось в Свердловск.

В Свердловске из «московского» задела деталей (работа началась 15 декабря 1941 года) собрали еще 20 танков Т-30 и Т-60, которые прошли по улицам города 1 января 1942 года, предварительно проведя отстрел своего оружия на специально построенном полигоне. Далее в серийном производстве остался только танк Т-60 и его модификации.

Осенью 1941 года на московском заводе № 733 («Компрессор») на танки Т-40, Т-40С, Т-30, как на шасси высокой проходимости, вместо башни монтировались реактивные установки залпового огня БМ-8-24 (ведущий конструктор В.А. Тимофеев). В этих установках были применены направляющие типа «балка» по типу БМ-13. Известно только количество Т-40С, предоставленных для этих целей – 44 штуки.

При ремонте самих танков Т-30, 40, 40С, особенно с января 1942 года (на 1.01.42 года в ремонте находился 41 танк из этого семейства) все восстановленные машины получали на вооружение 20-мм пушку ТНШ-1 (ТНШ-20).

В конце 1941 года и по февраль 1942 года на московском вагоноремонтном заводе НКПС имени Войтовича было построено 7 легких разведывательных бронедрезин с использованием корпусов и башен подбитых танков Т-40, которые уже не подлежали полноценному восстановлению. На некоторые корпуса поставили башни от танков Т-26. В качестве основы – шасси – использовались двухосные мотовозы типов Уа (двигатель ГАЗ-А) и М 3/2 (двигатель ЗиС-5).

Оглавление книги


Генерация: 0.128. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз