Глав: 11 | Статей: 52
Оглавление
Предлагаемая вниманию читателей издание представляет собой одну из первых удачных попыток дать объективную картину развития в нашей стране такого вида индивидуального автоматического оружия, как автоматы. До настоящего времени большинство значимых фактов и событий, представляющих интерес для исторического анализа, были засекречены. Книга «История русского автомата» подготовлена на основе работы автора со значительным количеством отечественных и зарубежных источников, в том числе ранее недоступных документальных и архивных материалов Министерства обороны и Министерства оборонной промышленности. Поэтому она будет весьма полезна как объективное историческое исследование не только специалистам в области средств ближнего боя, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей стрелкового оружия, его настоящим и будущим.

Прим. OCR: Издание интересно еще и тем, что в нем подробно описываются все модели стрелкового оружия представленного на конкурсы, достоинства и недостатки, порядок испытаний и снимают многие мифы накопившиеся в этой области.

ГЛАВА 14 Дальнейшее совершенствование АКМ

ГЛАВА 14 Дальнейшее совершенствование АКМ



7,62-мм автомат Калашникова АКМС с откинутым прикладом и облегченным магазином из алюминиевого сплава Д16АБМ.

Однако и после принятия на вооружение модернизированного автомата Калашникова в начале шестидесятых годов доводка его конструкции до оптимальных параметров продолжалась. Основными направлениями совершенствования автоматов Калашникова в 1960-х гг. являлось внедрение новых технологий, упрощение и удешевление его производства за счет использования нетрадиционных материалов, и в частности легких металлических (алюминиевых и титановых) сплавов и пластмассы.

Уже в начале шестидесятых годов конструкторы-оружейники и инженеры-технологи Ижевского машиностроительного завода вплотную приступили к работам по внедрению в производство своего оружия прогрессивных технологий: получения облегченных заготовок методом литья по выплавляемым моделям, спекания порошкового материала, объемной чеканки, профильного проката, прессования и т. п. С помощью Ижевского филиала Технологического института завод № 74 смог перевести производство ряда деталей на порошковую металлургию, в том числе: шептало одиночного огня, задний запел магазина, несколько деталей штык- ножа. В то же время конструкторская группа М.Т. Калашникова провела большой комплекс работ, направленных на повышение эксплуатационной долговечности узлов и деталей. В том числе, это относилось к упрочению вкладыша ствольной коробки, одной из наиболее ответственных деталей узла запирания, в которой крепился ствол и где имелись боевые уступы для сцепления с затвором. Наряду с этим, упрочнению подвергся ряд деталей (крышка ствольной коробки, кожух, затылок приклада), которые изготавливались штамповкой из стального тонкого листа. Этого удалось достичь использованием для их изготовления более качественной низколегированной стали 40РА. Наряду с этим, Ижевский филиал технологического института, совместно с технологической лабораторией — Ижмаша-, проводил значительные работы по совершенствованию производства стволов — основной детали стрелкового оружия, которая определяет его боевые качества, непосредственно влияет на эффективность стрельбы. Посте ряда исследований отечественным технологам удалось добиться снижения толщины хромирования канала ствола (без снижения сто живучести и ухудшения коррозионной стойкости покрытия) до 0,04-0,06 мм в автоматах АКМ. В то же время, до конца 19б0-х гг… наиболее трудоемким продолжал оставаться процесс производства нарезов в канале ствола, который осуществлялся по технологии дорнирования, т. е. образование нарезов происходило за счет пластической деформации металла в процессе проталкивания через гладкий ствол специального инструмента — конического пуансона (дорна) со спиральными выступами на его наружной поверхности. Если технология дорнирования стволов по своей простоте и высокой производительности вполне устраивала отечественных оружейников в 1940-х — начале 1960-х гг., то уже к середине шестидесятых годов она начинала все более и более тормозить переход изготовления автоматов Калашникова к совершенным технологиям, поскольку не полностью обеспечивался максимальный уровень повышения автоматизации производства. Один из ведущих отечественных специалистов в этой области — А. А. Малимон, обобщая опыт Ижевского машиностроительного завода по внедрению новейших технологий в процесс формообразования нарезов ствола в автоматах АКМ. писал: «Автоматизация ствольного производства требовала снижения веса заготовок и сокращения операций по механической обработке детали с исключением свойственных лорнированию напряжений в металле, и что не менее важно, исключения необходимости многочисленных исправлений кривизны ствола ручными правками, обусловленной, в первую очередь, деформацией металла заготовки в процессе проталкивания дорна». Еще в середине 1950-х гг. технология лорнирования была усовершенствована советскими конструкторами и инженерами-технологами путем внедрения в этот процесс электрохимической обработки металла и электрогидравлического нарезания стволов. Однако если подобные процессы оказались приемлемыми для стволов калибра 7,62 мм, то для оружия меньшего калибра, над исследованием которого начали в то время работать отечественные конструкторы этого было явно недостаточно. По этому работы по выбору более совершенных технологий продолжались. Еще раз вернемся к воспоминаниям Малимона: «Необходимость этих поисков обусловливалась практической потребностью, так как нарезание стволов малого калибра с высокими требованиями по чистоте поверхности и точности канальных размеров применением существующих технологических методов значительно усложнилось. И особо резкой форме технологические трудности проявили себя при сверлении и последующей обработке глубоких отверстий малого диаметра. Выход из положения открывал метол получения нарезов ротационной холодной ковкой (редуцированием) с применением специальных ковочных машин. В конце 60-х голов этот метод вступил в технологическое соревнование с электрохимическим способом нарезания стволов. Широкое применение редуцирования в массовом производстве стволов наступило в 1970-х годах, когда малый калибр оружия стал уже практической реальностью». Закупка в 1971 г. у австрийской машиностроительной фирмы СРМ нового производственного оборудования для советских оборонных предприятий, и в частности горизонтально-ковочных машин 5НК-100 способствовала переводу производства стволов стрелкового оружия с метода дорнирования на редуцирование. Только после введения этого оборудования в эксплуатацию на Ижевском машиностроительном заводе в 1972 г. полностью был осуществлен автоматизированный процесс изготовления стволов автоматов АКМ с готовыми нарезами и патронником. Причем качество изготовления изделий на новом оборудовании было настолько высоким, что для доводки ствола уже не требовалось дополнительной механической обработки. Изготовление канала ствола методом редуцирования с одновременным формообразованием патронника снизило трудоемкость изготовления стволов по сравнению с предыдущим методом лорнирования канала ствола с обработкой патронника на металлорежущих станках более чем на 40 %, при этом качество изготовления, боевые характеристики и живучесть стволов остались на том же уровне, что и раньше. Все это способствовало выполнению основной задачи, поставленной перед группой Калашникова, — добиться снижения трудозатрат по изготовлению АКМ с 21 до 15.5 нормо-часов на одно изделие.



7.62-мм автоматы Калашникова АКМС — личное оружие экипажей транспортно-боевых вертолетов Ми-8МТ. Афганистан. 1984 г.


Илл. 228. Магазины к 7.62-мм автоматам Калашникова АК/АКМ: слева направо: стальной к АК. стальной модернизированный к АК, облегченный из алюминиевого сплава Д16 АБМ к АКМ. пластмассовый из стекловолокнита АГ-4В к АКМ. предложен взамен стандартного из стального листа 0,7 мм, весившего 334 г. Однако служебная прочность подобных магазинов, с ребрами жесткости на боковых стенках оказалась недостаточной, и даже незначительная его деформация вызывала задержки в подаче патронов, а сам сплав характеризовался малой коррозионной стойкостью.


7,62-мм автомат Калашникова АКМ с компенсатором. 1963–1975 гг.


На учениях с оружием Калашникова. 1967 г.


Обучение стрельбе из автомата АКМ. 1961 г.

Интенсивные поиски более легких и в то же время прочных в эксплуатации материалов были продолжены. М.Т. Калашников, впоследствии вспоминал: — В свое время перед нами встала задача замены деревянных частей автомата. В том числе и… — перейти на пластмассовый приклад. Доводы в пользу такого решения были довольно вескими: мы переходили на материал, из которого можно было изготовлять приклад методом прессования. В те годы прочной литьевой пластмассой мы не располагали. Правда, осторожные голоса предупреждали нас, что пластмасса имеет свойство сильно нагреваться на солнце и не очень приятна при обращении с ней на морозе. Однако мы все-таки изготовили партию автоматов с пластмассовыми прикладами (изготовленных из стекловолокнита АГ-4В светло-коричневого цвета. — Прим. автора) и отравили в войска, как всегда, на жаркий юг и в Сибирь… Вскоре пришли первые отрицательные ответы… вот что сообщали из Средней Азии: на солнце пластмасса раскаляется так, что в руки не возьмешь. Из Сибири о другом информировали: на холоде щека к прикладу липнет, невозможно прислонить, так, что выходит мы поторопились в погоне за внедрением прогрессивного материала. Обладая хорошими механическими свойствами эти термопласты (термонеобратимые сорта пластмассы) кроме того, оказались малотехнологичными. Поэтому конструкторы вновь были вынуждены вернуться к дешевой клееной фанере, имевшей достаточную прочность и влагоустойчивость. Но все-таки эти работы, правда несколько позже, дали определенный результат. Так. кроме пистолетной рукоятки автомата из ударопрочной пластмассы для АКМ (в то же время, в АКМС были оставлены деревянные рукоятки управления огнем), сл али выпускать и более дешевые и легкие магазины, пришедшие на смену металлическим. Использование пластмасс для изготовлении магазинов взамен их производства из листового металла привело к ликвидации целого ряда технологических операций (штамповка, сварка), что сразу же принесло как серьезную экономическую выгоду, так и в определенной мере облегчило само оружие, поскольку магазины с пластмассовыми корпусами были легче стальных — на 130 г., и тяжелее алюминиевых, только на 20 г. В то же время по служебной прочности новые магазины превосходили магазины предыдущих моделей. Однако этим доработка магазинов не завершилась. В 1967 г. новые пластмассовые магазины были еще раз усовершенствованы, теперь за счет введения в их конструкцию армированных стальными пластинами загибов. а также переднего и заднего зацепов магазина, что повысило эксплуатационную долговечность этих изделий более чем в 4 раза.

Одновременно с этим значительным изменениям подверглась конструкция штык-ножа, получившего индекс 6x4. Пластмассовые течки штык-ножей 6x3 из волокнита были заменены более прочным монолитным корпусом из стекловолокнита АГ-4С, который удерживался на рукоятке металлическим наконечником с соединительным винтом. На рукоятке спереди имелось кольцо и выступ для присоединения к дульному тормозу-компенсатору и запеп;ш1 ремня, а сзади на наконечнике — продольные пазы для надевания на прилив, смонтированный на упоре газовой камеры автомата и защелка. Кроме того пластмассовые ножны штык-ножа также были упрошены, и стали производится без резиновых наконечиков, поскольку новый сорт пластмассы штык-ножа 6x4 являлся электроизолятором, и их можно было использовать для резки проволоки под напряжением без применения каких-либо дополнительных изолирующих устройств с помощью выступа-оси, служившего упором для ограничения штыка-ножа при резке проволоки. Масса штыка 3-го образца с ножнами — 0,49 кг.

Поскольку основная задача стоявшая перед советскими конструкторами-оружейниками — повышение стабильности стрельбы и повышения меткости боя АКМ так и не была полностью решена, то помимо ижевчан его усовершенствованием занимался и головной по разработке стрелкового вооружения и средств ближнего боя в системе Министерства оборонной промышленности — научно-исследовательский институт № 61 (впоследствии известный как Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ).

После длительной отработки, инженер этого НИИ В.С. Якушев разработал теорию динамической устойчивости автоматического стрелкового оружия. Он же выдвинул идею уникального дульного компенсатора, который позволил бы улучшить устойчивость автомата Калашникова, существенно повысив его кучность боя при стрельбе очередями из неустойчивых положений: на ходу, стоя, с колена.

Цилиндрический кососрезанный насадок имел спереди выступ со срезом, направленным под углом 30° по вертикали вниз — вправо, в сторону, противоположную направлению углового смешения оружия. Внутри выступа была сделана проточка, образующая компенсационную камору и буртик. Закрепленный резьбовой посадкой, он удерживался фиксатором на дульной части ствола. После вылета пули из канала ствола пороховые газы, попадая в компенсационную камеру, создавали избыточное давление, которое отклоняло дульную часть автомата в сторону выступа (влево-вниз), что резко уменьшило «подскок» оружия под действием отдачи и в 2,5 раза увеличило кучность стрельбы из положения стоя. Так, рассеивание при стрельбе на дальность 800 м из АКМ короткими очередями из устойчивых положений, лежа с упора или стоя из окопа, с компенсатором (но только при стрельбе с правого плеча) стало составлять 0,64-0,9 м.



Штык-нож 6x4, установленный на дульной части ствола 7.62-мм автомата Калашникова АКМ.


Дульная часть ствола с компенсатором 7,62-мм автомата Калашникова АКМ.

Наряду с введением в конструкцию автомата АКМ замедлителя курка, создание дульного компенсатора наиболее эффективно помогло решить вопрос' устойчивости модернизированного автомата Калашникова при автоматической стрельбе. Хотя в исследованиях, проводившихся в 1962–1963 гг., было зафиксировано, что: «При относительно большом импульсе отдачи 7,62-мм патрона образца 1943 г. возможности существенного уменьшения рассеивания пуль при автоматической стрельбе из автомата АКМ за счет улучшения его конструкции весьма ограничены и не позволяют получить кучность боя при стрельбе из неустойчивых положений в требуемых пределах». Для окончательного решения этого приоритетного, для любого образца стрелкового оружия, вопроса отечественным оружейникам предстояло потратить еще немало времени и сил.

В 1962 г. автоматы АКМ, предназначенные для вооружения разведывательно-диверсионных частей специального назначения и подразделений войсковой разведки получили более совершенный и пропой вариант прибора для беззвучно-беспламенной стрельбы — ПБС-1 (индекс 6412), разработанный в НИИ-61. Новый прибор отличался от ПБС корпусом, представлявшим собой полый цилиндр, в котором помещались сепаратор с 10 перегородками и резиновый обтюратор. Для предотвращения смещения перегородок сепаратора между ними на трех стержнях были размешены цилиндрические втулки.

Перегородки и втулки соединялись между собой стержнями с помощью переднего и заднего колец. В этих кольцах и перегородках имелись отверстия для прохода пуль. Обтюратор удерживался в продольном пазу головки прибора с помощью фиксатора. На наружной поверхности кожуха имелась резьба для соединения кожуха с головкой, служившей для закрепления прибора на автомате и выпуска лишних пороховых газов из канала ствола. Для предотвращения самоотвинчивания кожуха на его наружной поверхности была приклепана защелка в виде пластинчатой пружины. Назначение, принцип действия и боевые свойства прибора ПБС-1 были аналогичны ПБС.

В середине 1960-х гг. перед советскими оружейниками была поставлена задача разработки индивидуального гранатометного воружения пехотинца. которое бы позволяло вести эффективную борьбу с живой силой противника на дистанциях, соизмеримых с дальностью стрельбы из автоматического стрелкового оружия. Подобное решение о создании подствольного гранатомета было вызвано тем, что на Западе существовавшие в то время многочисленные образцы штурмовых винтовок (G.3; FN FAL; StG.57 и другие), обладая гранатометами-насадками могли использоваться для отстрела наствольных винтовочных гранат. Однако их конструкция имела ряд существенных недостатков, и в том числе: невозможность ведения огня из винтовки при установленной гранате; необходимость наличия в носимом боекомплекте специальных гранатометных (холостых патронов) для отстрела гранат.

Уже в 1966 г. молодой инженер ЦКИБСОО В.В. Ребриков для увеличения эффективности стрельбы из автомата АКМ сконструировал первый советский подствольный дульнозарядный гранатомет-мортирку ТКВ-048. В соответствии с ТТТ ГРАУ в апреле 1967 г. были начаты ОКР по разработке «стреляющего устройства и выстрела с осколочно-кумулятивной гранатой к 7,62-мм модернизированному автомату Калашникова», получившие шифр «Искра». Осколочно-кумулятивная граната должна была иметь бронепробиваемость не менее 90 % пробитий под углом 60° от нормали, брони — не менее 30 мм. Впоследствии это требование было снижено и бронепробиваемость должна была составлять 30 мм под углом 45° от нормали. В течение трех лет продолжалась отработка подствольного гранатомета конструкции Ребрикова ТКБ- 048 и его модификации ТКВ-048М. Он представлял собой нарезное стреляющее дульнозарядное устройство с длиной ствола 140 мм, позволявшее вест и прицельную стрельбу навесным огнем на дальности от 50 до 400 м, т. е. от максимального броска ручной гранаты до минимальной дальности стрельбы из миномета. Конструктор ЦКИВСОО К.В. Демидов создал под него осколочно-кумулятивную гранату ТКВ- 047 (ОКГ-40). Вскоре еще один тульский оружейник В.Н. Телеш начал конструировать для гранатомета «Искра» глушитель звука выстрела ТКВ-069 под индексом «Факел».



7,62-мм автомат Калашникова АКМ с прибором для бесшумно-бестшменной стрельбы ПБС.


Прибор для бесшумно-беспламенной стрельбы ПБС-1. смонтированный на 7.62-мм автомате Калашникова АКМ.

Гранатомет монтировался под стволом автомата АКМ/АКМС на узле крепления штык-ножа. Для стрельбы навесным огнем на дальности 60–80 м с углами возвышения 80–85° гранатомет имел специальное крановое устройство, которое позволило снижать начальную скорость гранаты до 55 м/с. Другой особенностью «Искры» было то, что дульные срезы гранатомета и автомата находились на одном уровне, позволяя, таким образом, контролировать положение оружия при стрельбе из амбразур и не мешать велению стрельбы надкалиберными боеприпасами. «Искра» помимо штатной гранаты ОГК-40 допускала стрельбу и головной частью гранаты ПГ-7 (от РПГ-7). Однако гранатомет «Искра» и осколочно-кумулятивная граната ОКГ-40 не выдержали проведение полигонных испытаний в июле-декабре 1970 г., а их доработка из-за большого количества нареканий к обоим изделиям ЦКИВСОО была признана нецелесообразной. К гранатомету-мортирке высказывались многочисленные претензии, и в том числе: к сложности прицеливания из «Искры» и резкому изменению боя автоматов с присоединенным к ним гранатометом (до 3 тысячных дистанции); значительной отдаче комплекса при стрельбе из гранатомета, в 5 раз превышавшую энергию отдачи при стрельбе из АКМ штатными патронами. Столь сильная отдача приводила к невозможности ведения огня из гранатомета с упором приклада автомата в плечо. Из-за некоторых ошибок и конструкции во время стрельбы из гранатомета с открытым крановым устройством на дистанцию до 150 м с углами возвышения 50–70° у части гранат наблюдалось нарушения полета. Они падали на грунт боком или задом-наперед, что приводило к срабатыванию взрывателя гранат не от ударного действия, а от самоликвидатора. снижая таким образом эффективность осколочного действия боеприпаса по цели. Кроме того, ГРАУ не устроила и бронепробиваемость новых гранат. Результаты испытаний показали, что гранаты ОКГ-40 при стрельбе по 30-мм бронеплите под углом 45° по нормали обеспечивают только 33–57 % пробитий. Поэтому работы над темой «Искра» в начале 1971 г. окончательно прекратили, но сама идея создания эффективного средства ближнего боя, каким зарекомендовал себя подавальный гранатомет не была забыта. Через несколько лет она нашла свое более совершенное воплощение в другом тульском подавальном гранатомете ГП-25, созданном по теме ОКР «Костер- конструктором ЦКИБСОО В.Н. Телешем.

В начале 1970-х гг. в ЦНИИТОЧМАШ для вооружения частей и подразделений специального назначения Г.Н. Петропавловым был создан еще один автоматно-гранатометный комплекс, известный под шифром «Тишина», предназначенный для скрытого поражения живых и легкобронированных целей на дальностях до 300 м. Он представлял собой автомат АКМС с прибором для беззвучно-беспламенной стрельбы — ПБС-1 и установленный на нем бесшумный гранатомет БС-1.

Принципиально новым видом специального оружия стал дульнозарядный 30-мм бесшумный гранатомет, рассчитанный на стрельбу кумулятивной гранатой. Он монтировался под стволом автомата АКМС на узле крепления штык-ножа. Запирание канала ствола гранатомета производилось продольно-скользящим затвором. Предохранитель располагался в задней части спусковой скобы. При включении он ограничивал движение спускового крючка назад. Наведение автоматно-гранатометного комплекса на цель осуществлялось с помощью комбинированного рамочного прицела, установленного на прицельной колодке автомата и мушки. Прицельная дальность стрельбы из гранатомета БС-1 составляла 300 м, а автомата АКМ с ПБС-1 — 400 м. Для веления стрельбы в ночных условиях на целике и мушке прицельных приспособлений были нанесены светящиеся точки. Глушение звука выстрела из гранатомета достигалось оригинальной конструкцией его ствола. В нем был смонтирован специальный поршень, который при выстреле наряду с метанием гранаты, одновременно блокировал истечение пороховых газов внутри ствола, т. е. производства выстрела осуществлялось в переменно-замкнутом пространстве (с механической отсечкой звука и пламени). К одной из особенностей гранатомета БС-1 относилось наличие в пистолетной рукоятке управления огнем отъемного 5-зарядного магазина для вышибных патронов, которыми производился отстрел гранат. Вышибной патрон был создан на базе гильзы 7,62-мм холостого патрона обр. 1943 г. Граната фиксировалась в стволе тремя пластинчатыми пружинами. 30-мм кумулятивная граната стабилизировалась в полете за счет вращения. При начальной скорости примерно 100 м/с граната обладала пробиваемостью стальных плит толщиной 10 мм. Общая масса автоматно-гранатометного комплекса составляла 5,93 кг. Масса автомата АКМС с ПБС-1 без гранатомета-4,15 кг.



В штыки с автоматом АКМ. 1971 г.

Многолетние колоссальные усилия множества советских конструкторов-оружейников. инженеров-технологов, и в первую очередь самого Михаила Тимофеевича Калашникова в конечном итоге дали свои результаты. Исключительно высокие боевые качества автомата, завершенность его формы, простота и изящество его узлов и деталей, компактность и удобство удержания при стрельбе и переноске, а также неприхотливость, надежность в работе и долговечность конструкции сделали это оружие одним из лучших образцов пехотного автоматического оружия XX века.

Значительные потребности Советских Вооруженных сил, в бесспорно отличном оружии, а также его высокая репутация во всем мире в немалой степени повлияли и на поистине гигантские объемы его производства. За 16 лет, с 1959 по 1975 г., советскими оружейными заводами было выпущено 10 278 300 шт. автоматов АКМ/АКМС, причем только за годы девятой пятилетки (1971-75 гг.) оборонная промышленность СССР произвела 3 955 900 автоматов Калашникова.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.168. Запросов К БД/Cache: 0 / 0