Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
В документально-художественной книге известного немецкого публициста разворачивается полная драматизма история германского подводного флота в период Второй мировой войны. Основываясь на большом количестве источников, автор рассказывает о малоизвестных и практически незатронутых в литературе ее сторонах. В частности, он уделяет большое внимание судьбам знаменитых асов-подводников.

Книга написана живым, ярким языком и рассчитана на широкий круг читателей.

Гибель танкеров

Гибель танкеров

У причалов Бостонского порта жались друг к другу бортами множество транспортов-сухогрузов, танкеров, эсминцев и кораблей эскорта. С британского вспомогательного крейсера контр-адмирал приказал дать сигнал: «Выбрать якоря! Сформировать конвой!»

Лес мачт заколыхался. Корабли один за другим поднимали якоря и на малом ходу медленно направлялись к разбитому на сектора рейду. Несколько дней капитаны кораблей и командиры групп — англичане, норвежцы и ходившие под панамским флагом греки — непрерывно совещались в кают-компании флагмана, пока, наконец, контр-адмиралу не удалось убедить их сосредоточить все 19 танкеров в середине конвоя. Перевозившие важнейшее стратегическое горючее нефтеналивные суда подвергались наибольшей опасности. Даже если корабль после торпедирования не тонул сразу, вылившееся из его трюма и растекшееся по поверхности моря горючее не оставляло экипажу ни малейшего шанса на спасение. Поэтому капитан и команда каждый раз после удачного перехода через Атлантику получали огромные денежные премии.

На кораблях эскорта громко зазвучали медные боевые горны, и караван, выстроившись походным ордером, вошел в воды Массачусетского залива со скоростью 9 узлов в час. Переоборудованный во вспомогательный крейсер сухогруз, тяжело взрывая винтами воды, вырвался далеко вперед. Конвой держал генеральный курс по широкой дуге, растянувшись на несколько миль. В одном ряду с транспортами двигались 18 кораблей сопровождения.

Эйнар Кьельсен прислонился к ограждению нижней палубы и прикрыл веки, давая отдых глазам. В небольшом красивом городе Драммен, неподалеку от Осло, у него остались жена и двое детей. Вторжение вермахта в Норвегию застало экипаж его танкера в венецианском порту Ла-Гуэйра. За это время он уже неоднократно мог покинуть «ведро с бензином» и сойти на берег где-нибудь в Мексике или США. Но Кьельсен твердо решил оставаться на борту танкера вплоть до полного освобождения его страны от гитлеровской оккупации.

Подобно ему большинство моряков из захваченных нацистской Германией стран также добровольно согласились участвовать в опасных переходах через Атлантику. В государствах — участниках антифашистской коалиции профсоюзы на весь период войны отказались от забастовок и призвали своих членов явиться в конторы для вербовки судовых команд.

Эйнар Кьельсен повернулся, откинул голову и с удовольствием подставил затылок легкому бодрящему ветерку. Пружинистым шагом подошел стюард-бразилец в неизменном черном фраке и попросил норвежца надеть спасательный жилет. Кьельсен кивнул и, выполнив просьбу, медленно прошелся по палубе. Он жадно вдохнул солоноватый, пахнущий водорослями воздух и заметил, что конвой впервые начал производить противолодочный зигзаг. Над иссиня-черной водой кружили чайки, ветер гнал небольшую волну, и палубу под ногами слегка покачивало.

Закатное солнце напоследок окрасило горизонт блеклыми красками. По небу медленно ползли темно-серые, похожие на причудливые глыбы облака. Постепенно все вокруг окуталось прозрачной, как кисея, дымкой.

— Надеюсь, видимость будет по-прежнему хорошей, — не поворачиваясь, произнес капитан третьего ранга Герике. — Как бы туман не скрыл от нас конвой.

Второй помощник ничего не ответил. Короткие крутые волны таранили борта «У-503», ветер с ревом швырял брызги на мостик.

— А ведь в прошлом рейде все было по-другому, господин капитан, — желая поднять настроение, сказал один из сигнальщиков и, прищурившись, растер кулаками глаза.

— Совершенно верно, — тоскливо вздохнул Герике. — Славные были денечки.

— В Карибском море мы несли вахту в шортах и соломенных шляпах, — продолжил сигнальщик, вдохновленный ободряющей репликой командира. — Торпедировали один пароход за другим.

Герике только неопределенно хмыкнул и хрустнул пальцами, с удовольствием вспомнив семь торпедированных за четыре дня корабля. В тех широтах можно было не опасаться появления эсминцев, готовых сбросить на подлодку серию глубинных бомб.

В шахте рубки загремели шаги, из черного зева показалась голова инженер-механика.

— Сколько мы еще продержимся? — спросил Герике.

Инженер-механик прислушался к доносившимся из открытого люка голосам и завертел головой, отыскивая в темноте командира.

— При такой скорости максимум два-три дня. Если, конечно, нам никто не поможет.

— Здесь еще оперируют четыре или пять наших подлодок. У них у всех еще полный боекомплект. Ни одна из них нам даже капли горючего не даст…

Их разговор прервал радостный вопль с кормы:

— Вижу цель!

Командир приник к окулярам бинокля и обнаружил маячившие на горизонте едва различимые черные точки. В ту же минуту первый сигнальщик закричал в полный голос со стороны форштевня:

— На траверзе танкер!

— Артрасчеты в центральный пост!

Инженер-механик стремглав прыгнул на выступ рубки и буквально провалился в люк.

— Мы почти рядом с конвоем, — удовлетворенно пробурчал командир.

Первым на мостик выскочил старший помощник и, грохоча сапогами по деревянному настилу, бросился к носовому барбету. Выбравшиеся следом комендоры принялись лихорадочно готовить орудие к бою, старший помощник дрожащими от волнения пальцами приладил к пушке прибор ночного видения и выжидающе посмотрел на командира.

— Поворот направо! Полным ходом к танкеру!

Внезапно раздался взрыв огромной силы, и ночь озарило взметнувшееся над танкером ослепительно яркое пламя. Вокруг торпедированного судна загорелась вода, покрытая выплеснувшимся из трюмов горючим. Герике понял, что танкер атаковала другая лодка.

— Стоп машина! — скомандовал он. — Как торпедные аппараты?

— Первый и второй к залпу готовы!

— Тогда по следующему танкеру, товсь!

От лодки, быстро увеличиваясь в размерах, пролегли две пенистые дорожки.

Мощный удар спрессованного горячего воздуха разорвал танкер изнутри, и он исчез в огне и клубах черного дыма.

— Слева по борту эсминец!

Командир резко повернулся и увидел стремительно надвигающийся форштевень и белые буруны вокруг него. Вспыхнул прожектор, беспорядочно шаря лучом по горящей воде. Его свет отразился в металлическом корпусе лодки.

— Погружаемся!

Выбросив облако испарений и водяной фонтан, субмарина провалилась вниз. Гул в наушниках гидроакустика заметно усилился, и вскоре все на подлодке уже отчетливо слышали шум винтов.

— Десять метров! — после долгой паузы пробормотал инженер-механик.

Он встал и почти уперся лбом в глубиномер, стрелки которого перескакивали с деления на деление.

— Пятнадцать метров!

Загрохотали первые взрывы. Каждый из них подбрасывал подлодку как консервную банку.

Следующая серия легла совсем рядом, и субмарину будто осыпало градом камней. Погас свет, и сразу же зажглись лампы аварийного освещения.

— Сообщите о повреждениях! — приказал командир, со страхом прислушиваясь к упругим ударам взрывных волн по корпусу.

Страшный треск ударил по барабанным перепонкам. Палуба рванулась из-под ног и встала дыбом, в отсеках снова погас свет.

— Вода!

Бледный свет ручного аккумуляторного фонаря выхватил из темноты побелевшие от ужаса лица и вытаращенные глаза.

— Заклинило вертикальные рули!

— Работать вручную!

Вертикальщики налегли на штурвалы, раскачивая их из стороны в сторону. Сквозь рваную дыру в соседнем отсеке хлестнула мощная струя, ударом выбросив машиниста трюмной помпы в центральный пост.

— Электролит выплескивается! — глядя куда-то мимо себя, упавшим голосом пробормотал он.

«Если вода зальет его, произойдет взрыв», — мельком подумал командир и бросил в переговорную трубу одно короткое слово:

— К всплытию!

Вскоре люди уже вплотную стояли в выходной шахте боевой рубки, повиснув друг у друга на плечах. Не успевшие проникнуть в нее толкались внизу, бессвязно выкрикивая:

— Пропустите меня!

— Я недавно женился!

— Помогите!

Крышка люка поддалась не сразу. На нее нажали руками, надавили плечами. Когда она откинулась, первый подводник пулей вылетел на мостик и замер, ослепленный заревом. Выбравшиеся следом двое тяжело перевалились через ограждение рубки и тут же оказались в полыхающем круге. Потом лодка задрала нос и свечой исчезла в покрытой огненными бликами воде.

Оглавление книги


Генерация: 0.333. Запросов К БД/Cache: 0 / 0