Глав: 16 | Статей: 61
Оглавление
Пока дискуссии о штурмовой авиации шли в высших кругах ВВС и минавиапрома, инженеры ОКБ Сухого начали прикидки будущего Су-25 в сугубо инициативном порядке, даже без ведома П.О. Сухого. «Закоперщиком» работ являлся бывший командир танка Т-34, один из самых блестящих авиаконструкторов XX века, Олег Сергеевич Самойлович. Другим «генератором идей» стал преподаватель Военно-инженерной авиационной академии им. Н.Е. Жуковского полковник И. Савченко. Аванпроект разрабатывался зачастую в домашних условиях инженерами КБ Ю.В. Ивашечкиным, Д.Н. Горбачевым, В.М Лебедевым, А. Монаховым.
С. Ивановi

Полноценный штурмовик

Полноценный штурмовик

Большинство недостатков, отмеченных в ходе первого этапа летных испытаний, устраняли в течение двух лет путем внесения изменений в конструкцию Т8-1: цельный руль направления заменили трехсекционным большей площади, увеличили размах крыла, внедрили характерные расщепляющиеся воздушные тормоза на законцовках крыла. Государственные испытания штурмовика начались 21 июля 1978 г. К этому времени на самолете был установлен прицельно-навигационный комплекс от Су-17М3 в составе навигационной системы КН-23, прицела АСП-17БС-8, доплеровского измерителя скорости сноса ДИСС-7, лазерного дальномера-целеуказателя «Клен-ПС», радиовысотомера РВ-5М. На установке ВПУ-22 смонтировали новую 30-мм двухствольную пушку АО-17А. Прототип Т8-1 был потерян в январе 1981 г. из-за превышения допустимой скорости на пикировании, летчик-испытатель А. Иванов благополучно катапультировался.

На втором прототипе Т8-2 (бортовой номер «82» желтого цвета) стояла титановая броня, новое крыло с углом стреловидности по передней кромке 19 град 50 мин и «старые» движки РД-9Б. Уже в ходе испытаний на законцовки крыла Т-8-2 поставили привычные для Су-25 гондолы с расщепляющимися воздушными тормозами (на Т8-1 воздушных тормозов нс было) и убираемыми посадочными фарами. Первый полет Т8-2 выполнил 26 декабря 1976 г. В марте самолет переоснастили двигателями Р-95Ш, которые, в отличие от первого прототипа, были установлены с углом наклона +3 град горизонту. Одновременно изменили с -5 град на +5 град угол установки стабилизатора. Самолет после доработки получил индекс Т8-2Д. Тряска концов крыла и высокие нагрузки на ручку заставили ограничить максимальную скорость значением М=0,71. Ограничение по максимальной скорости сняли после изменения конструкции предкрылков и внедрения новых законцовок крыла с воздушными тормозами большей площади.



Прототип Т-8-2


Предсерийный Т-8


В отношении срока между поступлением в строевые подразделения ВВС Советского Союза и началом экспортных поставок штурмовик Су-25 можно считать рекордсменом. Первой страной-зкспортером штурмовиков Сухого стала Чехословацкая социалистическая республика.


Т8-9, на внешней подвеске контейнер TЛ-70 «Комета» и бомба ФАБ-500. Фактически, Т8-9 стал прототипом буксировщика мишеней Су-25БМ. Работы по Су-25БМ начались в 1986 г., испытания завершились в 1989 г. Всего было построено примерно 50 самолетов Су-25БМ. Обычно контейнер с буксировочным устройством подвешивался под фюзеляжем. Если контейнер подвешивали под крыло, то для соблюдения весовой балансировки под противоположную плоскость крыла вешалась бомба.

Штурмовик создавался в достаточно сложной обстановке, он не являлся приоритетной работой для фирмы — основные силы ОКБ в то время были направлены на создание и разработку истребителя Т10 — будущего Су-27. В довершение не удавалось найти завод для серийного производства штурмовиков. Завод в Комсомольске-на-Амуре, давняя вотчина сухих, готовился строить серию Су-27, Новосибирский завод строил бомбардировщики Су-24 и имел виды на спарку Су-27УБ. Директор завод в Смоленске ждал более перспективного, по его мнению, чем штурмовик заказа на крылатые ракеты. Заинтересованность в лицензионном выпуске штурмовиков проявила Польша, но известные политические события в «братской» стране побудили руководство Советского Союза сделать правильный выбор — показать «братьям по оружию» смачный кукиш. Впрочем, заказ на самолет-солдат отхватили другие «братья»: к серийному производству стали готовить авиационный завод № 31 в Тбилиси, всегда выделявшийся на фоне других авиационных заводов «отменным» качеством своих изделий. Организация серии Су-25 в маленькой, но гордой винодельческой республике самым негативным образом сказалась на судьбе машины в постсоветский период.

Прототипы Т8-3 (бортовой номер «83» желтого цвета) и Т8-4 (бортовой номер «84» желтого цвета) строились в Тбилиси как предсерийные машины. В конструкцию третьего прототипа было внесено 148 изменений. Изменилась, в частности, установка вооружения: 30-мм пушку из подфюзеляжной гондолы перенесли в нос фюзеляжа со смещением к левому борту. В связи с установкой новой прицельной системы от Су-17М3 изменилась форма окна под оптические датчики в носовой части фюзеляжа. Створка носовой опоры шасси стала со скошенной передней гранью (на Т8-1 и Т8-2 створка была прямоугольной). На предсерийных машинах в полной мере были реализованы мероприятия, направленные на снижение уязвимости самолета от огня средств ПВО. Кабина летчика представляла собой сваренную из титановой брони толщиной 24 мм ванну. Кабина рассчитана на выдерживание 50 прямых попаданий снарядами калибра до 23 мм. Дополнительно броня установлена в районе кресла К-36Л. Броней прикрыты маслобаки, основной топливный бак и даже топливопроводы от основного бака к двигателям. Тяги управления изготовлены из титановых стержней диаметром 40 мм, которые не теряют прочности при прямом попадании 12,7-мм пули. Тяги приводов рулей высоты дублированы.



Публичное появление Т8-12 приковало к самолеты внимание специалистов. Самолет имел радиопогпащающее покрытие носовой части фюзеляжа.


Су-25 на Государственных испытаниях в НИИ ВВС в Ахтубинске. Фотокалибровочный снимок.


Т8-15 использовался для испытаний двигателя Р-195. Основное отличие штурмовиков с двигателями P-195 — длинное реактивное сопло небольшого диаметра, выступающее из основного. На мотогондолах установлены дополнительные блоки ловушек АСО-2 В. Двигатель Р-195 являлся усовершенствованным вариантом ТРД Р-95Ш. На самолете Т-8-15 воевал в Афганистане полковник А.В. Руцкой. После боевых повреждений самолет был отремонтирован и модернизирован на заводе в Тбилиси. В 1991 г. этот штурмовик демонстрировался в Париже, бортовой помер был изменен на «301» голубого цвета.


Су-25 в необычном сером камуфляже. Предположительно данная схема камуфляжа была признана неэффективной.


Посадка T8-15 после показательного полета, авиабаза Кубинка. Полет проводился в рамках подготовки к Парижскому авиасалону 1989 г. В носовой части можно разобрать дополнительные антенны радиотехнических систем, обеспечивающих самолетовождение по гражданским воздушным трассам Западной Европы. Системы установлены специально для обеспечения перелета в Париж.


Предсернйный Т8 на статических испытаниях в КБ Сухого.

Качество сборки третьего прототипа оказалось не ужасным, а ужасающим. Машина благополучно перелетела из Тбилиси в Москву, но в летных испытаниях ее задействовать не стали. Т8-3 (бортовой номер «83» желтого цвета) использовался для испытаний на выживаемость, иначе говоря, самолет расстреливали на полигоне из различных видов оружия.

Тактико-технические требования к штурмовику в очередной раз изменились весной 1977 г. Предсерийные самолеты получили крыло измененной конструкции.

усовершенствованный прицельно-навигационный комплекс. Доработки были внесены по результатам летных испытаний прототипов Т8-1 и Т8-2. Первый полет Т8-3 совершил 18 января 1979 г., Т8-4 — через три месяца. Весной 1980 г. в небо поднялся Т8-5, но уже 23 июня того же года самолет разбился из-за превышения перегрузки (7,50), летчик-испытатель Ю.А.Егоров погиб. Точную причину выхода штурмовика за пределы допуска по перегрузке установить не удалось, тем не менее конструкция планера самолета была усилена. Т8-6 (бортовой номер «86» голубого цвета) после окончания программы летных- испытаний передали в Кубинку, где проводились показы авиационной техники различным делегациям. Во время одного из таких показов, проходившего 4 июля 1990 г. при выполнении маневра на низкой высоте самолет столкнулся с землей. Летчик майор Сергей Кириллов погиб.



T8-15 я экспозиции Парижского авиасалона. Бортовой номер изменен с «15» Ha «501». Окно лазерного дальномера-целеуказателя перед публичной демонстрацией самолета было закрыто металлической пластиной.

Прототип Т8-6 предназначался для испытаний бортового стрелкового вооружения, Т8-9 — для определения летных характеристик и снятия аэродинамических параметров. На Т8-10 проверялась возможность базирования с плохо подготовленных грунтовых аэродромов, на нем же испытывалась совместимость самолета и ракетного оружия (управляемых ракет с лазерным наведением Х-25МЛ и Х-29МЛ, неуправляемых ракет С-8 в блоках Б-8М). Очень интересным пунктом программы испытаний Т8-10 являлся отстрел подвешенного задом наперед пушечного контейнера СППУ-22 (своеобразный ответ сторонникам Ил-42/102!). Прототип Т8-11 стал первым штурмовиком с бустерами в канале поперечного управления, на нем сняли ограничение по максимальной скорости, теперь машина разгонялась до 1000 км/ч. Изменили конструкцию воздушных тормозов. Четырехсекционные воздушные тормоза оригинальной конструкции ограничивали скорость пикирования значением 700 км/ч. На Т8-12 испытывалось радиопоглощающее покрытие и проверялась возможность доставки штурмовиком тактического ядерного оружия. По окончанию испытания Т-8-12 доставили в музей авиации на Ходынке. На Ходынке самолет простоял недолго — соответствующие органы быстро сообразили что музейный экспонат имеет совершенно секретное покрытие. На прототипах Т8-14 и Т8-15 стояли новые двигатели Р-19С, впервые опробованные на прототипе Т8М-1. Двигатель Р-19С представлял собой вариант ТРД Р-19Ш с уменьшенным ИК излучением. На фюзеляже ближе к хвосту устроили дополнительные воздухозаборники для отбора атмосферного воздуха, который смешивался с горячими газами двигателя. Прототип Т8-1 разбился в 1988 г. Прототип Т8-15 демонстрировался в 1989 г. на авиасалоне в Париже. Перед полетом в Ле-Бурже на Т8-15 поставили двигатели Р-95Ш, поскольку ТРД Р-95С являлись секретными.

Обозначения Т8-7, Т8-8 и Т8-13 не использовались. Все прототипы до Т8-6 несли бортовые номера по порядковым номерам прототипов, например «81» 0 первый прототип, «82» — второй. Бортовой номер самолета Т8-10 — «10», Т8-15 сначала имел бортовой номер «15», перед полетом в Париж номер сменили на «301».



После Парижского салона самолет T8-15 некоторое время использовался для испытания вооружения. В данном полете штурмовик песет неуправляемые ракеты Су-25 калибра 330 мм (на внутренних пилонах) и УР воздух-воздух Р-60МК ближнего радиуса действия (на внешнем пилоне). Антенны радиотехнических систем, установленных перед перелетом во Францию, демонтированы.


Еще один вариант вооружения T8-15 — на внутренних пилонах подвешены НАР С-240, Ha внешних — ракеты Р-60МК. ПАР С-240 предназначены для поражения ВПП и самолетов па открытых стоянках.


ПЗРК «Стингер» стали угрозой № 1 для советских самолетов, действоваших в Афганистане. Был разработан комплекс мероприятий, направленных на снижение вероятности поражения самолетов ракетами ПЗРК «Стингер». Так, на штурмовики Су-25 были установлены дополнительные блоки АСО-2В и снижено тепловое излучение двигателей.

Оглавление книги


Генерация: 0.161. Запросов К БД/Cache: 3 / 1